Любовь — претрудная школа жизни!» (по роману И. А. Гончарова «Обломов»)

Сочинение на тему любовь претрудная школа жизни обломов

Сюжетную линию романа “Обломов” составляет, наряду с судьбой главного героя, и драма тическая история его любви. Роман Обломова и Ольги начинается, если можно так сказать, с любопытства. Юной девушке, любознательной по природе, был интересен этот увалень, любящий поспать. Штольц указал ей на него, да еще и раскрыл те несомненные достоинства, которые скрыты были глубоко в душе Ильи Ильича. А ведь достоинств этих не так уж мало: “голубиная кротость”, доброта, нежность, милосердие, способность любить, искренность. Если бы не Штольц, Ольга прошла бы мимо Обломова, не заметив, не остановившись. Внешне он не мог бы привлечь к себе внимания хотя бы потому, что никогда и не старался этого сделать. Итак, шаги, предпринятые Ольгой к сближению, были лишь частью эксперимента. Разумеется, она не могла ожидать, что ее ирония, ее игра, ее кокетство обернутся таким образом. Гончаров, правда, отрицает в Ольге склонность к кокетству. Но чем иначе можно объяснить ее откровенное стремление произвести впечатление на Обломова? Надо полагать, не только любопытством. У нее часто проскальзывает свойственное почти всем женщинам желание слегка помучить возлюбленного, чтобы понаблюдать за его реакцией..

Очень быстро игра, флирт, любопытство, желание перевоспитать человека перерастают в истинное чувство. Я, когда читаю “Обломова” или литературную критику о нем, не верю в то, что чувство Ольги было только “предчувствием любви”. Хотя именно так считал сам автор, но весь текст романа как будто говорит об обратном. И почему, собственно, нельзя предположить, что Ольга любила два раза? Кто сказал, что это невозможно? Мне кажется, это просто были две разные ипостаси любви, два проявления. Пускай любовь к Обломову была придумана, пускай она жила не в сердце, а в голове, но слезы были от этого не менее горькими, радость от встреч не менее бурной, а разлука не менее болезненной и жестокой. Это чувство вполне заслуживает того, чтобы называться любовью. Есть в отношениях двух этих людей существенная особенность: Ольга, в отличие от Обломова, никогда не теряет рассудок. В самые прекрасные минуты, которые они переживают вдвоем, Ольга не забывается и остается сильной и трезвой натурой. Ольга абсолютно точно знает, чего хочет. В этом ее существенное отличие от многих влюбленных, которые живут одним днем, дышат своей любовью и не ставят перед собой каких-то целей. У Ольги Ильинской была сверхзадача.

Она мечтала перевоспитать Обломова. Ей удалось вначале даже изменить уклад его жизни. Он вставал рано, гулял с ней, стал с увлечением читать и писать. Неважно, что его кругозор ограничивался той информацией, которую он получал в доме Ольги и ее тетки. Главное состояло в том, что он заинтересовался окружающей действительностью, вышел из спячки. Ольга не учла одного — она борется не с характером человека, а с традициями, которые складывались многие поколения, с многолетним гнетом неподвижности, с въевшейся в кровь апатией. Ей не понять, что для Ильи Ильича и прогулки с ней, и чтение книг, и решимость сделать предложение — уже подвиг. Ольга требовала слишком многого, а это было заведомо невозможно. Так же невозможно голыми руками выдернуть из земли дерево, а ведь человеческие привычки въедаются в жизнь крепче, чем корни в землю. Разрыв Ильи Ильича с Ольгой был предрешен задолго до того, как она приехала к нему на Выборгскую сторону зимой. Еще летом, когда начался их роман, случалось, что безоблачное счастье омрачалось иногда предчувствиями будущей разлуки. А осенью их отношения еще осложнились тем, что они потеряли возможность видеться наедине, стали жить дальше друг от друга. Лень Обломова все чаще диктовала ему свою волю: остаться дома, предаться сну и безделью.

Для него стало проще тосковать по Ольге, чем видеться с ней. К тому же вольготное существование Ильи Ильича и его комфорт поддерживала Агафья Матвеевна. Она, в отличие от Ольги, была женщиной недалекого ума, не умеющей тонко чувствовать. Зато она обладала качествами идеальной хозяйки, а это достоинство гораздо больше ценил Обломов. Штольц считал Пшеницыну “злым ангелом” Обломова. Вслед за Штольцем так начинает думать и читатель. Но нельзя отнять у Пшеницыной одного — се любви к Илье Ильичу. Да, она не умеет выразить это чувство словами, но она умеет жертвовать собой, что ценнее всяких слов. Нельзя упрекать эту женщину в том, что она окончательно сгубила Обломова. Сгубил он себя сам, и судьбу свою выбрал сам. Он все равно никогда не был бы счастлив с Ольгой. Закономерно и то, что Ольга вышла замуж за Штольца. Они — люди, духовно близкие друг другу. У них одни устремления, одни цели. Возможно, что их счастье не так уж безмятежно, как описывает Гончаров. Возможно, их ждут в дальнейшем серьезные испытания. Это уже не так важно. Важно, что судьба расставила все по своим местам. Я считаю, что и Обломов, и Ольга, пройдя через испытание любовью, которому подвергает их автор, получили то, что и заслуживали. Пусть их роман закончился ничем, по он помог нам узнать лучшие, прекрасные черты главного героя. Через его отношения с Ольгой мы узнаем этот сложный характер. Любовь действительно “претрудная школа жизни”. Обломов не умел жить, поэтому не сумел и пройти испытание любовью. Похожие сочинения: Проблема идеала и действительности в романе И. А. Гончарова «Обломов» Моральная проблематика в романе И.А. Гончарова «Обломов» Кто такой Обломов? Обломов и Обломовщина. Что такое обломовшина? Почему обломов лежит на диване? Фольклорные мотивы в романе “Обломов” Вечные образы в романе “Обломов” Идеальная любовь в романе И. А. Гончарова “Обломов” Мифологические модели мира в романе И. А. Гончарова “Обломов” Комическое и трагическое в романе И. А. Гончарова «Обломов»

Испытание любовью (по роману И. А. Гончарова «Обломов»)

Любовь — претрудная школа жизни!

И. Гончаров. Обломов

Роман И. Гончарова «Обломов» — это роман о жизни вообще, со всеми ее сложностями и хитростями, это и про­изведение о судьбе человека, вызывающего не только сим­патию, но и сочувствие, а иногда — и презрение читателя.

Множество испытаний выпало на долю Обломова — главного героя романа. Жизнь и окружение сформировали его характер, не беря в расчет склонности и задатки маль­чика, а после — юноши. С детства он был во власти об­ширного социального явления, которому автор дал назва­ние обломовщины, подразумевая под этим безволие, нере­шительность, бесхарактерность, боязнь нового, нежелание трудиться, зачастую — эгоизм.

3 стр., 1312 слов

Испытание любовью Обломова – романа Гончарова

... романа И. А. Гончарова не может выдержать испытание любовью и возвращается к прежнему образу жизни, выбрав между Ольгой Ильинской и Агафьей Матвеевной Пшеницыной вторую женщину. «Испытание любовью Обломова» сочинение Любовь — претрудная школа жизни! Роман И. Гончарова «Обломов» — это роман о жизни ...

И все же мне кажется, что наиболее полно внутренняя сущность человека раскрывается в момент сильнейших душевных переживаний, которые приносит человеку Лю­бовь. Это прекрасное чувство посетило и Илью Обломова и Ольгу Ильинскую, но вот справились ли они с ним?

Сильное чувство к поэтичной, талантливой девушке словно разбудило Обломова. Он пошел ради Ольги на жертвы, невозможные для него прежде; расстался с любимыми диваном и халатом, начал читать, чтобы беседовать с Ольгой о прочитанном, «на лице ни сна, ни усталости, ни скуки». Тонкая, чувствительная душа Об­ломова тоже пробуждается при мыслях об Ольге, при виде ее. Общение с девушкой, которая разделяет его чувства, возвысило Обломова, кажется, что для него на­чинается новая жизнь: «У него на лице сияла заря со дна души восставшего счастья…»

А какой силой и восторгом наполняет сердце Обломо­ва пение Ольги! Голос любимой возрождает все самое луч­шее в душе Ильи Ильича, его лицо освещается надеждой, он настолько взволнован, что не может уснуть ночью и, выходя на заре из дома, долго-долго бродит по городу…

Ольга, полюбившая Илью Ильича, стремится помочь ему, вдохнуть в него жизнь, побудить к действиям. Ее мысли полны образом любимого, она «жила и чувствовала жизнь с Обломовым».

Однако со временем сильное чувство становится при­вычным для главного героя, и снова обломовщина про­сыпается в его мягком, но ленивом сердце, выпускает когти, намекая, что она была здесь всегда. Обломовская лень душит благие намерения Ильи Ильича и мысли о том, что нужно строить дом, съездить в деревню, разо­брать дела с мужиками… «Разве это жизнь?» — просы­пается вопрос.

Да и «любовь делалась строже, взыскательнее, стала превращаться в какую-то обязанность». Обломов начинает понимать, что рядом с деятельной, энергичной Ольгой недостижимы его идеалы о «голубиной» нежности, которая для героя самоценна, о безмятежном существовании вдво­ем, о материнской, преданной и бескорыстной любви де­вушки. Да, она любит его, но мечтает о деятельной, полез­ной, содержательной жизни, которой так боится сам Обло­мов, что не может преодолеть себя даже во имя прекрасно­го чувства.

И Обломов отказывается от своей любви. Он пишет Ольге письмо, в котором искренне и откровенно, не щадя и не жалея себя, признается в своей неисправимости, расска­зывает о своей слабости, бесхарактерности, отсутствии воли. Он пишет ей, что такой человек, как он, недостоин любви чудесной и нежной девушки. «Я похищаю чужое! Я — вор!» — слышится в каждой строчке письма.

Обломовские воспитание и образ жизни настолько про­питали душу Ильи Ильича, что после написания этого страшного по своей сути письма, которое поставит крест не только на его чувствах, но и на его обновленной жизни, на его будущем, Обломов подумал: «Мне не скучно, не тя­жело!.. Я почти счастлив. Отчего это? Должно быть оттого, что я сбыл груз души в письмо». Материал с сайта //iEssay.ru

Трясина обломовщины вновь засосала его. Он не вы­держал испытания, потерял самоуважение, которое росло у него в глубине души во время встреч с Ольгой, скатился еще ниже. И поэтому жалость и презрение, но уже никак не сочувствие вызывает этот человек во время последней встречи с любимой девушкой — в сцене их прощания. Ольга — решительная и смелая, с развитым чувством соб­ственного достоинства. Ее любовь, возможно, не была аб­солютно бескорыстной, поскольку девушка стремилась из­менить Обломова, «перевоспитать» его, не принимая таким, какой он есть. Поняв, что эти усилия напрасны, Ольга сумела справиться со своими чувствами и навсегда рас­статься с любимым человеком. В ответ на горькие и бес­пощадные слова, сказанные Ольгой при расставании, Обло­мов «улыбнулся как-то жалко, болезненно-стыдливо, как нищий, которого упрекнули его наготой. Он сидел с этой улыбкой бессилия, ослабевший от волнения и обиды; по­тухший взгляд его ясно говорил: «Да, я скуден, жалок, нищ… бейте, бейте меня…»

14 стр., 6756 слов

Мечты обломова (по одноименному роману и. гончарова)

... увы, так и осталась для главного героя миражом. “Мечты Обломова и Штольца” сочинение Основными персонажами романа И. А. Гончарова “Обломов” являются Обломов и Штольц. Сочинение необходимо начать с описания замысла писателя. ... делали слуги, в то время как помещики наслаждались дневным сном и прогулками по саду с чашечкой чая. Так, Обломов вырос в изолированном мире любви, нежности, лени и ...

Обломовщина искалечила душу главного героя, убила его любовь. Это испытание привело в результате к ужас­ным потерям, которые повлекут за собой со временем не только духовную, но и физическую гибель героя.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском ↑↑↑

На этой странице материал по темам:

  • сочинение на тему любовь это испытание
  • испытание любовью обломовсочинение
  • испытание героя любовью обломов
  • любовь-это испытание на примере обломова
  • что искал обломов в своей любимой женщине?

ЛитЛайф

Недзвецкий В. А. Роман И. А. Гончарова «Обломов»: Путеводитель по тексту

Предуведомление читателю

Его требует уже само понятие «путеводитель». Кажется, оно более уместно в связи с незнакомым городом, лесистой или горной местностью, каким-то лабиринтом… Однако и роман «Обломов» его автор однажды сравнил с «большим городом», в котором «зритель поставлен так, что обозревает его весь, и смотрит, где начало, средина, отвечают ли предместья целому, как расположены башни и сады, а не вникает, камень или кирпич служили материалом, гладки ли кровли, фигурны ли окна etc. etc.»[1].

A Л. H. Толстой в письме 1876 года критику Н. Н. Страхову назвал каждое подлинно художественное произведение именно лабиринтом — «лабиринтом сцеплений»[2].

Но, подчеркнул он тут же, сцеплений не мыслей

самих по себе (так как художественное творение — не логический трактат, доклад, статья, научные или нравоучительные), а созданных словом и в слове «образов, действий и положений»[3] и соответствующих им различных высказываний автора (повествователя, рассказчика, хроникера, «издателя») и героев.

Город и лабиринт художественное произведение напоминает и своей структурой, ибо наряду с образами частными имеет основные, определяющие его своеобразие в той же мере, как в городе конфигурация его крупнейших площадей и проспектов, а в лабиринте его ключевой геометрический узел. Это обстоятельство значительно облегчает нам постижение общего смысла художественного произведения — его творческо-поэтической «идеи». Ведь если «бесконечный лабиринт»[4] образных сцеплений изучаемого романа (повести, рассказа, поэмы и т. д.) зафиксировать практически невозможно (для этого потребовалось бы прокомментировать его текст, как он написан самим автором, целиком

15 стр., 7051 слов

Образ и характеристика Обломова в одноименном романе Гончарова

... повлияло на формирование его личности. Краткая характеристика Обломова в романе «Обломов» дается автором еще в начале ... обитателей Обломовки, — незлой и добродушный человек. Но, по словам Добролюбова, «гнусная привычка ... его представляла сложный архив мертвых дел, лиц, эпох, цифр, религий. Это была ... полюбила героя за его «голубиную кротость» и нравственную чистоту. В своих суждениях Обломов ...

, от первого до последнего слова), то «основу этого сцепления»[5] и его главные способы выявить можно и должно.

Здесь-то заинтересованному читателю — учителю-словеснику, старшекласснику, студенту и аспиранту-филологу — и поможет посвященный тому или иному классическому произведению текстуальный путеводитель по нему. В нашем случае его естественно начать с вычленения тех образов романа «Обломов», которые считал важнейшими сам Гончаров, оставивший и прямое указание на этот счет. «У меня, — говорит он в автобиографической статье „Лучше поздно, чем никогда“ (1879), — всегда есть один образ и вместе главный мотив: он-то и ведет меня вперед — и по дороге я нечаянно захватываю, что попадется под руку, то есть что близко относится к нему. Тогда я работаю живо, бодро, рука едва успевает писать, пока опять не упрусь в стену» (8, с. 105–106. Курсив мой. — В.Н.).

мотив и мотивы

, проходящие через весь роман (лейтмотивы), или свойственные его отдельным частям, ситуациям, сценам, лицам и т. д., но призванные их обобщать и объединять с мотивами главными, — вот доминантный образный первоэлемент «Обломова». Первостепенное внимание Гончарова к нему вполне закономерно. Мотив (от лат. moveo —

двигаю

  • это «компонент произведения,

обладающий повышенной значимостью

(семантической насыщенностью).

А. А. Блок писал: „Всякое стихотворение — покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Из-за них существует произведение“. То же самое правомерно сказать о некоторых словах и обозначаемых ими предметах в романах, новеллах, драмах. Они являются мотивами. <�…> Мотив так или иначе локализован в произведениях, но при этом присутствует в формах самых разных. Он может являть собой отдельное слово или словосочетание, повторяемое и варьируемое, или представать как нечто, обозначаемое посредством различных лексических единиц, или выступать в виде заглавия либо эпиграфа, или оставаться лишь угадываемым, ушедшим в подтекст. Прибегнув к иносказанию, скажем, что сферу мотивов составляют звенья произведения, отмеченные внутренним, невидимым курсивом, который подобает ощутить и распознать чуткому читателю…»[6].

Примерами романов, лейтмотив которых четко обозначен уже в их заглавиях, могут служить «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова, «Отцы и дети» И. С. Тургенева, «Преступление и наказание», «Бесы» Ф. М. Достоевского, а также гончаровские «Обыкновенная история», «Обрыв». В отличие от них «Обломов» назван как будто нейтрально — фамилией заглавного героя. Однако в произведениях словесного искусства и антропонимы персонажей отнюдь не произвольны, но непременно намекают на существенные качества их носителей, что полностью распространяется и на фамилию Обломов

— Ошибочно вслед за некоторыми гончарововедами (в частности, В. Мельником, П. Тиргеном) производить ее от существительного «обломок»: ведь тогда и герой романа звался бы не Обломовым, а Обломковым, а это не одно и то же. Скорее всего, ее источником стали два иных, при этом несхожих по смыслу слова — облый в значении

круглый, округлый, кругловатый

[7] и облом (ср. с однокоренными надлом, излом) как то, «что не цело, что обломано»[8].

округлости

3 стр., 1080 слов

Нос часть лица у человека или морды у животных участвующая в ...

... некоторое адаптивное значение, ведь более сильное выступание из плоскости лица костного носа отличает человека от других приматов, выполняя следующие функции: обогревание потока холодного ... и т. д. через нос именуется «назальным употреблением». 5. Использованная литература [Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/referat/na-temu-nos/ Хомутов А. Е. Примечания Данный реферат составлен на основе .

издревле ассоциировалось с представлением о чем-то полном, совершенном и гармоничном, каковыми, например, древнегреческому философу Платону виделись шароподобная мировая сфера и «сферический человек». В литературном творчестве эти ассоциации использовались художниками и нового времени, в частности Львом Толстым при создании в «Войне и мире» образа Платона Каратаева, ставшего «с его „круглыми“ движениями, „круглыми“ головой и фигурой, „круглыми“ глазами и улыбкой, „круглыми“ морщинками» «своего рода персонификацией идеала гармонически развившегося „первобытного“ шара человеческой личности»[9].

Известная округлость присуща и Илье Ильичу Обломову, как он выглядит в его открывающем роман портрете. Это человек «среднего роста, приятной наружности», с господствующим выражением мягкости

«не лица только, а всей души», открытой и откровенной. Мягкостью и «не лишенною своего рода грации ленью» проникнуты его движения. Любящий «простор и приволье», он облачен в мягкий, гибкий и «весьма поместительный» халат, ноги покоит в «мягких и широких» туфлях, давая впоследствии основание своему другу Андрею Штольцу сравнить его с мягким же «комом теста» (с. 7–8, 134).

Вместе с тем в обломовской округлости, как в хлебном тесте, не ставшем благодатным караваем, одновременно ощутимы и некая коренная неполнота, незавершенность, чреватые для гончаровского героя, по всей очевидности, не гармонией, а пагубной односторонностью. В самом деле: Обломову тридцать два или тридцать три года от роду, но у него «слишком изнеженное для мужчины тело», он «обрюзг не по летам», лежание в постели или на диване превратил в свое «нормальное состояние», а настигаемый угрызениями совести, спасается от душевной тревоги не действенным преодолением ее причин, но новым погружением в апатию или дремоту (с. 7–8).

Назвав свой роман противоречиво-двойственной по ее смыслу фамилией главного героя, Гончаров тем самым первым же словом произведения наметил один из его важнейших лейтмотивов. Это мотив значительного разлада

и «внутренней борьбы» (с. 10) как в душе заглавного персонажа, так и между существованием Обломова и тем «прямым <�…> назначением человека», указанным ему его божественной природой (с. 138, 78), которое разделяется автором романа и по меньшей мере предчувствуется самим Ильей Ильичом. На протяжении всего романа Обломов желает покоя от практических забот, обязанностей и треволнений жизни, хотя та, к сожалению героя, все-таки «трогает <�…>, везде достает» его (с. 17).

В первой части произведения это желание Обломова выливается в почти полную самоизоляцию его от окружающего мира, физическую неподвижность и то и дело овладевающий им сон. Однако и здесь «среди ленивого лежанья в ленивых позах» Илье Ильичу, в основе натуры которого пребывало «чистое, светлое и доброе начало, исполненное глубокой симпатии ко всему, что хорошо», и которому «были доступны наслаждения высоких помыслов», все-таки являлось «живое и ясное представление о человеческой судьбе и

назначении

», вызывая горестную для него параллель «между этим назначением и собственной его жизнью» (с. 159, 130–131, 54).

«Ему, — говорит повествователь романа, — грустно и больно стало за свою неразвитость, остановку в росте нравственных сил…» (с. 77).

Обломов, стр. 1

Часть первая

11 стр., 5447 слов

Почему Ольге Ильинской не удалось «воскресить» Обломова? по роману ...

... Ольге и преданной любви к Штольцу во второй части романа не делают героя лучше, как личность, а только постепенно выжимают Обломова из Обломова. Здесь происходит знакомство героя с Ильинской, ... к дверям. – Кто? Люди Ильинские ещё летом сказывали. Цссс!.. – зашипел на него Обломов, подняв палец вверх и ... я? А Ольга?» – Несчастный, что я наделал! – говорил он, переваливаясь на диван лицом к подушке. ...

I

В Гороховой улице, в одном из больших домов, народонаселения которого стало бы на целый уездный город, лежал утром в постели, на своей квартире, Илья Ильич Обломов.

Это был человек лет тридцати двух-трех от роду, среднего роста, приятной наружности, с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой определенной идеи, всякой сосредоточенности в чертах лица. Мысль гуляла вольной птицей по лицу, порхала в глазах, садилась на полуотворенные губы, пряталась в складках лба, потом совсем пропадала, и тогда во всем лице теплился ровный свет беспечности. С лица беспечность переходила в позы всего тела, даже в складки шлафрока.

Иногда взгляд его помрачался выражением будто усталости или скуки; но ни усталость, ни скука не могли ни на минуту согнать с лица мягкость, которая была господствующим и основным выражением, не лица только, а всей души; а душа так открыто и ясно светилась в глазах, в улыбке, в каждом движении головы, руки. И поверхностно наблюдательный, холодный человек, взглянув мимоходом на Обломова, сказал бы: «Добряк должен быть, простота!» Человек поглубже и посимпатичнее, долго вглядываясь в лицо его, отошел бы в приятном раздумье, с улыбкой.

Цвет лица у Ильи Ильича не был ни румяный, ни смуглый, ни положительно бледный, а безразличный или казался таким, может быть, потому, что Обломов как-то обрюзг не по летам: от недостатка ли движения или воздуха, а может быть, того и другого. Вообще же тело его, судя по матовому, чересчур белому цвету шеи, маленьких пухлых рук, мягких плеч, казалось слишком изнеженным для мужчины.

Движения его, когда он был даже встревожен, сдерживались также мягкостью и не лишенною своего рода грации ленью. Если на лицо набегала из души туча заботы, взгляд туманился, на лбу являлись складки, начиналась игра сомнений, печали, испуга; но редко тревога эта застывала в форме определенной идеи, еще реже превращалась в намерение. Вся тревога разрешалась вздохом и замирала в апатии или в дремоте.

Как шел домашний костюм Обломова к покойным чертам лица его и к изнеженному телу! На нем был халат из персидской материи, настоящий восточный халат, без малейшего намека на Европу, без кистей, без бархата, без талии, весьма поместительный, так что и Обломов мог дважды завернуться в него. Рукава, по неизменной азиатской моде, шли от пальцев к плечу все шире и шире. Хотя халат этот и утратил свою первоначальную свежесть и местами заменил свой первобытный, естественный лоск другим, благоприобретенным, но все еще сохранял яркость восточной краски и прочность ткани.

Халат имел в глазах Обломова тьму неоцененных достоинств: он мягок, гибок; тело не чувствует его на себе; он, как послушный раб, покоряется самомалейшему движению тела.

Обломов всегда ходил дома без галстука и без жилета, потому что любил простор и приволье. Туфли на нем были длинные, мягкие и широкие; когда он, не глядя, опускал ноги с постели на пол, то непременно попадал в них сразу.

Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием. Когда он был дома – а он был почти всегда дома, – он все лежал, и все постоянно в одной комнате, где мы его нашли, служившей ему спальней, кабинетом и приемной. У него было еще три комнаты, но он редко туда заглядывал, утром разве, и то не всякий день, когда человек мел кабинет его, чего всякий день не делалось. В трех комнатах мебель закрыта была чехлами, шторы спущены.

5 стр., 2346 слов

Обломов и «лишний человек» что общего –

... Обломов и Онегин одинаково страдают от одиночества в толпе, однако если Евгений не отказывается от светской жизни, то для Обломова единственным выходом становится погружение в себя. Лишний ли человек Обломов? «Лишний человек» в Обломове ... прошлого. 10 классам будет особенно полезно ознакомиться с приведенными рассуждениями перед написанием сочинения на тему «Обломов и «лишние люди»». Тест по ...

Комната, где лежал Илья Ильич, с первого взгляда казалась прекрасно убранною. Там стояло бюро красного дерева, два дивана, обитые шелковою материею, красивые ширмы с вышитыми небывалыми в природе птицами и плодами. Были там шелковые занавесы, ковры, несколько картин, бронза, фарфор и множество красивых мелочей.

Но опытный глаз человека с чистым вкусом одним беглым взглядом на все, что тут было, прочел бы только желание кое-как соблюсти decorum [1] неизбежных приличий, лишь бы отделаться от них. Обломов хлопотал, конечно, только об этом, когда убирал свой кабинет. Утонченный вкус не удовольствовался бы этими тяжелыми, неграциозными стульями красного дерева, шаткими этажерками. Задок у одного дивана оселся вниз, наклеенное дерево местами отстало.

Точно тот же характер носили на себе и картины, и вазы, и мелочи.

Сам хозяин, однако, смотрел на убранство своего кабинета так холодно и рассеянно, как будто спрашивал глазами: «Кто сюда натащил и наставил все это?» От такого холодного воззрения Обломова на свою собственность, а может быть, и еще от более холодного воззрения на тот же предмет слуги его, Захара, вид кабинета, если осмотреть там все повнимательнее, поражал господствующею в нем запущенностью и небрежностью.

По стенам, около картин, лепилась в виде фестонов паутина, напитанная пылью; зеркала, вместо того чтоб отражать предметы, могли бы служить скорее скрижалями, для записывания на них, по пыли, каких-нибудь заметок на память. Ковры были в пятнах. На диване лежало забытое полотенце; на столе редкое утро не стояла не убранная от вчерашнего ужина тарелка с солонкой и с обглоданной косточкой да не валялись хлебные крошки.

Если б не эта тарелка, да не прислоненная к постели только что выкуренная трубка, или не сам хозяин, лежащий на ней, то можно было бы подумать, что тут никто не живет, – так все запылилось, полиняло и вообще лишено было живых следов человеческого присутствия. На этажерках, правда, лежали две-три развернутые книги, валялась газета, на бюро стояла и чернильница с перьями; но страницы, на которых развернуты были книги, покрылись пылью и пожелтели; видно, что их бросили давно; нумер газеты был прошлогодний, а из чернильницы, если обмакнуть в нее перо, вырвалась бы разве только с жужжаньем испуганная муха.

Илья Ильич проснулся, против обыкновения, очень рано, часов в восемь. Он чем-то сильно озабочен. На лице у него попеременно выступал не то страх, не то тоска и досада. Видно было, что его одолевала внутренняя борьба, а ум еще не являлся на помощь.

Дело в том, что Обломов накануне получил из деревни, от своего старосты, письмо неприятного содержания. Известно, о каких неприятностях может писать староста: неурожай, недоимки, уменьшение дохода и т. п. Хотя староста и в прошлом и в третьем году писал к своему барину точно такие же письма, но и это последнее письмо подействовало так же сильно, как всякий неприятный сюрприз.

Легко ли? предстояло думать о средствах к принятию каких-нибудь мер. Впрочем, надо отдать справедливость заботливости Ильи Ильича о своих делах. Он по первому неприятному письму старосты, полученному несколько лет назад, уже стал создавать в уме план разных перемен и улучшений в порядке управления своим имением.

6 стр., 2941 слов

«Илья Ильич Обломов – «коренной народный наш тип»

... течением равнинных рек. Эта природа просто располагает человека к покою. Главный герой романа, Илья Ильич Обломов, - чистосердечен, мягок, у него не потеряно драгоценное нравственное качество – совесть. Уже ... В своём реферате я рассматриваю главный вопрос “ Что же такое обломовщина?” и пытаюсь разобрать все черты Обломовского характера на его взаимоотношениях с Ольгой Ильинской, Агафьи Матвеевной и ...

По этому плану предполагалось ввести разные новые экономические, полицейские и другие меры. Но план был еще далеко не весь обдуман, а неприятные письма старосты ежегодно повторялись, побуждали его к деятельности и, следовательно, нарушали покой. Обломов сознавал необходимость до окончания плана предпринять что-нибудь решительное.

Он, как только проснулся, тотчас же вознамерился встать, умыться и, напившись чаю, подумать хорошенько, кое-что сообразить, записать и вообще заняться этим делом как следует.

С полчаса он все лежал, мучась этим намерением, но потом рассудил, что успеет еще сделать это и после чаю, а чай можно пить, по обыкновению, в постели, тем более что ничто не мешает думать и лежа.

Так и сделал. После чаю он уже приподнялся с своего ложа и чуть было не встал; поглядывая на туфли, он даже начал спускать к ним одну ногу с постели, но тотчас же опять подобрал ее.

Пробило половина десятого, Илья Ильич встрепенулся.

  • Что ж это я в самом деле? – сказал он вслух с досадой, – надо совесть знать: пора за дело! Дай только волю себе, так и…