Сердцем прикоснись к подвигу

Сочинение

Сочинение на тему: «Сердцем прикоснись к подвигу».

Выполнила студентка 1 курса КСТ г. Калининград

Вот и снова июньские дни

Приближаются к двадцать второму

Память, властью своею верни

Всех в бессмертье ушедших из дома.

Т. Кузовлева «Июньская память»

Память о событии, изменившем судьбы народов, бережно хранят наши сердца. Нелегко вспомнить историческую дату Куликовской битвы или Полтавского сражения. Но 1941 года знают все, потому что «в каждом доме — свой список имен». Стали историей бои под Москвой и на Курской дуге, блокада Ленинграда и взятие Берлина. Но история Великой Отечественной войны вечно живая. Она в песнях, в книгах, в литературе .

Незабываемые страницы военной прозы. Перелистаем их. Я не могла сдержать волнения, читая повесть «Клавдия Вилор». Судьба этой женщины трагична. В апреле 1942 года Клавдия Денисовна добровольно пошла в армию, преподавала в пехотном училище. Когда курсантов послали на фронт, Вилор стала политруком роты. Наравне с мужчинами участвовала в боях, поддерживала боевой дух солдат. Соединение, в котором воевала Клавдия Вилор, попало в окружение. Вместе со всеми она испытала горечь и муки плена, но не согнулась, бежала из концлагеря, добралась до своих. Клавдия Денисовна принадлежала к поколению, которое приняло на себя главную тяжесть войны. «Это были исполненные веры люди, — пишет Д. Гранин, — не знающие сомнения, и, может, именно эти качества, вместе взятые, помогли нам… довести войну до победы».

Удивительную книгу написала Светлана Алексиевич – документальную повесть «У войны не женское лицо». В этом произведении, как живые, зазвучали голоса фронтовичек, подпольщиц, партизанок. Листаешь страницы книги и вместе с автором идешь «обожженными километрами чужой боли и памяти». Но боль не чужая, а словно моя. Женщина знает жизнь, женщина оберегает жизнь, женщина и жизнь – синонимы. Однако на самой страшной войне 20 века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала раненных, а и стреляла, бомбила, подрывала мосты. «Не женская эта доля – убивать», — скажет одна из героинь повести. Потому страшно им было, они и не скрывают. «Никому не поверю, если скажет, что страшно не было», — вспоминает , санинструктор стрелковой роты. Когда читала её рассказ о , стало не по себе: «В рукопашной была … Это ужас. Человек таким делается … это не для человека… Бьют, колют штыком в живот, в глаз, душат за горло друг друга. Вой стоит, крик, стон…» Поражает стойкость, мужество наших женщин, сумевших побороть страх, выстоявших в нечеловеческих условиях военной страды. Мы привыкли говорить о героизме, о подвигах. А мне запомнились страницы, где рядовая прачка поведала о своих военных буднях: «Мы одевали солдат, обстирывали, обглаживали – вот какое наше геройство». А разве не геройство? Через всю войну стирала. Бельё привезут. Оно такое заношенное, черное, завшивленное. Халаты белые … в крови, не белые, а красные. Слезами отмываешь и слезами полощешь. И горы, горы этого белья…» Листаю книгу Алексиевич дальше.

16 стр., 7516 слов

Между жизнью и смертью для 11 класса

... смерть на войне; жизнь естественную простых людей и луҹших представителей дворянства жизни мертвых духовно людей света. Толстой выдвигает главный жизненный принцип: Надо жить, надо любить, надо верить. Сочинение ... между жизнью и смертью, и потому, в отлиҹие от своего отца, умиравшего естественной смертью, ради продолжения жизни, ... в сердце любимой женщины — гордой и прекрасной княжны Веры, требующей ...

, в войну рядовая, повар, удивленно и растерянно рассказала автору повести: «Я не стреляла. Кашу солдатам варила, солдатский суп. Разве я воевала? Тягала котлы, баки. Тяжёлые – тяжёлые … Санинструкторы, снайперы, прачки, повара – все они приближали, как могли, День Победы.

Пожалуй, нет в современной военной прозе произведений, которые можно читать спокойно, равнодушно. В романе Ю. Бондарева «Горячий снег» меня поразили не столько героизм и самоотверженность артиллеристов Кузнецова, Давлатяна, Уханова, сколько «суровая окопная, правда». Дивизия Деева зимой 1942 года высаживается в степи, чтобы не пропустить танковую группировку Манштейна, рвавшуюся на помощь окружённой под Сталинградом армии Паулюса. Таков сюжет романа. Четыре часа марша. Без хуторов, без коротких перевалов, «без обещанных кухонь». И вот «в третьем часу ночи дивизия … стала занимать оборону, вгрызаться в мерзлую землю, твердую, как железо». Воинский долг, стойкость наших воинов, умение преодолеть трудности и выполнить приказ – вот что запечатлел Бондарев в «Горячем снеге». Незабываемы страницы, рисующие поле сражения после вражеской танковой атаки. Воронки, подбитые немецкие танки, покореженные орудия. «На каждом метре земли было истерзано точно пронесшимся железным ураганом». Горячим становится снег – горячим от расплавленного металла и крови бойцов. Но танки Манштейна не прошли.

Многие советские писатели были участниками Великой Отечественной войны, видели её из передовых окопов. Бакланов, В. Кондратьев, Б. Васильев, В. Быков и многие другие. Они воевали в звании лейтенантов и потому в своих книгах воспели подвиги молодых , ротных и комбатов, которые первыми поднимались в атаку и поднимали за собой солдат. Поэтому читаю произведения писателей – фронтовиков и верю каждому их слову. Особенно выделяю среди них белорусского писателя В. Быкова. Впервые в его небольших повестях поставлена проблема выбора. Быков ставит своих героев в экстремальные ситуации, когда человеку в себе самом приходится искать и находить силу противостоять жесточайшим обстоятельствам. Я причитала несколько повестей: «Обелиск», «Пойти и не вернуться», «Дожить до рассвета» и «Сотников». Почти во всех этих произведениях люди ставятся пред выбором: умереть и остаться человеком или же попытаться спастись ценой предательства товарищей, дела, общей Победы, которая зависит и от твоей победы.

3 стр., 1143 слов

По литературе. Тема войны в повести Ю. Бондарева «Батальоны просят огня»

... свой долг и не оставив своего поста. В повести Бондарева “Батальоны просят огня” есть герой — интеллигент, филолог по образованию, Кондратьев. ... перешедшего на сторону немцев. Женский образ в повести — санитарка Шура. На войне она проходит свое испытание доброты, любви, ... очень любил, и теперь уже, казалось, жил одной войной”. В повести именно ему принадлежит больше всего внутренних монологов, в ...

В повести «Сотников» всего два главных героя – Рыбак и Сотников. Отправляясь по заданию командира партизанского отряда за продуктами в деревню, они попадают в руки полицаев. Две судьбы, два человека проходят перед нами. Один, Сотников, выдерживает испытание и гибнет, а другой, Рыбак, покупает себе жизнь, становясь предателем. Потрясают последние страницы повести. Их невозможно забыть. Арестованных, среди которых Сотников, ведут на казнь. По одному их начали разводить вдоль виселицы. Рыбак подвел к чурбану под аркой Сотникова. Стоя с накинутой петлей, Сотников и тут остается верен себе, и тут думает о других. Поймав взгляд худенького мальчишки в старой армейской будёновке, он «уловил в нём столько безутешного горя и столько к ним сочувствия, что не удержался и одними глазами улыбнулся мальцу – ничего, браток». Перед концом «так хотелось отпустить все тормоза и заплакать», но Сотников сдержался и, более того, «чтобы упредить неизбежное, здоровой ногой изо всей силы толкнул от себя чурбан». Закрыла книгу и думаю: «Где нашел он душевные силы?» Конечно, в себе. Сохранил человеческое достоинство перед смертью, твердость своих позиций.

Уходят от нас годы войны, но время не сотрёт строки из великой книги – Народной Памяти, неиссякаемого источника современной военной прозы.

Сколько крови у нас пролилось, —

Не сказать ни стихами, ни в прозе.

Сколько выросло новых берёз –

Память горькая в каждой берёзе.

Список использованной литературы:

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/sochinenie/o-devyataeve-k-podvigu-geroya-serdtsem-prikosnemsya/

Июньская память. — М., 1996.

Гранин Вилор. — М., СПб., 1999.

У войны — не женское лицо. — М., 1988.

Бондарев снег. — М., 1980.

Быков . — М., 1988.