Поэтический мир М. Ю. Лермонтова

Барокко — чрезвычайно гибкий и активный стиль. Он легко вступает в сочетание с другими стилями, которые соотносятся друг с другом по законам антитезы, антиномии, управляющей главными компонентами эстетики и поэтики барокко. По-видимому, в системе взаимодействующих стилей дифференцирующим оказывается романтический стиль, который находит у М. Ю. Лермонтова такое яркое воплощение, что, как это ни парадоксально, инициирует инверсию к барокко. Инверсии характерны для авангардных манер. Несмотря на то, что авангард устремлен к новым достижениям в искусстве, тем не менее всегда обращен к прошлому. В частности, авангард начала XX века также инверсионно устремлен к барокко.

Романтизм способствовал инверсии в творчестве М. Ю. Лермонтова, так как именно содержательные нормативы романтического идеала во многом коррелируют с барочным каноном: это сильные страсти, культ движения и борьбы, устремленность к безграничной свободе, как уже было в эпоху барокко, живописность, нечеткость и размытость рисунка, которые были свойственны барокко, эффективность: «Во всем началось искание красок и страсти, — красок такой силы, что они поглощали рисунок», — указывает на особенности романтизма в живописи В. П. Бранский в работе «Искусство и философия» (1999).

Он же отмечает, что многие нормативы романтизма близки к нормативам барокко: асимметрия (незамкнутость композиции), глубинность, интегративное единство, незаконченность (неясность намека, недосказанность).

В. П. Бранский указывает содержательные нормативы романтического идеала:

  • Концентрация внимания на географических и исторических сюжетах, пространственная и временная экзотика;
  • Отсутствие интереса к современным сюжетам как во времени, так и в пространстве;
  • Культ движения и борьбы;
  • Культ неопределенности, хаотичности и бесконечности;
  • Экстравагантность костюмов и живописного фона, в частности пейзажа (крутые утесы, полуразрушенные рыцарские замки, крутые ущелья, взрывы, пожары, фейерверки, лунное сияние);
  • дух динамизма, хаоса и мятежа.

В качестве формальных нормативов романтического идеала указываются следующие: либерализация элементов (приоритет краски над линией), переходы, переливы цвета, запрет на употребление черного и культ коричневого цвета как «патины времени» (Шпенглер), живописность (нечеткость и размытость), центральная (нормальная перспектива), светотени, воздушные перспективы.

4 стр., 1662 слов

Романтический идеал гумилева

... стихи стали тем, для чего рождены стихи вообще, – формой существования поэзии. 2 вариант Н. С. Гумилев – признанный метр акмеизма. Исследователи считают, что акмеизм во многом связан с романтическим ... «маленького человека» наших дней, человека толпы, жителя коммунальных квартир, неудачливого полуинтеллигента. Подробнее… Сочинение на тему Маленький Мук Это добрая сказка о том, что нельзя отчаиваться, ...

Романтическая гармония художественного образа допускает большее разнообразие гармонических вариаций, чем в классицизме. В. П. Бранский пишет: «С одной стороны, мы имеем дело с гармонией, уже встречавшейся в барокко: сочетание контраста динамических элементов с неустойчивым равновесием атектонической композиции… <…> С другой стороны, романтический идеал допускает и такую гармонию, при которой имеет место комбинация контраста динамических элементов с устойчивым равновесием тектонической композиции. <…> Наконец возможна и гармония, при которой зритель имеет дело с сочетанием контраста статических элементов и неустойчивого равновесия атектонической композиции… <…> Таким образом, романтическая гармония оказывается более многогранной, чем не только классическая, но и барочная».

Романтиков интересует и идея порядка, хотя и хаос для них — важная категория. Н. Я. Берковский в работе «Романтизм в Германии» отмечает, что идея хаоса прошла у романтиков две стадии: вначале хаос оценивался в положительном смысле — это созидающая сила, «опытное поле и питомник разума и гармонии».

Темный хаос рождает светлые миры у ранних романтиков. На поздней стадии романтизма хаос — это и понятие негативные: «…хаос темен и дела его темны». Чем дальше, тем больше романтиков интересует идея порядка. Форма для романтиков черпается изнутри содержания, из глубины его. А. Шлегель называл это органичностью формы в противовес форме, наложенной извне, механической. Не принимался насильственный порядок, а органический порядок никогда не выводится наружу. Н. Я. Берковский отмечает: «Вопросы формы, порядка и вопросы меры имеют точку схода. Романтики в самый сильный свой период стояли за современное развитие во всем неописуемом его богатстве и во всей его огромности.

Но те же романтики

Н. Я. Берковский обращал внимание на парадоксальность мышления романтиков, на выдвижение парадокса в качестве одного из познавательных стимулов: «Фридрих Шлегель был мастером парадоксов и обосновал свое к ним пристрастие: «Все высшие истины любого рода совершенно тривиальны, поэтому нет ничего необходимее, как постоянно давать им новое и как можно более парадоксальное выражение, дабы не забывать, что они все еще налицо и что их, собственно, никогда до конца не высказывают». Полезно сопоставить отношение Фридриха Шлегеля к вещам вещественного мира и к готовым истинам мира духовного. Готовые истины — тоже некоторое овеществление. Мысль перестала быть мыслью, жизнью, движением, она застыла и отвердела. Цель парадокса — вернуть ей все утраченное, пусть она снова заживет духовно, вступит в общение с другими мыслями, как материальные предметы на ландшафтах романтиков, в которых заструилась одна общая жизнь природы. Парадокс — средство реанимации в мире умственном, выход из омертвевших связей ради вступления в связи живые и активные».

Как видим, многие черты барокко — это «усиленные» тенденции романтизма и, наоборот, «ослабленные» тенденции барокко — черты романтизма. Барокко М. Ю. Лермонтова сочетает культ движения, борьбы с риторичностью, логичностью, формульностью построений, устремленностью принципов мышления в будущее. Космический охват, глобальные пространственные, временные параметры, мистериальность, мысли о вечности связаны с рефлексией над этой сложнейшей философской категорией. Критическое антиномичное мышление продуцирует одновременно мотивы идеального строительства жизни. Опора на чувства как романтическая черта сменяется контролем мысли, свойственным барокко.

14 стр., 6910 слов

Барокко в архитектуре Москвы и Санкт-Петербурга

... для великой княгини Екатерины Алексеевны в Ораниенбауме, Мраморный дворец в Петербурге (1768-1785 г.) ,относимый к уникальному явлению в архитектуре России, Дворец в Гатчине (1766-1781 г.) ставший загородной ... как Меншикова башня. Основой её композиции служит объёмная и высокая колокольня в стиле барокко. В развитии московской архитектуры заметная роль принадлежит Дмитрию Васильевичу Ухтомскому (1719 ...