Рассуждение русский язык вчера сегодня завтра

Сочинение

«Русский язык еще не устоялся, и дай Бог, чтобы он еще как можно далее не установился, потому что чем больше будет он устанавливаться, тем лучше и богаче установится он».

В. Г. Белинский

С 17 по 19 сентября в Самарканде проходила международная научно-практическая конференция «Роль и место русского языка и литературы России в истории цивилизации Востока и Запада». Этот форум, собравший отечественных и зарубежных ученых-филологов, литературоведов и преподавателей-русистов, стал ярким свидетельством того, насколько сегодня богатейший русский язык значим и востребован во всем мире.

Было также отмечено, что существенным фактором все возрастающей роли русского языка послужил заключенный всеобъемлющий договор между правительствами Российской Федерации и Республики Узбекистан, экономический и политический подъем России, укрепление ее авторитета на международной арене, а также ощутимое стремление Узбекистана к более тесному сотрудничеству с Российской Федерацией во многих отраслях экономики, культуры, здравоохранения и образования.

И как бы в подтверждении этому стало выступление Татьяны Боковой, заместителя исполнительного директора Фонда «Русский мир». Надо сказать, что этот фонд был учрежден в прошлом году по указу Президента Российской Федерации Владимира Путина в целях популяризации за рубежом русского языка, являющегося национальным достоянием России и важным элементом российской и мировой культуры.

О роли и значении русского языка и литературы в своих странах рассказывали ученые из Казахстана, Саудовской Аравии, Греции, Чехии, Таджикистана, приехавшие в тот день в Самарканд. А в рамках работы конференции затрагивались такие интересные темы, как современное состояние русского языка, его положение в зарубежных странах, развитие культуры речи учителя, лингвостилистические особенности авторов, пишущих сегодня на русском языке, и многие другие.

Иную точку зрения высказывает профессор Сам ГУ Евгений Малиновский, считающий, что «опасность гибели русского языка от потока заимствований сильно преувеличена. У него есть мощные защитные ресурсы, выраженные в повседневном возникновении русских неологизмов, а также грамотно осваивании иноязычной лексики. Современный русский язык сам отторгнет все ненужное и лишнее и продолжит свои процессы нормализации». Далее профессор приводит интересные примеры, когда стремительная трансформация в обществе, политике, науке, искусстве и литературе привносит в русский язык новые слова, таких как менеджер, визажист, мерчендайзер, рокер, хакер, шейпинг и т.д. Одновременно с заимствованиями, наблюдается образование слов на русской языковой почве. Например: отсидент (о полит.заключенных), лжизнь (жизнь, прожитая по лжи), мерсюк (мерседес), лапшемет, ерундоносный, пофигист и другие.

13 стр., 6173 слов

‘Серебряный век’ российской музыкальной культуры

... теме «"Серебряный век" российской музыкальной культуры» послужили базовая учебная литература, фундаментальные теоретические труды крупнейших мыслителей в рассматриваемой области, статьи и обзоры в специализированных и периодических изданиях, посвященных тематике «"Серебряный век" музыкальной культуры», справочная ...

Кстати, по исследованиям польского филолога Хомко Йоланты из Белостокского университета, именно «публицистика особенно интенсивно отражает быстрый темп развития общества, поэтому она охотно использует новые языковые явления, в том числе и заимствованную лексику… Еще не отмечены в словарях такие термины, как сим-карта, ботокс, боулинг, фэйс-контроль, юзер и прочие».

Анализом русских СМИ занимается и профессор Уральского технического университета Татьяна Попова. В своей работе, посвященной графодериватам, она приводит многочисленные примеры лексических новообразований «кентавроподобного», поликодового типа, которых особенно много получается вследствие языковой игры в разговорной и художественной речи. Web-сайт, PR-компания, Муз-Film, Точки.Ru, БУШечное мясо, КАННай отсюда, Голливуд, На100ящие сейфы, STARость не радость – вот только малый перечень графодериватов, встречающихся в качестве как самостоятельных понятий, так и в заголовках статей и рубриках в российских печатных изданиях.

На форуме были подняты и проблемы, связанные с качественным преподаванием русского языка. Так, филолог С. Р. Джуманиязова из Ургенча в своем докладе отметила:

— Коммуникативная несостоятельность многих выпускников вузов наглядным образом подтверждает тот факт, что в последнее время в обществе резко снизился уровень владения устной речью. Сегодня мы наблюдаем огромное количество нарушений норм литературного языка, которые допускают СМИ (в том числе и телевидение), политики, адвокаты, учителя школ и преподаватели вузов. В их речи очень часто фигурируют жаргонизмы, просторечные слова, современный неоправданный молодежный сленг, различные неуместные заимствования из других языков. Все перечисленной требует незамедлительного обучения преподавателей устной русской речи, чему в базовом курсе русского языка образовательных учреждений уделено очень мало внимания.

Подводя итоги международной конференции, все участники пришли к единому мнению, что на сегодняшний день главная задача русиста в любом учебном учреждении – это помочь обучающимся с помощью русского языка постигнуть систему миропонимания народа, его философию, психологию, историю и духовную культуру в целом. Ведь без культуры невозможно жить в мире и согласии, а без сохранения языков нельзя сформировать общество с высоким уровнем духовности.

Сочинение рассуждение на тему русский язык вчера сегодня завтра

Судьба русского языка – тема, которая не может оставить равнодушным ни одного словесника. Очевидно, что язык существенно изменяется прямо на глазах нашего поколения. Радоваться этому или огорчаться? Бороться с изменениями или принимать их? Приглашаем к разговору всех наших авторов и читателей.

Русский язык — вчера, сегодня и завтра

Десять–двадцать лет — ничтожный срок для развития языка, но в истории бывают такие периоды, когда скорость языковых изменений значительно увеличивается. Так, состояние русского языка в семидесятые и девяностые годы может служить прекрасным подтверждением этого факта. Изменения коснулись и самого языка, и в первую очередь условий его употребления. Если использовать лингвистическую терминологию, то можно говорить об изменении языковой ситуации и появлении новых типов дискурса. Общение человека из семидесятых годов с человеком из девяностых вполне могло бы закончиться коммуникативным провалом из-за простого непонимания языка и, возможно, несовместимости языкового поведения. В качестве подтверждения достаточно указать наиболее заметное, хотя и не самое интересное изменение: появление огромного количества новых слов (в том числе заимствований) и также исчезновение некоторых слов и значений, то есть изменение русского лексикона.

8 стр., 3532 слов

Место русского языка среди других языков мира

... реферата: разобраться, какое место русский язык занимает в мире среди других языков. Задачи: исследовать историю возникновения языков, проследить формирование семей, а также не основе статистических данных определить, есть ли у русского языка ...

Очевидно, что и сами языковые изменения, и их скорость в данном случае вызваны не внутренними причинами, а внешними, а именно – социальными преобразованиями и пертурбациями, или, иначе говоря, изменениями в жизни русскоязычного общества. Прежде чем говорить о современном языке, следует вспомнить его недавнюю историю.

Николай Глазков когда-то написал:

Я на мир взираю из-под столика:

Век двадцатый, век необычайный.

Чем он интересней для историка,

Тем для современника печальней.

Двадцатый век оказался чрезвычайно интересным не только для историков, но и для лингвистов. По существу, над русским языком был проведен потрясающий по масштабам и результатам социолингвистический эксперимент. В нынешнем столетии с ним сравним, пожалуй, лишь эксперимент над немецким языком, но это предмет отдельного разговора.

Две крупные социальные встряски — революция и перестройка — затронули не только народ, но и язык. Под влиянием происходящего русский язык изменялся сам, и, кроме того, на него целенаправленно воздействовала власть, ведь язык был ее мощным орудием. Изменения в языке, их социальные причины и последствия — одна из интереснейших тем современной науки.

Язык революционной эпохи блестяще описан по горячим следам русскими и западными славистами: С.И. Карцевским, А.М. Селищевым, А.Мазоном. А вот русскому языку следующих периодов повезло значительно меньше. Лишь в 60-е годы было проведено серьезное исследование русского языка в советском обществе. Руководил им М.В. Панов. Зато в конце 80-х и в 90-х годах хлынул поток публикаций о русском языке в советскую и постсоветскую эпоху. В большинстве своем они крайне непрофессиональны, и суть их сводится к тому, что в советский период дело с языком обстояло очень плохо, но «сейчас» все еще хуже. Причины же выдвигаются следующие. В советскую эпоху язык был обюрократизирован и зажат в тиски цензуры и самоцензуры и к тому же служил инструментом манипулирования сознанием и промывки мозгов. Ну а в постсоветское время все как-то разом стали абсолютно безграмотны, никаких вам правил или норм, так что впору говорить о распаде языка. К внутренним проблемам добавилась экспансия английского языка и как следствие – порабощение некогда великого и могучего его чужеземным собратом. В качестве рецептов спасения рекомендуется возвращение к корням и истокам, повышение общей культуры, курсы риторики для депутатов и премьер-министров.

Со сказанным трудно не согласиться, но согласиться, пожалуй, еще труднее. И вот почему. В советское время возникла любопытная, но никак не уникальная ситуация, которая в лингвистике называется диглоссией (греч. двуязычие), то есть сосуществование двух языков или двух форм одного языка, распределенных по разным сферам употребления. Рядом с обыденным русским языком возникла (или была создана) еще одна его разновидность. Ее называют по-разному: советским языком, деревянным языком (калька с французского — langue de bois; ср. с деревянным рублем), канцеляритом (слово К.Чуковского), но лучше всех (и лучше лингвистов) про это написал английский писатель Дж. Оруэлл. И поэтому его «новояз» (в оригинале newspeak) стал самым привычным названием лингвополитического монстра. Диглоссия случалась и раньше и на самой Руси, и в других обществах. Так, в Древней Руси соседствовали разговорный русский язык и литературный церковно-славянский. Позже в восемнадцатом веке русскому языку пришлось делить собственный народ (точнее, только дворянство) с пришельцем — французским языком. В Древней Индии, например, сосуществовали разговорные языки, пракриты, с религиозным языком, санскритом. Диглоссия вообще характерна для некоторых религиозных обществ, где «высокий» религиозный язык обслуживает только религиозное, ритуальное и тому подобное общение. В других же ситуациях используется «низкий» разговорный язык. Функции советского новояза близки к функциям религиозного языка, не зря же философ Б.Рассел называл коммунизм религией.

11 стр., 5031 слов

Почему я люблю русский язык 5 класс

... успевал всё делать, но потом стал успевать. Мои сочинения становились всё больше и больше. Мне очень понравился русский язык в 5 классе . (Задворный Максим) Мы очень изменились ... появился интерес к русскому языку. Теперь русский язык – один из самых любимых уроков! (Назарчук Саша) По сравнению с началом учебного года я научился лучше писать сочинения. Раньше боялся вставить ...

В действительности в советском обществе употреблялись и другие формы языка, например, просторечие, сленг и т.п. Все эти формы почти не взаимодействовали между собой, поскольку относились к разным слоям общества и к разным ситуациям общения. В речах, газетах и на партсобраниях царил новояз, на кухнях и во дворах — разговорная речь, литературная или просторечная в зависимости от речевой ситуации и ее участников. Советский человек отличался тем, что умел вовремя переключать регистры, «двоемыслие» (по Оруэллу) порождало «двуязычие», и наоборот.

Итак, неверно, что русский язык в советскую эпоху был неуклюж, бюрократичен и малопонятен. Таким была только одна из его форм, а именно новояз, но другим новояз быть и не мог. Его устройство определялось его предназначением. Еще А.М. Селищев сформулировал ключевое правило (сославшись, впрочем, на газетный текст): если говорит непонятно – значит, большевик. Здесь надо сказать, что новояз не был чем-то мертвым и неизменным. Сталинский и брежневский новоязы значительно различаются между собой. Во многом языковые различия определяются функциями языка и задачами «пользователя», то есть власти. На смену прямому обману и промыванию мозгов пришли ритуал и забалтывание. В этом смысле оруэлловский новояз списан скорее со сталинского времени. Менялись эпохи, менялись дискурсы. Диглоссия же сохранялась, разве что наметилась определенная экспансия новояза. Сфера его употребления постоянно расширялась. Уже к любой публичной речи властью предъявлялись жесткие требования. Переход на «чтение по бумажке» становился почти обязательным.

Горбачевская перестройка изменила не сам русский язык, она изменила условия его употребления. Исчезли границы между разными формами языка и между сферами их употребления. В публичной речи, например, М.С. Горбачева или Б.Н. Ельцина причудливо сочетаются элементы литературного языка, просторечия и все еще не умершего новояза. Несмотря на первое впечатление, нельзя сказать, что они говорят безграмотнее Л.И. Брежнева, просто они говорят, а тот читал. То же самое верно и для депутатов, и для телевидения, и для газет, и вообще для современной публичной речи. На смену грамотному и перенасыщенному готовыми шаблонами новоязу пришла взрывоопасная смесь. Результат отчасти парадоксален: ошибок стало значительно больше, но говорить в целом стали интереснее и лучше. Конечно, не все. Кто умел только «по новоязу», лишился всего. К примеру, В.С. Черномырдин иначе не может, а на новоязе вроде бы уже неудобно (тем более правоцентристскому лидеру).

10 стр., 4850 слов

По учебной дисциплине Стилистика русского языка и культура речи ...

... и речевой культурой общества и отдельного человека. Важнейшей категорией стилистики являются функциональные стили — разновидности литературной речи (литературного языка), обслуживающие различные стороны общественной жизни. Целью данной работы является изучение функциональных стилей русского языка. ...

Результат налицо.

Языковая стихия обрушилась и захлестнула весь народ. Оказывается, что почти каждый может выступать публично, а некоторые еще и обязаны. Сегодня политические деятели различаются не только внешностью, взглядами, но и языком. «Языковые портреты» политиков стали обязательной частью их образа, инструментом в политических кампаниях и даже объектом пародирования. Тексты, порожденные Е.Т. Гайдаром, В.В. Жириновским и А.И. Лебедем, никак не перепутаешь, даже если их прочитает диктор. Публичная речь во многом стала отражением индивидуальности, как, вообще говоря, и должно быть.

Таким образом, социальных различий в речи теперь меньше, а индивидуальных больше. Ну а тезис о всеобщей неграмотности, мягко говоря, неверен. Просто та неграмотность, которая существовала всегда, стала отчасти публичной.

Если же обратиться к непубличной речи, то она изменилась несколько меньше, хотя также испытала различные влияния. Правда, это коснулось не самой образованной части русского народа, а прежде всего тех, кто наиболее подвержен воздействию телевидения и газет. Русская речь вообще стала более разнообразной, поскольку совмещает в себе разнородные элементы из когда-то несочетаемых форм языка. В сегодняшней речи не юного и вполне интеллигентного человека мелькают такие слова и словечки, что впору кричать «караул!». Молодежный сленг, немного классической блатной фени, очень много фени новорусской, профессионализмы, жаргонизмы – короче говоря, на любой вкус.

Вот несколько правил современного культурного человека, сформулированных на современном языке:

Понятно должно быть всем, хотя ни одно из слов не употреблено в своем литературном значении.

Стал ли русский язык более «криминальным»? Безусловно. Как и все общество в целом. Другой вопрос – почему это так заметно. Раньше на фене «ботал» тот, кому было положено «ботать». Ну, разве что интеллигент мог подпустить что-нибудь эдакое для красного словца. Но это словцо было «красным», то есть резко выделялось на общем фоне. Сейчас же эти слова на устах у всех: профессора, школьника, депутата, бандита.

Что-то подобное произошло и с русским матом. Лингвисты всегда говорили о его табуированности. Но что же это за табуированность такая, когда почти весь народ эти слова произносит? Так вот, во-первых, не все, во-вторых, не везде и не всегда. Употребление мата в СССР несколько напоминало ситуацию в Древней Руси. Там мат использовался, в частности, в специальных «антихристианских» обрядах, можно сказать, в особой «андеграундной» языческой культуре, существовавшей параллельно с христианской. Матерились в специальное время и в специальных местах. Например, в бане (такое особое нехристианское место).

8 стр., 3969 слов

Вводные слова в английском языке, примеры употребления, слова и фразы

... внимание In summary в итоге After all в конце концов Например, All things considered, I can say that smoking should be banned in public places. Вводные слова в английском языке на все ... написать сочинение или письмо. Советуем изучить материал про , которые нужно знать новичку в первую очередь, где собрана полезная лексика по популярным темам. Желаем вам успехов в изучении английского языка.

Это же явление было воспроизведено и в советскую эпоху (речь, конечно, не идет о тех, кто матерился всегда и везде).

Для тех же политических функционеров мат был специальным знаком «неофициальности» и «свойскости». Отдыхая и расслабляясь с коллегами в бане, просто необходимо было материться. Для интеллигенции же мат тоже играл роль символа и нес, как это ни смешно звучит, воздух свободы и раскрепощенности от официальной религии — коммунизма.

Вместе со всем запретным мат сейчас вырвался на волю. И ревнители русского языка утверждают, что материться стали чаще и больше. Конечно, статистических исследований никто не проводил, но это весьма маловероятно. Просто мат встречается теперь в тех местах, куда раньше ему путь был заказан. Например, в газетах и книгах. В телевизоре то прорывается, то как-то лицемерно и неприлично попискивает. И снова диалектика, как с неграмотностью: мат заметнее, потому что публичнее, и незаметнее, потому что подрастерял свою знаковую функцию, стал как бы менее непристойным.

С чем только не сравнивали язык — с игрой, с живым существом, с инструментом, но, кажется, чтобы наглядно показать переход от советского состояния к постсоветскому, нужно сравнить его с супом. В советское время существовало много разных коллективов и каждый варил в своем котелке свой суп. У кого-то он был повкуснее, у кого-то – погорячее. Переходя в другой коллектив, приходилось глотать другой суп. Вот так все мы были тогда полиглотами: с домашними – по-домашнему, с молодежью – по-молодежному, с партийцами – по-партейному, ну а с волками – по-волчьи. А сейчас все эти супы и супчики слили в один большой котел, в котором варится общая похлебка. Можно, конечно, жаловаться, но есть приходится борщ с грибами и горохом. Для успокоения можно только сказать, что через некоторое время все это переварится в однородную массу. Что-то исчезнет, что-то останется.

Единственной, пожалуй, ощутимой потерей на этом пути развития речи стала почти всеобщая утрата языкового вкуса. Языковая игра, построенная на совмещении разных слоев языка (примеров в советский период множество: В.Высоцкий, А.Галич, Вен. Ерофеев и др.), или просто использование ярко выраженного социального стиля (например, М.Зощенко или А.Платонов) теперь едва ли возможны. Эти приемы стали нормой и перестали восприниматься как игра. Из новых речевых жанров, все-таки имеющих игровое начало, следует упомянуть стеб. Новизна его, впрочем, условна и скорее состоит в социализации, выходе на публичную трибуну.

Что же касается других претензий к современному языку, то и здесь не все так просто. Действительно, резко увеличился поток заимствований из английского языка. Влияние Америки очевидно, и не только на русский язык и не только на язык вообще. Эти изменения также связаны с уничтожением границ и перегородок, но только внешних. Наибольшее число заимствований приходится на новые области, где еще не сложилась система русских терминов или названий. Так происходит, например, в современной экономике или вычислительной технике. В ситуации отсутствия слова для нового понятия это слово может создаваться из старых средств, а может просто заимствоваться. Русский язык в целом пошел по второму пути. Если же говорить о конкретных словах, то, скажем, принтер победил печатающее устройство . В таких областях заимствования вполне целесообразны и во всяком случае никакой угрозы для языка не представляют.

2 стр., 575 слов

Дианы Дилековой «Как родной, люблю язык я русский»

... России, помимо своего родного языка, изучается русский язык. Конечно же, многие дети нашей школы, казахи или алтайцы, допускают ошибки при общении на русском языке, иногда мне становится неудобно высказывать свои мысли на русском языке, потому что ...

бизнесмен

Количество заимствований в любом языке огромно, что самими носителями языка не всегда ощущается. Язык – необычайно стабильная система и способен «переварить» достаточно чужеродные явления, то есть приспособить их и сделать в той или иной степени своими. Степень этой адаптации важна, но и она не решает дела. Так, слова типа пальто (несклоняемое существительное) или поэт (отчетливое о в безударной позиции) переварены не до конца, однако русский язык не уничтожили.

Итак, бояться за русский язык не надо – справится. Самое парадоксальное, что стабильность и консервативность ему во многом обеспечат не слишком образованные люди, в первую очередь те, которые в университетах не обучались и иностранных языков не разумеют. И пока таких большинство, можно не беспокоиться. Другое дело, что ревнители «русского» заслуживают не насмешки, а уважения. Несмотря на видимую нерезультативность их усилий, они являются своего рода противовесом для противоположных тенденций. Таким образом, мероприятия власти по защите языка (например, требование писать вывески по-русски), несмотря на ироническое к ним отношение, определенный эффект все же дают.

В заключение следует сказать, что часто в общественном сознании то или иное состояние языка подвергается оценке, причем обычно отмечается как раз «плохое» состояние языка. Такая критика вызвана, как правило, слишком быстрыми изменениями в языке и возникающим в связи с этим разрывом между дискурсами разных поколений. В подобной ситуации мы сейчас и находимся.