Антиподы и «двойники» Раскольникова в романе «Преступление и наказание»

Сочинение

воспитывает в себе теорию «разумного эгоизма», которая лежит в основе «арифметических построений» Раскольникова. Будучи приверженцем «экономической правды», этот делец весьма рационально отвергает жертвенность ради общего блага, утверждает беспомощность «единичных щедрот» и считает, что забота о собственном благосостоянии есть забота о «всеобщем преуспеянии». В расчётах Лужина вполне уловимы интонации голоса Раскольникова, который, как и его двойник, не удовлетворяется «единичной» и ничего не решающей в целом помощью. Оба они «разумно» находят жертву для достижения своих целей и при этом теоретически обосновывают свой выбор: никчёмная старуха, как полагает , всё равно умрёт, а падшая Соня, по мнению Лужина, всё равно — рано или поздно — украдёт. Правда идея Лужина не приводит его к топору, Раскольников же легко достраивает концепцию своего двойника: «А доведите до последствий, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать». Лужин очищает «арифметику» Раскольникова от деятельного сострадания и альтруистической направленности.

Антипод Раскольникова, Порфирий Петрович, Свидригайлов, Первая «тройка»

Вторая «тройка» — Лебезятников, Раскольников, Порфирий. Они рассматривают социальные проблемы. Если Лебезятников отрицает нравственные и государственные нормы, то Порфирий утверждает защиту государства и морали. А Раскольников, как всегда, «раскалывается»: он утверждает право на протест человека необыкновенного и повиновение «твари дрожащей»

Свидригайлов — Раскольников — Соня рассматривают общечеловеческие проблемы. Если Свидригайлов исповедует бездеятельность, индивидуализм, культ сильной личности, то Соня — глубокую веру, христианское смирение, человеколюбие. Раскольников, как всегда, находится где-то посередине: с одной стороны? он проповедует индивидуализм и бунт, а с другой, — ищет веры, не зря просит прочесть Соню строки из Евангелия.

Герои-антагонисты вступают в диалог посредством сознания Раскольникова. Через сознание главного героя герои могут смотреть друг в друга: Соня и Свидригайлов, каждый отдельно, излагает свою точку зрения Раскольникову, благодаря чему читатель видит их полярность. Сознание центрального героя становится своего рода проводником мыслей от одного нравственного полюса к другому. Каждой паре двойников и антиподов в романе соответствует круг проблем. Например, в ряду Лужин-Размуихин ставятся вопросы, связанные с деятельностью человека для человека. «Я для себя» — утверждает Лужин. «Я для других» — убеждает Разумихин. Этот спор является отражением раскола главного героя на личностном уровне — между эгоизмом и альтруизмом. Следующий ряд Лебезятников-Порфирий Петрович. Здесь пристально рассматривает социальные проблемы: отрицанию определённых социальных и нравственных устоев противопоставляется их защита. В мире Раскольникова это противостояние проявляется в метаниях героя между бунтом против существующего порядка и смирением перед ним.

2 стр., 566 слов

Характеристика Раскольникова и Сони

... героя, но мы видим, что Раскольников готов переродиться и стать новым человеком, благодаря скромной и сострадательной девушке Соне Мармеладовой. Данная статья поможет написать сочинение «Сравнительная характеристика Сони и Раскольникова», понять основные мотивы их взаимодействие ...

Проблему третьего ряда Свидригайлов — Соня — философские, общечеловеческие. «Необыкновенные» люди не являются достоянием определённой эпохи, они рождаются на протяжении всего развития человечества. Кодекс вседозволенности актуален во все века. Спор веры и безверия, начатый с незапамятных времён, продолжается и поныне. Такое вертикальное построение делает неизмеримой линию духовного раскола главного героя: Раскольников вступает в спор с самим собой, государством и человечеством — вот откуда мощный размах его конфликта с миром.

В мире Раскольникова всё доводится до крайнего своего выражения: безобидный протест Лебезятникова перерождается в страшный анархический бунт, единичное добро Разумихина достигает всечеловеческих масштабов, мелкая «арифметика» Лужина вырастает в теорию, толкающую к топору. В Раскольникове всего «слишком»: от последней степени нищеты до чудовищной силы самодовлеющей идеи.