По произведению «Вешние воды» Тургенева — Право на ошибки. Образная система в повести И.С. Тургенева «Вешние воды»

Сочинение

В конце 1860-х годов и первой половине 1870-х Тургенев написал ряд повестей, относившихся к категории воспоминаний о далеком прошлом («Бригадир», «История лейтенанта Ергунова», «Несчастная», «Странная история», «Степной король Лир», «Стук, стук, стук», «Вешние воды», «Пунин и Бабурин», «Стучит» и др.).

Из них повесть «Вешние воды», герой которых представляет собою еще одно интересное добавление к тургеневской галерее безвольных людей, стала наиболее значимым произведением этого периода.

Повесть появилась в «Вестнике Европы» в 1872 году и была близка по содержанию к повестям «Ася» и «Первая любовь, написанным ранее: тот же слабовольный, рефлектирующий герой, напоминающий «лишних людей» (Санин), та же тургеневская девушка (Джемма), переживающая драму неудачной любви. Тургенев признавался в том, что содержание повести в молодости он «пережил и перечувствовал лично». Но в отличие от их трагических концовок «Вешние воды» завершаются сюжетно менее драматично. Глубокий и волнующий лиризм проникает повесть.

В этом произведении Тургеневым были созданы образы уходящей дворянской культуры и новых героев эпохи – разночинцев и демократов, образы самоотверженных русских женщин. И хотя персонажи повести являются типичными тургеневскими героями, в них все же прослеживаются интересные психологические черты, воссозданные автором с невероятным мастерством, позволяющим читателю проникнуть в глубину разнообразных человеческих чувств, самому пережить их или вспомнить. А потому, рассматривать образную систему небольшой по объему повести с небольшим набором персонажей нужно очень тщательно, опираясь на текст, не упуская ни одной детали.

Следовательно, цель нашей курсовой работы состоит в том, чтобы детально изучить текст повести для характеристики ее образной системы.

Объектом изучения являются, таким образом, главные и второстепенные персонажи «Вешних вод».

Цель, объект и предмет определяют следующие задачи исследования в нашей курсовой работе:

  • Рассмотреть идейно-тематическое содержание повести;
  • Выявить основные сюжетно-образные линии;
  • Рассмотреть образы главных и второстепенных персонажей повести, опираясь на текстовые характеристики;
  • Сделать вывод о художественном мастерстве Тургенева в изображении героев «Вешних вод».

Теоретическая значимость данной работы определяется тем, что в критике повесть «Внешние воды» в основном рассматривается с позиций проблемно-тематического анализа, а из всей образной системы анализируется линия Санин – Джемма – Полозова, в нашей же работе нами предпринята попытка целостного образного анализа произведения.

4 стр., 1930 слов

На материале повестей «Ася» и «Вешние воды»

... расстаться, но Н.Н. хранил “высохший цветок гераниума... как святыню”. “Он до ... повести «Вешние воды» о Марье Николаевне Полозовой сказано так: “Полозова неотступно носилась... нет! не носилась — торчала... перед его глазами — и не мог он отделаться от её образа <...> не мог ... вся суть натуры Гагина, о чём он сам говорил следующее: ... которые, по словам автора, похожи на “фленсбургских устриц”. С ...

Практическая значимость нашей работы заключается в том, что материал, представленный в ней, может быть использован при изучении творчества Тургенева в целом, а также для подготовки спецкурсов и факультативных курсов, например «Повести И.С. Тургенева о любви («Вешние воды», «Ася», «Первая любовь» и др.) или «Повести русских писателей второй половины XIX века», и при изучении общего вузовского курса «История русской литературы XIX века».

ГЛАВА 1. ИДЕЙНО-ТЕМАТИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПОВЕСТИ

И.С. ТУРГЕНЕВА «ВЕШНИЕ ВОДЫ»

Образная система произведения напрямую зависит от его идейно-тематической наполненности: автор создает и разрабатывает персонажей для того, чтобы донести до читателя какую-то идею, чтобы сделать ее «живой», «настоящей», «близкой» читателю. Чем удачнее созданы образы героев, тем легче читающему воспринимать мысли автора.

Поэтому, прежде чем приступить непосредственно к анализу образов героев, нам необходимо кратко рассмотреть содержание повести, в особенности, почему автором были выбраны именно эти, а не другие персонажи.

Идейно-художественный замысел этого произведения определил своеобразие положенных в его основу конфликт и особую систему, особое взаимоотношение характеров.

Конфликт, на котором строится повесть,– столкновение молодого человека, не совсем заурядного, неглупого, несомненно культурного, но нерешительного, слабохарактерного, и молодой девушки, глубокой, сильной духом, целостной и волевой .

Центральная часть сюжета – зарождение, развитие и трагический финал любви. К этой стороне повести и направлено основное внимание Тургенева, как писателя-психолога, в раскрытии этих интимных переживаний и проявляется по преимуществу его художественное мастерство.

В повести присутствует и привязка к конкретному историческому отрывку времени. Так, встреча Санина с Джеммой относится автором к 1840 году. Кроме того, в «Вешних водах» есть ряд бытовых деталей, характерных для первой половины XIX века (Санин собирается ехать из Германии в Россию в дилижансе, почтовой карете и т. п.).

Если обратиться к образной системе, то следует сразу отметить, что наряду с основной сюжетной линией – любви Санина и Джеммы, – даются дополнительные сюжетные линии такого же личного порядка, но по принципу контраста с сюжетом основным: драматический конец истории любви Джеммы к Санину становится яснее от сопоставления с побочными эпизодами, касающимися истории Санина и Полозовой.

Основная сюжетная линия в повести раскрывается в обычном для подобных произведений Тургенева драматическом плане: вначале даётся краткая экспозиция, рисующая среду, в которой должны действовать герои, дальше идёт завязка (читатель узнаёт о любви героя и героини), затем действие развивается, встречая иногда на пути препятствия, наконец наступает момент наивысшего напряжения действия (объяснение героев), за которым следует катастрофа, а за ней эпилог .

Основное повествование разворачивается как воспоминания 52-летнего дворянина и помещика Санина о событиях 30-летней давности, случившихся в его жизни, когда он путешествовал по Германии. Однажды, будучи проездом во Франкфурте, Санин зашёл в кондитерскую, где помог молодой дочери хозяйки с упавшим в обморок младшим братом. Семья прониклась к Санину симпатией и неожиданно для себя несколько дней он провёл с ними. Когда он был на прогулке с Джеммой и её женихом, один из молодых немецких офицеров, сидевших за соседним столиком в трактире, позволил себе грубо себя повести и Санин вызвал его на дуэль. Дуэль закончилась благополучно для обоих участников. Однако, это происшествие сильно встряхнуло размеренную жизнь девушки. Она отказала жениху, который не смог защитить её достоинство. Санин же внезапно понял, что полюбил её. Любовь, охватившая их, привела Санина к мысли о женитьбе. Даже мать Джеммы, пришедшая вначале в ужас из-за разрыва Джеммы с женихом, постепенно успокоилась и стала строить планы на их дальнейшую жизнь. Чтобы продать своё имение и получить деньги на совместную жизнь, Санин поехал в Вайсбаден к богатой жене своего пансионного товарища Полозова, которого он случайно встречает во Франкфурте. Однако, богатая и молодая русская красавица Марья Николаевна по своей прихоти завлекла Санина и сделала его одним из своих любовников. Не в силах противиться сильной натуре Марье Николаевны Санин едет за ней в Париж, но вскоре оказывается ненужным и со стыдом возвращается в Россию, где жизнь его вяло проходит в светской суете. Лишь через 30 лет он случайно находит чудом сохранившийся засохший цветок, ставший причиной той дуэли и подаренный ему Джеммой. Он мчится во Франкфурт, где выясняет, что Джемма через два года после тех событий вышла замуж и счастливо живёт в Нью-Йорке с мужем и пятью детьми. Её дочь на фотографии выглядит как та молодая итальянская девушка, её мать, которой Санин когда-то предложил руку и сердце.

12 стр., 5628 слов

Топосы заграницы в сюжетной структуре повестей И.С. Тургенева ...

... различными топосами в двух повестях И.С. Тургенева. Новизна работы обусловлена ее актуальностью. Объектом исследования являются повести «Ася» и «Вешние воды» И.С. Тургенева. Предмет исследования - пространство ... исследования - выявление различных топосов заграницы в сюжетной структуре повестей И.С. Тургенева «Ася» и «Вешние воды» применительно к образам героев. Для достижения поставленной цели ...

Как мы видим, количество персонажей в повести относительно небольшое, поэтому мы может их перечислить (по мере появления в тексте)

  • Дмитрий Павлович Санин – русский помещик
  • Джемма – дочь хозяйки кондитерской
  • Эмиль – сын хозяйки кондитерской
  • Панталеоне – старый слуга
  • Луиза – служанка
  • Леонора Розелли – хозяйка кондитерской
  • Карл Клюбер – жених Джеммы
  • барон Дёнгоф – немецкий офицер, позже – генерал
  • фон Рихтер – секундант барона Дёнгофа
  • Ипполит Сидорович Полозов – товарищ Санина по пансиону
  • Марья Николаевна Полозова – жена Полозова

Естественно, что героев можно разделить на главных и второстепенных. Образы и тех и других будут рассмотрены нами во второй главе нашей работы.

ГЛАВА 2. ОБРАЗЫ ГЛАВНЫХ И ВТОРОСТЕПЕННЫХ

ПЕРСОНАЖЕЙ В ПОВЕСТИ

2.1 Санин – главный герой «Вешних вод»

Вначале, еще раз отметим, что и конфликт в повести, и подбор характерных эпизодов, и соотношение персонажей – всё подчиняется одной основной задаче Тургенева: анализу психологии дворянской интеллигенции в области личной, интимной жизни . Читатель видит, как знакомятся, любят друг друга и потом расходятся главные герои, какое участие принимают в истории их любви другие персонажи.

Главный герой повести – Дмитрий Павлович Санин, в начале повести мы видим его уже 52-летним, вспоминающими свою молодость, свою любовь к девушке Джеме и свое несложившееся счастье.

17 стр., 8162 слов

«Концепт любовь в повести И.Бунина «Митина любовь»»

... лексемы любовь в толковых словарях. 3. Определить особенности концепта любовь у И.А.Бунина. 4. Охарактеризовать своеобразие речевых средств, представляющих любовь в повести «Митина любовь». Структура ... Митина любовь». «Любовь прекрасна» и «Любовь обречена» – эти понятия, окончательно совместившись, совпали, неся в глубине, в зерне каждого рассказа личное горе Бунина-эмигранта. Любовная лирика Бунина ...

Мы сразу очень многое узнаем о нем, автор рассказывает нам все без утайки: «Санину минул 22-й год, и он находился во Франкфурте, на возвратном пути из Италии в Россию. Человек он был с небольшим состоянием, но независимый, почти бессемейный. У него, по смерти отдаленного родственника, оказалось несколько тысяч рублей – и он решился прожить их за границею, перед поступлением на службу, перед окончательным возложением на себя того казенного хомута, без которого обеспеченное существование стало для него немыслимым». В первой части повести Тургенев показывает то лучшее, что было в характере Санина и что пленило в нём Джемму. В двух эпизодах (Санин помогает брату Джеммы, Эмилю, впавшему в глубокий обморок, а потом, защищая честь Джеммы, дерётся на дуэли с немецким офицером Дёнгофом) выясняются такие черты Санина, как благородство, прямота, смелость. Описывается автором внешность главного героя: «Во-первых, он был очень и очень недурен собою. Статный, стройный рост, приятные, немного расплывчатые черты, ласковые голубоватые глазки, золотистые волосы, белизна и румянец кожи – а главное: то простодушно веселое, доверчивое, откровенное, на первых порах несколько глуповатое выражение, по которому в прежние времена тотчас можно было признать детей степенных дворянских семей, «отецких» сыновей, хороших баричей, родившихся и утучненных в наших привольных полустепных краях; походочка с запинкой, голос с пришепеткой, улыбка, как у ребенка, чуть только взглянешь на него… наконец, свежесть, здоровье – и мягкость, мягкость, мягкость, – вот вам весь Санин. А во-вторых, он и глуп не был и понабрался кое-чего. Свежим он остался, несмотря на заграничную поездку: тревожные чувства, обуревавшие лучшую часть тогдашней молодежи, были ему мало известны» .Особого внимания заслуживают своеобразные художественные средства, какими пользуется Тургенев для передачи интимных душевных переживаний. Обычно это – не характеристика автора, не высказывания героев о самих себе – по преимуществу это внешние проявления их мыслей и чувств: выражение лица, голос, поза, движения, манера пения, исполнение любимых музыкальных произведений, чтение любимых стихов. Например, сцена перед дуэлью Санина с офицером: «Раз только на него нашло раздумье: он наткнулся на молодую липу, сломанную, по всем вероятиям, вчерашним шквалом. Она положительно умирала… все листья на ней умирали. «Что это? предзнаменование?» – мелькнуло у него в голове; но он тотчас же засвистал, перескочил через ту самую липу, зашагал по дорожке» . Здесь душевное состояние героя передано посредством пейзажа.

Естественно, герой повести не уникален в ряду других тургеневских персонажей подобного типа. Можно сопоставить «Вешние воды» например с романом «Дым», где исследователи отмечают близость сюжетных линий и образов: Ирины – Литвинова – Татьяны и Полозовой – Санина – Джеммы. Действительно, Тургенев в повести как будто изменил романный финал: Санин не находил в себе силы отказаться от роли раба, как было в случае с Литвиновым, и следовал всюду за Марьей Николаевной. Это изменение финала не было случайным и произвольным, а как раз определялось логикой жанра. Также жанр актуализировал преобладающие доминанты в развитии характеров героев. Санину, собственно как и Литвинову, даётся возможность «выстроить» себя: и он, внешне безвольный и бесхарактерный, удивляясь сам себе, вдруг начинает совершать поступки, жертвует собой ради другого – при встрече с Джеммой. Но повесть не довлеет этой донкихотской черте, в романе же она доминирует, как в случае с Литвиновым. В «бесхарактерном» Литвинове актуализируется как раз характер и внутренняя сила, реализующаяся в том числе в идее социального служения. А Санин оказывается полон сомнений и презрения к себе, он, подобно Гамлету, «человек чувственный и сластолюбивый» – именно страстность гамлетовская и побеждает в нём. Он также сокрушён общим течением жизни, не в силах противостоять ему. Жизненное откровение Санина созвучно размышлениям героев многих повестей писателя. Суть его заключается в том, что счастье любви столь же трагически мгновенно, как и человеческая жизнь, однако она и есть единственный смысл и содержание этой жизни. Таким образом, герои романа и повести, изначально обнаруживающие единые свойства характера, в разных жанрах реализуют различные доминантные начала – либо донкихотское, либо гамлетовское. Амбивалентность качеств дополняется доминированием одного из них.

16 стр., 7649 слов

Образ Марии Болконской в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»

... ролей занимает персонаж искренний, нравственно чистый и душевно привлекательный – княжна Мария Болконская. Мария Болконская дочь Николая Болконского. Их дворянский род берет свои истоки. Их предком был князь Рюрик. ... привлекательностью : «некрасивое, слабое тело», «худое лицо», так ее описывает писатель. Но глаза княгини – глубокие и лучистые, освещают ее лицо духовным, ярким светом, что ...

Также Санина можно соотнести с Энеем (с которым он сравнивается) – главным героем произведения «Энеида», повествующего о путешествии и возвращении странника на родину. У Тургенева присутствуют настойчивые и неоднократные отсылки к тексту «Энеиды» (гроза и пещера, в которой укрылись Дидона и Эней), т. е. к «римскому» сюжету. «Эней?» – шепчет Марья Николаевна у входа в караулку (то есть, пещеру).

К ней ведет долгий лесной путь: «<�…> тень леса накрыла их широко и мягко, и со всех сторон <�…> дорожка <�…> внезапно повернула в сторону и вдалась в довольно тесное ущелье. Запах вереска, смолы сосновой, промозглой, прошлогодней листвы так и сперся в нем – густо и дремотно. Из расселин бурых крупных камней било свежестью. По обеим сторонам дорожки высились круглые бугры, поросшие зеленым мохом <�…> По верхушкам деревьев, по воздуху лесному, прокатилось глухое сотрясение <�…> шел этот путь все вглубь, да вглубь леса <�…> Наконец, сквозь темную зелень еловых кустов, из-под навеса серой скалы, глянула на него убогая караулка, с низкой дверью в плетеной стене…».

Кроме того, с Энеем Санина сближает еще одно: Эней в поисках дороги домой попадает в объятия царицы Дидоны, забывает о своей жене и придается любви в объятиях соблазнительницы, то же самое происходит с Саниным: он забывает о своей любви к Джемме и поддается страсти роковой женщины Марьи Николаевны, которая заканчивается ничем.

2.2 Женские образы в повести

Главных женских образа в повести два, это две женщины, принявшие непосредственное участие в судьбе Санина: его невеста Джемма и «роковая» красавица Марья Николаевна Полозова.

О Джемме мы впервые узнаем в одной из первых сцен повести, когда она просит Санина помочь ее брату: «В кондитерскую, с рассыпанными по обнаженным плечам темными кудрями, с протянутыми вперед обнаженными руками, порывисто вбежала девушка лет девятнадцати и, увидев Санина, тотчас бросилась к нему, схватила его за руку и повлекла за собою, приговаривая задыхавшимся голосом: «Скорей, скорей, сюда, спасите!» Не из нежелания повиноваться, а просто от избытка изумления Санин не тотчас последовал за девушкой – и как бы уперся на месте: он в жизни не видывал подобной красавицы» . И далее, впечатление, которое девушка произвела на главного героя, только усиливается: «Санин сам тер – а сам искоса посматривал на нее. Боже мой! какая же это была красавица! Нос у ней был несколько велик, но красивого, орлиного ладу, верхнюю губу чуть-чуть оттенял пушок; зато цвет лица, ровный и матовый, ни дать ни взять слоновая кость или молочный янтарь, волнистый лоск волос, как у Аллориевой Юдифи в Палаццо-Питти, – и особенно глаза, темно-серые, с черной каемкой вокруг зениц, великолепные, торжествующие глаза, – даже теперь, когда испуг и горе омрачали их блеск… Санину невольно вспомнился чудесный край, откуда он возвращался… Да он и в Италии не встречал ничего подобного!» Тургеневская героиня – итальянка, и итальянский колорит par excellence на всех уровнях, начиная с языкового и кончая описаниями итальянского темперамента, эмоциональности и т. п., всех деталей, входящих в канонический образ итальянца, дан в повести едва ли не с избыточной подробностью. Именно этот итальянский мир, с его темпераментной отзывчивостью, легкой возгораемостью, быстро сменяющими друг друга печалями и радостями, отчаянием не только от несправедливости, но от неблагородства формы, подчеркивает жестокость и низость поступка Санина. Но именно против «итальянских восторгов» Санина выступает Марья Николаевна и, может быть, в этом она не вполне несправедлива.

7 стр., 3461 слов

Значение и смысл сна Гринева в романе «Капитанская дочка. Сон ...

... то можно увидеть предсказание будущего казачьего бунта, а также развитие взаимоотношений между Петром Гриневым и предводителем бунтарей Пугачёвым. Но сначала мы не придаём большого значения этому сну, как ... героя сон производит неизгладимое впечатление. Он запомнит его навсегда. До конца дней своих Гринёв будет считать, что все события его жизни связаны с этим видением. Сочинение Платон ...

Но и у Тургенева итальянское, в данном случае соответствующее всем возможным добродетелям, в определенном смысле, также уступает другому (русскому) образу. Как нередко бывает, отрицательный персонаж «переигрывает» положительный, и Джемма кажется несколько пресной и скучной (несмотря на свое артистическое дарование) в сравнении с ярким обаянием и значительностью Марьи Николаевны, «очень замечательной особы», обвораживающей не только Санина, но и самого автора.

Даже сама фамилия Полозова говорит о натуре этой женщины: полоз – это огромная змея, отсюда ассоциации с библейским змеем-искусителем, следовательно Полозова – это искусительница.

Тургенев почти шаржирует хищность и порочность Марьи Николаевны: «<�…> на губах змеилось торжество – а глаза, широкие и светлые до белизны, выражали одну безжалостную тупость и сытость победы. У ястреба, который когтит пойманную птицу, такие бывают глаза» . Однако такого рода пассажи отступают перед гораздо более сильно выраженным восхищением прежде всего перед ее женской неотразимостью: «И не то, чтобы она была отъявленная красавица <�…> ни тонкостью кожи, ни изяществом рук и ног она похвалиться не могла – но что все это значило? <�…> Не перед “святыней красоте”, говоря словами Пушкина, остановился бы всякий, кто бы встретился с нею, но перед обаянием мощного, не то русского, не то цыганского, цветущего женского тела… и не невольно остановился бы он! <�…> “Эта женщина, когда идет к тебе, точно все счастье твоей жизни тебе навстречу несет”» и т. д. Обаяние Марьи Николаевны динамично: она постоянно в движении, постоянно меняет «образы». На этом фоне особенно проступает статичность совершенной красоты Джеммы, ее статуарность и живописность в «музейном» смысле слова: она сравнивается то с мраморными олимпийскими богинями, то с Аллориевой Юдифью в Палаццо Питти, то с Рафаэлевой Форнариной (но следует помнить, что это не противоречит проявлениям итальянского темперамента, эмоциональности, артистизма).

8 стр., 3831 слов

Рецензия на по литературе ученицы 11 класса Петря Марии. «ЖЕНСКИЕ ...

... образов, их значение в конкретных произведениях, в творчестве И.С.Тургенева в целом. Тургенев и его девушки Немаловажную роль в творчестве И.С. Тургенева сыграла Полина Виардо. Она явилась прообразом всех «тургеневских девушек». Всю свою жизнь ... Этот эпизод отразился в повести «Первая любовь» (1860). Это было его первое увлечение и первый опыт. После Тургенев встретил Авдотью Ивановну в апреле 1842 ...

Анненский говорил о странном сходстве чистых, сосредоточенных и одиноких тургеневских девушек (Джемма, правда, в их число не входит) со статуями, об их способности превращаться в статую, об их несколько тяжелой статуарности .

Не меньшее восхищение у героя (автора) вызывает ее одаренность, ум, образование, вообще неординарность натуры Марьи Николаевны: «Она выказывала такие коммерческие и административные способности, что оставалось только изумляться! Вся подноготная хозяйства была ей отлично известна; <�…> каждое ее слово попадало в цель» ; «Марья Николаевна умела рассказывать… редкий дар в женщине, да еще в русской! <�…> Санину не раз пришлось расхохотаться от иного бойкого и меткого словца. Пуще всего Марья Николаевна не терпела ханжества, фальши и лжи…» и т. д. Марья Николаевна – личность в полном смысле слова, властная, волевая, и как личность оставляет далеко позади чистую, непорочную голубицу Джемму .

Любопытна, как иллюстрация, театральная тема в характеристике обеих героинь. Вечерами в семье Розелли разыгрывался спектакль: Джемма превосходно, «совсем по-актерски» читала «комедийку» среднего франкфуртского литератора Мальца, «корчила самые уморительные гримасы, ежила глаза, морщила нос, картавила, пищала»; Санин «не мог довольно надивиться ей; его особенно поражало, как ее идеально-прекрасное лицо принимало вдруг такое комическое, иногда почти тривиальное выражение» . Очевидно, примерно такого же уровня пьесу смотрят Санин и Марья Николаевна в Висбаденском театре – но с какой убийственной язвительностью отзывается о ней Марья Николаевна: «“Драма! – произнесла она с негодованием, – немецкая драма. Все равно: лучше, чем немецкая комедия”. <�…> То было одно из многочисленных доморощенных произведений, в которых начитанные, но бездарные актеры <�…> представляли так называемый трагический конфликт и наводили скуку. <�…> Поднялось опять на сцене кривлянье да хныканье» . Санин воспринимает пьесу ее трезвыми и беспощадными глазами и никаких восторгов не испытывает.

Противопоставление масштабов на глубинном уровне ощущается и в том, что сообщается об обеих в заключении повести. «Она давно умерла» – говорит Санин о Марье Николаевне, отвернувшись и нахмурившись , и в этом подспудно ощущается некий драматизм (особенно если вспомнить, что цыганка предсказала ей насильственную смерть).

Тем более ощущается этот драматизм на фоне Джеммы, благодарной Санину за то, что встреча с ним избавила ее от нежеланного жениха и позволила найти свою судьбу в Америке, в браке с преуспевающим негоциантом, «с которым она живет вот уже двадцать восьмой год совершенно счастливо, в довольстве и изобилии» . Отделавшись от всех сентиментальных, эмоциональных и романтических атрибутов итальянского (воплощенных в фрау Леноре, Панталеоне, Эмилио и даже пуделе Тарталье), Джемма воплотила образец мещанского счастья на американский манер, ничем, по сути дела, не отличающегося от когда-то отвергнутого немецкого варианта (как и фамилия Слоком, заменившая Розелли, ничуть не лучше Клюбер).

3 стр., 1476 слов

Пути исканий смысла жизни главными героями романа Л.Н.Толстого ...

... и мир». Очень интересно то, что Толстой невероятно тонко и верно показал страдания, духовные метания и нравственные поиски своих любимых героев. Тем самым он подчеркнул, что мыслящий ... в учении масонов, которое он понимает по-своему. Разочарование героя неизбежно. Ведь и здесь со временем он видит карьеризм, ханжество, лицемерие. Пьер порывает с масонами. Ярчайшим светом озарила жизнь ...

И реакция Санина на эти, осчастливившие его известия, описана в манере, за которой можно предполагать авторскую иронию: «Не беремся описывать чувства, испытанные Саниным при чтении этого письма. Подобным чувствам нет удовлетворительного выражения: они глубже и сильнее – и неопределеннее всякого слова. Музыка одна могла бы их передать» .

2.3 Второстепенные персонажи

писатель тургенев повесть персонаж

Главные герои «Вешних вод» сопоставляются со второстепенными персонажами, частью по сходству (Джемма – Эмиль – их мать), а ещё более по контрасту: Санин – и практичный, умеренный, аккуратный буржуа, жених Джеммы Клюбер, Санин – и задорный, пустой прожигатель жизни Дёнгоф. Это позволяет глубже раскрыть характер главного героя через его отношения с этими людьми.

Глубокие симпатии читателя вызывает брат Джемы Эмилио, впоследствии погибший в рядах бойцов Гарибальди. Вот как описывает его автор: «В комнате, куда он вбежал вслед за девушкой, на старомодном диване из конского волоса лежал, весь белый – белый с желтоватыми отливами, как воск или как древний мрамор,- мальчик лет четырнадцати, поразительно похожий на девушку, очевидно ее брат. Глаза его были закрыты, тень от черных густых волос падала пятном на словно окаменелый лоб, на недвижные тонкие брови; из-под посиневших губ виднелись стиснутые зубы. Казалось, он не дышал; одна рука опустилась на пол, другую он закинул за голову. Мальчик был одет и застегнут; тесный галстук сжимал его шею» .

В тоне добродушной иронии рисует Тургенев в «Вешних водах» престарелого отставного певца Пантелеоне: «… в комнату, ковыляя на кривых ножках, вошел маленький старичок в лиловом фраке с черными пуговицами, высоком белом галстуке, нанковых коротких панталонах и синих шерстяных чулках. Его крошечное личико совершенно исчезало под целой громадой седых, железного цвета волос. Со всех сторон круто вздымаясь кверху и падая обратно растрепанными косицами, они придавали фигуре старичка сходство с хохлатой курицей – сходство тем более поразительное, что под их темно-серой массой только и можно было разобрать, что заостренный нос да круглые желтые глаза» . Далее мы знакомимся с обстоятельствами жизни старика: «Панталеоне был также представлен Санину. Оказалось, что он был когда-то оперным певцом, для баритонных партий, но уже давно прекратил свои театральные занятия и состоял в семействе Розелли чем-то средним между другом дома и слугою».

Этот персонаж с одной стороны комический, призванный оживлять итальянский колорит повести, делать его более ярким, натуралистическим, с другой позволяет нам более подробно рассмотреть семейство Джемы, ее родных и знакомых.

Сатирически изображает Тургенев «положительного человека» – жениха Джеммы немца Клюбера: «Должно полагать, что в то время в целом Франкфурте ни в одном магазине не существовало такого вежливого, приличного, важного, любезного главного комми, каковым являлся г-н Клюбер. Безукоризненность его туалета стояла на одной высоте с достоинством его осанки, с изящностью – немного, правда, чопорной и сдержанной, на английский лад (он провел два года в Англии),- но все-таки пленительной изящностью его манер! С первого взгляда становилось явно, что этот красивый, несколько строгий, отлично воспитанный и превосходно вымытый молодой человек привык повиноваться высшим и повелевать низшим и что за прилавком своего магазина он неизбежно должен был внушать уважение самим покупателям! В сверхъестественной его честности не могло быть ни малейшего сомнения: стоило только взглянуть на его туго накрахмаленные воротнички! И голос у него оказался такой, какого следовало ожидать: густой и самоуверенно-сочный, но не слишком громкий, с некоторой даже ласковостью в тембре». Всем хорош Клюбер, но трус! Да еще какой, мало того, что себя запятнал позором, так еще и любимую девушку поставил в неловкое положение. Естественно, что отношение автора к нему не слишком теплое, потому и изображен он иронично.И эта ирония задним числом превращается в сарказм, когда мы узнаем, что Клюбер проворовался и умер в тюрьме

14 стр., 6606 слов

Образ и характеристика аси в повести тургенева ася

... у господина Н. в памяти как идеал искренней любви. Сочинение 3 Образ Аси в рассказе Тургенева “Ася”. Ася – это главная героиня ... — все это объединяется в семнадцатилетней героини одноименной повести Тургенева “Ася” Само появление на свет этой девушки — это ... жизни Тургенев прибывает в Германию и поселяется недалеко от реки Рейна лечиться водами. В этом живописном и спокойном месте рождается «Ася», как ...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Тургенев позиционировал повесть «Вешние воды» как произведение о любви. Но общий тон понести пессимистичен. Все случайно и преходяще в жизни: случай свел Санина и Джемму, случай и разбил их счастье. Однако чем бы ни кончилась первая любовь, она, как солнце, озаряет жизнь человека, и память о ней остается навсегда с ним, как животворное начало.

Любовь – могучее чувство, перед которым человек бессилен, как и перед стихиями природы. Тургенев не освещает нам всего психологического процесса, а останавливается на отдельных, но кризисных моментах, когда накапливающееся внутри человека чувство вдруг проявляется вовне – во взгляде, в поступке, в порыве. Он делает это через пейзажные зарисовки, события, характеристики других персонажей. Вот почему при небольшом наборе героев в повести каждый образ, созданный автором необычайно ярок, художественно завершен, прекрасно вписан в общую идейно-тематическую концепцию повести.

Здесь нет случайных людей, здесь каждый на своем месте, каждый персонаж несет определенную идейную нагрузку: главные персонажи выражают авторскую идею, ведут и развивают сюжет, «говорят» с читателем, второстепенные герои вносят дополнительный колорит, служат средством характеристики главных героев, придают комические и сатирические оттенки произведению.

В целом, можно сделать вывод, что Тургенев – великий мастер в изображении характеров персонажей, в проникновении в их внутренний мир, в выражении тончайших психологических элементов повествования. Для создания своих уникальных образов в повести он использовал художественные средства, которые позволили ему изобразить героев «живыми», «близкими» читателю, что в свою очередь позволило донести до людей свои идеи, вступить с ними в диалог на художественном, образном уровне.

ЛИТЕРАТУРА

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/sochinenie/turgenev-veshnie-vodyi/

1. Батюто А.И. Тургенев-романист. – Л., 1972.

2. Голубков В.В. Художественное мастерство И.С. Тургенева. – М., 1955.

3. Зеньковский В.В. Миросозерцание И.С. Тургенева / Зеньковский В.В. // Русские мыслители и Европа. – М., 1997.

4. Курляндская Г.Б. Эстетический мир И.С. Тургенева. – Орёл, 1994.

5. Курляндская Г.Б. И.С. Тургенев. Мировоззрение, метод, традиции. – Тула, 2001.

6. Петров С.М. И.С. Тургенев. Жизнь и творчество. – М., 1968.

7. Струве П.Б. Тургенев / Публикация В. Александрова // Литературная учёба. – М., 2000.

8. Тургенев И.С. Вешние воды. / Полное собрание сочинений и писем: В 30-ти т. Сочинения: в 12-ти т. – Т. 12. – М., 1986.

Голубков В.В. Художественное мастерство И.С. Тургенева. – М., 1955. – С. 110.

Петров С.М. И.С. Тургенев. Жизнь и творчество. – М., 1968. – С. 261.

Батюто А.И. Тургенев-романист. – Л., 1972. – С. 270.

Тургенев И.С. Вешние воды. / Полное собрание сочинений и писем: В 30-ти т. Сочинения: в 12-ти т. – Т. 12 – М., 1986. – С. 96.

Там же. – С. 102

Тургенев И.С. Вешние воды. / Полное собрание сочинений и писем: В 30-ти т. Сочинения: в 12-ти т. – Т. 12 – М., 1986. – С. 114.

Занимает в русской литературе почетное место, прежде всего, благодаря своим произведениям крупной формы. Шесть известных романов и несколько повестей дают основания любому критику считать Тургенева ярким прозаиком. Тематика произведений весьма разнообразна: это произведения о «лишних» людях, о крепостном праве, о любви. В конце 1860-х — начале 70-х Тургенев написал ряд повестей, представляющих воспоминания о далеком прошлом. «Первой ласточкой» стала повесть «Ася» , открывшая плеяду героев — безвольных людей, дворян-интеллигентов, потерявших свою любовь в силу слабого характера и нерешительности.

«Вешние воды»

«в Дмитрии сочетались свежесть, здоровье и бесконечно мягкий характер»

«милый, непрестанный, тихий смех с маленькими презабавными взвизгиваньями»

«розу, которую он отвоевал накануне»

«астраханские мерлушки на мантилью»

«старинного пансионского товарища»

«коммерческие и административные способности»

образе Марьи Николаевны Полозовой

Мотив колдовства

Повесть «Вешние воды», как и многие другие произведения Тургенева, о первой любви, как правило, несчастной, но именно она остается самым светлым воспоминанием на склоне жизни каждого человека.

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

ЕА. Басова

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Н.В. Володина СПЕЦИФИКА ПОВЕСТВОВАНИЯ В ПОВЕСТИ И.С. ТУРГЕНЕВА «ВЕШНИЕ ВОДЫ»

В статье рассмотрены специфика повествования и функции пролога и эпилога в творчестве И.С. Тургенева на примере повести «Вешние воды». Взаимосвязь этих элементов в творчестве Тургенева является закономерной и носит систематический характер.

Пролог, эпилог, структура, повествование, функция, композиция.

The article considers the specifics of the narrative and the function of prologue and epilogue in I.S. Turgenev»s works on the example of the story «Torrents of Spring». The relationship of these elements in Turgenev»s works is considered to be logical and is of systematic character.

Prologue, epilogue, structure, narrative, function, composition.

В конце 1860-х — первой половине 1870-х гг. Тургенев написал ряд повестей о далеком прошлом: «Бригадир», «История лейтенанта Ергунова», «Несчастная», «Странная история», «Степной король Лир», «Стук, стук, стук», «Вешние воды», «Пунин и Бабурин», «Стучит» и др. Повесть «Вешние воды» стала наиболее значимым произведением этого периода.

Повести предшествует эпиграф — четверостишие из старинного русского романса:

Веселые годы, Счастливые дни -Как вешние воды Промчались они.

Судя по этому рамочному компоненту текста, речь пойдет о любви, о молодости, причем, о воспоминаниях, связанных с ними.

Эпиграф задает лирическую эмоциональную тональность, настраивает читателя на размышления о быстротечности человеческого бытия, мимолетности любви и счастья. В повести есть пролог, композиционно выделенный самим Тургеневым, и эпилог, который включает в себя две последние главы. Повествование в основном действии построено как воспоминания главного героя, Дмитрия Павловича Санина, о событиях тридцатилетней давности, случившихся в его жизни, когда он путешествовал по Европе.

Повествование в прологе ведется от третьего лица. Повесть начинается с определения времени происходящих в настоящий момент событий и описания состояния героя: «…Часу во втором ночи он вернулся в свой кабинет. Он выслал слугу, зажегшего свечки, и, бросившись в кресло около камина, закрыл лицо

обеими руками» . На протяжении всего пролога имя героя не называется; для его обозначения используется личное местоимении «он», а непосредственное представление главного действующего лица происходит только в конце этого фрагмента текста: «Но нужно сперва сказать его имя, отчество и фамилию. Его звали Саниным, Дмитрием Павловичем» . В прологе нет ни описания его внешности, ни рассказа о роде занятий, назван только возраст Санина — ему пятьдесят два года. Основным содержанием этого сюжетного элемента повести является описание душевного, психологического, эмоционального состояния персонажа. Все свидетельствует о том, что Санин находится в состоянии глубокого скепсиса: испытывает чувства разочарования, горечи и даже «отвращения к жизни» . Сначала это становится ясно из непосредственно авторской характеристики героя; затем — из размышлений Санина, представленных в тексте как органическое сочетание слов автора и несобственно-прямой речи. Повествователь говорит о самом процессе этого размышления, его психологической окраске: «…медленно, вяло и злобно» — и далее развернуто изображает содержание этого процесса мысли героя. Размышления Санина о собственной судьбе соединяются здесь с оценкой жизни человека в целом: «Никогда еще он не чувствовал такой усталости — телесной и душевной <…> никогда еще то «отвращение к жизни» — с такой неотразимой силой не овладевало им, не душило его <…> горечь едкая и жгучая, как горечь полыни, наполняла всю его душу. Что-то неотвязчиво-постылое, противно-тяжкое со всех сторон обступило его, как осенняя, темная ночь; и он не знал, как отделаться от этой темноты, от этой горечи. На сон нечего было рассчитывать: он знал, что он не заснет» .

В прологе представлена точка зрения взрослого, опытного, мудрого человека. На подобные размышления и оценки он не способен в молодости. Психологическое состояние Санина, как показывает Тургенев, приводит его к размышлениям о своем прошлом и настоящем; и его мысли окрашены той же эмоциональной тональностью. Он принимается анализировать — «о суете, ненужности, о пошлой фальши всего человеческого» . Эпитеты, характеризующие сам характер размышлений героя, указывают на неудовлетворенность жизнью, на сожаление о том, как сложилась его судьба. Санин вспоминает разные периоды своей жизни, невольно переходя на уровень обобщений, и все больше убеждается в бессмысленности человеческого существования: «Везде все то же вечное переливание из пустого в порожнее, то же толчение воды, то же наполовину добросовестное, наполовину сознательное самообольщение… — а там вдруг, уж точно как снег на голову нагрянет старость — и вместе с нею… страх смерти. и бух в бездну!» . В размышлениях героя возникает метафора, уподобляющая человеческую жизнь морю: «он воображал себе это море невозмутимо гладким, неподвижным и прозрачным до самого темного дна; сам он сидит в маленькой, валкой лодке — а там, на этом темном, илистом дне, наподобие громадных рыб, едва виднеются безобразные чудища: все житейские недуга, болезни, горести, безумие, бедность, слепота… Он смотрит — и вот одно из чудищ выделяется из мрака, поднимается выше и выше, становится все явственнее, все отвратительно явственнее. Еще минута — и перевернется подпертая им лодка! Но вот оно опять как будто тускнеет, оно удаляется, опускается на дно — и лежит оно там, чуть-чуть шевеля плесом… Но день урочный придет — и перевернет оно лодку» . Изображение видений, подсознательного — примета позднего периода творчества Тургенева, в частности, его «таинственных повестей». Осмысливая «тургеневский опыт «мистических прорывов» в область сверхчувственного» , В.Н. Топоров находит его основу в духовной природе самого писателя: «. источник мистического был внутри самого Тургенева… <…> Это мистическое чаще всего открывалось Тургеневу в таинстве жизни и смерти, а одной из частых и конкретных форм проявления мистического были сны.» .

В завершающей части пролога автор описывает случайный порыв Санина, действие, которое оказывается почти подсознательным: он присел к письменному столу, стал рыться в своих бумагах, в старых женских письмах, «собираясь сжечь этот ненужный хлам» . Вдруг он «слабо вскрикнул» : в одном из ящиков была коробка, в которой лежал маленький гранатовый крестик. Он сел в кресло у камина — и опять закрыл руками лицо. «.И вспомнил он многое, давно прошедшее. Вот что он вспомнил.» . Крестик, упоминаемый в прологе повести, оказывается художественной деталью, несущей предельно важную эмоциональную и содержательную нагрузку. Он явился поводом

для воспоминаний героя о давнем событии его прошлого, событии, которое, как становится ясно в эпилоге, было лучшим в его жизни. Отметим, что детали выполняют в произведениях Тургенева функцию «хранителей памяти». Так, например, герой повести «Ася», господин Н.Н., всю жизнь хранил высохший цветок гераниума, который Ася некогда бросила ему из окна.

Главным событием основной части «Вешних вод» является рассказ о пережитой в молодости любви героя. Первая глава является экспозицией, в которой уточняется, что Санину тогда было двадцать два года, «он был с небольшим состоянием, но независимый, почти бессемейный» . События повести совершаются в течение нескольких месяцев, летом 1840-го г., когда Санин, возвращаясь из Италии, ненадолго останавливается во Франкфурте. Там Санин влюбляется в прекрасную итальянку Джемму Розелли и внезапно изменяет ей. Оказывается, что любовь к Джемме была главным событием его жизни, а связь с Полозовой — поворотом к «безрадостному существованию» .

Основная сюжетная линия в повести раскрывается в традиционной для творчества Тургенева последовательности: вначале — краткая экспозиция, рисующая среду, в которой живут герои, дальше — завязка, затем действие развивается, влюбленные преодолевают препятствия на пути к своему счастью, наконец, наступает момент наивысшего напряжения действия (объяснение героев), за которым следует катастрофа, а после нее эпилог [см.: 11].

В основе повести традиционный любовный треугольник. Герой оказывается не в состоянии совершить решительный поступок и подчиняется страсти. В каком-то смысле именно он терпит главное поражение, теряя настоящую любовь и не приобретая ничего взамен.

В начале повести Санин выглядит героически: он спас жизнь Эмилю, дрался на дуэли за честь девушки. Измена Джемме, следовательно, не может быть мотивирована нравственной испорченностью Санина. Причины ее другие: герой «Вешних вод» не сумел разглядеть истинное чувство в виду своей молодости, неопытности, отсутствия уверенности в себе. То, что Санин оказался рабом страсти после пережитой любви к Джемме, вероятно, свидетельствует о способности этого человека слепо подчиняться течению жизни и ее капризам. Подчеркивается стихийность чувств, страсти, любви. С точки зрения здравого смысла, такая женщина, как Полозова, хитрая, жестокая, расчетливая, без моральных принципов, не достойна любви. Асю, Джемму любить легко, порочную женщину любить сложно, и герой это понимает. Подобная ситуация описана Тургеневым и в других его произведениях, например, в повести «Бригадир», герой всю жизнь любит жестокую, властную женщину, становясь ее рабом.

Описание портрета Санина появляется лишь в XIV главе: «Во-первых, он был очень и очень недурен собою. Статный, стройный рост, приятные, немного расплывчатые черты, ласковые голубые глаз-

ки, золотистые волосы, белизна и румянец кожи — а главное: то простодушно-веселое, доверчивое, откровенное, на первых порах несколько глуповатое выражение, по которому в прежние времена тот час можно было признать детей степенных дворянских семей, хороших баричей. наконец, свежесть, здоровье — и мягкость, мягкость, — вот вам весь Санин» .

Портрет героя и привлекателен, и ироничен. Автор изображает Санина в основной части повести человеком добрым, участливым и в то же время неглубоким, поверхностным. Его можно и осудить, и пожалеть.

В Джемме Тургенев воплощает образ девушки искренней и непосредственной. В образе Полозовой Тургенев стремился подчеркнуть коварство, жестокость и низменность ее натуры. Так, например, глаза ее названы «алчными»; в обращении к Санину автор использует выражение «приказала она почти грубо» ; и в характеристике, которую Мария Николаевна дает сама себе во время первой беседы с Саниным, звучит фраза: «Я людей не щажу» и др. Марья Николаевна — личность властная, волевая. На это обратил внимание И. Анненский, когда говорил, что красота у Тургенева — «самая подлинная власть» . Среди мужчин — жертв этой красоты — Анненский называет и Санина.

Любовь в произведениях Тургенева — «многомерное понятие» , с которым связаны тайна и страдание, болезнь и смерть, неотвратимый рок и красота. Она предстает как «роковая страсть или как возвышенное романтическое чувство, в идеале вмещающая в себя природно-естественное и духовное» . В «Вешних водах» Тургенев развивает ту же философию любви как силы, подчиняющей себе человека, порабощающей его, что и в повестях «Первая любовь», «Бригадир» [см: 4, 6, 7, 8, 10]. В то же время автор восхищается красотой любовного чувства, несмотря на то что, по его мысли, чувство это не приносит человеку счастья и часто ведет его к гибели, если не физической, то нравственной. ХХУШ глава повести «Вешние воды» начинается метафорическим сравнением: «Первая любовь — это та же революция: однообразно-правильный строй сложившейся жизни разбит и разрушен в одно мгновение, молодость стоит на баррикаде, высоко вьется ее яркое знамя — и что бы там впереди ее ни ждало -смерть или новая жизнь — всему она шлет свой восторженный привет» .

Эпилог повести мотивирован основной частью. Композиция эпилога представляет собой две главы, которые разделены структурно. Эпилог начинается словами, которые возвращают читателя и рассказчика в настоящее время, время рассказывания: «Вот что припомнил Дмитрий Санин, когда в тишине кабинета, разбирая свои старые бумаги, он нашел между ними гранатовый крестик» . Таким образом, крестик — художественная деталь, важная для развития сюжета, так как он служит поводом для воспоминаний. Содержание эпилога можно условно

разделить на несколько частей. Во-первых, описываются чувства героя, которые он испытывает уже по прошествии многих лет после произошедших событий. Дается точка зрения повествователя: «Стыд душил его — даже и теперь, столько лет спустя; он страшился того чувства неодолимого презрения к самому себе, которое, он в этом не мог сомневаться, непременно нахлынет на него и затопит, как волною, все другие ощущения, как только он не велит памяти своей замолчать» .

Сравнение силы чувства стыда Санина, которое он испытывает в момент воспоминания, с «волной» свидетельствует о душевных переживаниях и осознании своей ошибки. Во-вторых, лаконично описаны дальнейшие события, завершающие в смысловом отношении сюжетную линию с Джеммой и Полозовой: «дрянное, слезливое, лживое, жалкое письмо, посланное им Джемме, письмо, оставшееся без ответа…» , позорное бегство из Франкфурта вслед за Полозовой, «житье в Париже и все унижения, все гадкие муки раба, которому не позволяется ни ревновать, ни жаловаться и которого бросают наконец, как изношенную одежду… Потом — возвращение на родину, отравленная, опустошенная жизнь» .

Слово «воспоминания» является ключевым в эпилоге, они «всплывают» как кадры в голове Санина. Здесь подключается точка зрения самого героя в форме несобственно-прямой речи, появляется его оценка, происходит совмещение двух мнений. Кульминацией эпилога является авторский текст: «Чаша переполнилась — довольно!» , в результате которого появляется ряд вопросов: «Каким образом уцелел крестик, данный Санину Джеммой, почему не возвратил он его, как случилось, что до того дня он ни разу на него не натыкался? Долго, долго сидел он в раздумье и — уже наученный опытом, через столько лет — все не в силах был понять, как мог он покинуть Джемму, столь нежно и страстно им любимую, для женщины, которую он и не любил вовсе?..» . Суть жизненного откровения героя заключается в том, что «счастье любви столь же трагически мгновенно, как и человеческая жизнь, однако она и есть единственный смысл и содержание этой жизни» . Воспоминания и нахлынувшее чувство отвращения к себе возбуждают в Санине желание действий, он объявляет друзьям, что уезжает за границу. События, описанные в последней главе, относятся к настоящему времени, и повествование ведется от лица автора. Герой возвращается во Франкфурт спустя тридцать лет. Город, увиденный Саниным, изменился до неузнаваемости: «Санин бродил как ошалелый по местам, когда-то столь знакомым, и ничего не узнавал» . После долгих поисков герой узнает, что Джемма вышла замуж и переехала в Нью-Йорк. Ему удается раздобыть ее адрес. После стольких лет бездействия Санин был решителен как никогда в жизни. Он пишет письмо Джемме, в котором просит прощения за свой поступок, рассказывает ей свою жизнь, «одинокую, бессемейную,

безрадостную; заклинает ее понять причины, побудившие его обратиться к ней, не дать ему унести в могилу горестное сознание своей вины — давно выстраданной, но не прощенной — и порадовать его хотя самой краткой весточкой о том, как ей живется в этом новом мире, куда она удалилась» . Через шесть недель томительно ожидания Санин получает ответ. Это означало, что он прощен. Автор описывается эмоциональное состояние героя в этот момент: «Слезы так и брызнули из его глаз» . По прошествии стольких лет Санин чувствует спокойствие и умиротворение, он получил прощение благодаря своей решительности и искренности, чего ему так не хватало в молодости. Сладость испытанного чувства окрылило Санина. Он отсылает дочери Джеммы, Марианне, как две капли воды похожей на мать, в качестве подарка «гранатовый крестик, обделанный в великолепное жемчужное ожерелье» .

Эта художественная деталь, появившаяся в прологе повести как повод к воспоминанию об истории первой любви, играет важную роль и в эпилоге. Гранатовый крестик дает возможность Санину отблагодарить Джемму за надежду на прощение и обретение спокойствия .

Финал повести остается открытым: «Слышно, что он продает все свои имения и собирается в Америку» .

Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/sochinenie/turgenev-veshnie-vodyi/

1. Анненский, И. Символы красоты у русских писателей / И. Анненский // Анненский И. Книги отражений. -М., 1979.

2. Голубков, В.В. Художественное мастерство И.С. Тургенева / В.В. Голубков. — М., 1955.

3. Ермакова, Н.А. Ландшафт смерти в произведениях И.С. Тургенева / Н.А. Ермакова // Критика и семиотика. -Новосибирск, 2010. — № 14.

4. Курляндская, Г.Б. Концепция любви в творчестве Тургенева / Г.Б. Курляндская // Спасский вестник. — Тула, 2005. — Вып. 12.

5. Курляндская, Г.Б. Эстетический мир И.С. Тургенева / Г.Б. Курляндская. — Орел, 1994.

6. Недзвецкий, В.А. Любовь — крест — долг, (повесть И. С. Тургенева <�Ася>

  • / В.А. Недзвецкий // От Пушкина к Чехову. — М., 1999.

7. Петровский, М.А. Таинственное у Тургенева / М.А. Петровский // Творчество Тургенева: сб. ст. / под ред. И.Н. Розанова, Ю.М. Соколова. — М., 1920.

8. Пустовойт, П.Г. И.С. Тургенев — художник слова / П.Г. Пустовойт. — М., 1987.

9. Сенькина, Ю.Н. Тургеневская концепция любви в интерпретации ученых / Ю.Н. Сенькина // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. — № 101. — СПб, 2009.

10. Топоров, В.Н. Странный Тургенев (Четыре главы) / В.Н. Топоров. — М., 1998.

11. Тургенев, И.С. Вешние воды / И.С. Тургенев // Тургенев И.С. Полн. собр. соч. и писем: в 12 т. Т. 8. — М., 1980.

ФА. Ветров, ТА. Ветрова

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ДИСКУРСА ДЕЛОВЫХ ЖУРНАЛОВ:

КОНСТИТУТИВНЫЙ АСПЕКТ

Работа выполнена в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические инновационной России» на 2009 — 2013 гг.,

соглашение № 14.132.21.1044

Статья посвящена анализу базовых институциональных характеристик компонента медиадискурса — дискурса деловых журналов.

Дискурс, медиадискурс, деловой журнал.

The article is devoted to the analysis of basic institutional characteristics of the component of media discourse that is the discourse of business magazines.

Discourse, media discourse, business magazine.

Дискурс СМИ принято рассматривать как дискурс институциональный (в терминологии В. И. Ка-расика), что позволяет фиксировать трафаретность коммуникации, ролевые установки агентов и клиентов, символические действия. Хотя современные СМИ постепенно приходят к стиранию грани между обыденным и институциональным общением (безусловно, не последнее место здесь занимают он-лайн

СМИ и в целом Интернет-коммуникация).

Поскольку материалом нашей статьи являются тексты печатного издания, то вопрос институциональности — пер-сональности не мешает нам использовать базовую схему анализа конкретного дискурса В.И. Карасика (компоненты институционального дискурса) для анализа масс-медийного дискурса в части деловых СМИ: 1) участники, 2) хронотоп, 3) цели, 4) ценно-

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИДЕЙНО-ТЕМАТИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПОВЕСТИ И.С. ТУРГЕНЕВА «ВЕШНИЕ ВОДЫ»

ГЛАВА 2. ОБРАЗЫ ГЛАВНЫХ И ВТОРОСТЕПЕННЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ В ПОВЕСТИ

2.2 Женские образы в повести

2.3 Второстепенные персонажи

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/sochinenie/turgenev-veshnie-vodyi/

ВВЕДЕНИЕ

В конце 1860-х годов и первой половине 1870-х Тургенев написал ряд повестей, относившихся к категории воспоминаний о далеком прошлом («Бригадир», «История лейтенанта Ергунова», «Несчастная», «Странная история», «Степной король Лир», «Стук, стук, стук», «Вешние воды», «Пунин и Бабурин», «Стучит» и др.).

Из них повесть «Вешние воды», герой которых представляет собою еще одно интересное добавление к тургеневской галерее безвольных людей, стала наиболее значимым произведением этого периода.

Повесть появилась в «Вестнике Европы» в 1872 году и была близка по содержанию к повестям «Ася» и «Первая любовь, написанным ранее: тот же слабовольный, рефлектирующий герой, напоминающий «лишних людей» (Санин), та же тургеневская девушка (Джемма), переживающая драму неудачной любви. Тургенев признавался в том, что содержание повести в молодости он «пережил и перечувствовал лично». Но в отличие от их трагических концовок «Вешние воды» завершаются сюжетно менее драматично. Глубокий и волнующий лиризм проникает повесть.

В этом произведении Тургеневым были созданы образы уходящей дворянской культуры и новых героев эпохи – разночинцев и демократов, образы самоотверженных русских женщин. И хотя персонажи повести являются типичными тургеневскими героями, в них все же прослеживаются интересные психологические черты, воссозданные автором с невероятным мастерством, позволяющим читателю проникнуть в глубину разнообразных человеческих чувств, самому пережить их или вспомнить. А потому, рассматривать образную систему небольшой по объему повести с небольшим набором персонажей нужно очень тщательно, опираясь на текст, не упуская ни одной детали.

Следовательно, цель нашей курсовой работы состоит в том, чтобы детально изучить текст повести для характеристики ее образной системы.

Объектом изучения являются, таким образом, главные и второстепенные персонажи «Вешних вод».

Цель, объект и предмет определяют следующие задачи исследования в нашей курсовой работе:

  • Рассмотреть идейно-тематическое содержание повести;
  • Выявить основные сюжетно-образные линии;
  • Рассмотреть образы главных и второстепенных персонажей повести, опираясь на текстовые характеристики;
  • Сделать вывод о художественном мастерстве Тургенева в изображении героев «Вешних вод».

Теоретическая значимость данной работы определяется тем, что в критике повесть «Внешние воды» в основном рассматривается с позиций проблемно-тематического анализа, а из всей образной системы анализируется линия Санин – Джемма – Полозова, в нашей же работе нами предпринята попытка целостного образного анализа произведения.

Практическая значимость нашей работы заключается в том, что материал, представленный в ней, может быть использован при изучении творчества Тургенева в целом, а также для подготовки спецкурсов и факультативных курсов, например «Повести И.С. Тургенева о любви («Вешние воды», «Ася», «Первая любовь» и др.) или «Повести русских писателей второй половины XIX века», и при изучении общего вузовского курса «История русской литературы XIX века».

ГЛАВА 1. ИДЕЙНО-ТЕМАТИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПОВЕСТИ

И.С. ТУРГЕНЕВА «ВЕШНИЕ ВОДЫ»

Образная система произведения напрямую зависит от его идейно-тематической наполненности: автор создает и разрабатывает персонажей для того, чтобы донести до читателя какую-то идею, чтобы сделать ее «живой», «настоящей», «близкой» читателю. Чем удачнее созданы образы героев, тем легче читающему воспринимать мысли автора.

Поэтому, прежде чем приступить непосредственно к анализу образов героев, нам необходимо кратко рассмотреть содержание повести, в особенности, почему автором были выбраны именно эти, а не другие персонажи.

Идейно-художественный замысел этого произведения определил своеобразие положенных в его основу конфликт и особую систему, особое взаимоотношение характеров.

Конфликт, на котором строится повесть,– столкновение молодого человека, не совсем заурядного, неглупого, несомненно культурного, но нерешительного, слабохарактерного, и молодой девушки, глубокой, сильной духом, целостной и волевой .

Центральная часть сюжета – зарождение, развитие и трагический финал любви. К этой стороне повести и направлено основное внимание Тургенева, как писателя-психолога, в раскрытии этих интимных переживаний и проявляется по преимуществу его художественное мастерство.

В повести присутствует и привязка к конкретному историческому отрывку времени. Так, встреча Санина с Джеммой относится автором к 1840 году. Кроме того, в «Вешних водах» есть ряд бытовых деталей, характерных для первой половины XIX века (Санин собирается ехать из Германии в Россию в дилижансе, почтовой карете и т. п.).

Если обратиться к образной системе, то следует сразу отметить, что наряду с основной сюжетной линией – любви Санина и Джеммы, – даются дополнительные сюжетные линии такого же личного порядка, но по принципу контраста с сюжетом основным: драматический конец истории любви Джеммы к Санину становится яснее от сопоставления с побочными эпизодами, касающимися истории Санина и Полозовой.

Основная сюжетная линия в повести раскрывается в обычном для подобных произведений Тургенева драматическом плане: вначале даётся краткая экспозиция, рисующая среду, в которой должны действовать герои, дальше идёт завязка (читатель узнаёт о любви героя и героини), затем действие развивается, встречая иногда на пути препятствия, наконец наступает момент наивысшего напряжения действия (объяснение героев), за которым следует катастрофа, а за ней эпилог .

Основное повествование разворачивается как воспоминания 52-летнего дворянина и помещика Санина о событиях 30-летней давности, случившихся в его жизни, когда он путешествовал по Германии. Однажды, будучи проездом во Франкфурте, Санин зашёл в кондитерскую, где помог молодой дочери хозяйки с упавшим в обморок младшим братом. Семья прониклась к Санину симпатией и неожиданно для себя несколько дней он провёл с ними. Когда он был на прогулке с Джеммой и её женихом, один из молодых немецких офицеров, сидевших за соседним столиком в трактире, позволил себе грубо себя повести и Санин вызвал его на дуэль. Дуэль закончилась благополучно для обоих участников. Однако, это происшествие сильно встряхнуло размеренную жизнь девушки. Она отказала жениху, который не смог защитить её достоинство. Санин же внезапно понял, что полюбил её. Любовь, охватившая их, привела Санина к мысли о женитьбе. Даже мать Джеммы, пришедшая вначале в ужас из-за разрыва Джеммы с женихом, постепенно успокоилась и стала строить планы на их дальнейшую жизнь. Чтобы продать своё имение и получить деньги на совместную жизнь, Санин поехал в Вайсбаден к богатой жене своего пансионного товарища Полозова, которого он случайно встречает во Франкфурте. Однако, богатая и молодая русская красавица Марья Николаевна по своей прихоти завлекла Санина и сделала его одним из своих любовников. Не в силах противиться сильной натуре Марье Николаевны Санин едет за ней в Париж, но вскоре оказывается ненужным и со стыдом возвращается в Россию, где жизнь его вяло проходит в светской суете. Лишь через 30 лет он случайно находит чудом сохранившийся засохший цветок, ставший причиной той дуэли и подаренный ему Джеммой. Он мчится во Франкфурт, где выясняет, что Джемма через два года после тех событий вышла замуж и счастливо живёт в Нью-Йорке с мужем и пятью детьми. Её дочь на фотографии выглядит как та молодая итальянская девушка, её мать, которой Санин когда-то предложил руку и сердце.

Как мы видим, количество персонажей в повести относительно небольшое, поэтому мы может их перечислить (по мере появления в тексте)

  • Дмитрий Павлович Санин – русский помещик
  • Джемма – дочь хозяйки кондитерской
  • Эмиль – сын хозяйки кондитерской
  • Панталеоне – старый слуга
  • Луиза – служанка
  • Леонора Розелли – хозяйка кондитерской
  • Карл Клюбер – жених Джеммы
  • барон Дёнгоф – немецкий офицер, позже – генерал
  • фон Рихтер – секундант барона Дёнгофа
  • Ипполит Сидорович Полозов – товарищ Санина по пансиону
  • Марья Николаевна Полозова – жена Полозова

Естественно, что героев можно разделить на главных и второстепенных. Образы и тех и других будут рассмотрены нами во второй главе нашей работы.

ГЛАВА 2. ОБРАЗЫ ГЛАВНЫХ И ВТОРОСТЕПЕННЫХ

ПЕРСОНАЖЕЙ В ПОВЕСТИ

2.1 Санин – главный герой «Вешних вод»

Вначале, еще раз отметим, что и конфликт в повести, и подбор характерных эпизодов, и соотношение персонажей – всё подчиняется одной основной задаче Тургенева: анализу психологии дворянской интеллигенции в области личной, интимной жизни . Читатель видит, как знакомятся, любят друг друга и потом расходятся главные герои, какое участие принимают в истории их любви другие персонажи.

Главный герой повести – Дмитрий Павлович Санин, в начале повести мы видим его уже 52-летним, вспоминающими свою молодость, свою любовь к девушке Джеме и свое несложившееся счастье.

Мы сразу очень многое узнаем о нем, автор рассказывает нам все без утайки: «Санину минул 22-й год, и он находился во Франкфурте, на возвратном пути из Италии в Россию. Человек он был с небольшим состоянием, но независимый, почти бессемейный. У него, по смерти отдаленного родственника, оказалось несколько тысяч рублей – и он решился прожить их за границею, перед поступлением на службу, перед окончательным возложением на себя того казенного хомута, без которого обеспеченное существование стало для него немыслимым». В первой части повести Тургенев показывает то лучшее, что было в характере Санина и что пленило в нём Джемму. В двух эпизодах (Санин помогает брату Джеммы, Эмилю, впавшему в глубокий обморок, а потом, защищая честь Джеммы, дерётся на дуэли с немецким офицером Дёнгофом) выясняются такие черты Санина, как благородство, прямота, смелость. Описывается автором внешность главного героя: «Во-первых, он был очень и очень недурен собою. Статный, стройный рост, приятные, немного расплывчатые черты, ласковые голубоватые глазки, золотистые волосы, белизна и румянец кожи – а главное: то простодушно веселое, доверчивое, откровенное, на первых порах несколько глуповатое выражение, по которому в прежние времена тотчас можно было признать детей степенных дворянских семей, «отецких» сыновей, хороших баричей, родившихся и утучненных в наших привольных полустепных краях; походочка с запинкой, голос с пришепеткой, улыбка, как у ребенка, чуть только взглянешь на него… наконец, свежесть, здоровье – и мягкость, мягкость, мягкость, – вот вам весь Санин. А во-вторых, он и глуп не был и понабрался кое-чего. Свежим он остался, несмотря на заграничную поездку: тревожные чувства, обуревавшие лучшую часть тогдашней молодежи, были ему мало известны» .Особого внимания заслуживают своеобразные художественные средства, какими пользуется Тургенев для передачи интимных душевных переживаний. Обычно это – не характеристика автора, не высказывания героев о самих себе – по преимуществу это внешние проявления их мыслей и чувств: выражение лица, голос, поза, движения, манера пения, исполнение любимых музыкальных произведений, чтение любимых стихов. Например, сцена перед дуэлью Санина с офицером: «Раз только на него нашло раздумье: он наткнулся на молодую липу, сломанную, по всем вероятиям, вчерашним шквалом. Она положительно умирала… все листья на ней умирали. «Что это? предзнаменование?» – мелькнуло у него в голове; но он тотчас же засвистал, перескочил через ту самую липу, зашагал по дорожке» . Здесь душевное состояние героя передано посредством пейзажа.

Естественно, герой повести не уникален в ряду других тургеневских персонажей подобного типа. Можно сопоставить «Вешние воды» например с романом «Дым», где исследователи отмечают близость сюжетных линий и образов: Ирины – Литвинова – Татьяны и Полозовой – Санина – Джеммы. Действительно, Тургенев в повести как будто изменил романный финал: Санин не находил в себе силы отказаться от роли раба, как было в случае с Литвиновым, и следовал всюду за Марьей Николаевной. Это изменение финала не было случайным и произвольным, а как раз определялось логикой жанра. Также жанр актуализировал преобладающие доминанты в развитии характеров героев. Санину, собственно как и Литвинову, даётся возможность «выстроить» себя: и он, внешне безвольный и бесхарактерный, удивляясь сам себе, вдруг начинает совершать поступки, жертвует собой ради другого – при встрече с Джеммой. Но повесть не довлеет этой донкихотской черте, в романе же она доминирует, как в случае с Литвиновым. В «бесхарактерном» Литвинове актуализируется как раз характер и внутренняя сила, реализующаяся в том числе в идее социального служения. А Санин оказывается полон сомнений и презрения к себе, он, подобно Гамлету, «человек чувственный и сластолюбивый» – именно страстность гамлетовская и побеждает в нём. Он также сокрушён общим течением жизни, не в силах противостоять ему. Жизненное откровение Санина созвучно размышлениям героев многих повестей писателя. Суть его заключается в том, что счастье любви столь же трагически мгновенно, как и человеческая жизнь, однако она и есть единственный смысл и содержание этой жизни. Таким образом, герои романа и повести, изначально обнаруживающие единые свойства характера, в разных жанрах реализуют различные доминантные начала – либо донкихотское, либо гамлетовское. Амбивалентность качеств дополняется доминированием одного из них.

Также Санина можно соотнести с Энеем (с которым он сравнивается) – главным героем произведения «Энеида», повествующего о путешествии и возвращении странника на родину. У Тургенева присутствуют настойчивые и неоднократные отсылки к тексту «Энеиды» (гроза и пещера, в которой укрылись Дидона и Эней), т. е. к «римскому» сюжету. «Эней?» – шепчет Марья Николаевна у входа в караулку (то есть, пещеру).

К ней ведет долгий лесной путь: «<�…> тень леса накрыла их широко и мягко, и со всех сторон <�…> дорожка <�…> внезапно повернула в сторону и вдалась в довольно тесное ущелье. Запах вереска, смолы сосновой, промозглой, прошлогодней листвы так и сперся в нем – густо и дремотно. Из расселин бурых крупных камней било свежестью. По обеим сторонам дорожки высились круглые бугры, поросшие зеленым мохом <�…> По верхушкам деревьев, по воздуху лесному, прокатилось глухое сотрясение <�…> шел этот путь все вглубь, да вглубь леса <�…> Наконец, сквозь темную зелень еловых кустов, из-под навеса серой скалы, глянула на него убогая караулка, с низкой дверью в плетеной стене…».

Кроме того, с Энеем Санина сближает еще одно: Эней в поисках дороги домой попадает в объятия царицы Дидоны, забывает о своей жене и придается любви в объятиях соблазнительницы, то же самое происходит с Саниным: он забывает о своей любви к Джемме и поддается страсти роковой женщины Марьи Николаевны, которая заканчивается ничем.

2.2 Женские образы в повести

Главных женских образа в повести два, это две женщины, принявшие непосредственное участие в судьбе Санина: его невеста Джемма и «роковая» красавица Марья Николаевна Полозова.

О Джемме мы впервые узнаем в одной из первых сцен повести, когда она просит Санина помочь ее брату: «В кондитерскую, с рассыпанными по обнаженным плечам темными кудрями, с протянутыми вперед обнаженными руками, порывисто вбежала девушка лет девятнадцати и, увидев Санина, тотчас бросилась к нему, схватила его за руку и повлекла за собою, приговаривая задыхавшимся голосом: «Скорей, скорей, сюда, спасите!» Не из нежелания повиноваться, а просто от избытка изумления Санин не тотчас последовал за девушкой – и как бы уперся на месте: он в жизни не видывал подобной красавицы» . И далее, впечатление, которое девушка произвела на главного героя, только усиливается: «Санин сам тер – а сам искоса посматривал на нее. Боже мой! какая же это была красавица! Нос у ней был несколько велик, но красивого, орлиного ладу, верхнюю губу чуть-чуть оттенял пушок; зато цвет лица, ровный и матовый, ни дать ни взять слоновая кость или молочный янтарь, волнистый лоск волос, как у Аллориевой Юдифи в Палаццо-Питти, – и особенно глаза, темно-серые, с черной каемкой вокруг зениц, великолепные, торжествующие глаза, – даже теперь, когда испуг и горе омрачали их блеск… Санину невольно вспомнился чудесный край, откуда он возвращался… Да он и в Италии не встречал ничего подобного!» Тургеневская героиня – итальянка, и итальянский колорит par excellence на всех уровнях, начиная с языкового и кончая описаниями итальянского темперамента, эмоциональности и т. п., всех деталей, входящих в канонический образ итальянца, дан в повести едва ли не с избыточной подробностью. Именно этот итальянский мир, с его темпераментной отзывчивостью, легкой возгораемостью, быстро сменяющими друг друга печалями и радостями, отчаянием не только от несправедливости, но от неблагородства формы, подчеркивает жестокость и низость поступка Санина. Но именно против «итальянских восторгов» Санина выступает Марья Николаевна и, может быть, в этом она не вполне несправедлива.

Но и у Тургенева итальянское, в данном случае соответствующее всем возможным добродетелям, в определенном смысле, также уступает другому (русскому) образу. Как нередко бывает, отрицательный персонаж «переигрывает» положительный, и Джемма кажется несколько пресной и скучной (несмотря на свое артистическое дарование) в сравнении с ярким обаянием и значительностью Марьи Николаевны, «очень замечательной особы», обвораживающей не только Санина, но и самого автора.

Даже сама фамилия Полозова говорит о натуре этой женщины: полоз – это огромная змея, отсюда ассоциации с библейским змеем-искусителем, следовательно Полозова – это искусительница.

Тургенев почти шаржирует хищность и порочность Марьи Николаевны: «<�…> на губах змеилось торжество – а глаза, широкие и светлые до белизны, выражали одну безжалостную тупость и сытость победы. У ястреба, который когтит пойманную птицу, такие бывают глаза» . Однако такого рода пассажи отступают перед гораздо более сильно выраженным восхищением прежде всего перед ее женской неотразимостью: «И не то, чтобы она была отъявленная красавица <�…> ни тонкостью кожи, ни изяществом рук и ног она похвалиться не могла – но что все это значило? <�…> Не перед “святыней красоте”, говоря словами Пушкина, остановился бы всякий, кто бы встретился с нею, но перед обаянием мощного, не то русского, не то цыганского, цветущего женского тела… и не невольно остановился бы он! <�…> “Эта женщина, когда идет к тебе, точно все счастье твоей жизни тебе навстречу несет”» и т. д. Обаяние Марьи Николаевны динамично: она постоянно в движении, постоянно меняет «образы». На этом фоне особенно проступает статичность совершенной красоты Джеммы, ее статуарность и живописность в «музейном» смысле слова: она сравнивается то с мраморными олимпийскими богинями, то с Аллориевой Юдифью в Палаццо Питти, то с Рафаэлевой Форнариной (но следует помнить, что это не противоречит проявлениям итальянского темперамента, эмоциональности, артистизма).

Анненский говорил о странном сходстве чистых, сосредоточенных и одиноких тургеневских девушек (Джемма, правда, в их число не входит) со статуями, об их способности превращаться в статую, об их несколько тяжелой статуарности .

Не меньшее восхищение у героя (автора) вызывает ее одаренность, ум, образование, вообще неординарность натуры Марьи Николаевны: «Она выказывала такие коммерческие и административные способности, что оставалось только изумляться! Вся подноготная хозяйства была ей отлично известна; <�…> каждое ее слово попадало в цель» ; «Марья Николаевна умела рассказывать… редкий дар в женщине, да еще в русской! <�…> Санину не раз пришлось расхохотаться от иного бойкого и меткого словца. Пуще всего Марья Николаевна не терпела ханжества, фальши и лжи…» и т. д. Марья Николаевна – личность в полном смысле слова, властная, волевая, и как личность оставляет далеко позади чистую, непорочную голубицу Джемму .

Любопытна, как иллюстрация, театральная тема в характеристике обеих героинь. Вечерами в семье Розелли разыгрывался спектакль: Джемма превосходно, «совсем по-актерски» читала «комедийку» среднего франкфуртского литератора Мальца, «корчила самые уморительные гримасы, ежила глаза, морщила нос, картавила, пищала»; Санин «не мог довольно надивиться ей; его особенно поражало, как ее идеально-прекрасное лицо принимало вдруг такое комическое, иногда почти тривиальное выражение» . Очевидно, примерно такого же уровня пьесу смотрят Санин и Марья Николаевна в Висбаденском театре – но с какой убийственной язвительностью отзывается о ней Марья Николаевна: «“Драма! – произнесла она с негодованием, – немецкая драма. Все равно: лучше, чем немецкая комедия”. <�…> То было одно из многочисленных доморощенных произведений, в которых начитанные, но бездарные актеры <�…> представляли так называемый трагический конфликт и наводили скуку. <�…> Поднялось опять на сцене кривлянье да хныканье» . Санин воспринимает пьесу ее трезвыми и беспощадными глазами и никаких восторгов не испытывает.

Противопоставление масштабов на глубинном уровне ощущается и в том, что сообщается об обеих в заключении повести. «Она давно умерла» – говорит Санин о Марье Николаевне, отвернувшись и нахмурившись , и в этом подспудно ощущается некий драматизм (особенно если вспомнить, что цыганка предсказала ей насильственную смерть).

Тем более ощущается этот драматизм на фоне Джеммы, благодарной Санину за то, что встреча с ним избавила ее от нежеланного жениха и позволила найти свою судьбу в Америке, в браке с преуспевающим негоциантом, «с которым она живет вот уже двадцать восьмой год совершенно счастливо, в довольстве и изобилии» . Отделавшись от всех сентиментальных, эмоциональных и романтических атрибутов итальянского (воплощенных в фрау Леноре, Панталеоне, Эмилио и даже пуделе Тарталье), Джемма воплотила образец мещанского счастья на американский манер, ничем, по сути дела, не отличающегося от когда-то отвергнутого немецкого варианта (как и фамилия Слоком, заменившая Розелли, ничуть не лучше Клюбер).

И реакция Санина на эти, осчастливившие его известия, описана в манере, за которой можно предполагать авторскую иронию: «Не беремся описывать чувства, испытанные Саниным при чтении этого письма. Подобным чувствам нет удовлетворительного выражения: они глубже и сильнее – и неопределеннее всякого слова. Музыка одна могла бы их передать» .

2.3 Второстепенные персонажи

писатель тургенев повесть персонаж

Главные герои «Вешних вод» сопоставляются со второстепенными персонажами, частью по сходству (Джемма – Эмиль – их мать), а ещё более по контрасту: Санин – и практичный, умеренный, аккуратный буржуа, жених Джеммы Клюбер, Санин – и задорный, пустой прожигатель жизни Дёнгоф. Это позволяет глубже раскрыть характер главного героя через его отношения с этими людьми.

Глубокие симпатии читателя вызывает брат Джемы Эмилио, впоследствии погибший в рядах бойцов Гарибальди. Вот как описывает его автор: «В комнате, куда он вбежал вслед за девушкой, на старомодном диване из конского волоса лежал, весь белый – белый с желтоватыми отливами, как воск или как древний мрамор,- мальчик лет четырнадцати, поразительно похожий на девушку, очевидно ее брат. Глаза его были закрыты, тень от черных густых волос падала пятном на словно окаменелый лоб, на недвижные тонкие брови; из-под посиневших губ виднелись стиснутые зубы. Казалось, он не дышал; одна рука опустилась на пол, другую он закинул за голову. Мальчик был одет и застегнут; тесный галстук сжимал его шею» .

В тоне добродушной иронии рисует Тургенев в «Вешних водах» престарелого отставного певца Пантелеоне: «… в комнату, ковыляя на кривых ножках, вошел маленький старичок в лиловом фраке с черными пуговицами, высоком белом галстуке, нанковых коротких панталонах и синих шерстяных чулках. Его крошечное личико совершенно исчезало под целой громадой седых, железного цвета волос. Со всех сторон круто вздымаясь кверху и падая обратно растрепанными косицами, они придавали фигуре старичка сходство с хохлатой курицей – сходство тем более поразительное, что под их темно-серой массой только и можно было разобрать, что заостренный нос да круглые желтые глаза» . Далее мы знакомимся с обстоятельствами жизни старика: «Панталеоне был также представлен Санину. Оказалось, что он был когда-то оперным певцом, для баритонных партий, но уже давно прекратил свои театральные занятия и состоял в семействе Розелли чем-то средним между другом дома и слугою».

Этот персонаж с одной стороны комический, призванный оживлять итальянский колорит повести, делать его более ярким, натуралистическим, с другой позволяет нам более подробно рассмотреть семейство Джемы, ее родных и знакомых.

Сатирически изображает Тургенев «положительного человека» – жениха Джеммы немца Клюбера: «Должно полагать, что в то время в целом Франкфурте ни в одном магазине не существовало такого вежливого, приличного, важного, любезного главного комми, каковым являлся г-н Клюбер. Безукоризненность его туалета стояла на одной высоте с достоинством его осанки, с изящностью – немного, правда, чопорной и сдержанной, на английский лад (он провел два года в Англии),- но все-таки пленительной изящностью его манер! С первого взгляда становилось явно, что этот красивый, несколько строгий, отлично воспитанный и превосходно вымытый молодой человек привык повиноваться высшим и повелевать низшим и что за прилавком своего магазина он неизбежно должен был внушать уважение самим покупателям! В сверхъестественной его честности не могло быть ни малейшего сомнения: стоило только взглянуть на его туго накрахмаленные воротнички! И голос у него оказался такой, какого следовало ожидать: густой и самоуверенно-сочный, но не слишком громкий, с некоторой даже ласковостью в тембре». Всем хорош Клюбер, но трус! Да еще какой, мало того, что себя запятнал позором, так еще и любимую девушку поставил в неловкое положение. Естественно, что отношение автора к нему не слишком теплое, потому и изображен он иронично.И эта ирония задним числом превращается в сарказм, когда мы узнаем, что Клюбер проворовался и умер в тюрьме

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Тургенев позиционировал повесть «Вешние воды» как произведение о любви. Но общий тон понести пессимистичен. Все случайно и преходяще в жизни: случай свел Санина и Джемму, случай и разбил их счастье. Однако чем бы ни кончилась первая любовь, она, как солнце, озаряет жизнь человека, и память о ней остается навсегда с ним, как животворное начало.

Любовь – могучее чувство, перед которым человек бессилен, как и перед стихиями природы. Тургенев не освещает нам всего психологического процесса, а останавливается на отдельных, но кризисных моментах, когда накапливающееся внутри человека чувство вдруг проявляется вовне – во взгляде, в поступке, в порыве. Он делает это через пейзажные зарисовки, события, характеристики других персонажей. Вот почему при небольшом наборе героев в повести каждый образ, созданный автором необычайно ярок, художественно завершен, прекрасно вписан в общую идейно-тематическую концепцию повести.

Здесь нет случайных людей, здесь каждый на своем месте, каждый персонаж несет определенную идейную нагрузку: главные персонажи выражают авторскую идею, ведут и развивают сюжет, «говорят» с читателем, второстепенные герои вносят дополнительный колорит, служат средством характеристики главных героев, придают комические и сатирические оттенки произведению.

В целом, можно сделать вывод, что Тургенев – великий мастер в изображении характеров персонажей, в проникновении в их внутренний мир, в выражении тончайших психологических элементов повествования. Для создания своих уникальных образов в повести он использовал художественные средства, которые позволили ему изобразить героев «живыми», «близкими» читателю, что в свою очередь позволило донести до людей свои идеи, вступить с ними в диалог на художественном, образном уровне.

ЛИТЕРАТУРА

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/sochinenie/turgenev-veshnie-vodyi/

1. Батюто А.И. Тургенев-романист. – Л., 1972.

2. Голубков В.В. Художественное мастерство И.С. Тургенева. – М., 1955.

3. Зеньковский В.В. Миросозерцание И.С. Тургенева / Зеньковский В.В. // Русские мыслители и Европа. – М., 1997.

4. Курляндская Г.Б. Эстетический мир И.С. Тургенева. – Орёл, 1994.

5. Курляндская Г.Б. И.С. Тургенев. Мировоззрение, метод, традиции. – Тула, 2001.

6. Петров С.М. И.С. Тургенев. Жизнь и творчество. – М., 1968.

7. Струве П.Б. Тургенев / Публикация В. Александрова // Литературная учёба. – М., 2000.

8. Тургенев И.С. Вешние воды. / Полное собрание сочинений и писем: В 30-ти т. Сочинения: в 12-ти т. – Т. 12. – М., 1986.

Голубков В.В. Художественное мастерство И.С. Тургенева. – М., 1955. – С. 110.

Петров С.М. И.С. Тургенев. Жизнь и творчество. – М., 1968. – С. 261.

Батюто А.И. Тургенев-романист. – Л., 1972. – С. 270.

Тургенев И.С. Вешние воды. / Полное собрание сочинений и писем: В 30-ти т. Сочинения: в 12-ти т. – Т. 12 – М., 1986. – С. 96.

Тургенев И.С. Вешние воды. / Полное собрание сочинений и писем: В 30-ти т. Сочинения: в 12-ти т. – Т. 12 – М., 1986. – С. 114.

«Ве́шние во́ды»

Контекст повести

В конце 1860-х годов и первой половине 1870-х Тургенев написал ряд повестей, относившихся к категории воспоминаний о далеком прошлом («Бригадир», «История лейтенанта Ергунова», «Несчастная», «Странная история», «Степной король Лир», «Стук, стук, стук», «Вешние воды», «Пунин и Бабурин», «Стучит» и др.).

Из них повесть «Вешние воды», герой которых представляет собою еще одно интересное добавление к тургеневской галерее безвольных людей, стала наиболее значимым произведением этого периода.

Герои повести

По мере появления в повести:

  • Дмитрий Павлович Санин — русский помещик
  • Джемма Розелли(затем Слоком) — дочь хозяйки кондитерской
  • Эмиль — брат Джеммы, сын фрау Леноре
  • Панталеоне — старый слуга
  • Луиза — служанка
  • фрау Леноре — хозяйка кондитерской, мама Джеммы
  • Карл Клюбер — жених Джеммы
  • барон Дёнгоф — немецкий офицер, позже — майор
  • фон Рихтер — секундант барона Дёнгофа
  • Ипполит Сидорович Полозов — товарищ Санина по пансиону
  • Марья Николаевна Полозова — жена Полозова, покупательница имения

Основное повествование ведётся как воспоминания 52-летнего дворянина и помещика Санина о событиях 30-летней давности, случившихся в его жизни, когда он путешествовал по Германии.

Однажды, будучи проездом во Франкфурте, Санин зашёл в кондитерскую, где помог молодой дочери хозяйки с упавшим в обморок младшим братом. Семья прониклась к Санину симпатией и неожиданно для себя несколько дней он провёл с ними. Когда он был на прогулке с Джеммой и её женихом, один из молодых немецких офицеров, сидевших за соседним столиком в трактире, позволил себе грубую выходку, и Санин вызвал его на дуэль. Дуэль закончилась благополучно для обоих участников. Однако это происшествие сильно встряхнуло размеренную жизнь девушки. Она отказала жениху, который не смог защитить её достоинство. Санин же внезапно понял, что полюбил её. Любовь, охватившая их, привела Санина к мысли о женитьбе. Даже мать Джеммы, пришедшая вначале в ужас из-за разрыва Джеммы с женихом, постепенно успокоилась и стала строить планы на их дальнейшую жизнь. Чтобы продать своё имение и получить деньги на совместную жизнь, Санин поехал в Висбаден к богатой жене своего пансионного товарища Полозова, которого он случайно встречает во Франкфурте. Однако богатая и молодая русская красавица Марья Николаевна по своей прихоти завлекла Санина и сделала его одним из своих любовников. Не в силах противиться сильной натуре Марьи Николаевны Санин едет за ней в Париж, но вскоре оказывается ненужным и со стыдом возвращается в Россию, где жизнь его вяло проходит в светской суете. Лишь через 30 лет он случайно находит чудом сохранившийся гранатовый крестик, подаренный ему Джеммой. Он мчится во Франкфурт, где выясняет, что Джемма через два года после тех событий вышла замуж и счастливо живёт в Нью-Йорке с мужем и пятью детьми. Её дочь на фотографии выглядит как та молодая итальянская девушка, её мать, которой Санин когда-то предложил руку и сердце.