Концепция мира и человека в поэме А. Твардовского «Теркин на том свете»

Реферат

Странная судьба постигла самую странную, предпоследнюю поэму А. Т. Твардовского «Теркин на том свете», последнюю, которую поэт увидел в печати. Появившись в августовском номере редактируемого им журнала «Новый мир» за 1963 год, поэма имела огромный успех у читателей, однако в критике отношение к ней оказалось чрезвычайно противоречивым.

Самые восторженные отзывы чередовались с непримиримо-разносными. Объяснение можно было найти не в литературных симпатиях и антипатиях, а в политическом развитии нашего общества. Сегодня легко увидеть, что выход поэмы словно бы открывал последний год хрущевской «оттепели», ибо в октябре 1964 года «дворцовый переворот» в партийном руководстве покончил и с правлением Хрущева, и с разоблачениями «культа личности».

Начался так называемый «застой», а вместе с ним и период многолетнего замалчивания «Теркина на том свете» (не говоря уж о последней поэме А.Т. Твардовского «По праву памяти», которая смогла увидеть свет лишь после смерти поэта, в 1987 году).

Даже в большом «Советском энциклопедическом словаре» 1983 года не было еще ни строчки о знаменитом «сошествии во ад» знаменитого Василия Теркина, словно и не писал этого Твардовский, словно и не читала страна, не схлестывались мнения критиков.

Да что говорить о далеком прошлом, когда даже в августе 1993 года никто и не вспомнил о том, что прошло ровно 30 лет со дня первой публикации «загробной песни» Твардовского. Что ж, как говорится, лучше поздно, чем никогда — вспомним поэму сегодня и подумаем над ней. Если сегодня не один Вася Теркин, а вся страна переживает «сошествие во ад», то, во всяком случае, это два совершенно разных ада: наш — демократический, а тот — тоталитарный. Говоря так, мы определяем лишь социальную «малую родину» поэмы, тот реальный общественно-культурный контекст, в котором, как в материнской утробе, замысел воплотился в произведение.

Однако для любого великого произведения, кроме настоящего, важно и свое прошлое — отечественные, национальные и мировые литературные источники, традиция. У этого великого произведения есть и свое будущее, поскольку собственный заряд вечности обеспечивает непреходящий интерес к нему.

1. Концепция мира в поэме А. Твардовского «Теркин на том свете»

Сопоставляя мир, из коего убыл, с миром, в который прибыл, Теркин делает свой выбор:

8 стр., 3932 слов

Времена года. Анализ произведений Н. М. Карамзина

... особое отношение к природе. Пейзаж в произведениях писателей С. получает эмоциональную характеристику — это не просто бесстрастный фон, на котором развертываются события, и не декорация, украшающая картину, а кусок ... года это чаще всего весна: карамзин лирика пейзаж сентиментализм художественный На персях нежныя Природы Играет, резвится Зефир. Дождь тихий с неба к нам лиется И всё творение живит; В ...

  • Кто в иную пору прибыл,

Тот как хочешь, а по мне —

Был бы только этот выбор,

Я б остался на войне А.Т. Твардовский. Поэмы. М., Книжная палата, 1988, с. 264-313..

Размышляя о фантастическом мире поэмы, нельзя не вспомнить и глубокое замечание поэта из автобиографии: «Условность, хотя бы фантастического сюжета, преувеличения и смещения деталей живого мира в художественном произведении перестали мне казаться… противоречащими реализму изображения». Иначе говоря, рисуя «тот свет», поэт думал об «этом свете».

Изначальная склонность Твардовского к условности была и своеобразным развитием традиции русской поэзии XIX века, и продуктом цензурных условий советского периода. Работа над поэмой началась почти сразу после смерти Сталина, когда столь критический подход был совсем еще не для печати, поэтому Твардовский, естественно, искал подходящий для поэмы «эзопов язык». Для прямого потомка смоленских крестьян органичным оказался язык христианских представлений. Хотя, возможно, поэт, напротив, шел от этих представлений, давших ему и символ, и стимул. О форме и содержании поэмы автор высказался во вступительном обращении к своему будущему критику:

Суть не в том, что рай ли с адом,

Черт ли, дьявол — все равно:

Пушки к бою едут задом, —

Это сказано давноА.Т. Твардовский. Поэмы. М., Книжная палата, 1988, с. 264-313..

Справедливо заметил один из первых рецензентов поэмы: у Твардовского пушки к бою едут задом, но едут они к бою. Загробный мир под пером поэта стал зеркальным отражением мира реального и обвинительным приговором «диктатуре пролетариата», к тому же издевательски сопоставленной с режимом буржуазным:

Что ж, вопрос весьма обширен.

Вот что главное усвой:

Наш тот свет в загробном мире —

Лучший и передовой.

Такой «беспредел» художнической дерзости, воистину тотальный характер сатирического обобщения заранее обрекал поэму (и поэт предвидел это!) на возмущенные отклики официозной, охранительной литературной критики 60-х годов.

Сами себя критики этого сорта гордо именовали «партийными», хотя на деле были выразителями идеологии и интересов тогдашнего господствующего класса — номенклатуры, не собиравшейся сдавать свои позиции. Сатирическая поэма срывала маску с Системы номенклатурной, называвшей себя «социалистической». Один из видных представителей «партийной критики» писал: «Режим… высмеивается, а то и рисуется красками прямо-таки зловещими»Марк Щеголов. Литературно-критические статьи. Из дневников и писем. «Советский писатель». М.1975. //Новый Мир. № 6. С. 243-248..

Учитывая всенародную популярность Твардовского, охранительная критика поостереглась обвинить поэта в антисоветчине, постаралась преуменьшить значение поэмы, раздробив целостный сатирический образ на отдельные мелкие критики тех или иных отдельных недостатков, мешающих строительству коммунизма, которое якобы идет полным ходом. Возражая этой лицемерной критике «справа» и одновременно стремясь прежде всего защитить поэта, «левые» критики того времени, к сожалению, тоже вынуждены были утверждать, будто сатира Твардовского направлена против отдельных явлений и притом ставших уже преодоленным прошлым.

Утверждение о прошлом, об эпохе «культа личности» как об уже «отмененной», желание убедить, будто «преисподняя — это мир отжившего…» противоречат пафосу поэмы, ее хотя и фантастическому, но высшей пробы реализму. Сатира Твардовского потому и била и в прошлое, и в настоящее, что замысел поэта состоял не в критике отдельных «язв на здоровом теле общественного организма», а в отрицании «организма», Системы, которая в 60-х годах, потеряв клыки и резцы, по сути осталась тоталитарной.

8 стр., 3712 слов

Сочинения по творчеству твардовского

... творчестве. Семью поэта раскулачили, и он долгое время переживал внутренние противоречия, которые вылились в поэмах «По праву памяти» и «Страна Муравия». Наступившая война резко изменила жизнь А. Твардовского. Поэт ... критиков их отметил. Так Твардовскому удалось избежать трагической участи многих своих современников. Первое крупное произведение Твардовского — поэма «Страна Муравия» (1935). Поэма ...

И эта Система никак не хотела «отменяться» и «отживать». И даже совсем наоборот: все более усиливался тогда «культ личности» главного разоблачителя «культа личности» — культ Н.С. Хрущева. Не случайно же год спустя, снимая Хрущева, Политбюро указало на стремление генсека к личной власти и самовосхвалению. Разве такой поворот нельзя было предвидеть?Нестареющая правда: (Заметки о поэме А. Твардовского «Теркин на том свете»)//Живая память поколений: Сборник статей. М.: Худ. лит, 2005. С. 136-153.

Вспомним поэму:

Заседает на том свете

Преисподнее бюро. …

Вот с величьем натуральным

Над бумагами склонясь,

Видно, делом персональным

Занялися— то-то сласть.

Тут ни шутки, ни улыбки —

Мнимой скорби общий тон.

Признает мертвец ошибки

И, конечно, врет при том.

Врет не просто скуки ради,

Ходит краем, зная край…

Сегодня, читая поэму, мы невольно смеемся даже в тех местах, где поэт и не думал смеяться, потому что некоторые его картинки очень похожи на сцены теперешней жизни, ну хотя бы на то, как власти демонстративно стоят при свечке, хоть и без креста.

Возмущенный тем, что и в загробном мире нет спасения от бюрократической волокиты, Теркин дерзит местному начальству, а затем, уже в полном отчаянии, спрашивает генерал-покойника, а нельзя ли

Ну, хотя бы сократить

Данную Систему?

Поубавить бы чуток,

Без беды при этом…

  • Ничего нельзя, дружок.

Пробовали. Где там!

В последних словах чувствуется горечь самого Твардовского, понимавшего, что Система устояла, отбив первый «оттепельный» натиск изнутри, как сумела она отбить перед этим и натиск извне. С той, понятно, разницей, что внешнего врага Система отбивала вместе с народом, а теперь стояла против народа, защищая свои привилегии.

Пока элита созерцает через стереотрубу «свежесть струй и адский чад», Теркин на фронте через ту же стереотрубу видел только «край передний» и «в дыму разрывов бой». Когда же «дым разрывов» рассеялся, раненый Теркин то ли в бреду, то ли во сне, но со всей ясностью увидел ту Систему, с которой ужиться не может. Однако трагического «внезапного прозрения» героя в поэме не произошло: ведь на том свете он увидел все то, что ему знакомо по жизни на этом свете «Реальная критика» вчера и сегодня // Новый мир. 1987. № 6. С. 222-239..

Критикам 60-х годов тоже казалось, что в странной поэме Твардовского им все знакомо и по сути все понятно, остается только определить свое отношение. Но они упустили свой шанс на «внезапное прозрение», не увидев в поэме нечто, им совсем или почти совсем неизвестное. Если верно, что мы не можем увидеть глазом того, чего не знает ум, тогда понятно, почему критики, как «правые», так и «левые», будучи коммунистами своего времени, увидели в поэме то, чего в ней не было, — «ветер ленинской правды», и не увидели, не почувствовали пронизывающего ее христианского пафоса. Тот «ветер» в те годы означал новое наступление на Православие, разрушение и закрытие церквей по всей Руси великой. Разве в такой ситуации можно было ожидать от писателя — коммуниста христианской поэмы? Это кажется невероятным: главный редактор журнала, лауреат Сталинских премий, кандидат в члены ЦК КПСС, то есть свой человек в атеистическом государстве — и вдруг православная по сути поэма?!

4 стр., 1779 слов

Образ и характеристика Василия Теркина в поэме Твардовского Василий Теркин

... сочинение на тему «Образ Василия Теркина», рассмотрит главного героя через его характер, говорящее имя и собирательность образа. Создание образа главного героя В 1942 году писатель возвращается к задуманной поэме. ... мужество, простота, чувство юмора. Этим Твардовский подчеркивает, что все эти качества присущи всем русским людям. И именно в этом причина нашей победы над безжалостным врагом. Но Теркин ...

Да, православная, но не вдруг, а потому, что Твардовский вышел из деревни, из русской крестьянской семьи, родился и вырос еще тогда, когда не было ни Октябрьской революции, ни даже «лампочки Ильича», а был один свет в окошке — свет веры Христовой. Конечно, Твардовский поверил в новую жизнь и даже вступил в партию, но не будем забывать и того, что митрополит Сергий первым выступил с призывом к народу встать на защиту Отечества — сразу после вероломного нападения фашистов 22 июня 1941 годаПриобщая к опыту опыт: Твардовский: Этапы духовного пути //Лит. обозрение. 1996. № 6. С. 52-54..

Не забудем, что церковь обратилась к своим прихожанам с призывом жертвовать на строительство военной техники для Красной Армии. Не забудем и такого важного исторического события, какое случилось в 1943 году, когда Сталин пригласил к себе иерархов Русской церкви, после чего все оставшиеся в живых иерархи были освобождены, была восстановлена Духовная академия и, наконец, главное: было восстановлено Патриаршество.

Нет сомнений в том, что все это не прошло мимо крестьянского сына и наследника крестьянской поэзии России Александра Твардовского.

2. Концепция человека в поэме А. Твардовского «Теркин на том свете»

Охранительная критика тонко чувствовала и, по сути, приветствовала тот факт, что «партия», то есть партноменклатура, медленно, но верно замораживает «оттепель», или, как тогда говорили, «завинчивает гайки». Однако начало все же было положено — и парадокс в том, что зерна истины мы обнаруживаем сегодня как в «левой», так и в «правой» критике.

Более того, и та и другая нередко совпадали в разборе отдельных граней поэмы, оценке ее героя и антигероя, Василия Теркина и его бывшего фронтового друга, а ныне генерал-покойника, вошедшего в номенклатуру «того света»Нестареющая правда: (Заметки о поэме А. Твардовского «Теркин на том свете») //Живая память поколений: Сборник статей. М.: Худ. лит, 2005. С. 136-153..

Критика «справа», опираясь на текст и сопоставляя нового Теркина с прежним, показала, что новый Теркин не способен «новыми подвигами прославить свое легендарное имя», «даже плюнуть не может на всю эту мертвечину». Рецензенты не догадывались (или делали вид, что не догадываются!), что сами живут как раз на том самом свете, который описан в поэме и который Теркин — в отличие от своих обличителей! — органически не приемлет.

Для друзей поэмы и поэта, напротив, было несомненным, что новый Теркин остался прежним Теркиным. Однако этот тезис невозможно подкрепить конкретным анализом и пришлось признать, что образ знакомого героя «пересоздан поэтом согласно отведенной ему в сатирическом произведении функции для контраста. Он луч света, который врывается в мрачный мир «преисподней». Разумеется, Теркин вовсе не «врывается» в загробный мир, а попадает туда против своей воли, но функциональность образа героя отмечена верно: «луч света». Можно уточнить: лампада, которая «мерцает и тлеет» пред властью тьмы загробной. И вся драма в том — погаснет или не погаснет, доконают его в «зале ожидания» или он все же прорвется обратно к жизни, к живым.

3 стр., 1142 слов

Поэма Твардовского «Василий Теркин» народная поэма

... нравственного величия русского воина. Главный герой поэмы, воплощенный в образе Василия Теркина. — народ на войне в самых разнообразных ситуациях и эпизодах. Твардовский сумел создать типичный образ русского солдата, ... тематика — жизнь воюющего человека, обычного, земного, но и «чудо-человека», не теряющего веры в себя, в товарищей, в грядущую победу: Тем путем идут суровым. Что и двести лет ...

Итак, новый Теркин — не прежний, но замысел поэта в том и состоял, чтобы показать силу подавления человека Системой как раз через изменение всем знакомого образа героя, через невольную его деформацию, через его неодолимое стремление вернуться к самому себе. В образе Теркина пафос жизнеутверждения сплетается с пафосом отрицания окружающей его мертвечины вообще, отрицанием генерал-покойника, чей образ все критики оценили как художественно значительный и содержательный.

«Правая» критика «честно» признавала: «Это — законченное и полное порождение «того света», человек, в котором вовсе ничего уж не осталось от прежнего и для которого вся окружающая его мертвечина — единственно нормальный и удобный способ существования.

Условная фигура традиционного «Вергилия» постепенно обретает в поэме все более явственные черты типического характера…» Мы видим невольное признание поэтического новаторства Твардовского по отношению к дантовой фигуре проводника по аду.

В генерал-покойнике Теркин с ужасом увидел свое возможное будущее — и не согласился с ним. В отличие от героя Данте, герой Твардовского не был «созерцателем» (как утверждала недоброжелательная к поэме критика), но и не мог быть бойцом хотя бы в силу тяжелого ранения Митин Г.А. Нет ада без надежды. О поэме А.Т. Твардовского «Теркин на том свете». М., 2007. — С. 17..

Риск превратиться в «окончательного» мертвяка был велик, а шанс вернуться к себе, в жизнь — ничтожен. Замечая это, охранительная критика обвиняла Твардовского в том, что он «придал всему повествованию оттенок безысходности», что его герой освобождается из загробного мира «лишь к самому концу поэмы» (а как бы состоялась поэма, если бы герой «освободился» в самом ее начале?), в том, наконец, что его новая поэма «противоречит живому направлению и сущности его таланта, оспаривает… «Книгу про бойца», — хотя на самом деле поэма противоречила официальному оптимизму и официальному представлению об «обществе развитого социализма».

В самом деле, хотя действие в ней поддается точной хронологической датировке, само изображение «загробного мира», благодаря природе фантастической сатиры, представляет общественную Систему в тех существенных чертах, которые неизменны в период войны, послевоенного времени и периода «оттепели». Изменяется все живое, а мертвое неизменно или, как говорит поэт, «живой спешит до места, мертвый дома — где ни есть». Живым был Теркин в своем споре со Смертью в главе «Смерть и воин» поэмы «Василий Теркин», таким он остался и в поэме «Теркин на том свете». Там — «и, вздохнув, отстала Смерть», и здесь — «И уже сама устала и на шаг отстала Смерть».

Прав был критик В. Орлов, писавший, что «вся поэма оборачивается боевой, гневной сатирой на тех, кто уже не на том, а на этом, на нашем свете, рядом с нами, мешает нам… бороться и строить будущее». Все верно, только вот вопрос: за какое будущее бороться, какое именно будущее строить? Тут представления тогдашних «правых» и «левых» расходились коренным образом, как это произошло и в наши дни Из наблюдений над стихом А.Твардовского // Вопросы литературы. 1990. № 6. С. 177-200..

2 стр., 589 слов

Краткое содержание – Василий Теркин – Твардовский

... от­вете За Россию, за народ и за все на свете». Теркин не сомневается в победе. На вопрос деда-солдата, побьем ли мы немца, уверенно отвечает: « ... пилу, починил часы, которые «с той войны еще сто­ят». Теркин у Твардовского и печник, и плотник. Таким образом, в характере этого героя, ... у героя не расходятся с делом. В поэме он не раз рис­кует собственной жизнью. Вот в ледяной воде он переправля­ется ...

В 60-е годы, когда царствовала еще идеологическая цензура, различия таились в глубине, а на словах те и другие громогласно, искренне или лицемерно, провозглашали свою преданность «идеалам коммунизма». «Верхи» не хотели открывать свои козырные карты, а «низы» — не могли, опасаясь преследований.

В результате одни скрытно накапливали в себе «гроздья гнева», вслух мечтая о новом Стеньке Разине (ярче всех это выразил Василий Шукшин), а другие не менее скрытно обогащались и развращались.

Твардовский резко заострил сатиру, придав нравственной оценке (мещанство!) четкую социальную характеристику (номенклатура!).

Будучи зеркальным отражением нашего этого света, наш тот свет в поэме Твардовского свято соблюдает реальную социальную иерархию в отношении к поступающим мертвякам:

Разнобой не скрыть известный —

Тот иль этот пост и вес:

Кто с каким сюда оркестром

Был направлен или без…

Кто с профкомовской путевкой,

Кто при свечке и кресте…

Исход из непокорности в смерть — удел пушкинского героя. Напротив, Вася Теркин ускользнул от лап Смерти. Его исход — бегство из загробного мира в жизнь — можно объяснить и жанром «сказки», и догмой соцреализма, но в самой поэме он определяется как «редкий случай в медицине» — лукавое выражение мудрого, отнюдь не медицински, а исторически мыслящего поэта. Почему же «редкий случай» стал возможен? Твардовский заканчивал свое произведение совсем не в ту эпоху, в какую начал. Год 1963-й — это не то, что год 1954-й.

Поэту посчастливилось пережить не только Сталина, но и эпоху сталинизма, перейти в эпоху «оттепели», имевшую огромное значение для России и ее творческой интеллигенции. Это был как бы выход с того света на этот, из мрака на свет.

Одним словом, у Пушкина в 1833 году уже не было причин, чтобы спасти Евгения, а у Твардовского в 1963 году уже не было причин, чтобы погубить Теркина «Реальная критика» вчера и сегодня // Новый мир. 1987. № 6. С. 222-239..

Теркину побег из преисподней удался, и поэт предусмотрительно указал, куда удрал герой: на ту самую госпитальную койку, на которой ему, видно, и приснился этот его чудный сон, не менее страшный, чем сон Татьяны.

Но в таком случае — это мнимое спасение, поскольку Теркин из мира зеркальных отражений вернулся в мир первообразов. В годы войны никакого другого мира у Теркина не было — и на том, и на этом свете была одна «власть безмерная» того, о ком в поэме сказано:

Устроитель всех судеб,

Тою же порою

Он в Кремле при жизни склеп

Сам себе устроил.

Поэма Твардовского начинается с «сошествия во ад». Однако сразу и подмечено:

Ненароком на тот свет

Прибыл наш Василий.

Это означает, что герой прибыл на тот свет по недоразумению, еще не будучи «готовым» мертвецом. Человек Твардовского стоит привязанным к пограничному столбу, но делает свой выбор, рвет все путы смерти и возвращается в жизнь:

8 стр., 3625 слов

В чём смысл жизни Мцыри? ( по поэме М.Ю.Лермонтова «Мцыри»)

... мечтой нужно быть очень аккуратным. Сочинение Смысл жизни Мцыри С начала произведения Мцыри обращается к старику, который прожил ... Мцыри↑ ЛермонтовТема свободы в поэме Мцыри → Что для Мцыри значило жить? Краткий ответ На этот вопрос романтический герой дает вполне однозначный ответ: выше ценности, чем ... не Родина… Мцыри очень романтичный герой, но не в розовом свете влюбленности, а в свете любви к ...

Но вела, вела солдата

Сила жизни — наш. Ходатай

И заступник всех верней, —

Жизни бренной, небогатой

Золотым запасом дней.

«Сила жизни», пусть и «бренной, небогатой», позволяет человеку смело глядеть в лицо Смерти, но все же не избавляет от извечной мечты о бессмертии.

На драматическом пути к своей победе над Смертью Василий Теркин был и смел, и ловок, и вынослив, хотя поручни загробного порожняка рвало из рук, хотя загробные силы хватались за него мертвой хваткой, глаза закрывались от усталости, все то шло кругами, от чего кричат во сне, казалось, лютые морозы перемешались с адской жарой, казалось, будто солдат пробирается дорогой войны, где «мороз по голой коже», где «глоток воды дороже жизни, может быть, самой».

Истощение сил в борьбе со Смертью было такое, что Теркин был уже не Теркин, а лишь «дыханье одинокое в груди».

И сверх всего — смертная тоска и смертная боль:

Боль была без утоленья

С темной тяжкою тоской.

Неисходное томленье,

Что звало принять покой…

Что же говорить о жажде жизни у Теркина, столь отчаянно, неслыханно дерзко бежавшего оттуда, куда все равно придется вернуться?

Подобные «зовы» кажутся невольными отголосками благоразумных доводов генерал-покойника, посчитавшего теркинское «Решаю жить!» бессмысленным: стоит ли дважды проделывать тот же путь?! И это — правда, о правда Смерти, а у Теркина — своя правда:

Срок придет, и мне травою

Где-то в мире прорасти.

Но живому — про живое,

Друг бывалый, ты прости.

Если он не даром прожит,

Тыловой ли, фронтовой —

День мой вечности дороже,

Бесконечности любой.

Этими словами Вася Теркин, а с ним и его автор, казалось бы, вольно или невольно включаются в древнюю, как само христианство, богословскую дискуссию о ничтожестве скоротечной земной жизни человека перед лицом жизни вечной.

Но нет! О богословском ни герой, ни автор и не думали, а думали они, вместе со всеми своими современниками, о том, что ради «бесконечности любой», ради любого «светлого будущего», называйся оно хоть бы и «коммунизмом»,— нельзя губить жизнь человека, коверкать судьбу нескольких поколений великого народа, нельзя губить Россию.

Заключение

Обнажение истины — вот что происходит на «том свете» Твардовского и чего так не хватало нашей литературе до него.

«Можно сказать, что в последние десятилетия советская сатира не поднималась на такую высоту в идейном и художественном отношении, на какую поднял ее Твардовский, создав это произведение»,— так оценена поэма «Теркин на том свете» в одной из статей 1965 года.

Разделяя эту оценку, хотелось бы задуматься только над тем: советская ли сатира или все же антисоветская поэма Твардовского? Вопрос не простой, но в ответе на него тоже должно произойти хотя бы некоторое обнажение истины о противоречивом литературном процессе семидесяти послеоктябрьских лет.

Фантастическая поэма Твардовского — фантастически сложное произведение, о котором нам еще думать и думать. Может сложиться впечатление, что перед нами — смелая, глубокая и масштабная политическая сатира.

17 стр., 8187 слов

Отзыв о поэме «василий теркин» (а. твардовский)

... учебниках. Это большая жизнь. И лучше нам не знать — как там. Но опыт прежних поколений терять не стоит. Источник: https://www.livelib.ru/book/1002134395-vasilij-tjorkin-a-tvardovskij Сочинение по поэме Василий Теркин Твардовского рассуждение Твардовский показывает в ...

Это, конечно, так, но Твардовский не был бы Твардовским, если бы в его поэме политика не переплеталась с философией, а в его философском размышлении центральное место всегда занимала проблема жизни и смерти. Не случайно и в «Книге про бойца» целая глава посвящена спору воина со Смертью.

Не случайно и критики, анализируя фантастическую поэму, дружно вспоминали знаменитое двустишие Маяковского: «Ненавижу всяческую мертвечину! Обожаю всяческую жизнь!» Перекличка «Юбилейного» с «Теркиным на том свете», на первый взгляд, самоочевидна, достаточно вспомнить эти афористические строки:

Не о смертном думай часе —

В нем ли главный интерес:

Смерть — Она всегда в запасе,

Жизнь — Она всегда в обрез.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/referat/terkin-na-tom-svete/

1. А.Т. Твардовский. Поэмы. М., Книжная палата, 1988, с. 264-313.

2. Из наблюдений над стихом А. Твардовского // Вопросы литературы. 1990. № 6. С. 177-200.

3. «Василий Теркин» и время // Твардовский А. Василий Теркин. М.: Дет. лит, 1967. С. 226-231.

4. Котов М. В мастерской стиха Твардовского. // Вопросы литературы. 2004. № 1. С. 185-188.

5. Марк Щеголов. Литературно-критические статьи. Из дневников и писем. «Советский писатель». М.1965. 440 стр. // Новый Мир. № 6. С. 243-248.

6. Митин Г.А. Нет ада без надежды. О поэме А.Т. Твардовского «Теркин на том свете». М., 2007.

7. Нестареющая правда: (Заметки о поэме А. Твардовского «Теркин на том свете») //Живая память поколений: Сборник статей. М.: Худ. лит, 2005. С. 136-153.

8. Приобщая к опыту опыт: Твардовский: Этапы духовного пути //Лит. обозрение. 1996. № 6. С. 52-54.

9. «Реальная критика» вчера и сегодня // Новый мир. 1987. № 6. С. 222-239. 10.Твардовский А.Т.. Теркин на том свете. М., 2001.

11. Три поэмы Твардовского М.: Дет. лит., 1990. С. 311-334.