Эмотивный компонент семантики библеизмов

Реферат

Лингвистический аспект эмоциональности—эмотивность—заключается в семантической интерпретации эмоций. Поскольку язык—это больше, чем просто средство передачи и получения рациональной информации с целью эффективного взаимодействия со средой, адаптации к ней (см.: Кравченко 2001: 192), но также и средство выражения эмоций людей (что, возможно, также подчинено указанной цели), то у него должна быть

эмотивная функция и, соответственно, особый код, ее реализующий. «Эмотивный код как лингвистическая универсалия, естественно, формируется в каждом языке своим набором средств, среди которых имеются экспрессивы и эмотивы всех уровней—от фонологических до структурных» [Шаховский 1983: 9].

Эмотивность интегрирована с функцией оценки, складываясь из оценочного языкового содержания и экспрессивного выражения [Вольф 1985: 38]. У эмоций и оценок—единый (общий) объект; в основе эмоций лежит оценка (цит. по: Шаховский 1988: 115).

Ни чем иным, как знанием о ценности обозначаемого, можно объяснить тот тип информации, который выражает оценку . В ценностном отношении исходным является утверждение, функционирующее как образец, план, стандарт, и соответствие ему объекта характеризуется в оценочных понятиях. Оценка может иметь разные аспекты — утилитарные, гедонистические, морально-нравственные и т.п., т.е. реестр этих аспектов зависит от того, какую ценность усматривает субъект в объекте [Телия 1996: 109]. Также важно отметить, что ценностные ориентиры языковой личности определяются ее индивидуальным дейксисом, «конституентом которого является внутренний эмоциональный космос» [Шаховский, Жура 2002: 38]. В результате дифференцированные понятия «ценности», «оценки», и «эмоции» представляются взаимообусловленными и взаимодополняющими.

Итак, в основе оценки лежат ценности, а «оценка есть не что иное, как осознание ценности» [Гачев 1995: 7]. Поэтому, исследуя варьирование эмотивно-оценочного компонента значения библеизмов, возможно рассмотреть сложный процесс переозначивания существующих библейских ценностей, вербализованных посредством библейских фразеологизмов.

5 стр., 2354 слов

Эмоции как аппарат оценок поведения интеллектуальных систем

... к любым совокупностям объектов. В настоящей работе рассматривается альтернативный вариант построения аппарата оценок на основе механизма эмоций и, как будет видно далее, это уже скорее аппарат алгебры, а ... где dxi , dxj - приращение значений переменных хi , xj. Тогда оценка - это относительная ценность единицы dxj, выраженная в единицах dxi . Например, если dxj - товар, ...

Проблема того, как понимать ценность, является предметом аксиологии, философского учения «о природе ценностей, их месте в реальности и о структуре ценностного мира, т.е. о связи различных ценностей между собой, с социальными и культурными факторами и структурой личности» [ФЭС 1983: 763]. Философы с очень давних пор проводят различие между фактами и ценностями. Последние так или иначе проистекают от человека, они не лежат во внешнем мире. Например, Спиноза, как и другие философы XVII века, отдавал себе отчет в том, что оценка обусловлена самой природой человека. «Никакая вещь не может быть ни хорошей, ни дурной, если она не имеет с нами чего-либо общего» — так формулирует Спиноза 29-ю теорему своей «Этики, доказанной в геометрическом порядке и разделенной на пять частей».

Согласно аксиологическим исследованиям, ценности в значительной мере определяются идеологией, общественными институтами, верованиями, потребностями [Карасик 1996: 3-15], и изменение их содержания ведет к переосмыслению ценностей.

В процессе целенаправленного и выборочного отражения сознанием человека реальной действительности происходит актуализация предметной ценности. Существует определенный оценочный эталон, расположенный на аксиологической шкале, который становится инструментом при определении оценки слова. Ценность шкалируется в диапазоне «безразлично» (нулевая оценка), «хорошо» или «плохо» (в тех или иных «степенях») либо «больше нормы/меньше нормы». Первое — оценка по качеству, второе — по количеству. Также оценка может даваться по таким признакам, как «истинность/неистинность» (алетическая оценка), «важность/неважность» и т.д. Что касается алетического восприятия, то в контексте ценностно-религиозного содержания может эксплицироваться амбивалентность библеизмов при следующем подходе [Арутюнова 1999]: библейское знание как знание истинное перестает быть новым и переходит в вечное, исключая тем самым возможность существования другого нового. Новое на фоне библейского сакрального учения, принимаемого за истинное (положительное), квалифицируется как ересь, т.е. отступничество, заблуждение, и расценивается отрицательно, поскольку всякое новшество, приносимое временем, извращает истину. Таков парадокс истинной веры и истинной идеологии. Следовательно, флуктуации оценки в библеизмах основываются на явлении десакрализации, неспособности транслировать религиозное знание.

Оценочность является фундаментальным свойством языка. «Наша мысль <…> постоянно и преднамеренно добавляет к малейшему восприятию элемент оценки» (цит. по: Шаховский 1988: 114).

Оценочность напрямую связана с познавательной деятельностью человека. «Осознать окружающий мир значит не просто создать себе субъективную модель его внутренней структуры и законов ее изменения, но и прочувствовать, перестрадать, «пережить», пропустить через свой внутренний мир, т.е. оценить <…> Процесс оценки—специфическая форма отражения действительности (она такова, какой мы ее видим через призму наших оценочных норм <…> В оценке выражается отношение к тому, чем стали вещи в нашем бытии: мы не описываем их свойства, а судим об их значении в нашей индивидуальной и общественной практике» [Шаховский. Рукопись: 1-2].

5 стр., 2396 слов

Об оценке эстетики и социальной сущности символизма

... обоснование подобной концепции дал В. Асмус в статье «Философия и эстетика русского символизма». Он писал: «Эстетика символизма в действительности свелась к идеалистической теории «автономного» творчества, узаконяющей ... доказать, что искусство не имеет ничего общего с познанием действительности и что метод художественного мышления — внерассудочная интуиция». В 1905 году Брюсов «требовал, чтобы ...

Оценка непосредственно связана с нормой, системой этических и эстетических критериев. «В конкретном акте оценки наблюдается взаимодействие общечеловеческой системы ценностей и ценностной системы автора оценки как представителя своей социальной группы, стремление к объективности, реальной или мнимой» [Ретунская 1996: 18].

Эмотивная оценка обладает иллокутивной силой: она побуждает испытывать определенное чувство-отношение и является в результате реализацией иллокутивного намерения, стимулируя, в случае коммуникативной удачи, соответствующий перлокутивный эффект.

У фразеологизмов по сравнению со словами эмоциональная оценка, а точнее—эмотивное отношение говорящего/слушающего к обозначаемому, является результатом наслоения нескольких интерпретаций-оцениваний образной гештальт-структуры ФЕ. Так, например, в английском глаголе to idolize—to admire and love smb. so much that you think they are important [Longman Dictionary 1995: 708] — осознается пренебрежительное отношение к такого рода поступкам. В библейской же ФЕ to bow the knee to Baal—»создать себе кумира, поклоняться идолу» — сочетаются несколько эмотивных оценок:

1) библейская оценка данного выражения резко отрицательна, вызывает осуждение, порицание и т.д. Данный фразеологизм восходит к ветхозаветному повествованию о том, как один из царей Израиля, Ахав, который больше своих предков грешил против Бога, поддался уговорам своей жены Иезавели и построил храм идолу Ваалу, чтобы поклоняться ему. «And it came to pass, as if it had been a light thing for him to walk in the sins of Jeroboam the son of Nebat, that he took to wife Jezebel the daughter of Ethbaal king of the Zidonians, and went and served Baal, and worshipped him. And he reared up an altar for Baal in the house of Baal, which he had built in Samaria. And Ahab made a grove; and Ahab did more to provoke the Lord God of Israel to anger than all the kings of Israel that were before him» (1 Kings 16, 31-33).

Подобное бесправедное поведение древнеиудейского царя приводило в ярость самого Бога, поэтому с точки зрения библейского знания сотворение кумира является большим грехом и резко осуждается верующими;