Курсовая работа по филологии

Данная курсовая работа посвящена выявлению и системному описанию языковых средств конструирования мужественности и женственности в одной из разновидностей средства массовой информации – журналах об образе жизни.

Обсуждаемая тема на протяжении уже нескольких лет не теряет своей актуальности: исследователей давно волновал вопрос о различиях мужского и женского начала, в том числе и отражение данного различия в языке.

В конце 60-х годов XX века первоначально в истории и социологии, а затем и в других науках вводится термин «гендер», широко используемый для описания стереотипов «фемининности» и «маскулинности», существующих в различных культурах. Основной целью введения в научный аппарат понятия «гендер» является разграничение понятий биологического пола и пола социального, последний из которых определяет стратегии поведения индивида в соответствии с его биологическим полом. Изменение основ общественной жизни, в которой все более возрастает роль женщины, меняя традиционный национальный менталитет, обусловливает бурное развитие гендерных исследований в различных направлениях гуманитарных наук, в том числе и в языкознании. [3]

Гендерные исследования ведутся как в системе языка – лексике, фразеологии, ономастике (Телия В.Н., Артемова А.В., Слышкин Г.Г, Васькова О.А., Зыкова И.В., Бабушкин А.П., Григорян А.А., Фатыхова Ф.Ф., Odenstedt B.), так и в различных дискурсивных практиках – литературе и фольклоре (Вурм Б., Флоря А.В., Гречушникова Т.В., Савкина И.Л., Фатеева Н.А., Тимофеев М.Ю., Федотова М.Е., Boardman K., Fetterley, J.), политике (Табурова С.К., Шейгал Е.И., Гриценко Е.С., Иссерс О.С., Lakoff R., Foottitt H., Sunderland J.), неформальном общении (Tannen D., Holmes J., Zimmerman D., Coats J., Городникова М.Д., Фатыхова Л.А.), академическом дискурсе (Swann J., Sunderland J., Baxter J., Cowley M., Rahim F.A., Leontzakou Ch., Shattuck J., Maybin J.), научной коммуникации (Baron B., Kothoff H., Eakins B., Маслова Л. Н.).

Перспективным является изучение языка и гендера в средствах массовой информации в связи с той ролью, которую играют СМИ в создании массовой культуры и конструировании социальной реальности. Масс медиа отличает не только способность воспроизводства культурных ценностей и нормативных образцов и моделей поведения, но и возможность наиболее быстро отражать социальные изменения в обществе, смену культурных ценностей и ориентиров.

21 стр., 10011 слов

Средства массовой информации и культура речи

... и "светоч" в жизни, - средства массовой информации должны бережно обращаться с русским языком. Повысился темп речи. Усилилась звуковая редукция, то есть количественное и качественное изменение безударных звуков. Пришли в электронные СМИ ...

В российской и зарубежной лингвистике накоплен определенный опыт изучения языкового конструирования гендера в различных средствах массовой коммуникации – печатных СМИ (Кирилина А.В., Двинянинова Г.С., Серова И.Г., Гриценко Е.С., Talbot, M., Eggins, S., Iedema, R., del-Teso-Craviotto, M., Koller, V., Sunderland, J., Litosseliti, L.), Интернете (Захарова Т.Н., Sutton, L.), радио (Cotter, C.), рекламе (Томская М.В., Гуссейнова И.А., Городникова М.Д., Милосердова Е.В., Litosseliti, L., Lazar, M.).

Исследования показывают, что, несмотря на укрепление позиций гендерной идеологии и общую либерализацию взглядов на гендер в современном обществе, патриархальные стереотипы мужественности и женственности сохраняют свои позиции. Понять причины этого феномена можно обратившись к дискурсивным сферам, где конструирование гендера ведется с наибольшей интенсивностью. Одной из таких сфер являются журналы, адресованные мужчинам и женщинам, а значит непосредственно обращенные к вопросам гендерной идентичности. [3]

Объектом исследования нашей курсовой работы выступают текстовые фрагменты мужских и женских журналов, издающихся в США.

Предмет нашего исследования – механизмы конструирования гендера в англоязычной журнальной прессе.

Целью работы является выявление и описание языковых средств, участвующих в конструировании гендера в мужских и женских журналах.

Цель работы предопределила поставленные задачи:

1. дать определение понятий «гендер», «социального конструирования гендера», «гендерной идентичности», «гендерной идеологии», «гендерной дифференциации» и «гендерной роли»;

2. проанализировать подходы к исследованию характеристик текста, ориентированного на определённого адресата;

3. определить тематическую и жанровую особенность мужских и женских журналов;

4. выявить роль метафоры в конструировании гендерной составляющей;

5. изучить особенности изобразительных средств в мужских и женских журнал

Методологическую основу исследования составили лингвистическая теория гендера как социокультурного конструкта (П. Эккерт, C. МкКоннел-Джине, Д. Камерон, Х. Коттхоф, А.В. Кирилина), концепции языка и дискурса как формы социальной практики (Н. Фэрклоу), теория стиля как ориентации на адресата (А. Бэлл), концепция языкового конструирования гендера как когнитивной деятельности импликативного характера (Е.С. Гриценко) и принципы функциональной грамматики М.А.К. Халлидея.

Цель и задачи курсовой работы определили общую логику исследования и структуру работы, которая состоит из введения, двух глав, заключения и списка используемой литературы.

В первой главе раскрываются сущность гендера как социокультурного конструкта, выявляются специфические черты дискурса журналов об образе жизни.

Вторая глава посвящена выявлению и анализу языковых средств конструирования гендера в мужских и женских журналах, в том числе метафоры, определению жанровой особенности.

18 стр., 8869 слов

Гендерные стереотипы в русских пословицах и поговорках

... гендерных стереотипов в языке русской культуры. Объектом исследования являются паремиологические и фразеологические единицы русского языка, в которых находят отражение гендерные стереотипы. Цель исследования заключается в выявлении лингвосоциокультурного аспекта гендерных стереотипов и идентификационных признаков мужского и женского образов, мужской ...

В заключении приводятся суммарные итоги проведенного исследования.

Список использованной литературы представляет собой перечень отечественных и зарубежных первоисточников.

Глава 1. Терминологический аппарат и подходы гендерного исследования в языке

1.1. Определение понятия «гендер» и связанных с ним понятий, используемых в гендерных исследованиях

Современная социально-психологическая наука различает понятия пол и гендер (gender).

Традиционно первое из них использовалось для обозначения тех анатомо-физиологических особенностей людей, на основе которых человеческие существа определяются как мужчины или женщины. Пол (т.е. биологические особенности) человека считался фундаментом и первопричиной психологических и социальных различий между женщинами и мужчинами. По мере развития научных исследований стало ясно, что с биологической точки зрения между мужчинами и женщинами гораздо больше сходства, чем различий. Многие исследователи даже считают, что единственное четкое и значимое биологическое различие между женщинами и мужчинами заключается в их роли в воспроизводстве потомства. Сегодня очевидно, что такие «типичные» различия полов, как, например, высокий рост, большой вес, мускульная масса и физическая сила мужчин весьма непостоянны и гораздо меньше связаны с полом, чем было принято думать.

Помимо биологических отличий между людьми существуют разделение их социальных ролей, форм деятельности, различия в поведении и эмоциональных характеристиках. Антропологи, этнографы и историки давно установили относительность представлений о «типично мужском» или «типично женском»: то, что в одном обществе считается мужским занятием (поведением, чертой характера), в другом может определяться как женское. Отмечающееся в мире разнообразие социальных характеристик женщин и мужчин позволяет сделать вывод о том, что биологический пол не может быть объяснением различий их социальных ролей, существующих в разных обществах. Таким образом возникло понятие гендер , означающее совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола [5].

Не биологический пол, а социокультурные нормы определяют, в конечном счете, психологические качества, модели поведения, виды деятельности, профессии женщин и мужчин. Быть в обществе мужчиной или женщиной означает не просто обладать теми или иными анатомическими особенностями — это означает выполнять те или иные предписанные нам гендерные роли.

Гендер создается (конструируется) обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе и его институтах (семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании, и др.). Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы асимметричны таким образом, что мужчины и все «мужское / маскулинное» (черты характера, модели поведения, профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское / фемининное» определяется как вторичное, незначительное с социальной точки зрения и подчиненное. С определенного момента времени почти в каждом обществе, где социально предписанные характеристики имеют два гендерных типа, одному биологическому полу предписываются социальные роли, которые считаются культурно вторичными. Не имеет значения, какие это социальные роли: они могут быть различными в разных обществах, но то, что приписывается и предписывается женщинам, оценивается как вторичное (второсортное).

4 стр., 1589 слов

Наши социальные роли определяются ожиданиями других людей (Н. Смелзер)

... развития общества, поэтому меня очень интересует тема социальных ролей личности, и я решила изучить ее подробно, чтобы в дальнейшем применить полученные знания на практике. Я считаю необходимым ознакомиться ... над тем, почему это так. Ведь и проблема не вчера возникла. На мой взгляд, родители и подростки занимают в обществе совершенно разные социальные статусы, и выполняют различные социальные роли. ...

Кирилина А.В. подчеркивает, что важную роль в развитии и поддержании гендерной системы играет сознание людей [5].

Конструирование гендерного сознания индивидов происходит посредством распространения и поддержания социальных и культурных стереотипов, норм и предписаний, за нарушение которых общество наказывает людей. К примеру, ярлыки «мужеподобная женщина» или «мужик, а ведет себя как баба» весьма болезненно переживаются людьми и могут вызывать не только стрессы, но и различные виды психических расстройств.

С момента своего рождения человек становится объектом воздействия гендерной системы — в традиционных обществах совершаются символические родильные обряды, различающиеся в зависимости от того, какого пола родился ребенок; цвет одежды, колясок, набор игрушек новорожденного во многих обществах также определены его полом.

Теория социального конструирования гендера основана на двух постулатах:

1) гендер конструируется (строится) посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации;

2) гендер конструируется и самими индивидами — на уровне их сознания (т.е. гендерной идентификации), принятия заданных обществом норм и ролей и подстраивания под них (в одежде, внешности, манере поведения и т.д.).

Теория социального конструирования гендера активно использует понятия гендерной идентичности, гендерной идеологии, гендерной дифференциации и гендерной роли.

Гендерная идентичность означает, что человек принимает определения мужественности и женственности, существующие в рамках своей культуры.

Гендерная идеология — это система идей, посредством которых гендерные различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том числе с точки зрения «естественных» различий или сверхъестественных убеждений [4].

Гендерная дифференциация определяется как процесс, в котором биологические различия между мужчинами и женщинами наделяются социальным значением и употребляются как средства социальной классификации [там же].

Гендерная роль понимается как выполнение определенных социальных предписаний-то есть соответствующее полу поведение в виде речи, манер, одежды, жестов и прочего. Когда социальное производство гендера становится предметом исследования, обычно рассматривают, как гендер конструируется через институты социализации, разделения труда, семьи, масс-медиа, основными темами оказываются гендерные роли и гендерные стереотипы, гендерная идентичность, проблемы гендерной стратификации и неравенства.

12 стр., 5585 слов

Гендерная лингвистика

... Глава 1. Теоретические предпосылки исследования гендерных стереотипов в лингвистике 1.1 Основные положения гендерной лингвистики Определение понятия гендер Как отмечает А.В. Кирилина ... поведения). Данная теория апеллирует понятиями гендерная идентичность, гендерная идеология, гендерная дифференциация и гендерная роль. Под гендерной идентичностью понимается принятие человеком определений ...

Гендер как стратификационная категория рассматривается в совокупности других стратификационных категорий (класс, раса, национальность, возраст). Гендерная стратификация — это процесс, посредством которого гендер становится основой социальной стратификации [5].

Понимание гендера как культурного символа связано с тем, что пол человека имеет не только социальную, но и культурно-символическую интерпретацию. Иными словами, биологическая половая дифференциация представлена и закреплена в культуре через символику мужского или женского начала. Это выражается в том, что многие не связанные с полом понятия и явления (природа, культура, стихии, цвета, божественный или потусторонний мир, добро, зло и многое другое) ассоциируются с «мужским / маскулинным» или «женским / фемининным» началом. Формируестя символический смысл «женского» и «мужского», причем «мужское» отождествляется с богом, творчеством, светом, силой, активностью, рациональностью и т.д. (и, соответственно, бог, творчество, сила и прочее символизируют маскулинность, мужское начало).

«Женское» ассоциируется с противоположными понятиями и явлениями — природой, тьмой, пустотой, подчинением, слабостью, беспомощностью, хаосом, пассивностью и т.д., которые, в свою очередь, символизируют фемининность, женское начало [1].

Классификация мира по признаку мужское / женское и половой символизм культуры отражают и поддерживают существующую гендерную иерархию общества в широком смысле слова.

В конце 80-х — начале 90-х годов возникла гипотеза «гендерных субкультур», восходящая к работе Гамперца (Gumperz) по исследованию межкультурной коммуникации, а также к более ранним работам по этнологии, этнографии, истории культуры (Borneman, Mead).

В трудах Мальца и Боркер (Maltz, Borker) и Таннен (Tannen) принцип межкультурной коммуникации распространен на гендерные отношения.

Дифференциация понятий пол и гендер означала выход на новый теоретический уровень осмысления социальных процессов. В конце 80-х годов феминистские исследовательницы постепенно переходят от критики патриархата и изучения специфического женского опыта к анализу гендерной системы. Женские исследования постепенно перерастают в гендерные исследования , где на первый план выдвигаются подходы, согласно которым все аспекты человеческого общества, культуры и взаимоотношений являются гендерными. В современной науке гендерный подход к анализу социальных и культурных процессов и явлений используется очень широко. В ходе гендерных исследований рассматривается, какие роли, нормы, ценности, черты характера предписывает общество женщинам и мужчинам через системы социализации, разделения труда, культурные ценности и символы, чтобы выстроить традиционную гендерную асимметрию и иерархию власти. [9]

25 стр., 12434 слов

Методика гендерного развития подростков посредством культуры танца

... Глава I. Теоретические основы методики гендерного развития подростков посредством культуры танца 1 Сущность понятий «гендер», «гендерная культура», «полоролевое поведение» Пол - комплекс репродуктивных, телесных, поведенческих и социальных признаков, определяющих индивида ...

Существует несколько направлений разработки гендерного подхода (гендерной теории).

К основным теориям гендера, принятым сегодня в социальных и гуманитарных науках, относятся теория социального конструирования гендера , понимание гендера как стратификационной категории и интерпретация гендера как культурного символа [2].

Помимо этого, весьма популярным в отечественных работах остается псевдогендерный подход . Псевдогендерными исследованиями называются те, где это понятие используется как якобы синоним слова пол или как синоним социополовой роли . Такая ситуация складывается в том случае, когда авторы / исследователи осознанно или неосознанно стоят на биодетерминистских позициях, т.е. считают, что биология человека совершенно четко определяет мужские и женские социальные роли, психологические характеристики, сферы занятий и прочее, а слово гендер используют как «более современное». Содержательно ситуация не меняется даже тогда, когда пол как биологический факт и гендер как социальная конструкция авторами все же различаются, но наличие двух противоположных «гендеров» (мужского и женского) принимается как отражение двух биологически разных полов.

Современная гендерная теория не пытается оспорить существование тех или иных биологических, социальных, психологических различий между конкретными женщинами и мужчинами. Она просто утверждает, что сам по себе факт различий не так важен, как важна их социокультурная оценка и интерпретация, а также построение властной системы на основе этих различий. Гендерный подход основан на идее о том, что важны не биологические или физические различия между мужчинами и женщинами, а то культурное и социальное значение, которое придает общество этим различиям. Основой гендерных исследований является не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, но анализ власти и доминирования, утверждаемых в обществе через гендерные роли и отношения.

Таким образом, можно прийти к выводу, что понятие гендер обозначает, в сущности, и сложный социокультурный процесс формирования (конструирования) обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, и сам результат — социальный конструкт гендера. Важными элементами создания гендерных различий являются противопоставление «мужского» и «женского» и подчинение женского начала мужскому началу.

1.2. Подходы к исследованию характеристик текста, ориентированного на мужчину и женщину

19 стр., 9479 слов

Знакомство подростка с журналами для детей через библиотеки г. Челябинска

... свой путь в жизни, но из-за низких тиражей и реализации только подписным путем качественные журналы не доходят до читателя. К сожалению, у современных подростков часто нет ... низкокачественной журнальной прессы формируют низкую культуру чтения читателей. Следовательно, часть качественной периодики для подростков, проходя путь от издателя к читателю через посредника - библиотекаря, теряется. ...

Журнал является одним из основных средств массовой информации, оказывает влияние на общественное мнение, формируя его в соответствии с интересами определенных общественных классов, политических партий, организаций. Термин «журнал» произошел от французского слова journal – дневник, газета. Глянцевые, иллюстрированные журналы относятся к печатным средствам массовой информации. Они занимают промежуточное положение в медиа индустрии между газетами и книгами, что определяет их специфику. Она заключается в том, что изначально, с момента своего возникновения, конец 19 века, журналы были призваны заполнить пробел между газетами и «серьезными», «интеллектуальными» книгами. На страницах журналов информация развлекательного характера (модные новинки, реклама товаров и услуг) чередуется с материалами по истории, искусству, культурному наследию, которые по форме и содержанию доступны массовому читателю. Второй особенностью журнала как медиа продукта является его «адресность», ориентация на определенную группу читателей. Целевая аудитория глянцевых журналов выделена по определенному признаку потенциального читателя: пол (мужские/женские), профессиональная принадлежность (журнал для бухгалтеров, учителей физики и математики и проч.), место жительства (городская/сельская местность) и др. В качестве третьей специфической характеристики журнала можно выделить дизайн издания. В отличие от газет и книг, в которых преобладает текст, а картинки, фотографии, карикатуры и прочее являются только иллюстрацией к тексту, в журнале визуальный и вербальный компоненты сосуществуют как равные части целого. [6]

Гендерно ориентированными издания представляют собой иллюстрированные журналы, материалы которых затрагивают «все» сферы мужской/женской жизни: профессиональная карьера, сексуальные взаимоотношения, мода, путешествия. К этому типу относятся издания, в рамках которых происходит непосредственное формирование и репрезентация представления о мужественности и/или женственности, релевантных современной российской гендерной культуре, о формах и способах представления аутентичной маскулинности и/или фемининности, «идентификационной системы», посредством которой возможна самопрезентация к качестве «настоящего» мужчины или «настоящей» женщины.

Идеологический компонент предписаний включает представление ценностей и мировоззрения, которое должен разделять «настоящий» мужчина/женщина. При этом декларируется система «настоящих мужских/женских» идей и взглядов. Предписания этикета и материально-вещной атрибутики задают поведенческие образцы для настоящего мужчины/женщины в повседневных ситуациях (на работе, дома, в дружеской компании и т.п.) и символы уместного для читателей потребления. Роль и значение рекламы товаров определенных, как правило, престижных и дорогих марок, трудно недооценить. Причин, по которым в данном типе СМИ реклама стала равной, а иногда большей по своей значимости частью медиа продукта, достаточно много, отметим две наиболее очевидные. Первая непосредственно связана с тем, что любой журнал, СМИ представляет собой коммерческий проект, и целью его создателей является получение материальной прибыли. Экономическая эффективность изданий напрямую зависит от доли и качества рекламы, публикуемой на его страницах. Вторая причина связана с увеличение роли и места потребления в жизни современного общества. Создание лейбл-культуры способствует также конструированию наиболее очевидной демаркационной линии между «печатной версией» и другими типами мужественности и женственности, когда вещь престижной марки становится объектом референции, ссылкой на образ. Материальный характер товаров потребления (одежда, обувь, аксессуары, автомобили, сотовые телефоны и прочее) позволяет им быть наиболее явными, наглядными и однозначно интерпретируемыми символами истинной мужественности или женственности. [7]

26 стр., 12824 слов

Женская поэзия на примере Тушновой и Ахмадулиной

... наше время, полемика о женском литературном творчестве продолжается. Многие великие мужские умы скептически оценивали способность женщины к творчеству[2; 7], - ... от мира мужчины [9]. То же самое мы можем сказать и о женской литературе в целом, и о женской поэзии в ... века, в литературных журналах можно найти немало инструкций, подробно объясняющих, какой надо быть женской литературе, чтобы считаться ...

Исследование языкового конструирования гендера в журналах об образе жизни имеет ряд специфических черт. Адресность данного вида публикаций определяется гендерными характеристиками аудитории. Мужские и женские журналы являются дискурсом, в центре которого стоят вопросы, связанные с тем, что значит быть женщиной или мужчиной в данном обществе, какой образ жизни приемлем для женщины или мужчины. Необходимым условием коммерческого успеха журнала является соответствие представляемых журналом гендерных смыслов представлениям о мужественности и женственности, разделяемым читательской аудиторией. Печатный характер журнальной прессы, где информация передается посредством текстов и визуальных образов, открывает широкие возможности для изучения языковых механизмов конструирования гендера в данном типе дискурса.

Неоднородность печатной прессы объясняет многообразие подходов к изучению гендера. Гендер исследуется как в изданиях общей направленности (работы А.В. Кирилиной, Г.С. Двиняниновой), так в журналах для женщин (С. Эггинс, Р. Иедема и М. дель-Тесо-Кравиотто) и специализированных изданиях, например, в бизнес-журналах (В. Коллер) и в журналах для родителей (Дж. Сандерленд).

Тем не менее, несмотря на разнообразие тематики, материала и подходов к изучению гендера, работы, посвященные конструированию гендера в прессе, зачастую не носят комплексного характера: в большинстве случаев они сфокусированы на одном/двух журналах и/или на одной проблеме. [3]

Сравнение языковых средств конструирования мужественности и женственности, как правило, не проводится.

Исследования гендерных репрезентаций показывают, что роль СМИ в формировании гендера является очень значимой, более того она усиливается в современном информационном обществе. Можно выделить следующие тенденции трансформации гендерных ролей и их представления в СМИ: гендерная поляризация; неотрадиционализм; появление новых эгалитарных моделей гендерных образцов, которые оказываются пока маргинальными для основного русла репрезентаций. В сравнительной перспективе можно отметить, что СМИ более склонны к воспроизведению неотрадиционалистских гендерных образцов, дискриминационных отношений между мужчинами и женщинами. В то время как основная тенденция западных СМИ – более успешное продвижение эгалитарных представлений о мужчине и женщине.

Глава 2. Языковые средства конструирования гендера в мужских и женских журналах об образе жизни

2.1. Жанровая особенность мужских и женских журналов

Издания, посвящённые образу жизни, отличаются широтой освещаемых тем и отсутствием жёстких жанровых ограничений.

13 стр., 6133 слов

Проблемы определения ролей мужчин в современном обществе

... социальной работы, проблема состоит в определении роли мужчины в социальной жизни общества, выявлении социального смысла и значения мужских стереотипов в социальной реальности. I . Современный мужчина 1.1 Проблемы определения ролей мужчин в современном обществе На фоне социальных и ...

Сравнительный анализ жанров, представленных в мужских и женских журналах, позволяет выделить основные тенденции в структурировании информации, а также выявить черты сходства и различия между женскими и мужскими изданиями.

Среди черт, объединяющих эти журналы, представляется возможным выделить общие тематические блоки и жанровое построение текстов. К общим темам, затрагиваемым в мужских и женских журналах, можно отнести тему моды (стиля) и публикации о здоровом образе жизни. Общими жанрами являются традиционные для журнальной прессы интерактивные жанры (письмо редактора, письма в редакцию, советы эксперта), интервью со знаменитостями, обзор новинок. Однако языковые формы, используемые в заголовках мужских журналов, отличаются от языковых средств, принятых в женских журналах, что позволяет лишь условно провести аналогию между жанрами мужских и женских журналов. [3]

Названия рубрик, освящающих модные тенденции в одежде, в мужских журналах отличаются меньшей вариативностью, чем в женских: возможные названия рубрики – Fashion (Eve, Elle), Fashion & Beauty (New Woman), Cosmo Look (Cosmopolitan), Your Style (Ladies’ Home Journal).

В дискурсе женских журналов слова fashion, style, beauty, look выступают в качестве контекстуальных синонимов, при этом совмещаются понятия моды, стиля и красоты, одновременно подчёркивается необходимость красиво (модно, стильно) выглядеть.

В мужских журналах подобные рубрики озаглавлены Fashion (Best Life, Maxim, FHM, Vibe) или Style (Esquire).

В некоторых журналах публикации о новых тенденциях в одежде включены в группу публикаций широкого характера – Guy Knowledge (Men’s Health) и Gear Guide (Men’s Journal).

Способ подачи материала отличается практической направленностью, например, в журнале Men’s Health даётся общая характеристика различных видов обуви ( black dress shoes, hybrid, brown dress shoes, loafers, boots ) ( MH 36 ), в каких жизненных ситуациях какую пару следует надевать и где их можно приобрести. Журнал Men’s Journal предлагает аналогичный обзор различных видов курток и пальто, даётся подробное описание материалов, используемы для пошива, расшифровываются эмблемы на этикетках: Storm-shopping ; Winter-defying Jackets . The elements are no match for the season’s best softshells, hardshells, and parkas. (MJ 94)

Заголовки традиционного жанра «советы эксперта» в мужских журналах имеют свою специфику. Если в женских журналах названия рубрик советов эксперта представляют собой номинативные сочетания ( Love Q & A , Money Q & A ; Your Body. We answer pressing breast questions – Cosmopolitan; Your health (LHJ)), то в мужских журналах заголовки подобных рубрик выражены побуждающими к действию предложениями: Ask Men’s Health , Tell Men’s Health ( Men’s Health ), Ask the Fitness Coach , Ask the Career Coach ( Best Life ).

[3]

В целом основная часть материалов женских журналов очень схожа с публикациями, помещёнными в журналах для мужчин. Темы моды, новинок и жизни знаменитых людей одинаково важны для обеих гендерных групп; большинство жанров также отражают общность интересов. Основным компонентом концептов женственности и мужественности служит стремление соответствовать требованиям времени, следить за происходящими вокруг событиями, расширить кругозор, найти ответы на жизненные вопросы.

Вместе с этим анализ тематической и жанровой составляющей журналов об образе жизни позволяет выделить ряд тем и жанров, характерных только для одной гендерной группы. Так, в отличие от мужских журналов, в журналах для женщин одно из центральных мест занимают темы дома, семьи, здоровья, еды; зачастую эти темы переплетаются и публикации помещаются в одну рубрику. Примером может служить обобщённое название Living (Eve), причём употребляется оно во всех значениях – жильё, образ жизни, пища; в раздел объединены статьи по садоводству ( It’s May thing. Inspiration and courses to sharpen your gardening skills ), создание уюта (Feminine charm. Pretty interiors that won’t make him panic), возможности хорошо отдохнуть с детьми ( Have kids, will chill! Where to take your children on holiday – and still come back relaxed ), вопросам питания (7 dishes for seven days. Healthy eating without the self-denial).

Наличие тем «дом», «семья», «питание», «здоровье» как неотъемлемой части женских журналов отвечает традиционному патриархальному представлению о женственности. Отсутствие или незначительная представленность таких тем, как «семья», «дом», «воспитание детей», «кулинарные рецепты» является гендерно значимым фактором, ограничивающим набор концептообразующих компонентов мужественности. [6]

Особое место в женских журналах занимает раздел «гороскоп». В журнальном дискурсе представлены различные виды гороскопов: классический, карьерный, любовный. Гороскоп понимается как помощник в жизни, тренер.

Тексты гороскопов женских журналов позволяют проследить, какой образ женственности представлен на страницах женских журналов и какие языковые средства в этом участвуют.

Тематически предсказания строятся вокруг областей жизни, которые

традиционно считаются женскими – дом, семья, подруги, любовь: Love, life, work and social affairs – they are going so well for right now (Cosmopolitan 2005).

Журналы для мужчин, в отличие от женских изданий, представляют собой неоднородную группу с точки зрения тематики материалов и способов их подачи. Рассмотрим темы и жанры, играющие важную роль в концептуализации представлений о том, что входит в сферу интересов современного мужчины.

Мужские журналы отличаются от женских в плане обсуждаемых тем и

представленных жанров. К «мужским» темам следует отнести политику, спорт, приключения, охрану окружающей среды и другое.

Публикации о спорте и приключениях, как правило, объединены в одну из постоянных рубрик журнала: Sports (Maxim), Adventure (Men’s Journal).

В журналах, где нет отдельной рубрики о спорте, присутствуют статьи, обзоры спортивных событий. Следующий подзаголовок прогноза баскетбольных игр подтверждает мысль о том, что спорт является одной из тем «мужского» разговора и, следовательно, одним из важных элементов концепта «мужественность»: You aren’t going to tune in to any one game until April, when the playoffs and earnest attempts at defense both start. Still, that doesn’t mean you shouldn’t have anything to talk about during regular season. NBA preview. ( Maxim, 84 ) [27]

Все проанализированные мужские журналы содержат подробные описания различных технологических новинок: автомобилей, мотоциклов, цифровых приборов и прочее. Рубрика журнала Esquire называется The Digital Man , журналы FHM и Maxim включают две рубрики: Gadgets и Wheels . Технические и механические предметы входят в сферу «мужского». Показательно следующее описание автомобиля Mustang, в котором подчёркивается, что только мужчина способен оценить технические характеристики автомобиля: There’s a certain kind of person who hears the phrase “fastest factory-built Mustang ever” and sheds a tear. That person is called a man. The Shelby’s 500 snarling ponies come courtesy of a supercharged engine tweaked out with an intercooler, custom camshafts, and the aluminum heads from the Ford GT supercar. Even better, it delivers its road-rippling torque (480 lb.-ft. at max) all over the tach, so the car is both endlessly powerful and surprisingly drivable. ( Maxim, 61 ) [27]

К абсолютно специфическим жанрам мужских журналов следует также отнести разделы, состоящие из анекдотов и шуток, и различные материалы, представляющие результаты конкурсов женской красоты. Анекдоты и шутки (jokes), публикуемые в мужских журналах, представляют женщину в подчинённом положении или негативном свете. Зачастую юмористический эффект достигается посредством апелляции к репродуктивным органам или репродуктивной функции человека. Именно эти характеристики позволяют отнести юмористический жанр к гендерно маркированным, в данном случае к «мужским». Данное положение подтверждается исследованиями смеховых текстов русской культуры, которые показали, что в рамках данного жанра гендерные отношения структурируются пропозицией мужчина – субъект , женщина – объект , которая проявляется в языке в виде предпочтительной ассоциации мужчин с функцией субъекта, а женщин – с позицией объекта: «чукча говорит жене», «“новый русский сидит” с девушкой в ресторане» и т.п. [8]

Для мужских журналов характерен такой жанр как конкурсы и рейтинги женской красоты. Журналы Maxim и FHM проводят регулярные конкурсы красоты Miss Maxim и Miss FHM во всех странах, где издаётся журнал, а редакция журнала Esquire в каждом номере предлагает рейтинг самых сексуальных и самых красивых женщин (The Sexiest Woman Alive; The Other Woman We Love; The Obscure Women We Love).

Отсутствие аналогичных жанров в женских журналах и (вос)производимое данным жанром представление о «мужчине» как ценителе женской красоты (заметим, что красота позиционируется как «женское» качество) позволяет рассматривать рейтинги красоты как гендерно маркированный (мужской) жанр.

На основании сказанного, можно сделать вывод, что тематика и жанровая специфика являются гендерно релевантными факторами. Женские журналы преимущественно воспроизводят образ женственности, принятый культурной традицией: жизнь строится вокруг концептов «дом», «семья», «межличностные отношения». Лингвистически эти концепты закреплены в структурировании разделов журнала. В текстах астрологических предсказаний создается концепт женственности, круг интересов который включает тот же набор понятий: дом, семья, межличностные отношения. Прогрессивная женственность закреплена в прогнозах о работе и финансовом благополучии. Представленные в мужских журналах темы создают образ социально активного мужчины, который интересуется спортом, способен правильно оценить технические характеристики новых технологических достижений, принимает активное участие в общественной жизни. В качестве гендерно маркированных жанров выступают шутки и рейтинги и конкурсы женской красоты. Женственность при этом концептуализируется в качестве объекта, поскольку ценителем женской красоты является мужчина.

2.2. Конструирование гендерной составляющей метафорой

Метафору определяют как приписывание значения или черт одного явления, источника метафоры ( source domain ) другому явлению ( target domain ).

Перенос осуществляется во всех сферах жизни, как правило, в одном направлении, метафоризация какого-либо явления может быть представлена в форме системы и всегда основывается на физическом или социокультурном опыте [13].

Обобщение многочисленных примеров метафоризации мужественности, представленных в мужских журналах, обусловили выбор методологии их описания. Методом сплошной выборки были отобраны примеры метафоризации мужественности. Анализ не ограничивался отбором метафорических выражений, например: Wage a war on oldness with this arsenal of hair and face products. (FHM 37) [30] Повторяемость сходства переноса позволяет определить основные модели метафоризации, приведённый выше пример может быть отнесён к модели МУЖЧИНА – ВОИН. Метафорические модели могут быть объединены в связные метафорические комплексы ( coherent metaphor complexes ).

Модели МУЖЧИНА – ВОИН и МУЖЧИНА – СЫЩИК (ДЕТЕКТИВ) являются частью метафорического комплекса СИЛА.

В результате исследования были выделены два метафорических комплекса, концептуализирующих мужественность: СИЛА И СОПЕРНИЧЕСТВО и ЛИДЕРСТВО И КОНТРОЛЬ.

Метафорический комплекс СИЛА И СОПЕРНИЧЕСТВО представлен следующими моделями: МУЖЧИНА – ВОИН; МУЖЧИНА – СЫЩИК и МУЖЧИНА – ИГРОК.

Центральное место занимает метафоризация мужественности, говоря о МУЖЧИНЕ – ВОИНЕ. При этом различные сферы жизни представляют собой поле битвы: боль, старость, отношения с женщинами, с сослуживцами, с начальником, с различными внешними организациями, и жизнью в целом.

Share with us your hard won life lessons. (Es 39) [26]

Include her. Make her part of the process. It makes her think, which is half the battle. (MH 138) [29]

We tapped Washington insiders for Capitol Hill’s most potent backdoor tactics. Use them in your full-scale office offensive… Have your office allies leak that you tanked. Your in-house competitor will let its guard down… Explode a tiny problem into a big issue, then parade out the solution. (MH 94) [29]

Теперь рассмотрим модель МУЖЧИНА – СЫЩИК.

Doctors are health detectives so give them as many clues as possible by gathering all your medical data. (MH 24) [29]

В данном примере мужчина позиционируется как помощник детектива, ассистент, который может предоставить улики. Референтом гендерно нейтрального слова doctor на страницах мужского журнала, как правило, является мужчина-врач. Подтверждение тому служит высказывание, приведённое на этой же странице в журнале: To be a good doctor a man must also have a good character, that is to say, whatever weaknesses and foibles he may have he must love his fellow human beings in the concrete and desire their good before his own. (MH 24) [29] Интерес представляет использование слова man и местоимения he по отношению к врачу, и гендерно нейтрального fellow human beings – по отношению к пациентам. Врач, таким образом, всегда мужчина, и, следовательно, мужчина-врач – детектив, следователь.

Соперничество как неотъемлемая часть жизни мужчины представлено в более «мирных» метафорических моделях, в частности МУЖЧИНА – ИГРОК. Чаще всего как игра воспринимаются отношения с противоположным полом, в которых для мужчины важно занять первое место, получить дополнительные очки:

Notice small details. The rewards are inversely proportional. (Es 100) [26]

Remember, visiting her folks earns points that last all year. (MH 34) [29]

Метафорический комплекс ЛИДЕРСТВО И КОНТРОЛЬ включает две метафорические модели МУЖЧИНА – ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЬ, ПУТЕШЕСТВЕННИК и МУЖЧИНА – МЕХАНИК.

Используя метафору путешествия, журнал часто позиционируется как помощник в путешествии по жизни, гид, использование которого поможет избежать неприятностей или негативных моментов. Как правило, к этой метафоре прибегают редакторы в своем обращении к читателям:

Finally, Esquire’s Big Black Book 2006, our new manual to navigating the rocky shoals of life and style, is now available at Barnes and Nobles, lots of newsstands and at Esquire.com. (Es 40) [26]

Consider this issue your guide to all the illicit pleasures of the night, known and unknown. Use it wisely… (M 20) [28]

Стереотипное представление о мужественности как технически ориентированной личности реализуется в механической метафоре МУЖЧИНА – МЕХАНИК. Объектом деятельности механика могут являться как его собственная мужская идентичность в общем, и тело в частности, так и женщина. В обоих случаях акцентируется активная позиция мужчины, в первом случае мужчина контролирует свою идентичность, во втором активность мужчины подчёркивается посредством объективации женщины.

Значительное количество советов экспертов и других статей состоят из различного рода советов относительно того, чтобы тело «работало гладко». Так, процесс приёма пищи сравнивается с заправкой машины топливом:

Turnkey nutrition. After a long day at work, the last thing I want to do is cook an elaborate meal. “The Perfect Day of Eating” [September] is easy, versatile, and nutritious. Plus, it fuels me up for the gym. (MH 38) [29]

Подобно любому механизму, тело может нуждаться в ремонте:

Wait until your muscle repair has peaked before having a drink. (MH 34) [29]

Однако механическая метафора распространяется не только на тело, но также на другие области жизни, необходимо «настроиться» на окружающий мир или «включиться», что означает узнать о новинках в области музыки, кино, игр и другое.

Get plugged in! (FHM 49) – заголовок одной из рубрик журнала, посвящённый новым книгам, играм, музыкальным альбомам, фильмам.

По отношению к женщинам механическая метафора, характеризующая мужчину как механика, используется в контексте необходимости настройки, ремонта. Женщина представляется как несовершённый механизм, требующий оказания механической (мужской) помощи, что также служит поддержанию традиционных стереотипов о пассивной роли женщины.

Turn on the sex switch. This tool is invisible – and guaranteed to work wonders. (MH 14) [29]

There is no such thing as low maintenance or high maintenance, just a bunch of women hoping for a capable mechanic. (Es 100) [26]

В женских журналах женственность структурируется посредством метафор, которые относятся к традиционным представлениям о том, что входит в сферу жизни женщины – приготовление пищи, рукоделие, покупки, уборка дома, садоводство, воспитание детей.

Доминирующее место среди метафор, характеризующих женственность в журналах об образе жизни, является метафора ЖЕНЩИНА – КУЛИНАР. Описывая различные явления окружающей действительности, авторы публикаций чаще всего склоняются к кулинарии: еда и процесс приготовления пищи являются в этом случае основанием для сравнения. Читательская аудитория (женщины) позиционируются как эксперты в области кулинарии и кулинарной терминологии, которая включает значительное число заимствованных слов ( bologna, boeuf bourguignon ).

Основанное на метафорическом переносе значение слова gobble ( «пожирать, проглатывать, поглощать» ) в совокупности с тематикой ( книги о диетах ) усиливают кулинарную составляющую в следующем примере:

Why is it, then, that we’re gobbling these books up but still getting fatter by the minute? Simple: A lot of the diet programs weighing down bookstore shelves are so fraught with sketchy advice that they can do more harm than good. That’s why we checked out the 10 you’re most likely to encounter – and separated the bologna from the boeuf bourguignon. (WH 74) [24]

Идея угощения служит основанием для переноса данной мысли на сферу косметических средств, модной одежды и аксессуаров:

Feast your eyes on this season’s most wanted gear in the WH Holiday Gift Guide. (WN 10) [20]

So go ahead – use your precious bedtime hours to treat your skin to a hearty dose of moisture. (LHJ 54) [18]

Интересно, что негативные стороны внешности также получают «кулинарное» описание. Перхоть сравнивается с сахарной пудрой: If it looks like someone’s taken a sugar-shaker to your shoulders, it’s down to something a little mire icky than a parched scalp. (Eve 64) [17]

Второй по величине группой метафор, характеризующих женственность, является модель ЖЕНЩИНА – РУКОДЕЛЬНИЦА, основные функции которой заключаются в выполнении декоративных работ над своей внешностью: The Sonoma Diet: Trimmer Waist, Better Health in Just 10 Days! (WH 76) [24]

Способность шить предполагает умение подгонять, подшивать по фигуре, что даёт возможность для переноса функции на приготовление пищи – умение «подгонять, адаптировать» рецепты: Super Thanksgiving foods Cranberries, pumpkins, sweet potatoes – Turkey Day dinner may be better for you than you’d think. We’ll tell you how to deliciously tailor your recipes for health. (LHJ 12) [18]

Уход за домом и садом служит основанием для метафорического осмысления поддержания красоты и заботы о внешности. Этот метафорический комплекс можно назвать ЖЕНЩИНА – ДОМРАБОТНИЦА, однако данное название унижает роль женщины и не совсем точно отражает суть метафорического переноса. Женщина позиционируется как СЛЕДЯЩАЯ ЗА ЧИСТОТОЙ И ПОРЯДКОМ.

The wow-appeal of the style is all down to the tailoring. Hug your curves with high-waisted pencil skirts and neat little jackets, then polish off the look with a statement clutch and patent peep-toes. (Eve 24) [17]

Среди альтернативных метафорических моделей женственности следует отметить метафору войны и следовательно ЖЕНЩИНУ КАК ВОИНА. Данная метафорическая модель акцентирует активность женщины, но специфика её использования воспроизводит традиционные стереотипы: объектами «военных действий», совершаемых женщинами в женских журналах, являются лишний вес, целлюлит, веснушки и другое. Действие замыкается, таким образом, на самой женщине; забота о внешней привлекательности также соответствует традиционным стереотипам. [3]

I’ve always battled my weight. (LHJ 123) [18]

Plus, I’ve discovered the instant solution to winter-tight skin and found a product that makes battling cellulite a treat! Korres Garcinia & Guarana Cream-Gel Smells gorgeous – blitzing cellulite has never been such a treat (E 48) [17]

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что метафоризация журналов об образе жизни воспроизводит традиционные представления о мужественности и женственности, при этом актуализируются мужские и женские роли. Мужские метафоры отражают такие качества как сила, активность, инициативность, деятельность, власть, стремление лидировать и контролировать жизненные ситуации, что может быть соотнесено со стереотипным представлением о мужественности в культурной традиции. Женственность представлена как мать и жена, заботящаяся о доме, семье и детях; значительную часть деятельности женщины составляют заботы о своей внешности.

2.3. Особенность изобразительных средств в мужских и женских журналах

Стремление максимально приблизить язык современных СМИ к ситуации неформального разговора или коллоквиализации, является, по мнению ряда исследователей, специфической чертой популярных СМИ. Мужские и женские журналы не являются исключением.

Основу коллоквиальной специфики составляют разговорная лексика. Разговорные слова или коллоквиализмы, служат для создания естественного разговорного колорита в ситуации неформального общения. Особенно широко они используются в заголовках, выносимых на обложку, то есть в той части журнала, которая может заинтересовать потенциальных читательниц и читателей настолько, что они купят данный номер журнала.

Сленгизмы в журнальном дискурсе могут трактоваться как маркер статусности. Обычно причиной создания сленга является стремление к новизне и оригинальности, поэтому сленг динамичен: новые слова и значения появляются на регулярной основе. В то же время жизнь сленгизмов коротка, поскольку новые слова постоянно вытесняют старые, уже наскучившие. Во многом это объясняет популярность сленга среди прогрессивной части общества, молодёжи. Используя в своей речи сленгизмы, редакторы женских журналов и авторы публикаций подчёркивают свою принадлежность к этой группе и вместе с тем рассчитывают на понимание со стороны читательниц. Таким образом, создаётся образ молодой прогрессивной женственности и мужественности, которые стремятся к оригинальносте, новизне и следят не только за модой в одежде, косметике, парфюмерии, но и в языке. [7]

Man, I wish I got that excited about morning runs. I tend to wimp out and hibernate as soon as the mercury drops below 50 degrees. (WH 32) [24]

We jetted off to New York to shoot our cover star Kim and have a natter with her over a Krispy Crème of two (Cosmopolitan 10) [15]

Типичные для разговорной вводные слова и выражения, междометия также подчёркивают неофициальность, придают оттенок дружеской фамильярности:

Yes, you could be enjoying drinks with… (Cosmopolitan 23) [15]

Well, you see, I’m retiring… (MW 3)

Ok, so my son was less than a year old… (LHJ 16) [18]

Следует подчеркнуть, что для мужских журналов в большей степени, чем для женских характерно использование сленгизмов.

Finding Paradise. When the winter frost sets in, you can either hunker down or head for the sun. (MJ 3) [30]

The Style (Fashion) Get a wardrobe to wow the world. (M 16) [28]

The Junkie in the O.R. Why going under is more dangerous than you think. (MH 11) [29]

Обилие разговорных структур в журнальной прессе свидетельствует о неофициальности ситуации общения. Неофициальность создаёт дружелюбные отношения между читателями и редакцией. Широкое использование сленгизмов служит маркером общности интересов, открытости ко всему новому, ведь как уже отмечалось выше, сленг появляется в результате стремления к оригинальности, новизне.

В журналах для женщин обращает на себя внимание изобилие аффективных прилагательных и имён прилагательных в превосходной степени. Аффективные прилагательные служат выражением не столько конкретных качеств предмета или явления, сколько эмоционального отношения говорящего к этому предмету или явлению. [3]

We’ve crammed so much brilliant stuff into this issue. (Bella 3) [14]

Make sure and grab our third exciting issue of Cosmo Style, packed full of fabulous fall clothes, makeup secrets, and the hottest celebrity trends. (Cosmopolitan 7) [15]

Среди абсолютно специфических черт субъязыка мужских журналов можно выделить следующие: 1) использование слов, принадлежащих к максимальному уровню сниженности (вульгаризмы); 2) намеренное нарушение грамматических и орфографических правил.

К вульгаризмам относятся слова, обозначающие сексуальную активность, физиологические процессы, названия репродуктивных органов человека. Рубрики журнала, посвящённые советам экспертов, характеризуются наиболее частым использованием сниженной лексики.

I want to learn badass driving moves. (M 24) [28]

… somehow he [Steve Irwin] made had me glued to my seat every week, wondering which dangerous animal he would piss off that day. (MJ 8) [30]

Наиболее распространённой формой нарушения грамматических правил является использование ain’t для выражения отрицания:

These internet videos will probably get you fired. Evil Japanese wake ups. Your alarm clock ain’t got nothin’ on being yanked out of bed by a horse. (FHM 124) [27]

You can outmaneuver him, but you ain’t gonna outrun him. I tried it. It don’t work. (Es 186) [26]

Таким образом, можно сделать вывод, что использование сниженной лексики и отклонения от стандартной орфографии в мужских журналах создают образ сильной, свободной мужественности.

Значительным импликативным потенциалом в дискурсе женских журналов обладает инклюзивное и эксклюзивное использование местоимений, которые позволяют определенным образом позиционировать редакцию и читательскую аудиторию. Эксклюзивное использование местоимения we отражает роли участников коммуникативного акта: редакция позиционируется как отправитель сообщения (автор текста), читательская аудитория — как получатель сообщения. Инклюзивное использование местоимения we создает иные дискурсивные позиции («мы – женщины»), где женственность является первостепенной социальной и культурной категорией, объединяющей читательскую аудиторию и редакцию. Как правило, контекстом инклюзивного использования местоимений являются эпизоды из личного опыта редактора или из жизни его/ее семьи; предполагается, что подобные случаи из жизни знакомы читательницам, а местоименные формы служат цели эмоционального сближения (солидаризации) редактора и читательской аудитории: [7]

Thousands of us suffer from this punishing mental dilemma. It’s been dubbed “Affluent Slave Syndrome for the gin and gym set”. We work hard, so we can afford to spend our money on taking care of ourselves. We do more yoga, go to the gym more but, because we work hard, we also get stressed and “reward” ourselves by drinking more, going out more, eating more…Then we feel bad about it… I know you all go through this (New Woman 2004). [20]

Употребление гендерно нейтральных форм местоимений говорит о чувствительности женских журналов к либеральной (феминистской) идеологии, которая настаивает на присвоении женственности равного с мужественностью статуса. В женских журналах используются формы he or she или местоимение they, their в значении единственного числа ( singular they ), что позволяет сделать вывод о том, что редакции журналов принимают положения феминистской критики языка.

Подобно женским журналам, мужские журналы последовательно конструируют образ гетеросексуальной мужской идентичности при помощи личных местоимений третьего лица: женские журналы вписывают мужчину в картину жизни женщины местоимением he и his , а в мужских журнала местоимения женского рода she и her позиционируют женщину как неотъемлемую часть мужского мира:

Send her the right signals. You can’t be with her every moment of the day. Banter wisely over the phone, via e-mail, or in text messages, however, and you’ll always be in her hottest thoughts, no matter what the medium (Men’s Health 2006). [29]

Использование местоимений мужского рода ( he, his ) в метагендерном смысле является доказательством андроцентричности мужских журналов и отражает приверженность традиционным воззрениям на формы номинации. [8]

С точки зрения языкового конструирования гендерной идентичности представляется возможным заключить, что изобразительные средства в мужских и женских журналах репродуцируют стереотипный образ женственности, стремящийся к деликатному отражению реальности, и независимой доминирующей мужественности.

Заключение

Комплексный анализ средств воспроизводства гендерных представлений в медийном дискурсе показал, что несмотря на отдельные успешные попытки сторонников феминистской критики языка привлечь внимание к андроцентризму языка и реформировать язык, традиционные представления о гендерных ролях сохраняют прочные позиции в современном англоязычном социуме.

Стилистические особенности субъязыков мужских и женских журналов воспроизводят стереотипные представления о «мужском» и «женском» языках, о том, какие единицы языка являются неприемлемыми в речи мужчин и женщин. Субъязык мужских журналов характеризуется нарушением общепринятых грамматических и орфографических норм, что стереотипно ассоциируется с «мужским» языком. Субъязык женских журналов, напротив, отличается широким использованием эмоционально-окрашенной лексики, что отражает стереотип об эмоциональной женственности, которая при этом не выходит за общепринятые рамки пристойности.

Воспроизводство представлений о мужественности в мужских журналах последовательно осуществляется в рамках традиционной гендерной идеологии. Одно из центральных мест в мужских журналах занимают публикации, посвящённые социальным и политическим вопросам, что особым образом структурирует сферу жизнедеятельности мужчины. Превосходство публичного над личным подчёркивает доминирующую роль мужественности в общественной жизни. Этот же стереотип поддерживается при помощи пропозиций, создаваемых инклюзивным использованием местоимений первого лица («мы – мужчины», «мы – американцы»), и абсолютно специфических жанров мужских журналов (шутки, анекдоты и рейтинги женской красоты).

Основанием для метафорического осмысления мужественности служат архетипичные мужские образы, актуализирующие власть и силу: воин, путешественник, игрок, механик. Практика использования местоимения he в мужских журналах свидетельствует об отрицании требований феминистской критики языка и сохранении андроцентричной картины мира.

Дискурс женских журналов характеризуется попытками «встроить» женственность в общественный порядок, отдавая дань либеральной идеологии: ряд вопросов посвящён вопросам трудовой деятельности женщин и их финансовой самостоятельности; гендерно нейтральные местоимённые формы преодолевают андроцентризм языка. Вместе с этим воспроизводятся традиционные гендерные стереотипы. Метафоризация женственности сообразуется с представлениями о женщине как хранительнице домашнего очага, о чём свидетельствует широкое использование ассоциаций с такими сферами как кулинария, рукоделие, воспитание детей. Альтернативные метафорические модели («женщина – воин»), несущие отпечаток эгалитарной гендерной идеологии, создают лишь иллюзию активной женственности, так как объектом совершаемых действий, как правило, является сама женщина (борется за свою красоту), а семантическая сфера красоты согласуется с традиционной женственностью. Использование местоимений («мы — женщины»), нейтрализует все социопараметры личности за исключением гендера. Дополняет образ традиционной женственности гороскоп – специфический жанр женской журнальной прессы.

Таким образом, наше исследование показало, что журналы об образе жизни являются одним из средств поддержания традиционной гендерной идеологии, при этом представление гендерных смыслов осуществляется разнообразными языковыми механизмами, которые отнюдь не ограничиваются номинативными ресурсами языка.

Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/kursovaya/po-filologii/

1. Гриценко, Е.С. Язык как средство конструирования гендера. Дис. … докт. филол. наук. / Е.С. Гриценко. – Нижний Новгород, 2005(а).

– 405с.

2. Гриценко, Е.С. Язык. Гендер. Дискурс. / Е.С. Гриценко. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2005(б).

– 267с.

3. Гриценко, Е.С., Лалетина, А.О., Сергеева, М.В. Гендер в английской линвокультуре: Коллективная монография. – Нижний Новгород: Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова, 2008. – С. 125-171

4. Кирилина, А.В. Гендер: Лингвистические аспекты / А.В. Кириллина. – М.: Изд-во «Институт социологии РАН», 1999. – 189с.

5. Кирилина, А.В. Гендерные исследования в лингвистике и теории коммуникации: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / А.В. Кирилина. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2004. – 252с.

6. Потапов, В.В. Современное состояние гендерных исследований в англоязычных странах / В.В. Потапов // Гендер как интрига познания: Гендерные исследования в линвистике, литературоведении и теории коммуникации. – М.: Рудомино, 2002. – С. 94-117

7. Скребнев, Ю.М. Основы стилистики английского языка / Ю.М. Скребнев – М.: Высш. школа, 1994. – 238с.

8. Слышкин, Г.Г. Гендерная концептосфера современного русского анекдота / Г.Г. Слышкин // Гендер как интрига познания: Гендерные исследования в линвистике, литературоведении и теории коммуникации. – М.: Рудомино, 2002. – С. 66-73

9. Халеева, И.И. Гендер как интрига познания / И.И. Халеева // Гендерный фактор в языке и коммуникации. – Иваново, 1999. – С. 5-9

10. Coates, J. Women, Men and Language: A sociolinguistic account of gender differences in communication / J. Coates – Harlow England, New York: Longman, 2004. – 254 p.

11. del-Teso-Craviotto, M. Words that matter: Lexical choice and gender ideologies in women’s magazines / M. del-Teso-Craviotto // Journal of Pragmatics, Nov 2006, Vol. 38 Issue 11, p. 2003-2021

12. Eckert, P. Language and Gender / P. Eckert, S. McConnel-Ginet. -Cambridge University Press, 2003. – 366 p.

13. Lakoff, G. Metafors We Live By / G. Lakoff, M. Johnson. – The University of Chikago Press: Chikago and London, 1980. – 242 p.

14. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ИЛЛЮСТРАТИВНОГО МАТЕРИАЛА

ЖЕНСКИЕ ЖУРНАЛЫ

14. Bella. June, 2005/ July, 2005.

15. Cosmopolitan. August, 2005.

16. Elle. December, 2006.

17. Eve. May, 2007.

18. Ladies’ Home Journal. November, 2006.

19. Lucky. August, 2005.

20. New Woman. December, 2004.

21. Redbook. November, 2006.

22. Vogue. July, 2005.

23. Woman. June, 2005. / July, 2005.

24. Women’s Health. December, 2006.

МУЖСКИЕ ЖУРНАЛЫ

25. Best Life. December, 2006. / January, 2007.

26. Esquire. November, 2006.

27. FHM. November, 2006.

28. Maxim. November, 2006.

29. Men’s Health. November, 2006.

30. Men’s Journal. February, 2007.