Пишем мини- . «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник» (Школьные сочинения)

Сочинение

«Природа не храм, а мастерская, а человек в ней — работник», — это слова героя романа И.С. Тургенева «Отцы и дети» Евгения Базарова. Можно ли согласиться с его утверждением?

Я думаю, что не совсем. Природа – это, несомненно, храм, к которому нужно относиться бережно, охранять и беречь его красоту. Столько на нашей Земле великолепных мест: величественные горы, полноводные реки, глубокие моря, густые леса и многое другое.

Любое создание природы требует к себе трепетного отношения, потому что дано человеку для жизни и для души. Это нашло отражение и в художественной литературе. Произведения М. Пришвина, К. Паустовского, стихотворения С. Есенина, И. Бунина, К. Рыленкова и многих других воспевают красоту окружающего мира, обогащают душу человека.

Но люди должны не только любоваться храмом природы, но и жить в нём. Поэтому природу можно назвать мастерской, а человека — мастером. Остальное зависит от того, каков мастер. Эта проблема всегда интересовала писателей и поэтов.

В повести В. Распутина «Прощание с Матёрой» говорится о затоплении плодородных земель при строительстве гидроэлектростанции. Веками жили люди на этой земле. Растили хлеб, пользовались дарами лесов и рек, рожали и воспитывали детей. А теперь – сжигают избы, разоряют кладбища. Посёлок, куда переселяют людей из Матёры, мало приспособлен для сельских жителей. Негде держать скотину, нет рядом сенокосных угодий, подтапливаются погреба. Конечно, в электричестве, которое даст гидроэлектростанция, нуждаются и люди, и города, и предприятия. Но не слишком ли дорогой ценой оно достаётся?

Писатель подчеркнул силу природу, создав образ лиственницы, которая росла на острове. И сжечь её пытались рабочие, и спилить. Но крепкое дерево не поддалось людям. Я думаю, что эта лиственница – символ могущества и бессмертия природы. Автор повести заставляет читателя задуматься о своем отношении к окружающему миру и о том, что если уж природа – мастерская, то человек должен быть хорошим мастером, который не разрушает живой мир, а живёт с ним в гармонии.

Именно таким мастером мы можем назвать героя повести Б. Васильева «Не стреляйте в белых лебедей» Егора Полушкина. «Бедоносцем» называет его жена. Добрый, непрактичный, безденежный, вряд ли понравится он современному молодому читателю. Но, несомненно, именно этот герой повести заставит каждого задуматься о своём отношении к красоте окружающего мира, научит любить родную природу.

Егор жил жизнью матери-природы. С болью в сердце смотрел на объятый пламенем муравейник, на липу с начисто ободранной корой. Жалко ему было каждого зверёныша, каждую травинку и веточку. И ещё он мечтал, чтобы Чёрное озеро вновь стало Лебяжьим. На все деньги, данные ему на покупки земляками, в Москве он купил лебедей и привёз их на родину, на лесное озеро. Думал, что ни у кого не поднимется рука на такую красоту. Поднялась! Убиты лебеди, погиб Егор. Но растёт его сын, Колька, в душу которого отец сумел заложить любовь к матери-природе. Закрывая книгу Васильева, задумается о вопросах, поставленных в повести писателем, и о своём отношении к миру читатель.

16 стр., 7809 слов

Система работы над м-рецензией (по повести А.П.Платонова «Сокровенный ...

... повести А.Платонова «Сокровенный человек» предлагаем учащимся написать сочинение-рецензию с описанием главного героя. Но подготовку к работе над рецензией поэтапно проводим на всей системе уроков по изучению творчества А. Платонова. ... собрание сочинений. С 1986 года начинается «третье рождение» писателя. В июльском ... недвижимостью и движением, между человеком и природой. 3. Местом преодо ления ...

Природа может действовать на человека по-разному. Иногда она восхищает, иногда подавляет своим величием, она бывает ласковой и грозной, она поражает многообразием форм жизни и неумолимостью своих суровых законов, перед которыми веками трепетал в страхе человек.

Как писал Н. Заболоцкий:

  • Так вот она, гармония природы;

Так вот о чем шумят во мраке воды,

О чем, вздыхая, шепчутся леса!..

Жук ел траву, жука клевала птица,

Хорек пил мозг из птичьей головы,

И страхом перекошенные лица

Ночных существ смотрели из травы.

Природы вековечная давильня

Соединяла смерть и бытие

В один клубок, но мысль была бессильна,

Соединить два таинства ее.

Когда-то первобытные люди одушевляли природу, населяли ее богами, демонами, властвовавшими над стихиями. Со временем наука свергла божества с их пьедестала и убедительно доказала, что природа не испытывает ни злых, ни добрых чувств к человеку.

«Вечная краса» природы, как писал Пушкин, и в самом деле заслуживает восхищения. Однако человек рожден не только для того, чтобы созерцать, но и творить, преобразовывать мир, постигать его законы и овладевать ими.

«Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник», — говорил И. С. Тургенев.

Сходную идею высказал, хотя он подошел к вопросу о природе с другого конца, английский писатель Джеймс Олдридж в романе «Охотник»: «Природа и все в ней враждебно человеку. Природа уничтожила бы людей, если бы они общими силами не добились победы над ней и не стали управлять ею». И хотя власть стихии над человеком несколько преувеличена, все же мысль о его победе над силами природы вполне правильна.

«Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача», — писал И. В. Мичурин.

Раскрывая секреты природы, человек использует их для своих целей. Это видно и из того, как он борется с вредителями, учитывая сложные взаимосвязи в животном и растительном мире.

Специалисты по защите растений и агрономы-практики нередко спорят, что важнее — химический или биологический метод борьбы с вредителями. Это вызвано восторженной хвалой по адресу химического метода губительного действия ядов на вредных насекомых и недооценкой роли биологической защиты. А спорить, собственно, и нет особой нужды. Просто в зависимости от конкретных условий нужно применять комплекс мероприятий с разумным, гармоническим сочетанием всех известных и общедоступных методов. Но при этом никогда нельзя забывать одно условие: химические средства не должны вредить нашим многочисленным помощникам, полезным животным.

8 стр., 3622 слов

Рассуждение В. Песков проблема предназначения чувства природы ...

... для того чтобы передать всю красоту природы следующим поколениям и обеспечить им нормальную жизнь на чистой и светлой планете. Сочинение № 4: «Люди, уважайте лес» Как приятно придти в лес, послушать пение птиц, ... дает нам лес, отметим еще несколько моментов: Большое количество деревьев является препятствием для рек, не давая воде возможности разливаться на большие расстояния. Корни деревьев и кустов ...

Нерациональное применение ядохимикатов часто ведет к гибели не только вредных, но и всех других насекомых и даже птиц и млекопитающих, естественных врагов вредителей. Ведь ядовитые препараты — не волшебные пули, нацеленные только на врагов. Они бьют и правого и виноватого, и врагов и друзей. Зарубежные энтомологи давно уже убедились в этом на горьком опыте.

Особенно богата такими наблюдениями практика применения ядохимикатов в США, Англии и Канаде. Здесь из года в год увеличивалось производство ядохимикатов и, разумеется, масштабы использования их. В США, например, в 1947 году ядохимикатов было произведено 120 тонн, а в 1960 году — уже 320 000 тонн. А вот и примеры последствий массового применения этих препаратов. В штате Иллинойс (США) большие площади древесных насаждений обработали дильдрином от вредителей. В результате, как сообщило Общество орнитологов, там погибло 80 процентов птиц. Насекомые — и вредные и полезные — выползали на поверхность земли, птицы поедали их и погибали. Отравление птиц вызывала и вода, которую они пили из ручейков и луж. В обработанном районе отмечено почти полное уничтожение скворцов, фазанов, перепелов, дроздов и других птиц. Птицы, оставшиеся в живых, в большинстве случаев стали неполноценными. Многие из них перестали гнездиться и откладывать яйца. А у тех, что откладывали яйца, не выводились птенцы или, если и выводились, то слабо развивались, были неполноценными и вскоре погибали.

Американский исследователь Р. Карсон сообщает, что по данным на 1963 год, в почве яблоневых садов США уже содержалось до 125 центнеров на один гектар чистого препарата ДДТ. А это угрожает и жизнедеятельности полезных обитателей почвы.

Специалисты пишут, что морские воды вокруг Англии и стран северо-западной Европы в значительной степени загрязнены инсектицидами, которые частично смываются с обрабатываемых земель и переносятся реками в море. Установлено также, что в яйцах 52 видов морских птиц присутствуют остатки ядов. Это следствие загрязнения ими моря.

Аналогичные поучительные примеры описаны и в Канаде. Так, с целью истребления вредителей свыше трех миллионов гектаров лесов, примыкающих к реке Мирамиши, были обработаны инсектицидами — препаратом ДДТ в виде масляной суспензии. Через два-три дня в реке начался замор рыбы. Она всплывала на поверхность, прибивалась к берегу. Сюда слетались птицы, поедали рыбу и отравлялись сами. В реке погибли рачки, раки, жучки и прочие обитатели — пища рыб. Это нарушило питание заплывавших в реку для нереста океанских лососей, а также их мальков, скатывающихся в океан. После обработки лесов ядохимикатами все изменилось и в реке и в лесу. Произошла массовая гибель насекомых — вредных и полезных — как наземных, так и обитавших в почве. Трава и почва стали источником смерти. Опадающие листья, ветки, сучья вносили в почву яд. Такие же последствия имела обработка семи миллионов гектаров лесов в провинции Квебек.

11 стр., 5205 слов

Природа не храм а человеческая мастерская. Пишем мини- . Смотреть ...

... но и творить, преобразовывать мир, постигать его законы и овладевать ими. «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник», - говорил И. С. Тургенев. Сходную идею высказал, хотя он подошел к ... к гибели не только вредных, но и всех других насекомых и даже птиц и млекопитающих, естественных врагов вредителей. Ведь ядовитые препараты - не волшебные пули, нацеленные только на врагов. Они бьют ...

К сожалению, такой «опыт» накапливается и у нас. По наблюдениям сотрудников Казахского института защиты растений при опылении плодовых лесов Заилийского Алатау препаратом ДДТ, направленным против яблонной моли, погибли не только все лесные насекомые, но и все насекомоядные птицы. Теперь уже общеизвестно, что уничтожение полезных животных нередко сопровождается вспышкой массового размножения вредителя, который чувствует себя вольготно, лишившись естественных врагов. Так случилось, когда обрабатывали растения, чтобы погубить паутинного клещика. Оказалось, что на него некоторые препараты действуют… как стимуляторы роста. Наблюдения помогли установить и такой факт: при опрыскивании шелковицы ядами против червеца Комстока раствор полностью убивает и смывает с деревьев псевдафикуса, врага червеца, а сам вредитель погибает лишь на 80–90 процентов.

Многие насекомые-вредители, питающиеся растениями, которые часто обрабатываются ядовитыми веществами, постепенно привыкают к ним и передают этот иммунитет своему потомству. В ряде стран Европы через 5–6 лет мухи, например, стали устойчивыми к препарату ДДТ.

При сплошной обработке полей и садов ядохимикатами гибнут также насекомые — опылители растений: осы, пчелы, шмели, мухи, наездники.

Следовательно, шаблонное применение того или иного средства или метода может дать обратный результат.

Бесспорно, химическая борьба — очень эффективный, надежный и часто почти единственный способ быстрого спасения урожая от размножившегося в массе вредителя. Все дело только в том, как, где и когда применить химические средства.

Вот пример удачного применения химии в борьбе с грызунами. Мы уже рассказывали, как осенью с полей сбегаются мыши полевки в стога соломы, прячутся в ней и превращают ее в труху. Ждать, что туда придут хорьки, ласки или кошки, не всегда приходится. И тут помогает химия. В последние годы осенью, при первых заморозках, в стога вводят аммиачную воду, воздух насыщается парами аммиака, и грызуны погибают. А соломе это не вредит — наоборот, она становится более съедобной и питательной для скота.

Химические методы борьбы не так уж просты и дешевы. Для обработки 1,2 миллиона гектаров полей только в Ставропольском крае требовалось 3600 тонн зерна, 108 тонн растительного масла и не менее 140 тонн дефицитного фосфида цинка!

Как тут не помянуть добрым словом наших помощников — птиц и зверей, которые, охотясь за грызунами, снижают их численность и уменьшают причиняемые ими убытки. Ведь биологические методы в 10–20 раз дешевле химических и в то же время обеспечивают более надежную охрану растений от вредных насекомых.

Различные звери, птицы, жабы, ящерицы, насекомые-энтомофаги, действуя сообща, постоянно уничтожают массу вредных животных и тем самым поддерживают необходимое для человека соотношение сил в природе, уменьшают убытки. Все они добровольные, постоянные и почти всегда бесплатные наши помощники. Если же им помочь, где жильем, где подкормкой, а где и размножением в лаборатории, этих помощников станет больше, больше будет их помощь, выше урожай на полях, огородах, в садах и лесах.

Правда, далеко не всегда один полезный вид в состоянии одолеть множество разноликих врагов, даже такие универсальные бойцы, как муравьи. Нужно объединить усилия птиц, муравьев, летучих мышей, землероек, ежей, барсуков и полезных насекомых, и только такое генеральное наступление на всех фронтах приведет к успеху.

27 стр., 13476 слов

Художественное своеобразие изображения природы и человека в творчестве ...

... важный для всех вопрос: что есть природа: храм или раба человека? 1. Автор и место темы в его творчестве Первые шаги Виктора Астафьева в литературе приходятся на конец 40-х начало ... многих видов животных и полное исчезновение уникальных целебных растений – все это следствие безумного, а порой и преступного отношения к природе. – для темы человек и природа. Каждый писатель в любом ...

Но для этого необходимо прежде всего помочь нашим союзникам и друзьям. Для птиц следует создавать искусственные гнездовья, развешивать скворечники, синичники, дуплянки, домики, учитывая при этом различные склонности птиц к соседству со своими собратьями.

В тех районах, где создаются новые леса и лесополосы, очень важно бывает заселить их полезными птицами и зверями. Они ведь также нуждаются в защите от вредных насекомых и грызунов. Конечно, эту работу должны организовывать знающие люди, зоологи, чтобы не допустить ошибок и не завезти таких животных, которые могут принести больше вреда, чем пользы.

Легче заселять леса разными зверями. Перевезенные в новые леса и выпущенные там, они расселяются, перекочевывают, выбирают себе подходящие места для жительства и дают потомство. Труднее переселять птиц, которые очень привязаны к родным местам, где они выросли и где жили сотни поколений их предков.

Ведь если птицу увезти далеко от гнезда и выпустить в новом месте, она не останется здесь жить, а улетит обратно, невзирая на сотни и тысячи километров. Ученым, однако, удалось выяснить, что этот инстинкт у птиц не врожденный, а развивается после вылета птенцов из гнезда. Постепенно, изучая гнездовую территорию, они осваивают ее, свыкаются с ней. Условный рефлекс привязанности к жилью развивается в сравнительно долгие сроки. Значит, чтобы птицы оставались жить на новых местах, нужно перевозить не взрослых птиц, а маленьких птенцов. Там они вырастут, освоятся, а на другой год весной прилетят, вернутся для выведения потомства. Первые же массовые опыты подтвердили это.

Поселенцы нуждаются в особой заботе. Есть птицы, которых ни дуплянкой, ни скворечней не соблазнишь. Они сами вьют гнезда. Это соловьи, славки, пеночки, дрозды, иволги. Им нужен густой подлесок, кустарник, «первый этаж леса», где бы они могли спокойно селиться, устраивать гнезда и выводить птенцов в полной безопасности от соколов и ястребов. Поэтому для них и насаждают в лесных полосах кустарники: желтую акацию, рябину, боярышник, жимолость, бузину, терн, облепиху, калину, черемуху.

Разумеется, переселение животных и растений на новые места требует серьезного подхода к делу. Иначе может случится нечто подобное тому, что произошло с кроликами в Австралии или с оленями в Новой Зеландии. Раньше в Новой Зеландии оленей не было. Осваивая эти острова, европейцы завезли туда 10 видов оленей. Олени быстро акклиматизировались, а поскольку ничто им не угрожало, размножились в таком количестве, что стали грозой лесов и пастбищ. Пришлось ограничивать их численность. Начиная с 1930 года в Новой Зеландии было отстреляно 3 миллиона животных. Однако и этого оказалось недостаточно, и в последние годы оленей там истребляли отравляющими веществами.

Многие виды животных, вроде сайгаков, соболей, требуют охраны. Но бывает и так, что привилегий удостаиваются животные, явно того не заслуживающие.

В Индии, например, на 430 миллионов населения приходится 43 миллиона обезьян, преимущественно макак-резусов. Они приносят неимоверный вред: опустошают поля, огороды и сады, уничтожают массу плодов, фруктов, овощей, посевы зерновых. В селах и городах обезьяны залезают в дома и квартиры, крадут все, что плохо лежит, безобразничают, портят вещи — словом, ведут себя так, будто им все дозволено. Увы, так оно и есть: их безнаказанность объясняется тем, что обезьяны в Индии считаются священными и неприкосновенными.

Методы борьбы с вредителями многообразны и далеко не изучены полностью. Но даже то, что известно, может приносить огромную пользу стране. Если борьба будет вестись на строгой научной основе, с учетом всех местных условий, только наша страна дополнительно получит различных продуктов полеводства, овощей, технических культур, фруктов и ягод на сумму в 6 миллиардов рублей ежегодно. А затраты составят всего лишь 500 миллионов рублей. Игра стоит свеч!

Биологическая борьба включает в себя еще и разработку методов повышения устойчивости растений к вредным насекомым и болезням. Примером этого может быть выведение сортов растений, имеющих иммунитет к заболеваниям или противостоящих вредным насекомым. Кое-что в этом отношении уже сделано учеными: выведены ракоустойчивые сорта картофеля, заразихоустойчивые сорта подсолнечника, филлоксероустойчивые сорта винограда, сорта картофеля и помидоров, устойчивые к грибковому заболеванию — фитофторе и т. д. Но это еще только начало.

Хотя и многочисленны враги человека в природе, он в состоянии справиться с ними, разумно используя биологическую защиту, химические средства, агротехнические приемы. Нужно только засучить рукава и работать. Как справедливо утверждал еще три с половиной века назад английский философ Френсис Бэкон: «Не сетуйте на природу, она сделала свое дело; очередь теперь за человеком».

В тот же день и Базаров познакомился с Фенечкой. Он вместе с Аркадием ходил по саду и толковал ему, почему иные деревца, особенно дубки, не принялись. — Надо серебристых тополей побольше здесь сажать, да елок, да, пожалуй, липок, подбавивши чернозему. Вон беседка принялась хорошо, — прибавил он, — потому что акация да сирень — ребята добрые, ухода не требуют. Ба, да тут кто-то есть. В беседке сидела Фенечка с Дуняшей и Митей. Базаров остановился, а Аркадий кивнул головою Фенечке, как старый знакомый. — Кто это? — спросил его Базаров, как только они прошли мимо. — Какая хорошенькая! — Да ты о ком говоришь? — Известно о ком: одна только хорошенькая. Аркадий, не без замешательства, объяснил ему в коротких словах, кто была Фенечка. — Ага! — промолвил Базаров, — у твоего отца, видно, губа не дура. А он мне нравится, твой отец, ей-ей! Он молодец. Однако надо познакомиться, — прибавил он и отправился назад к беседке. — Евгений! — с испугом крикнул ему вослед Аркадий, — осторожней, ради Бога. — Не волнуйся, — проговорил Базаров, — народ мы тертый, в городах живали. Приблизясь к Фенечке, он скинул картуз. — Позвольте представиться, — начал он с вежливым поклоном, — Аркадию Николаевичу приятель и человек смирный. Фенечка приподнялась со скамейки и глядела на него молча. — Какой ребенок чудесный! — продолжал Базаров. — Не беспокойтесь, я еще никого не сглазил. Что это у него щеки такие красные? Зубки, что ли, прорезаются? — Да-с, — промолвила Фенечка, — четверо зубков у него уже прорезались, а теперь вот десны опять припухли. — Покажите-ка… да вы не бойтесь, я доктор. Базаров взял на руки ребенка, который, к удивлению и Фенечки и Дуняши, не оказал никакого сопротивления и не испугался. — Вижу, вижу… Ничего, все в порядке: зубастый будет. Если что случится, скажите мне. А сами вы здоровы? — Здорова, слава Богу. — Слава Богу — лучше всего. А вы? — прибавил Базаров, обращаясь к Дуняше. Дуняша, девушка очень строгая в хоромах и хохотунья за воротами, только фыркнула ему в ответ. — Ну и прекрасно. Вот вам ваш богатырь. Фенечка приняла ребенка к себе на руки. — Как он у вас тихо сидел, — промолвила она вполголоса. — У меня все дети тихо сидят, — отвечал Базаров, — я такую штуку знаю. — Дети чувствуют, кто их любит, — заметила Дуняша. — Это точно, — подтвердила Фенечка. — Вот и Митя, к иному ни за что на руки не пойдет. — А ко мне пойдет? — спросил Аркадий, который, постояв некоторое время в отдалении, приблизился к беседке. Он поманил к себе Митю, но Митя откинул голову назад и запищал, что очень смутило Фенечку. — В другой раз, когда привыкнуть успеет, — снисходительно промолвил Аркадий, и оба приятеля удалились. — Как бишь ее зовут? — спросил Базаров. — Фенечкой… Федосьей, — ответил Аркадий. — А по батюшке? Это тоже нужно знать.

— Николаевной.

— Bene . Мне нравится в ней то, что она не слишком конфузится? Иной, пожалуй, это-то и осудил бы в ней. Что за вздор? чего конфузиться? Она мать — ну и права. — Она-то права, — заметил Аркадий, — но вот отец мой… — И он прав, — перебил Базаров. — Ну, нет, я не нахожу. — Видно, лишний наследничек нам не по нутру? — Как тебе не стыдно предполагать во мне такие мысли! — с жаром подхватил Аркадий. — Я не с этой точки зрения почитаю отца неправым; я нахожу, что он должен бы жениться на ней. — Эге-ге! — спокойно проговорил Базаров. — Вот мы какие великодушные! Ты придаешь еще значение браку; я этого от тебя не ожидал. Приятели сделали несколько шагов в молчанье. — Видел я все заведения твоего отца, — начал опять Базаров. — Скот плохой, и лошади разбитые. Строения тоже подгуляли, и работники смотрят отъявленными ленивцами; а управляющий либо дурак, либо плут, я еще не разобрал хорошенько. — Строг же ты сегодня, Евгений Васильевич. — И добрые мужички надуют твоего отца всенепременно. Знаешь поговорку: «Русский мужик бога слопает». — Я начинаю соглашаться с дядей, — заметил Аркадий, — ты решительно дурного мнения о русских. — Эка важность! Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения. Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки. — И природа пустяки? — проговорил Аркадий, задумчиво глядя вдаль на пестрые поля, красиво и мягко освещенные уже невысоким солнцем. — И природа пустяки в том значении, в каком ты ее понимаешь. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник. Медлительные звуки виолончели долетели до них из дому в это самое мгновение. Кто-то играл с чувством, хотя и неопытною рукою «Ожидание» Шуберта, и медом разливалась по воздуху сладостная мелодия. — Это что? — произнес с изумлением Базаров.

— Это отец.

— Твой отец играет на виолончели?

— Да.

— Да сколько твоему отцу лет?

— Сорок четыре.

Базаров вдруг расхохотался. — Чему же ты смеешься? — Помилуй! в сорок четыре года человек, pater familias,

Природа сопровождает человека на протяжении всего его существования как вида и человечества как культурно-социальной общности в целом. По мнению многих ученых и философов, люди и сами являются в полной мере продуктами природы, ее эволюционного развития. Конечно же, нельзя исключать и религиозный контекст вопроса. Ведь, по мнению большинства жителей планеты Земля, человек создан Богом (а некоторые отождествляют Создателя с Природой).

В том, — храм или мастерская, попробуем раззобраться в данной статье. Но в начале — немного о терминах.

Понятие «Природа»

Это — то, что нас окружает. Она подразделяется на неживую и живую. К неживой относятся недра и реки, земли и воды, камни и песок — предметы неодушевленные. Все, что движется, растет, рождается и умирает — живая природа. Ее составляют растения и животные, да и сам человек как биологический вид. Биосфера и все, что с ней связано — природа. Храм или мастерская это для человека, какова его роль во взаимоотношениях с Голубой планетой, как с живым существом?

Природа — мастерская

«Человек — работник в ней». Эти известные слова Тургенева, сказанные устами Базарова, долгое время будоражили умы молодых революционеров от науки. Герой романа — личность довольно противоречивая. Он потаенный романтик и скрытый нигилист одновременно. Эта гремучая смесь и обуславливает его понятия: в окружающей природе нет ничего таинственного, тайного. Все подвластно человеку и его разумной деятельности. В понимании Базарова природа должна приносить пользу — в этом ее единственное предназначение! Безусловно, каждый человек (и даже — персонаж романа) имеет право на свою точку зрения, и выбирать сам для себя: природа — храм или мастерская? Всем, кто разделяет может казаться, что все вокруг можно переделать, исправить под себя. Ведь человек, по их мнению, — Царь Природы, имеющий право на эти действия, приносящие ему благо. Но посмотрите, как закончил жизнь сам герой. По некоторым современным трактовкам произведения, молодого ученого убивает сама Природа (в переносном смысле этого слова).

Прозаична лишь сама причина — царапина на пальце героя, который вторгается грубым скальпелем в заведенный порядок жизни и смерти и погибает! Ничтожность причины лишь должно подчеркнуть силовое неравенство перед смертью, как ее не отрицай.

Природа мастерская 1

Разрушительная деятельность людей

Последствия определенной (развитие научно-технического прогресса, разработка недр и бездумное использование порой катастрофические. Особенно это проявляется в последние десятилетия. Природа просто не выдерживает такого воздействия и начинает потихоньку умирать. А с нею могут исчезнуть многие виды растений и животных, в том числе и человек, как вид млекопитающих. Все трагичнее обозначается проблема выживания человечества и всего живого. И если вовремя не остановиться, все это может привести к глобальным, уже неотвратимым последствиям.

Где дорога к храму?

Данные события заставляют всерьез задуматься: какими должны быть взаимоотношения? Что есть Природа: храм или мастерская? Аргументы в пользу первой точки зрения достаточно весомы. Ведь если бы человечество относилось к матери-природе как к храму, Земля сегодня не знала бы тех проблем с экологией, силы на решение которых тратит все прогрессивное сообщество ученых. А времени, по прогнозам некоторых специалистов, остается все меньше и меньше!

Безусловно, природа — это храм в первую очередь. А туда нужно заходить с чувством глубокой веры и вести себя там, не нарушая заведенных обычаев.

Где дорога к храму  1

Природа — храм или мастерская?

Аргументы в пользу гармонии неоспоримы. сам по себе является основной частью природы. А человека и природу не стоит даже рассматривать отдельно друг от друга. Они являются единым целым. Во-вторых, взаимоотношения должны включать особую ответственность, как существа разумного, человека перед Природой, его заботливое отношение к ней. С детства в людях необходимо воспитывать опеки тех, кого мы приручили. А деятельность общества в буквальном смысле «приручило» всю окружающую среду.

Понятие ноосферы

В таком вопросе, как «природа — храм или мастерская» может помочь изучение трудов гениальных ученых, значительно опередивших в своих взглядах существующее понимание мира.

Понятие ноосферы 1

Академик Вернадский, к примеру, был одним из тех, кто впервые указал на единство природы и человека. Биосфера, измененная разумной деятельностью людей, в его понимании, соответствует понятию ноосферы. Это — новая сфера ума, где определяющим фактором развития становится деятельность человека. Он оказывает, в свою очередь, огромное воздействие на природные процессы, вплоть до уничтожения и возможности самоуничтожения. В учении о ноосфере человек представлен глубинно укорененным в природу, а человечество — как мощнейшая геологическая сила, преобразующая вид планеты, ее облик. Развитая ноосфера формируется силами всего общества в интересах взаимообогащения и всестороннего развития.

Без всякого вступления я говорю в ответ на эту тираду Базарова, героя романа «Отцы и дети» И. С. Тургенева: нет, нет и еще раз нет! До чего додумался этот нигилист, жив­ший в XIX веке! Следом за этими его словами могли бы последовать и другие, которые еще недавно были почти нашим лозунгом: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее наша задача».

Вот идеологические истоки того, к чему сейчас пришла наша планета. И наша страна втом числе. Брали у природы, думая, что неисчерпаемы ее запасы. Строили, возводили, меняли русла рек, рубили леса, не думая о последствиях. Не понимали, что природа — это как раз храм, где лишних деталей нет, где все взаимосвязано. Вырубили леса — иссякли реки, создали каскады плотин с искусственными морями — под водой оказались деревни и источники заражения воды — скотомогильники. Заразили промышленными сливами реки и моря — уменьшились запасы рыбы. Большой экологической бедой стал Черно­быль. Вот к чему пришли люди, считая природу не храмом, а мастерской. А ведь все это строили, создавали, добывали во имя человека, его благополучия.

Конечно, я прекрасно понимаю, что человечество не может жить и кормить себя, не используя природные ресурсы. Да вот только когда грянула беда, додумались и научились использовать природу, не нанося ей вреда, или сводить этот вред к минимуму. Не верю, что полвека назад наши ученые не могли решить эти проблемы. Выводили спу тники на орбиту, первыми отправили человека в космос, а о разумных отношениях с природой не подумали, не считали нужным просчитывать их на многие годы вперед. Неужели мы никогда не изживем из нашего менталитета закрепленное народной мудростью понятие: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится»?

Сейчас научились всему: и восстанавливать «легкие плане. ты», то естьлеса, и очищать воды, сбрасываемые в моря и реки. Задумались даже об альтернативных источниках энергии. Только ждать быстрого результата не стоит. Еще одна народная мудрость гласит: «Ломать — не строить». Теперь главное: не наносить природе новых ран.

Природа именно храм, прекрасный, нерукотворный храм, который должны беречь все от мала до велика. Не ломай кусты, не делай больно кошке, не оставляй мусор в лесу или на берегу — всему этому надо учить с детства. Это первые уроки по охране природы. Не рвать без толку полевые цветы, затушить костер до последней искры — это должно стать законом для отдыхающих на природе. А уж если ты работник промышленного предприятия, то помни: мастерские — это твои цеха, твои стройплощадки, а не природа. Тогда тем, кто придет за нами, не нужно будет исправлять наши ошибки, кляня нас и нашу безответственность.