Современное фэнтези

Слово «фэнтези» прочно закрепилось в сознании современного человека. Оно часто используется как обозначение массовой литературы и киноиндустрии конца ХХ — начала ХХI века.

Литературное направление фэнтези в настоящее время вызывает множество споров, которые касаются его истории, функциональной природы, классификации и пр. Такая ситуация объясняется сравнительной молодостью данного направления: литература фэнтези существует недавно, термин появился в 70?е годы ХХ в. за рубежом, в 80?е — в России.

Данная курсовая работа посвящена анализу произведения современного российского писателя Дмитрия Емеца « Мефодий Буслаев», а также исследованию и изучению жанра фэнтези как такового.

Объект: фэнтези как направление в современной литературе. Предмет: серия романов «Мефодий Буслаев» как яркий представитель фэнтези.

Цель: дать общую оценку произведению «Мефодий Буслаев» как метажанру фэнтези. литературный фэнтез произведение

Важное значение художественной литературы фэнтези и читательский интерес к нему подтверждается его постоянным переизданием. В России одним из самых популярных и известных авторов фэнтези является Дмитрий Емец, чье творчество внесло значительный вклад в развитие современной детской литературы. его серия романов «Мефодий Буслаев» несомненно, является ярчайшим представителем необычного и загадочного литературного направления фэнтези .

Задачи:

  • применить различные подходы к исследованию фэнтези
  • изучить серию романов «Мефодий Буслаев»
  • выявить положительные и отрицательные стороны книги
  • составить общую оценку произведения

Структура: курсовая работа состоит из введения, двух глав и заключения. Первая глава посвящена детальному изучению фэнтези в современной литературе, вторая — непосредственно анализу произведения «Мефодий Буслпев». Заключение содержит выводы проведенного исследования.

1. Литературное направление фэнтези в оценках современной критики

1.1 К вопросу о толковании понятия «фэнтези»

В современном литературоведении на данный момент не существует общепринятого определения фэнтези. Многие исследователи данного направления в литературе пытаются дать собственное определение этому понятию. В результате появилось значительное количество дефиниций, иногда противоречащих одна другой. Определения данного литературного направления можно сгруппировать относительно нескольких тенденций, например, чаще всего фэнтези определяют как особое направление фантастики.

4 стр., 1818 слов

Фэнтези в искусстве

... ровесникам. Последние годы, действительно, одно из ведущих позиций в современном искусстве заняло направление фэнтези. А ведь ещё совсем недавно жанр фэнтези казался каким – то экзотическим и чуждым. В советские ...

«В современном литературоведческом лексиконе всё чаще встречается определение фэнтези (от «фантазия»), представляющее собой целую литературу, где границы реального, фантастического и ирреального, мистического размыты» [Минералова 2002, 156-157].

«Фэнтези (англ. Fantasy) — вид фантастической литературы, или литературы о необычайном, основанной на сюжетном допущении иррационального характера. Это допущение не имеет логической мотивации в тексте, предполагая существование фактов и явлений, не поддающихся, в отличие от научной фантастики, рациональному объяснению» [Гопман 2001, 1162].

«В самом общем случае фэнтези — это произведение, где фантастический элемент несовместим с научной картиной мира» [Каплан 2001, 158].

«Фэнтези — это описание миров подобно нашему, миров с работающей в них магией, миров с чёткой границей между Тьмой и Светом. Эти миры могут быть какими-то вариациями Земли в далёком прошлом, далёком будущем, альтернативном настоящем, а также параллельными мирами, существующими вне связи с Землёй» [Колдун 1997].

Все данные определения носят скорее описательный характер и дают слишком широкую характеристику. Складывается впечатление, что в широком смысле фэнтези — любое произведение, в котором присутствует элемент необъяснимого, мистического, не поддающегося рациональному истолкованию. В таком понимании к фэнтези можно причислить почти всю фантастическую литературу. Исключение составит разве что научная фантастика с её канонической строгостью и научной определённостью. А вот произведения романтиков XIX века, символистов, постмодернистов, «Мастер и Маргарита» М. Булгакова, «Маленький принц» А. Сент-Экзюпери вполне отвечают приведённым требованиям. Исследователи относят к фэнтези даже произведения античности: «Одним из первых авторов, творивших в рамках литературного направления фэнтези, был древнегреческий сатирик Лукиан Самосатский, 2 век н. э.» [Смирнова 2005, 207]. В этом случае смешиваются понятия «фантастика как вид литературы», «фантастика как жанр», «фантастика как приём».

Ряд исследователей склоняется к определению фэнтези как разновидности литературной сказки. «По внешним параметрам фэнтези является разновидностью фантастической сказки» [Перумов 2000, 320]. «Сказочной фантасмагорией вымышленных миров» называет фэнтези писатель Э. Геворкян [Геворкян 1989, 11].

«Сказка. От научной фантастики этот жанр отличается отсутствием нравоучения и потуг на мессианство. От традиционной сказки — отсутствием деления на плохих и хороших», — говорится в статье Ника Перумова [Перумов 2000].

Волшебной сказкой называл свою эпопею «Властелин колец» Дж.Р.Р. Толкиен. Правда, в 50?е годы, когда она создавалась, термина «фэнтези» ещё не существовало.

Сужение направления до сказки нередко приводит к абсурду. Одна из исследовательниц причислила «Властелина колец» к литературным сказкам Англии, заявив: «Это не фэнтези!» [Мамаева 2001, 48], а критик В. Губайловский, как бы в оппозицию, высказал мнение, что фэнтези можно считать лишь одну книгу — именно «Властелина колец» [Губайловский 2002].

Действительно, на внешнем уровне ближайшим родом фэнтези кажется волшебная сказка — это убедительно продемонстрировал С.Л. Кошелев в статье «Жанровая природа «Повелителя колец» Дж.Р.Р. Толкина», обнаруживший в знаменитой эпопее реализацию 25 пропповских функций из 31 [Кошелев 1981]. Эту же методологию по отношению к анализу русской фэнтези применяет исследователь из Петрозаводска А.Д. Гусарова [Гусарова 2001, 152-158]. И в том и в другом случае обнаруживается сходство. Однако (и даже в большей мере) выявляется отличие от сказки.

6 стр., 2915 слов

Учебное занятие по литературе : «Обучение сочинению в жанре фэнтези»

... исследованиях. Действие научной фантастики часто происходит в будущем. Б)________________- жанр фантастической литературы, основанный на сочетании элементов мифа, сказки, действительности и фантастики. Обозначь в своем сочинении основные части ... о сотворении мира, б) о научных открытиях, в) о богах, г) о героях 2. Назовите жанры фантастической литературы? А) научная фантастика Б) фэнтези 3. Установи ...

В первую очередь, это относится к природе quest’а (англ. «путь», «поиск»), уходящего корнями в древние мифы о культурных героях, которые наделены иррациональным даром, сакральными знаниями, борются с хтоническими чудовищами, добывают чудесные предметы. Но совершают они всё это не ради личных целей, как сказочные герои, а для установления природного равновесия между Хаосом и Космосом.

А.Д. Гусарова выделяет формульный принцип героя фэнтези, который «завязан» на иррациональном даре и обязательной его реализации в условно-фантастическом мире. «Кроме того, — пишет она, — в связи с существованием иррационального Дара и его необходимой реализацией в «горниле испытаний» определяется принцип мира как магический и поделённый дихотомично. В связи с этим мир магический — это средоточие вечной битвы. Герой, влекомый своим даром, возвращается в этот мир…» [Гусарова 2004, 157].

Принцип героя и принцип мира Гусарова предлагает считать содержательными принципами фэнтези. С этим нельзя не согласиться, однако, с небольшим уточнением. Определение содержания вторичного мира необходимо поставить на первое место, так как создание любого фантастического произведения, по мнению современных исследователей фантастики, начинается с «сотворения» мира: «…прежде всего, необходимо сотворить некий мир, как можно лучше обустроив его и продумав в деталях» [Эко 2002, 27].

Дж.Р.Р. Толкин в своём эссе «О волшебных сказках» рассуждает о роли фантазии в создании чудесных вторичных миров. Толкин превозносит фантазию, подобно романтикам начала XIX в. Но, в отличие от них, писатель считает фантазию не иррациональной, а рациональной деятельностью. По его мнению, автор фантастического произведения должен сознательно добиваться установки на реальность. Необходимо придать вымышленному внутреннюю «логику реального», начиная с того, что сам автор должен верить в существование Фэери (созвучно фэнтези), «вторичного мира, основанного на мифологическом воображении» [Кошелев 1981, 90]. Сказка же создаётся с установкой на вымысел: в неё не верит ни автор (рассказчик), ни читатель (слушатель).

В этом ещё одно существенное отличие фэнтези от сказки.

Ещё одна тенденция — определение фэнтези через миф. Это вполне закономерно, поскольку фантастическая литература довольно часто имеет мифологическую основу.

«Этот жанр возник на основе переосмысления авторами традиционного мифологического и фольклорного наследия. И в самых лучших образцах данного жанра можно обнаружить ряд параллелей между авторским вымыслом и мифо-ритуальными представлениями, легшими в его основу» [Добровольская 1996, 13].

«Мир фэнтези — это пропущенные через современное сознание и ожившие по воле автора древние мифы, легенды, сказания» [Эйдемиллер 1993, 205].

Наиболее чёткое определение фэнтези предлагает справочник «Русская фантастика ХХ века в именах и лицах»: «Фэнтези — это своеобразное сращение сказки, фантастики и приключенческого романа в единую («параллельную», «вторичную») художественную реальность с тенденцией к воссозданию, переосмыслению мифического архетипа и формированию нового мира в её границах».

11 стр., 5067 слов

Классицизм как литературное направление

... раскрыть сущность вопроса связанного с классицизмом как литературным направлением. 1. Формирование европейского классицизма Период развития Просвещения может быть ... Мера и порядок, композиционная уравновешенность становится основой живописного произведения классицизма. Плавный и четкий линейный ритм, ... Это гармонический мир в себе не выходящий за пределы живописного пространства, как в барокко. ...

В описательных концепциях фэнтези в совокупности определён ряд признаков данного направления, среди которых на первый план выходят: фантастическая картина мира, сказочно-мифологическая основа и жанровый синтез. Исследователи находят в фэнтези элементы героического эпоса, легенды, рыцарского романа, литературной сказки, романтической повести, готического романа, оккультно-мистической литературы символистов, постмодернистского романа и др. (вероятно, для каждого конкретного произведения свои).

Можно заметить, что все перечисленные жанры и направления так или иначе связаны с мифом.

В отличие от мифологических романов ХХ в., мифологизм фэнтези не имплицитный, это не приём (метафора или архетип), не мифопоэтика, а сознательное стремление автора создать фантастическую мифологию по аналогии с древними системами. В основе фэнтези модель мира, обнаруживающая такие свойства мифологического мышления, как невыделенность человека из окружающей среды, персонализация добра и зла, очеловечивание природных явлений, отождествление микрокосма и макрокосма, пространственно-временной синкретизм, бинарная логика.

Итак, «в основе фэнтези всегда-либо переработанная каноническая система мифов, либо оригинальная авторская мифопоэтическая концепция, важнейший признак которой — создание вторичного мира (целостной картины мира и человека), где человек — микрокосм в системе макрокосма» [Русская фантастика ХХ века в именах и лицах 1998, 22].

1.2 О первооткрывателе литературного направления

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/kursovaya/mir-fentezi-v-sovremennoy-literature/

Традиционно первооткрывателем литературного направления фэнтези считается Дж. Толкин. В деталях продуманное Средиземье Толкина, возникшее в результате серьёзнейших трудов учёного, филолога и лингвиста, создателя собственной мифологии, стало открытием фэнтезийного мира.

Средиземье — это универсальный художественный мир, условно вмещающий всю историю человечества, не одну эпоху развития, он невероятно фантастический, но психологически достоверный, это мир человека ХХ века, пережившего мировые войны и катастрофы. Толкину «удалось сконструировать и сделать эстетически полноценным целостный условный мир, объединённый центральной этико-географической мыслью (точнее — типом миропонимания и мироощущения)» [Мещерякова 1997, 295].

Но и здесь не обходится без споров. Создателем и родоначальником называют также лорда Дансейни с его «Повестью сновидения» (1910), серию романов Морриса о Доме сынов волка (1880-90?е гг.), романы Р. Говарда — Э. Берроуза о Конане-варваре (1932) и др.

Польский писатель Анджей Сапковский в своей статье «Пируг, или нет золота в серых горах» ссылается на так называемые «pulp-magazines»: «В одном из подобных журнальчиков некий Уиндзор МакКей где-то в 1905 году начал печатать комикс о приключениях героя, носящего тривиальное имя Немо. Картинки МакКея среди подобных комиксов отличала одна, довольно-таки характерная черта — приключения вышеупомянутого Немо происходят не на Диком Западе, не в захваченном гангстерами Чикаго времен сухого закона, не в дебрях Черной Африки и, даже, не на другой планете.

10 стр., 4510 слов

Мир природы в прозе куприна

... достойным образцом русской классики. Сочинение на тему «Мир природы в прозе А.И. Куприна» Матушке-природе в русской литературе всегда уделялось особое место. Вель природа реальна, осязаема и ... мир природы и внутренний мир человека. Постоянное и пристальное внимание к природе отражает восхищение, благоговение поэта перед чудом жизни: Существовать не тяжело. Жить - самое простое дело. Зарделось солнце ...

А разыгрывались они в удивительной стране, которую МакКей назвал Сламберлендом — где было полно замков на скалах, прекрасных принцесс, храбрых рыцарей, волшебников и ужасных чудовищ. Сламберленд МакКея стал первой, по-настоящему популярной Страной Мечтаний. Комикс МакКея нельзя было отнести к приключенческим, не был он и научной фантастикой. Это была фантазия» [Сапковский].

Не вызывает разногласий лишь то, что именно Толкином создан классический образец фэнтези.

Последователи Толкина: Клайв Льюис («Хроники Нарнии»), Урсула ле Гуин («Волшебник Земноморья»), Роджер Желязны («Хроники Амбера»), Андрэ Нортон (серия о Колдовском Мире), С. Логинов («Многорукий бок далайна») и другие — все обращаются к мифу, к различным мифологическим системам и на их основе создают свой причудливый мир, свои эпопеи, где непременно наличествует «специфическая замкнутая, целостная картина мира, объединённая типом мирочувствования и миропонимания писателя, которая нередко сопровождается воссозданием мифо-синкретических структур мышления» [Мещерякова 1997, 295]. Это так называемое «высокое» фэнтези, в котором перед читателями предстают «полностью вымышленные миры» [Гопман 2001, 1162].

1.3 Структура мира в фэнтези

Поскольку в основе большинства произведений в жанре «высокого» фэнтези лежит миф, то и описываемый мир строится по аналогичной модели. Мифологическое мышление не разделяет реальное и фантастическое. Е.М. Мелетинский отмечает: «…преломляя принятые формы жизни, миф создаёт некую новую фантастическую «высшую реальность», которая воспринимается… как первоисточник и идеальный прообраз… Моделирование оказывается специфической функцией мифа…

Практически мифологическое моделирование осуществляется посредством повествования о некоторых событиях прошлого… Всякий достаточно значительный сдвиг проецируется в прошлое, на экран мифического времени, включается в повествование о прошлом и в стабильную семантическую систему» [Мелетинский 2000, 171].

Модель мира в фэнтези всегда замкнута и полностью исчерпаема. Так, «Властелин колец» — это исчерпывающее описание фантастического мира, полное и непротиворечивое. Этот мир самодостаточен, отделён от мира первичного.

1.4 Проблема вымысла и реальности в фэнтези

В наше время особый интерес представляет такая специфическая функция фэнтези, как бегство от действительности (эскейпизм).

Дж.Р.Р. Толкин видел в этом явлении глубокий этико-философский смысл: «Поражённые недугом современности, мы остро ощущаем и уродство наших творений, и то, что они служат злу. А это вызывает желание бежать — не от жизни, а от современности… Осуществить Великое Бегство от реальности, значит, от смерти» [Толкин 1991, 288]. Удовлетворение этого желания, пусть даже в воображении, является одним из путей приобретения человеком душевного равновесия.

Фэнтезийный мир в ряде случаев становится заменой реальности. Причиной этого явления следует считать социальный заказ общества на принципиально новый тип литературы. Напряжённая обстановка в мире побуждала читателя искать положительное, оптимистичное начало в литературе. Желаемой «отдушины» не дала человеку ни научная фантастика с её холодными космическими просторами и чаще всего неутешительными прогнозами относительно будущего человечества, ни историческая проза, ни многие другие литературные жанры. Зато этой потребности вполне соответствовал жанр фэнтези, который позволял читателям отойти от жестокости действительности и погрузиться в мир, где добро всегда побеждает.

8 стр., 3992 слов

От тьмы к свету приближаясь очи и сердце просвещаем

... мнимое от настоящего. Понимание приходит со светом. За теми, кто живёт в свете, находится всего лишь абсолютная, безжизненная тьма, рождённая их тенью. И по мере того, как они приближаются к ... от яркого света — свет для него просто не существует. В этом мраке пропадает само представление о свете. Печаль и страх — они как облака, скрывающие свет солнца души. Сохрани в своем сердце свет и ...

Сам мир, где происходят описываемые события, остаётся величиной постоянной. Он находится где-то посередине между множеством реальностей. Мир волшебства перестаёт быть сказочным, он становится отражением реального мира, одной из параллельных вселенных. Но если допускается существование подобного отображения нашего мира в виде мира волшебства, то становится вполне допустимым предположение, что таких отражений может существовать несколько. И сам мир волшебства становится в таком случае точкой пересечения множества таких отображений. Возможно, именно благодаря этому в нём и становятся возможными магия и могут жить волшебные существа. Это расширяет пределы возможного, исчезает строгая дифференциация миров, и из одного мира в другой начинают проникать атрибуты другой действительности.

Возможность «бегства» даёт характерная для жанра фэнтези установка на реальность. «Любой человек, унаследовавший фантастический дар человеческой речи, может сказать «зелёное солнце», а многие могут к тому же представить его себе или даже изобразить. Но этого мало… Сделать достоверным вторичный мир, в котором светит зелёное солнце, повелевать вторичной верой — вот задача, для выполнения которой понадобится и труд, и раздумья, и конечно же особое умение, род эльфийского мастерства» [20, с. 368]. Иными словами, автор должен верить в своё создание, иначе оно не станет живым. Мало создать мир, в котором «светит зелёное солнце», — его нужно создать таким, чтобы зелёное солнце для него было так же естественно, как жёлтое солнце — для нашего мира. Тогда на новую землю упадут не чёрные, а, например, фиолетовые тени, тогда вслед за автором в вымышленный мир поверит и читатель — игнорируя невозможность существования зелёного солнца и фиолетовых теней. Такая упорная вера в несуществующее заставляет поверить и других.

И тем не менее классически между миром волшебным и миром человеческим существует отчётливая граница. Эта граница утверждается как закон природы волшебного мира — здесь действуют другие силы, человеку неизвестные, — силы магические.

Над мирами фэнтези довлеет, кажется, своего рода рок. Порой даже для автора оказывается неожиданным то, что происходит в его творении. Джоан Роулинг, автор знаменитой серии книг о Гарри Поттере, рассказывала в одном из интервью: «Как-то ночью я пришла на кухню, плача, и Нил (муж Роулинг) спросил: «Что произошло?» И я сказала: «Я только что убила одного из персонажей». Он и говорит: «Ну, тогда не делай этого». Я говорю: «Иначе никак нельзя» [Романова 2004, 169]. Создаётся впечатление, что логически выстроенная, выверенная система на определённом этапе начинает существовать сама по себе, словно запущенный механизм, и автор перестаёт быть властителем судеб. Впрочем, ещё А.С. Пушкин удивлялся, что «выкинула» его любимая героиня Татьяна в «Евгении Онегине» — «взяла да и вышла замуж». Возможно, нечто подобное имеет место и в фэнтези, — как, впрочем, и в любом литературном произведении.

За последние десятилетия можно также наблюдать и другую тенденцию — отдаление жизни и быта фэнтезийных героев от реальности. Чем тяжелее социальная обстановка в реальности, тем более идеализирован фэнтезийный мир, и всё более он приближается к первоначальному сказочному варианту. Тем не менее, это практически не влияет на выбор главного героя, он, наоборот, отходит от сказочного прототипа. Идёт поляризация образа фэнтезийного мира и образа главного героя, который попадает в этот мир. Это приводит к антитезе: несовместимые образы сказочного мира и реального человека совмещаются и взаимодействуют друг с другом. Замечено, однако, что в последнее время фэнтези всё больше тяготеет к реализму своей «мрачностью, жестокостью, несказочностью» [«Мир фантастики» 2005, 18]. Возможно, идёт эволюция жанра и в сторону приближения к реальной, «нашей» действительности.

16 стр., 7823 слов

Мифология Древнего Востока и античного мира

... полинезийцев, североамериканских индейцев и у народов Древнего Востока и Средиземноморья. Глава II. Мифы Древнего Востока К мифам Древнего Востока относятся практически все мифы народов мира, такие как: Египетская мифология Индийская ... злые божества. Главой всех врагов солнца – Ра, считался огромный змей Апоп, олицетворявший мрак и зло. В то же время в образе змеи почиталась богиня плодородия ...

2. «Мефодий Буслаев» Дмитрия Емеца как произведение фэнтези

2.1 Творческая биография Дмитрия Емеца

Перед тем как начать рассматривать произведение «Мефодий Буслаев» для начала стоит обратиться к биографии его создателя.

Дмитрий Емец начал свой творческий путь в 1994 году. Кандидат филологических наук; в 22 года стал самым молодым членом Союза писателей. Его дебютом была фантастическая повечть для детей «Дракончик Пыхалка», также написал такие сказочные и фантастические повести для детей, как «Приключения домовят», «Куклаваня и К°», «Властелин пыли», «В когтях каменного века», «Охотники за привидениями», «Город динозавров», «Сердце пирата», «Тайна Звёздного странника» и др. Но наиболее широкую известность приобрели его книги о девочке-волшебнице Тане Гроттер, построенные по мотивам произведений Джоан Роулинг — «Таня Гроттер и магический контрабас», «Таня Гроттер и исчезающий этаж», «Таня Гроттер и трон Древнира». Вначале они позиционировалась как пародия на серию книг о Гарри Поттере, но были обвинены в плагиате и запрещены к публикации в некоторых странах. После третьей книги серия перестала быть пародией и стала самостоятельным произведением. Заключительная — четырнадцатая — часть серии вышла после четырехлетнего перерыва, в 2012 году.

Формальным продолжением «Тани Гроттер» стал «Мефодий Буслаев», хотя на деле сюжеты серий были практически не связаны друг с другом. Новая серия вышла довольно масштабной и очень полюбилась читателям. Параллельно с работой над «Мефодием Буслаевым», весной 2010 года автор представил читателям первую книгу новой, совершенно оригинальной серии «Школа Ныряльщиков» для более старшего круга читателей.

Дмитрий Емец создал также серию исторических портретов русских князей под названием «Заступники земли Русской», в которую вошли повести о Владимире Святом, Дмитрии Донском, Александре Невском, Владимире Мономахе, Ярославе Мудром, Андрее Боголюбском, изданные для Сретенского монастыря.

По книгам Емеца издавались аудиокниги и компьютерные игры для ПК.

2.2 Признаки фэнтези в «Мефодии Буслаеве»

Действие романа происходит в Москве. Это обычные современные улицы, по которым ходят обычные современные люди со своими горестями и радостями. Сюжет- приключения юноши- мага Мефодия Буслаева, который в двенадцать лет узнает, что он — будущий повелитель мрака, получивший силу ещё в момент рождения — в час солнечного затмения.

По приглашению ведьмы Улиты Буслаев приходит в московскую резиденцию мрака, где его берёт в обучение барон мрака мечник Арей. В день своего тринадцатилетия Мефодию предстоит пройти лабиринт храма Вечного Ристалища и добыть то, что хранится там с рождения мира. В то же время Дафну, стража света, живущую в Эдеме, посылают в человеческий мир, чтобы она сопровождала Мефодия и вместе с ним училась у Арея.

11 стр., 5151 слов

Языковые особенности произведений жанра фэнтези на примере романа ...

... из которых позднее появляются новые драконы. Драконы являются мифологическими существами и присутствуют во многих произведениях жанра фэнтези. «Игра Престолов» не стала исключением. Примечательно скорее обратное - ... героев. В отличие от многих произведений в жанре фэнтези, вымышленный мир Джорджа Мартина не кишит сверхъестественными существами и фантастическими расами. Тем не менее, на страницах ...

Так начинается история Мефодия Буслаева. Ему предстоит пережить немало испытаний, прежде чем он наконец выберет сторону и пойдет по своему собственному пути. В романе мы явно видим два мира: реальный, где живут родители Мефодия, его бывшие одноклассники, соседи и просто люди, которые случайно встречаются ему на пути и параллельный, волшебный мир, где мы находим самого Мефодия, Дафну, Арея, Улиту и других персонажей.

Также на протяжении всей серии романов мы встречаем и других вымышленных существ- комиссионеров, суккубов, стражей света и мрака, Смерть, валькирий. Стражи света и Мрака борятся за земной мир. Для одних это источник высших радостей, для других- единственный способ выживать и поддерживать свои силы. Ведется постоянная борьба за души людей, которые заключены в эйдосы, мелкие пылающие частички, самое святое и то единственное, которые стражи мрака собираю в свои дархи и благодаря которому этот мир еще стоит.

В произведении мы постоянно сталкиваемся и с мифологическими элементами. Это и использование Эдемского винограда, и регулярные «встречи» с двенадцатью девами- воительницами- валькириями, и использование Ареем молота Перуна и другие события. Также в книгах рассматривается библейская концепция мира и говорится, что данный мир, как и населяющие его люди и бессмертные духи, был некогда сотворён разумным бессмертным Творцом, являющим собой воплощение любви и абсолютного света.

В серии периодически встречаются отсылки к известным событиям, описанным как в Библии (сотворение мира, отпадение части бессмертных духов от света и возникновение тьмы, битвы света и тьмы, Всемирный потоп и т.д.), так и просто всемирной (чаще российской) истории (события Великой Отечественной войны, татаро-монгольское иго, Ледовое побоище и т.д.), упоминаются известные исторические личности (Наполеон, Аттила, Мамай и т.д.).

В этом мире естественнонаучно-материалистические концепции происхождения мира и человека, в частности эволюционная теория Дарвина, изобретены и внедрены в мир людей агентами Тартара, духами тьмы, чтобы сеять в людях неверие в существование высших сил и собственной бессмертной души, и таким образом увеличивать количество своих жертв.

Все эти элементы и подобное двоемирие доказывают, что серия «Мефодий Буслаев»- это чистейшее фэнтези, которое содержит в себе и очень хорошо объединяет различные признаки этого жанра.

2.3 Общая оценка произведения

Если положить в основу исследования классификацию М. Ю. Кузьминой, которая считает, что «типология героя может быть основой классификации жанра», то серию романов «Мефодий Буслаев» можно отнести к особому метажанру фэнтези, включающим в себя различные элементы этой классификации.

Эту серию можно отнести к героической фэнтези, потому что сам главный герой романа Мефодий Буслаев еще во время рождения обрел непобедимость и исключительные силы, благодаря которым он совершает все свои подвиги и успешно проходит испытания. На пути ему помогают другие герои, которые также обладают некоторыми особыми способностями и «наставляют» Буслаева на путь истинный, но тем не менее самые основные испытания он проходит один, четко определяя грани между добром и злом, подлостью, предательством и благородством.

2 стр., 697 слов

«святые угодники Кирилл и Мефодий»

... 845 году Мефодий был назначен правителем в Балканах, где проживали в основном славяне. Кирилл отличался особым дарованием, уже в возрасте 14 лет он знал наизусть сочинения святого Григория ... безусловно, благодаря братьям Кириллу и Мефодию, которых по праву называют святыми и равноапостольными, человечество шагнуло в развитии намного лет и даже веков вперед. Они любили людей настолько, что прошли всю ...

Также он и «средний человек», который сам себя воспитывает, тренируется, сопротивляется отрицательному давлению окружающей его среды и отстаивает свои взгляды и идеалы. При всем этом, он остается обычным мальчишкой, который родился и вырос в обычной семье и не смотря на тяжкое бремя свалившейся на него ответственности, до сих пор не прочь пошалить. Но ответственность за судьбы человечества мешает.

Герои- плуты- Тухломон, Хнык, Доктор Возбуханчик и другие комиссионеры и суккубы. Не смотря на то, что это «расходный материал мрака», у которого смесь чернил и одеколона «Тройка» вместо крови, тело- жалкая пародия на человеческое, который даже и в своей- то «конторе» не особо жалуют, каждый из них переживает, страдает, обижается, радуется, боится, как любой самый обычный человек. Для каждого из них есть что- то личное, ценное, спрятанное от посторонних глаз и тщательно охраняемое. Этих существ автор наделил какой- то противоречивой смесью желания гадить и страдальческими и жалкими попытками спрятать свое интимное и держать его в тайне. Они отвратительны и смешны одновременно.

Также в серии встречаются валькирии. Это двенадцать суровых женщин- воительниц беспощадных к мраку. Они всегда держатся вместе, служат свету, хоть и не являются его созданиями, справедливы и беспощадны к мраку. Тринадцатая- это валькирия- одиночка. Она сама по себе, она всегда появляется из ниоткуда и исчезает в никуда. В одной из частей ею становится давняя подруга мефодия, калека Ирка. Многое претерпев в жизни, она не ломается и продолжает нести в себе любовь и свет, поэтому этот образ тоже своеобразный герой- одиночка. В общем, эти женщины являют собой особый тип фэнтези- феминистскую фэнтези. Каждая имеет оруженосца и обладает особыми способностями, которые сразу понятны по манерам и характеру. В бою они беспощадны и суровы, а в жизни обычные слабые женщины, глубоко привязанные к своим оруженосцам, они плачут, работают, помогают, делают ремонт, накрывают на стол и даже иногда мучаются.

Герои- подростки- это сам Меф, Дафна, Ирка, Матвей, Петруччо, Ната, Мошкин, Прасковья, Виктор, Варвара, Корнелий. Вроде как бы обычные подростки, но у каждого своя миссия и свое место в романе. Их характеры не похожи, их действия серьезно разнятся, объединяет их одно- все они так или иначе пострадали, кто от света, кто от мрака, но каждый получил бесценный опыт и стал именно тем, кем стал.

Серия «Мефодий Буслаев» официально относится к детскому фэнтези, ее целевая аудитория это дети и подростки. Но по моему мнению, она должна быть прочитана людьми разных поколений. Мефодий Буслаев- новый герой современности, он активный подросток, который борется и побеждает. Возможно, для людей более старшего поколения, он будет непонятен и даже местами скучен, но не потому что он на самом деле такой, а потому, что это люди другого поколения, которые были воспитаны на другой литературе, идеологии и с совершенно другими проблемами.

Все герои романа- яркие и разноплановые. Нет ни одного похожего характера. Но все они имеют определенную цель и ищут разные пути для ее достижения. По ходу, они спотыкаются, ошибаются, теряют, приобретают, учатся и поскольку в романах перед детьми порой весьма не детские проблемы, то они могут служить примером и для некоторых взрослых.

Заключение

Как мы уже говорили, произведение «Мефодий Буслаев» относится к жанру фэнтези. Это новое направление в современной литературе нашло отражение в данной книге, которая стала одной из самых популярных работ Емеца. Легкая и свободная манера автора помогает реализовать главную задачу книги — служить путеводителем из мира реальности в мир фантазии, нести расслабление и отвлекать читателя от проблем его повседневной жизни, где нет места комиссионерам и суккубам. Автор вносит долю философии в свою книгу, поскольку выбранная им тема, огромное количество загадок и пробелов на протяжении всего повествования не могут оставить равнодушными ни ее читателей.

В русской литературе основы развития литературного направления фэнтези были заложены такими великими писателями, как Гоголь и Булгаков. В последние годы появилось множество новых авторов, которые разворачивают действия своих произведений в вымышленных мирах, оживляют сказочных персонажей и давно забытые легенды на страницах своих книг.

Одним из лучших российских писателей данного направления, несомненно, является Дмитрий Емец. Его повести и романы являются ярким примером продолжения темы магии и колдовства, которая особо популярна в современной литературе.

В процессе данного исследования, применив различные подходы к исследованию фэнтези в свете современной литературы, был изучен роман «Мефодий Буслаев» и выявлены различные его составляющие. Все поставленные задачи были выполнены. На примере произведения были продемонстрированы особенности данного направления в литературе, а также проведена оценка произведения.

Понятийно — терминологический аппарат

Эйдос — бессмертный одухотворитель материи, вечная частица бытия, часть Того, Кто создал всё Словом, — человеческий дух (душа), единственная вещь в мире, которую невозможно уничтожить, скопировать или воссоздать искусственно; есть у всех людей и только у них. Имеет огромную, ни с чем не сравнимую силу, которая приобщает человека к вечности (сохраняя при этом его личность) и не оставляет после смерти в гниющей плоти.

Для того, кто умеет видеть, эйдос выглядит как голубоватая светящаяся песчинка, сияющая искра, которая разгорается и светит ярче, если хозяин эйдоса в своём развитии движется к свету, и темнеет, если к мраку. После смерти, в зависимости от состояния эйдоса, его уносит либо страж света, либо страж мрака, и он, соответственно, отправляется в Эдем или в Тартар, где либо блаженствует в вечном свете, либо страдает в вечном мраке.

В виде редчайшего исключения из правила встречаются случаи, когда эйдос изначально состоит из двух разделённых границей частей ? светлой и тёмной ? такое бывает у детей, родившихся от человека и стража мрака (впоследствии в течение жизни одна из сторон побеждает и человек обращается либо к свету, либо к мраку).

Эйдос невозможно отнять силой, но можно заставить или убедить человека подарить, продать, обменять его на что-либо; достаточно лишь, чтобы владелец чётко произнёс фразу, ясно и недвусмысленно означающую, что он отдаёт свой эйдос, и в момент произнесения действительно желал его отдать. Человек, утративший эйдос, теряет всё (так как для него больше не существует вечности), даже если его тело, разум и жизнь вне опасности.

Помимо прямого изъятия эйдосов, слуги мрака практикуют их так называемую «аренду», когда отказавшемуся от эйдоса человеку разрешают на время сохранить его при условии оказания тех или иных услуг мраку; в результате рано или поздно его эйдос всё равно достаётся мраку. Эйдосы, которые мрак захватил незаконно ? в частности, отданные под угрозой жизни близкого человека и захваченные обманом ? в итоге всегда возвращаются свету, поскольку мраку их все равно не удержать.

Стражи света — бессмертные духи-защитники, призванные Творцом охранять человеческие души от мрака. Лишены эйдосов, наделены крыльями, в бою используют маголодии, генерируемые при помощи флейт, реже — собственно магию (заклинания света) или клинки (свойственно лишь гвардии Эдема — златокрылым).

Живут в Эдеме, на низших его уровнях (только лучшие из златокрылых соответственно их личным внутренним возможностям допускаются на третье небо, где находится резиденция генерального стража Троила), периодически неся службу на земле.

Физически отличаются от людей иными способностями тела (неуязвимость, иной порог чувствительности, телепатия, невидимость и пр.), наличием крыльев и умением без дискомфорта смотреть на солнце. После дематериализации (например, в бою со стражами мрака) отбывают на верхние уровни Эдема, вечно блаженствуя там в абсолютном свете. Материальные тела всех стражей после их физической смерти быстро распадаются и исчезают.

Живут многие тысячелетия ? даже самые юные из стражей видели начало человеческой истории, ? но из-за иного течения времени в Эдеме (один год примерно равен тысяче земных лет, при этом в наличии парадокс: дни тянутся долго, но пролетают мгновенно) стареют крайне медленно. Чтобы избежать пагубного влияния человеческого мира, обладающего сильнейшим притяжением, обычно работают по схеме «сутки дежурства на земле — недельный отпуск в Эдеме», так как, находясь долго среди людей, страж постепенно «очеловечивается», сначала в смысле суждений и поступков, а затем и физически, что проявляется в ускоренном взрослении (старении) и постепенной утрате сверхчеловеческих способностей.

На последнем этапе очеловечивания настоящие крылья стража становятся прозрачными и наконец совершенно исчезают — страж лишается бессмертия и становится простым смертным, проживает обычную человеческую жизнь и умирает, а его посмертная участь остаётся на усмотрение света.

Стражи мрака — бывшие стражи света, некогда отпавшие от него из-за своей гордыни и обитающие в Тартаре. Часть стражей мрака получила среди язычников звание богов (Арей, Сусаноо, Перун).

Внешне часто уродливы, так как тело отражает искажение внутренней бессмертной сущности. В бою используют разнообразное холодное оружие — как правило, магическое, — иногда магию. Не летают, так как с падением утратили крылья, но умеют телепортировать.

Так как после отпадения свет перестал давать им силы, охотятся за человеческими эйдосами, портя и разлагая людей; эйдосы собирают в свой дарх. Ненавидят свет во всех его проявлениях и ничуть не беспокоятся о том, что, отбирая эйдос, лишают человека вечности. Повелевают низшими духами мрака — комиссионерами и суккубами, также собирающими эйдосы. Не умеют любить, знают только страсти и всецело им подчиняются; за любовь по закону мрака жестоко наказываются уничтожением тела и ссылкой в вечную тьму.

Дарх — низшее паразитическое существо из недр Тартара, внешне напоминает витую стеклянную сосульку; сосуд для эйдосов. Высвобождает их силы для увеличения сил хозяина; в нём не должно быть меньше одного эйдоса, так как опустевший дарх заберет собственный эйдос того, кто его носит. Заточенные внутри дарха эйдосы подвергаются постоянным мучениям. Завораживает смертного переливом своих граней, обжигает глаза стражам света, причиняет боль любому прикоснувшемуся к нему, но самую большую боль причиняет хозяину.

Дарх дарит бессмертие и вечность, но эта вечность близка смерти, потому что он порабощает хозяина, быстро останавливает внутренний рост и уничтожает все хорошие задатки. Желание стражей собирать эйдосы неутолимо вне зависимости от наполнения дарха, эйдосы для них — предмет одержимости и вечной охоты, потому что только благодаря им они поддерживают свои силы. Чем больше эйдосов в дархе стража, тем больше его возможности и, следовательно, тем выше он стоит в иерархии мрака. Лишившийся дарха страж лишается бессмертия и отправляется в мрак на вечные муки. Дарх не должен соприкасаться с крыльями стражей света и ни в коем случае не должен достаться свету — это позор для стража мрака.

Комиссионеры — слуги тьмы из низших духов, которым стражи мрака дали пластилиновые тела. Умеют превращаться во что угодно ? хоть в жуткого монстра, хоть в маленькую муху. Смысл их существования в том, чтобы с помощью различных уловок ? в основном запугивания (при этом причинить человеку какой-либо реальный физический вред они не могут без попущения света) или предложения различных благ ? вымогать у людей эйдосы и сдавать их стражам мрака.

Существуют на земле лишь до тех пор, пока хорошо выполняют свою работу, в чём очень заинтересованы, так как в противном случае мигом развоплощаются и отправляются в геенну огненную без права на возвращение. Их на земле очень много, но ещё больше остается в Тартаре в ожидании своей очереди. Яростно враждуют между собой и при любом удобном случае подставляют не только конкурентов, но и даже своих прямых начальников. Хитрые, предприимчивые ? постоянно пытаются утаить от стражей часть собираемых эйдосов, хотя за это бывают биты и отправляются в Тартар ? и вездесущие ? всюду суют свой нос, постоянно за всеми шпионят и всё вынюхивают.

Суккубы — низшие духи тьмы, отвечающие за страсти, любовные сны и всякие видения, в которых происходит перекачка магической и психической энергии. Соблазняют людей, играя на их чувствах, и так завладевают эйдосами. Отлично разбираясь в движениях сердца и чуя любовь, как кот валерьянку, всегда принимают облик того, кого любит или желает их жертва, чтобы таким образом привести её к состоянию, когда ради обладания предметом своей мечты она согласится на что угодно, подпитаться её энергией или просто поглумиться. Свойство суккуба в том, что каждый видит в нём того, кого хочет увидеть: женщина — мужчину своей мечты, мужчина — женщину своей жизни, а старик — свою первую любовь. Материальные тела суккубов сшиты из двух половинок — мужской и женской, обе очень красивы; бессмертная сущность же, как у всех духов тьмы, крайне уродлива. Как и комиссионеры, шпионя, могут превращаться во что угодно — хоть в чешуйки перхоти на телефонной трубке. Шустрые, лживые и неимоверно слащавые, обожают пошлить, кокетничать и строить глазки.

Герои

Мефодий Игоревич Буслаев — юноша, получивший невероятные силы и поневоле почти ставший повелителем мрака. Родился 13-го апреля во время полного солнечного затмения и благодаря особому положению звезд получил силы погибшего повелителя мрака Кводнона, а также силы стража-оборотня Яраата, случайно оказавшегося в зоне затмения.

Мрак возлагал на Мефодия великие надежды как на преемника Кводнона и единственного, кто сможет вынести из Храма Вечного Ристалища некие колоссальные силы и поставит точку в существовании мира. В 12 с половиной лет поступил на обучение к мечнику Арею и получил от мрака мощный артефакт — меч Древнира (бывший светлый меч, проведенный через множество перерождений и ставший темным).

Со временем внутри Мефодия начинается вечное противостояние добра и зла, и хотя последнее, на первый взгляд, более заманчиво, он подсознательно тянется к первому не только благодаря эйдосу и наставлениям своего стража-хранителя Дафны, но и своей родословной: далекий прадед Буслаева — светлый страж Диомид, отказавшийся от вечности ради любви к земной девушке и поселившийся в Новгороде XIII века под именем Демида Буслаева.

Впоследствии покидает резиденцию мрака вместе со своим стражем-хранителем Дафной, чтобы идти по пути света. Внешне — длинные светлые волосы, из которых пойдет кровь, если отстричь хотя бы прядь, глаза неясного оттенка, так как меняются в зависимости от настроения, сколотый на треть передний зуб. Смелый, упрямый, дерзкий, острый на язык. Постоянно подвергает себя испытаниям силы воли. Любит своего хранителя Дафну. Живет отдельно от родителей в общежитии озеленителей.

Дафна- Cветлый страж №13066 родом из Эдема, в крыльях черные перья соседствуют с белыми; как и все стражи, не имеет эйдоса. Из-за своей двойственности была выбрана в «шпионы света во мраке» и в результате аферы Лигула попала в резиденцию, чтобы в положенный день пройти вместе с Мефодием лабиринт. Ей было суждено полюбить Мефодия навсегда после того, как в лабиринте она волей случая надела Буслаеву на шею свои светлые крылья (подвеску-артефакт), чтобы спасти себя и его; впоследствии свет назначил её стражем-хранителем Мефа с заданием оберегать его эйдос.

Внешне — красивая стройная блондинка, волосы убраны в два длинных светлых хвоста, голубые глаза, пирсинг — золотое кольцо в нижней губе (упомянуто только в первых книгах серии).

Вначале скандальная и непослушная, бузотерит даже в Эдемском саду, предпочитает экстремальные полёты игре на флейте, со временем становится взрослее, серьёзней, мягче, во всём учится находить добро, умеет сочувствовать и сочувствует даже формальным врагам вроде барона мрака.

Помогает Мефодию сохранить эйдос, походя наставляя на путь истинный и других обитателей резиденции. На своей вере в свет стоит до конца, чем заслуживает симпатию даже таких закоренелых циников, как Улита и Арей. К последнему испытывает сложные чувства, смесь сочувствия и симпатии. В 15-й книге «Огненные врата», достигнув точки невозвращения, за которой страж света лишается крыльев и дара, отбывает в Эдем, но, даже исчезнув из жизни Мефодия, продолжает незримо помогать ему.

В 16-й части «Книга семи дорог» снова возвращается на землю к Мефодию, чтобы спасти его от очередной аферы Лигула.

Арей- Барон мрака, начальник русского отдела мрака, падший страж света, на заре истории ушедший из Эдема вслед за Кводноном и Лигулом. Жестокий, сильный и опытный, первый клинок Тартара. В Средние века оборотень Яраат предал его, убив его жену и дочь, которых мечник всеми силами скрывал от мрака.

Дочь — Варвара — впоследствии была возвращена светом к жизни, она — единственное, что не позволяет мраку окончательно поглотить Арея. Взял на обучение Мефодия Буслаева, стремясь передать ему свои знания и боевые навыки. Внешне — черные волосы, борода с проседью, смуглая кожа, лицо пересекает шрам, рассечен нос.

Волевой, целеустремленный, гордый, вспыльчивый, со своеобразным кодексом чести, ненавидит канцелярщину. В отличие от других стражей мрака умел любить и очень любил жену и дочь Варвару, был привязан к Улите и Мефу, открыто симпатизировал Дафне так, что суккуб не раз являлся ему в её облике. Поддался в поединке Мефодию и был обезглавлен им в конце 14-й книги «Танец меча».

Как совершивший поступок, невозможный для мрака, — самопожертвование, — возможно, будет возрожден для света. Из следующей книги «Огненные врата» становится известно, что Арей получил прощение Света и, желая помочь оставленной на земле дочери, раздобыл в Эдеме эйдос её матери и поместил его в медальон Варвары, чтобы тот защищал её от мрака.

Мамзелькина, Аида Плаховна- Смерть. Забирает тех, кому, согласно утверждённому реестру, пришло время умереть. В свете новых веяний предпочитает именовать себя «старшим манагером некроотдела». Внешне выглядит как бомжеватого вида старушка с чёрным рюкзачком и зачехлённой брезентом косой. Умеет мгновенно перемещаться в любую точку мира и, видимо, находиться одновременно в разных местах.

Не слишком любит свою работу, иногда откровенно тяготится ею, но относится к ней философски: «Мрак пишет реестрик, свет утверждает, а я — только скашиваю». Формально подчиняется Канцелярии мрака и лично Лигулу, фактически — в пределах своих обязанностей совершенно самостоятельна. Незаменима — других кандидатов на эту должность нет и никогда не было. Зная о своей незаменимости, легко позволяет себе мелкие нарушения трудовой дисциплины, а иногда даже прямой саботаж, которые совершает «под настроение» или преследуя собственные цели, или в интересах тех, кто ей симпатичен.

Любит говорить, что вполне может «перепутать» клиентов из-за неоднозначности записей в реестре смертей. Неравнодушна к алкоголю, особенно уважает хорошо выдержанную медовуху. Старая подруга и собутыльница Арея. В «Книге семи дорог» устраивает ловушку Трехкопейной Деве, в результате чего та вопреки своей воле становится «младшим менагером некроотдела» и её помощницей.

Улита- секретарша Арея, ведьма. Оружие — рапира. Болезненно реагирует на замечания о своем большом весе и вполне может убить комментатора. Лишена собственного эйдоса и носит дарх, как страж мрака. Любит Эссиорха — хранителя Дафны. Внешне — длинные пепельные волосы, полная фигура. В одежде предпочитает все яркое и эпатажное. Язвительная, нервная и порой кажется бессердечной, но бывает доброй и понимающей. Легкомысленная, со специфическим чувством юмора. В 14-й книге получает назад свой эйдос и после гибели шефа — барона мрака — освобождается от контракта с мраком.

Варвара-дочь и единственная частица света в душе Арея, хотя и не подозревает об их родстве. На момент трагической гибели от рук Яраата её эйдос был неопределившимся и половинчатым (тёмная часть досталась от барона мрака), поэтому свет, вернув себе её эйдос, не оставил её в Эдеме, а даровал девочке второй шанс. После воскрешения живёт в Москве; на момент встречи с отцом ей шестнадцать лет.

У Варвары своеобразный характер; она дерзкая, часто грубоватая и слишком острая на язык, но в глубине души добрая и умеющая привязываться — правда, привязанности эти упорно скрывает. Может за себя постоять, никогда не расстается с тесаком, умеет обращаться с инструментами, носит самую неженственную одежду — черную кожаную куртку с металлическими пластинами, кожаные брюки (в 13-й книге упоминаются и камуфляжные) и армейские берцы.

Диггер; облазила чуть ли не половину подземной Москвы. Внешне — высокая, тонкая, чем-то похожая на цветок лилии, брюнетка; на левой щеке короткий горизонтальный шрам, касающийся края губ (из-за чего Корнелий иногда ласково называет её «мой Гуинпленчик»), глаза редкого песочного цвета с расширенными, без отблеска, зрачками. Выросла в приюте, в подростковом возрасте была взята в приёмную семью, откуда потом сбежала. У неё есть пес по кличке Добряк, которого она ещё щенком спасла от смерти.

Ната Вихрова- родилась 13 апреля 1992 года. Девушка, обладающая даром визуального зомбирования — способностью влюблять в себя окружающих с помощью своих взглядов, мимики и жестов. Родилась в один час с Мефодием. В 3-ей книге «Мефодий Буслаев. Третий всадник мрака» завербована Ареем в резиденцию мрака, чтобы поcле состоять в свите повелителя мрака. В 12-ой книге её силы отбирает новая повелительница мрака Прасковья. Внешне — смуглая, короткие темные волосы. Капризная, уверенная в себе, эгоистичная, наглая.

Евгеша Мошкин- родился также 13 апреля, в один час с Мефодием и Натой. Юноша, способный управлять огнем и водой. В 12-й книге вместе с Натой и Чимодановым лишается магической силы, которая переходит к Прасковье. Внешне — высокий, красивый, широкие плечи. Характер — в противовес — неуверенный и излишне скромный, податливый; но, тем не менее, страдает внутренней гордыней. Какое-то время был влюблен в Нату Вихрову, после некоторое время встречается со старостой своего курса Катей. В 16-й книге собирается с ней расстаться, но боится признаться в этом и постоянно скрывается у друзей, пока бывшая подруга тщетно ищет его по городу.

Петруччо Чимоданов- родился на минуту раньше Мефодия. Юноша, обладающий способностью оживлять монстров, которых он делает сам из подручных материалов. Его магическую силу также забрала Прасковья. После потери тёмного дара устроился работать в супермаркете. Заносчивый, высокомерный, умный, но часто грубый, нечуткий и любитель всё опошлить. Внешне — вечно хмурящийся, жесткие, торчащие ежиком волосы и такие же брови. Слова-паразиты: «НО!» и «Подчеркиваю».

Прасковья- воспитанница Лигула и его кандидатка на пост повелительницы мрака, чей смех и плач по силе равны чуть ли не торнадо. Пылко влюблена в Мефодия. Практически никогда не говорит сама, а только с помощью Ромасюсика, коего использует как своеобразный рупор. После аферы, провернутой Лигулом, забрала силы Наты, Чимоданова и Мошкина. Очень худая, белокожая, темноволосая, светло-голубые, почти прозрачные глаза. В одежде предпочитает ярко-алый цвет. Характер вспыльчивый, склонна к резким переменам настроения. Лишена любых моральных ограничителей, в принципе не отличает добро от зла, добивается своего любой ценой. Обладает ярким сильным эйдосом, несмотря на жизнь в Тартаре, но воспитание Лигула и неизвестный тартарианский паразит мешают эйдосу просветлять владелицу. После прикосновения к Камню Пути, развеивающему мороки мрака, начинает постепенно меняться в лучшую сторону. В «Огненных вратах» после ухода Дафны в Эдем становится соседкой Мефодия и охотно проводит с ним время, печатая ему рефераты и делая переводы. Наконец-то научилась извиняться и даже чувствовать стала несколько иначе, чем раньше. В «Книге семи дорог» живет вместе Зигей и Шиловым в 70-й комнате общежития и неплохо ладит с последним.

Ирка- подруга детства Мефодия, инвалид, прикованный к креслу-каталке после автокатастрофы, в которой она потеряла родителей. Живёт со своей бабушкой. Когда Ирке было тринадцать лет, она встретила валькирию-одиночку, смертельно раненную Кводноном; валькирия передала Ирке свой дар, исцелила её и умерла. Первое время влюблена в Мефодия, ревнует его к Дафне и Нате Вихровой. Не может рассказать Мефодию о своей новой стезе из-за правила валькирий, гласящего, что никто из прежних знакомых валькирии не узнает её, а если она вдруг откроется сама, тайна защитит себя и услышавший её умрет. Со временем всё больше привязывается к Матвею Багрову и влюбляется в него.