Бенвенист. Уровни лингвистического анализа

Реферат

Когда предметом научного исследования является такой объект, как язык, то становится очевидным, что все вопросы относитель­но каждого языкового факта надо решать одновременно, и преж­де всего надо решать вопрос о том, что следует понимать под языковым фактом, то есть вопрос о выборе критериев для его определения как такового. Коренное изменение, происшедшее в лингвистической науке, заключается в следующем: признано, что язык должно описывать как формальную структуру, но что такое описание требует предварительно соответствующих процедур и кри­териев и что в целом реальность исследуемого объекта неотделима от метода, посредством которого ее определяют. Следовательно, ввиду исключительной сложности языка мы должны стремиться к упорядочению как изучаемых явлений <…>, так и методов анали­за, чтобы создать совершенно последовательное описание, пост­роенное на основе одних и тех же понятий и критериев.

Основным понятием для определения процедуры анализа бу­дет понятие уровня. Лишь с помощью этого понятия удается пра­вильно отразить такую существенную особенность языка, как его членораздельный характер и дискретность его элементов. Только понятие уровня поможет нам обнаружить во всей сложности форм своеобразие строения частей и целого. Понятие уровня мы будем изучать применительно к языку (langue) как органической систе­ме языковых знаков.

Цель всей процедуры анализа — это выделение элементов на основе связывающих их отношений. Эта процедура состоит из двух взаимообусловленных операций, от которых зависят и все осталь­ные: 1) сегментация и 2) субституция.

Рассматриваемый текст любой длины прежде всего должен быть сегментирован на всё более мелкие отрезки, пока он не будет сведен к не разложимым далее элементам. В то же время эти элементы отождествляются при помощи допустимых субституций. Так, на­пример, франц. raison «довод» сегментируется на [r] — [е] — [z] — [б], где можно произвести подстановки [s] вместо [r] (= saison «сезон»); [а] вместо [е] (= rasons— 1 л.мн.ч. глагола raser «брить­ся»); [у] вместо [z] (= rayon «луч»); [ё] вместо [б] (= raisin «виноград»).

Эти субституции могут быть перечислены: класс субститу­тов, возможных для [r] в [rezo], состоит из [b], [s], [m], [t], [v]. Применяя к остальным трем элементам в [rezo] ту же процедуру, получим перечень всех допустимых субституций, каждая из кото­рых позволит в свою очередь выявить такой сегмент, который мо­жет быть отождествлен с некоторым сегментом, входящим в со­став других знаков. Постепенно, переходя от одного знака к друго­му, мы можем выявить всю совокупность элементов и для каждого из них — совокупность возможных субституций. Таков вкратце ме­тод дистрибутивного анализа. Этот метод состоит в том, чтобы определить каждый элемент через множество окружений, в кото­рых он встречается, и посредством двух отношений: отношения к другим элементам, одновременно представленным в том же от­резке высказывания (синтагматическое отношение), и отношения элемента к другим, взаимноподставимым элементам (парадигма­тическое отношение).

19 стр., 9062 слов

Лингвистический анализ произведения

... как знаковая система второго уровня. Описанная знаковая ситуация позволяет утверждать, что в лингвистическом анализе художественного текста фактически исследуется язык «первого уровня». Язык «второго уровня» - предмет анализов лингвопоэтического, эстетического и в ...

Тут же отметим различие между обеими операциями в сфере их применения. Сегментация и субституция не одинаковы по охва­ту. Элементы отождествляются по отношению к другим сегмен­там, с которыми они находятся в отношении подставимости (суб­ституции).

Однако субституцию можно применять и к далее нечле­нимым <не поддающимся сегментации> элементам. Если минимальные сегментируемые элементы идентифицируются как фо­немы, то анализ можно продолжить и выделить внутри фонемы раз­личительные признаки. Но эти различительные признаки не могут быть сегментированы, хотя они идентифицируются и могут быть подвергнуты субституции. В [dh] можно выделить четыре различи­тельных признака: смычность, дентальность, звонкость, придыхательность. Никакой из признаков не может быть реализован сам по себе, вне фонетической артикуляции, в которой он проявляется. Между ними нельзя установить синтагматического порядка; смыч­ность неотделима от детальности, а придыхательность от звонкос­ти. Тем не менее по отношению к каждому из них возможна субсти­туция. Смычность может быть заменена фрикативностью, денталь­ность — лабиальностью, придыхательность — глоттализацией и т.п. Таким образом, мы приходим к выделению двух классов ми­нимальных элементов: элементы, одновременно поддающиеся сег­ментации и субституции, — фонемы, и элементы, поддающиеся только субституции, — различительные признаки фонем. Вслед­ствие того, что различительные признаки фонем не сегментиру­ются, они не могут образовывать синтагматических классов, но ввиду того, что они поддаются субституции, они образуют пара­дигматические классы. Следовательно, мы признаем и различаем фонематический уровень, на котором возможны обе операции (сег­ментация и субституция), и субфонематический уровень, то есть уровень различительных признаков, на котором возможна только субституция, но не сегментация. Здесь — предел лингвистического анализа.

Итак, мы приходим к двум нижним уровням анализа — к уров­ню минимальных сегментирующихся единиц — фонем, то есть уровню фонематическому, и к уровню различительных признаков, которые мы предлагаем назвать меризмами (греч. merisma-atos «от­граничение»), то есть к меризматическому уровню.

Мы определяем их отношение по их взаимной позиции эмпи­рически, как отношение двух уровней, последовательно достигае­мых в ходе анализа: комбинация меризмов дает фонему или же фонема разлагается на меризмы. Какова языковая сущность этого отношения? Мы выясним это, если продолжим наш анализ и зай­мемся высшим уровнем, поскольку спускаться далее мы не можем. Нам придется оперировать с более длинными отрезками текста и выяснить, как надо производить операции сегментации и субсти­туции, когда нашей целью является получение не минимальных возможных единиц, а единиц большей протяженности.

13 стр., 6321 слов

Изучение контент-анализа как метода исследования

... контент-анализа как метода исследования . Задачи курсовой работы следующие: 1. Рассмотреть понятие «контент -анализа» 2. Изучить контент-анализ как метод анализа документов ... единиц анализа, а также основания для анализа. Следующий этап - выбор эмпирического материала для исследования, конкретного источника коммуникации. Ими могут быть любые документы - журналы, газеты, художественная литература, ...

Предположим, что в английском высказывании [li:vin9inz] «leaving things (as they are)» мы идентифицировали в разных местах 3 фонематические единицы: [i], [9], [n]. Постараемся выяснить, можно ли выделить единицу высшего уровня, которая содержала бы эти единицы. Логически возможны шесть комбинаций указан­ных фонематических единиц: [i9n], [in9], [9in], [9ni], [ni9], [n9i]. Рассмотрим их все по порядку. Мы видим, что две из этих комби­наций действительно представлены в данном высказывании, но реализованы они таким образом, что имеют две общие фонемы, и мы вынуждены избрать одну из них и исключить другую: в [li:vin9inz] это будет либо [n9i], либо [9in]. Сомневаться в ответе не приходит­ся: мы отбросим [n9i] и возведем [9in] в ранг новой единицы /9in/. Чем будет обусловлено такое решение? Тем, что выявление новой единицы высшего уровня должно удовлетворять требованию ос­мысленности: [9in] имеет смысл, a [n9i] бессмысленно. К этому присоединяется дистрибутивный критерий, который может быть получен раньше или позже в ходе описанного анализа, если про­анализировать достаточное количество текстов: [n] не допускается в начальной позиции и последовательность [n9] невозможна; в то же время [n] принадлежит к фонемам, встречающимся в конеч­ном положении, a [9i] и [in] в равной степени возможны.

В самом деле, осмысленность— это основное условие, которо­му должна удовлетворять любая единица любого уровня, чтобы приобрести лингвистический статус. Подчеркиваем: единица любого уровня. Фонема получает свой статус только как различитель языко­вых знаков, а различительный признак — как различитель фонем. Иначе язык не мог бы выполнять свою функцию. Все операции, которые должно проделать в пределах рассматриваемого высказыва­ния, удовлетворяют этому условию. Отрезок [n9i] неприемлем ни на каком уровне; он не может быть заменен никаким другим отрезком и не может заменить никакой другой. Его нельзя считать свободной формой, и он не находится в дополнительном синтагматическом отношении с другими отрезками высказывания. То, что сейчас было сказано о [n9i], в равной степени относится к [i:vi] или к тому отрез­ку, который за ним следует, — [nz]. Для них невозможны ни сегмен­тация, ни субституция. Напротив, смысловой анализ выделит две единицы в [9inz]: одну — свободный знак /9in/и другую — /z/, кото­рый затем будет признан вариантом связанного знака /-s/. <…> Зна­чение является первейшим условием лингвистического анализа.

Необходимо лишь рассмотреть, каким образом значение при­нимает участие в нашем анализе и с каким уровнем анализа оно связано.

Из этих предварительных замечаний следует, что ни сегмента­ция, ни субституция не могут быть применены к любым отрезкам речевой цепи. Действительно, ничто не позволяет определить дис­трибуцию фонемы, объем ее комбинаторных, синтагматических или парадигматических возможностей, то есть саму реальность фо­немы, если мы не будем постоянно обращаться к некоторой конк­ретной единице высшего уровня, в состав которой данная фонема входит. В этом заключается основное условие, значение которого для настоящего анализа будет раскрыто в дальнейшем. Из всего этого следует, что данный уровень не является чем-то внешним по отно­шению к анализу: он входит в анализ; уровень есть оператор. Если фонема определима, то только как составная часть единицы более высокого уровня — морфемы. Различительная функция фонемы основана на том, что фонема включается в некую конкретную еди­ницу, которая только в силу этого относится к высшему уровню.

13 стр., 6351 слов

Текстоориентированный подход к изучению вводных слов и предложений ...

... к счастью , не на глубоком месте. В последнем случае вводное слово ставится непосредственно рядом с тем членом предложения, к которому оно ... лингвистической литературы, анализ диссертационных исследований по методике обучения литературе. Практическая значимость исследования 1. Вопрос о вводных словах и вставных конструкциях в лингвистике .1 Классификация вводных слов Вводными называются слова, ...

Подчеркнем следующее: любая языковая единица восприни­мается как таковая, только если ее можно идентифицировать в составе единицы более высокого уровня. Техника дистрибутивно­го анализа не выявляет этого типа отношений между различными уровнями.

Таким образом, от фонемы мы переходим к уровню знака, который может выступать в зависимости от условий в виде свобод­ной формы или связанной формы (морфемы).

Для удобства прово­димого нами анализа мы можем пренебречь этой разницей и рассмотреть все знаки как принадлежащие к одному классу, который практически совпадает со словом. <…>

— В функциональном отношении слово занимает промежуточную позицию, что связано с его двойственной природой. С одной стороны оно распадается на фонематические единицы низшего уров­ня, с другой — входит как значащая единица вместе с другими такими же единицами в единицу высшего уровня. Оба эти свой­ства необходимо несколько уточнить.

Утверждая, что слово разлагается на фонематические едини­цы, мы должны подчеркнуть, что это разложение возможно даже тогда, когда слово состоит из одной фонемы. Например, во фран­цузском языке каждая из гласных фонем материально совпадает с каким-либо самостоятельным знаком языка. Иначе говоря, во фран­цузском языке некоторые означающие реализуются посредством одной гласной фонемы. Тем не менее при анализе таких означающих предполагается и разложение. Эта операция необходима для получе­ния единиц низшего уровня. Следовательно, франц. а (глаг. avoir «иметь» — 3-е л. ед.ч. индикатив) или а (предлог) будет анализиро­ваться как /а/; франц. est (глаг. etre «быть» —3-е л. ед.ч. индика­тив) — как /е/; франц. ait (глаг. avoir — 3-е л. ед.ч. конъюнктив) — как /е/; франц. у (адвербиальное местоимение), hie (техн. термин: «трамбовка, баба, пест») — как /i/; франц. еаи «вода» — как /о/; франц. ей (причастие прошедшего времени от глаг. avoir)— как /у/; франц. ой «где» — как /и/; франц. еих «они» — как /0/. Аналогично этому в русском языке возможны означающие, выраженные одной гласной или согласной фонемой: союзы а, и, предлоги о, у, к, с, в.

Труднее поддаются определению отношения между словом и единицей, высшего уровня. Такая единица не является просто бо­лее длинным или более сложным словом. Она принадлежит к дру­гому ряду понятий. Эта единица — предложение. Предложение ре­ализуется посредством слов. Но слова — это не просто отрезки предложения. Предложение — это целое, не сводящееся к сумме его частей; присущий этому целому смысл распределяется на всю совокупность компонентов. Слово — это компонент предложения, в нем проявляется часть смысла всего предложения Но слово не обязательно выступает в предложении в том же самом смысле, который оно имеет как самостоятельная единица. Следовательно, слово можно определить как минимальную значимую свободную единицу, которая может образовывать предложения и которое само может быть образовано из фонем. Практически слово в основном рассматривается как синтагматический элемент — компонент эм­пирических высказываний. Парадигматические отношения менее важны, когда речь идет о слове как элементе предложения. <…>

22 стр., 10875 слов

Сочинение только в предложении получают свое значение отдельные слова

... своё выражение его индивидуальный жизненный опыт, его культура, его психология. Манера речи, отдельные слова и выражения помогают понять характер говорящего.Попробуем найти этому подтверждение в тексте В.Токаревой. Во-первых, в предложении ... речь обладает не только изобразительностью, но и выразительностью и характеризует не только объект высказывания, но и самого говорящего». Сочинение для ГИА по ...

  • При определении характера отношений между словом и пред­ложением необходимо установить различия между самостоятель­ными словами (mоts autonomes), функционирующими как компо­ненты предложения и составляющими подавляющее большинство всех слов, и словами вспомогательными (mots synnomes), которые могут выступать в предложении лишь в соединении с другими сло­вами: например, франц. le (la…) (определенный артикль м. и ж.р.), се (cette… «этот, эта»);
  • топ (ton… «мой, твой…») или de, a, dans, chez (предлоги);
  • однако не все французские предлоги относятся к вспомогательным словам: например, в предложениях типа с ‘est fait pour, букв, «это сделано для»;
  • jе travaille avec, букв, «я работаю c»;
  • je pars sans, букв. «я уезжаю без» предлоги к ним не относятся. <…>

— При помощи слов, а затем словосочетаний мы образуем предложения. Это есть эмпирическая констатация, относящаяся к оче­редному уровню, достигаемому в процессе последовательного пе­рехода от единицы к единице. Этот переход представляется нам в виде линейной последовательности. Однако в действительности, что мы сейчас и покажем, дело обстоит совсем иначе.

Чтобы лучше понять природу изменения, которое имеет мес­то, когда мы переходим от слова к предложению, необходимо рас­смотреть, как членятся единицы в зависимости от их уровней, и тщательно вскрыть некоторые важные следствия, вытекающие из связывающих эти единицы отношений. При переходе от одного уровня к другому неожиданно проявляются ранее не замеченные особые свойства. Вследствие того что языковые сущности дискрет­ны, они допускают два типа отношений — отношения между эле­ментами одного уровня или отношения между элементами разных ровней. Эти отношения необходимо строго различать. Между эле­ментами одного уровня имеют место дистрибутивные отношения, а между элементами разных уровней — интегративные. Лишь пос­ледние и нуждаются в разъяснении.

Разлагая единицу данного уровня, мы получаем не единицы низшего уровня, а формальные сегменты той же единицы. Если французское слово /оm/ homme «человек» расчленить на [о] — [m], то мы получим только два сегмента. Ничто еще не доказывает, что [о] и [m] являются фонематическими единицами. Чтобы убедиться в этом, необходимо прибегнуть к /ot/ hotte «корзина, ковш», /os/ os «кость», с одной стороны, и к /оm/ heaume «шлем, шишак», /уm/ hume (1-е или 3-е л. ед.ч. глагола humer «втягивать, вдыхать») — с другой. Обе эти операции являются противоположными и допол­нительными. Знак определяется своими конститутивными элемен­тами, но единственная возможность определить эти элементы как конститутивные состоит в том, чтобы идентифицировать их внутри определенной единицы, где они выполняют интегративную функцию. Единица признается различительной для данного уровня, если она может быть идентифицирована как «составная часть» единицы высшего уровня, интегрантом которого она становится. <…>

30 стр., 14779 слов

Формирование межличностных отношений детей старшего дошкольного ...

... сад является многонациональным. Сам процесс формирования межличностных отношений в условиях поликультурной образовательной среды ДОУ, накладывает большой ... этом будут строиться его взаимоотношения на работе, в коллективе, в повседневной жизни. Очевидно, что если ... каковы психолого - педагогические условия формирования межличностных отношений в поликультурной среде ДОУ. Цель исследования: определить ...