Двенадцать (поэма)

Реферат

1. История создания

Поэма была написана Блоком в январе 1918 года, почти через год после Февральской революции, и всего через два месяца после большевистского Октябрьского переворота.

«…в белом венчике из роз, впереди Иисус Христос…»

( 29 января 1918, А.А.Блок, записные книжки) .

Необходимо очень хорошо представлять себе, в какой обстановке создавалась это произведение, совершенно необыкновенное и для Блока, и для всей русской поэзии. Всего два месяца после Октябрьской революции, меньше года — после всеобщей эйфории демократической Февральской революции… Резкий душевный подъём и вместе с тем — усталость после двух лет, проведённых на фронте, пронизывающий зимний холод и начинающаяся разруха, расправы и разбой на улицах столицы и — тревога перед наступающими на Петроград немецкими войсками.

(Самуил Алянский, «Воспоминания о Блоке») .

3 марта по новому стилю поэма «Двенадцать» была опубликована, что показательно, в газете эсеров «Знамя труда», а в мае — впервые вышла отдельной книгой. Вот что писал о тонком внутреннем настрое Блока художник Юрий Анненков, первый иллюстратор поэмы «Двенадцать», весьма тесно общавшийся с поэтом именно в этот год.

«…В 1917-18 годах Блок, несомненно, был захвачен стихийной стороной революции. „Мировой пожар“ казался ему целью, а не этапом . Мировой пожар не был для Блока даже символом разрушения: это был „мировой оркестр народной души“. Уличные самосуды представлялись ему более оправданными, чем судебное разбирательство. „Ураган, неизменный спутник переворотов“. И снова, и всегда — Музыка . „Музыка“ с большой буквы. „Те, кто исполнен музыкой, услышат вздох всеобщей души, если не сегодня, то завтра“ ,- говорил Блок ещё в 1909 году. В 1917 году Блоку почудилось, что он её услышал. В 1918-ом, повторив, что „дух есть музыка“, Блок говорил, что „революция есть музыка, которую имеющий уши должен услышать“, и заверял интеллигенцию: „Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте революцию“. Эта фраза была ровесницей поэмы „Двенадцать“.[3]

( Ю.П.Анненков, «Воспоминания о Блоке») .

Совершенно в унисон с воспоминаниями Анненкова, написанными в эмиграции спустя почти полвека, в Америке — звучат и слова Блока — о самом себе и о своей поэме „Двенадцать“.

1 стр., 429 слов

Музыка революции в поэме «Двенадцать» (А. Блок)

... революции» об общечеловеческих ценностях, которые так легко в этой борьбе растерять. В своей поэме А. Блоку удалось передать «музыку», которая звучала вокруг него и в ... метель истории, в которой пока сложно рассмотреть будущее. Несмотря на одержимость двенадцати революцией, Блок с опасением ... свобода, эх, эх, без креста!» или «Пальнем-ка пулей в Святую Русь». Событие приобретает и символический ...

»…В январе 1918-го года я в последний раз отдался стихии не менее слепо, чем в январе девятьсот седьмого или в марте девятьсот четырнадцатого. Оттого я и не отрекаюсь от написанного тогда, что оно было писано в согласии со стихией (с тем звуком органическим, которого он был выразителем всю жизнь), например, во время и после окончания «Двенадцати» я несколько дней ощущал физически, слухом, большой шум вокруг — шум слитный (вероятно шум от крушения старого мира).

Поэтому те, кто видит в Двенадцати политические стихи, или очень слепы к искусству, или сидят по уши в политической грязи, или одержимы большой злобой,— будь они враги или друзья моей поэмы. [3]

( Александр Блок, «Поздние статьи») .

«Оттого я и не отрекаюсь от написанного тогда, что оно было написано в согласии со стихией…»

«Утро о России»

Показательно, что Ахматова также отказалась участвовать в другом литературном вечере, когда узнала, что в той же программе Любовь Дмитриевна будет декламировать «Двенадцать»… Все эти события глубоко ранят Блока, он ясно видит, что оказался не понятым и в изоляции, а враждебное кольцо вокруг него сужается. Его краткие записи об этом делаются, как всегда — в точном и сухом телеграфном стиле. Он как бы регистрирует происходящее вокруг себя и своей поэмы:

«Вечер „Арзамаса“ в Тенишевском училище. Люба читает „Двенадцать“. От участия в вечере — отказались — Пяст, Ахматова и Сологуб». [6]

( 13 мая 1918, А.А.Блок, записные книжки) .

Однако одновременно поэма «Двенадцать» не получила однозначного одобрения и со стороны новых властей, которые первое время вызывали горячее сочувствие самого Блока.

( 10 марта 1918, А.А.Блок, записные книжки) .

Но даже с чисто творческой точки зрения это яркое и в целом недопонятое произведение стоит особняком в русской литературе Серебряного века. Ключ к реальному пониманию поэмы можно найти в творчестве известного шансонье и поэта М. Н. Савоярова, концерты которого Блок посещал десятки раз в 1915—1920 годах и творчество высоко ценил.[8] По всей вероятности, Блок испытал довольно сильное влияние эксцентрического стиля артиста и даже поэта М. Н. Савоярова, которое более всего сказалось в его послереволюционном творчестве. Так, по мнению академика Шкловского, поэму «Двенадцать» все дружно осудили и мало кто понял именно потому, что Блока слишком привыкли принимать всерьёз и только всерьёз . В «Двенадцати», этом портрете революционного Петрограда, который Шкловский сравнивал с «Медным всадником» Пушкина, зазвучали совершенно новые мотивы. Одним из первых это почувствовал тот же Шкловский:

«Двенадцать» — ироническая вещь. Она написана даже не частушечным стилем, она сделана «блатным» стилем. Стилем уличного куплета вроде савояровских. [9]

«рваном жанре»

«пониженным»

«…Люба, наконец, увидала Савоярова, который сейчас гастролирует в «миниатюре» рядом с нами. — Зачем измерять унциями дарования александринцев, играющих всегда после обеда и перед ужином, когда есть действительное искусство в «миниатюрах»… Ещё один кол в горло буржуям, которые не имеют представления, что под боком. [12]

5 стр., 2081 слов

Музыка революции в поэме А. А. Блока «Двенадцать

... Тема революции в поэме Блока «Двенадцать» носит двойственный характер. С одной стороны, автор принимает народную стихию и своим поэтическим чутьем как бы прислушивается к музыке ... но это тоже часть революции. Другие сочинения: ← Тема революции в поэме Двенадцать↑ БлокОбраз Руси в поэзии Блока → Герои Но ... самых трагических страниц. Она расколола нацию на два непримиримых лагеря, один из которых ...

( 20 марта 1918, А.А.Блок, записные книжки) .

Сам Блок «Двенадцать» почти никогда не читал, и читать не умел. Как правило, с чтением поэмы выступала его жена. Впрочем, если верить почти единодушным отзывам слушавших «Двенадцать» в исполнении Любовь Дмитриевны, читала она плохо, то и дело преувеличивая и впадая в дурную театральщину. Крупная, казавшаяся даже громоздкой женщина с массивными руками, обнажёнными почти до самых плеч, резко выкрикивая и жестикулируя, металась по эстраде, то садясь, то снова вскакивая. Некоторым наблюдавшим казалось, что и Блоку слушать Любовь Дмитриевну было досадно и неприятно. Навряд ли это на самом деле было так, поскольку Блок постоянно советовал и даже показывал ей, как именно следовало бы читать поэму. Для этого он и водил Любовь Дмитриевну на концерты грубоватого куплетиста Савоярова. Судя по всему, Блок полагал, что читать «Двенадцать» нужно именно в той жёсткой эксцентричной манере, – как это делал Савояров, выступая в амплуа питерского уголовника или босяка. Однако сам Блок так читать не умел и не научился. Для этого ему пришлось бы самому стать, как он выразился, «эстрадным поэтом-куплетистом» .[13]

Читая «Двенадцать» и некоторые одновременно написанные с ними газетные статьи Блока, даже его близкие и искренне сочувствующие ему старые друзья одновременно испытывали порой и удивление, и испуг, и даже полное неприятие неожиданной и полностью выдающейся из своего круга новой позиции поэта. Не раз Блок слышал от них и предостережения — и осуждение своему «левому повороту».

«Читаю с трепетом Тебя. „Скифы“ (стихи) — огромны и эпохальны, как Куликово поле»… По-моему, Ты слишком неосторожно берёшь иные ноты. Помни — Тебе не «простят» «никогда»… Кое-чему из Твоих фельетонов в «Знамени труда» и не сочувствую: но поражаюсь отвагой и мужеством Твоим… Будь мудр: соединяй с отвагой и осторожность».

( Андрей Белый, из письма Блоку от 17 марта 1918 г.)

« Я не прощу, Душа твоя невинна. Я не прощу ей — никогда ».

«Писать стихи забывший Блок…»

«Все звуки прекратились… Разве вы не слышите, что никаких звуков нет?»

Шум и грохот «мировой истории», с которого начиналась поэма «Двенадцать», постепенно затихнул, уступив место тишине, давящей тишине, а потом и мёртвой. В феврале 1919 года Блок был арестован петроградской Чрезвычайной Комиссией. Его подозревали в участии в антисоветском заговоре. Через день, после двух долгих допросов Блока всё же освободили, так как за него вступился Луначарский. [14] Однако даже эти полтора дня тюрьмы надломили его. В 1920 году Блок записал в дневнике: «…под игом насилия человеческая совесть умолкает; тогда человек замыкается в старом; чем наглей насилие, тем прочнее замыкается человек в старом. Так случилось с Европой под игом войны, с Россией — ныне».

15 стр., 7064 слов

Образ иисуса христа в поэме а. блока «двенадцать»

... нравственные ценности христианской морали. Смысл образа Христа в поэме А. Блока «Двенадцать» Поэма о революции была написана Блоком через 2 месяца после того, как в Петрограде произошло революционное восстание. Поэт ... от народа интеллигенции, рафинированной, “чистой”, в значительной степени элитарной культуре, деятелем и творцом которой он был сам. Александр Блок прошел огромный путь от камерного ...

«Поэма „Двенадцать“, однако, успела пробить брешь в широкую толпу, ту толпу, которая никогда раньше Блока не читала. Поэму „Двенадцать“ эта толпа опознала по слуху, как родственную ей по своей словесной конструкции, словесной фонетике, которую вряд ли можно было тогда назвать „книжной“ и которая скорее приближалась к частушечной форме. Несмотря на наступившее творческое молчание поэта, его популярность, благодаря „уличной“ фонетике „Двенадцати“, росла со дня на день». [15]

( Ю.П.Анненков, «Воспоминания о Блоке») .

И как бы в ответ Анненкову звучит голос той самой толпы и голос самого Блока из воспоминаний Корнелия Зелинского, позднее — известного литературного критика, но тогда — только двадцатилетнего юнца, вполне одержимого левыми идеями:


2. Сюжет

Первая глава представляет собой экспозицию — заснеженные улицы революционного Петрограда зимой 1917—1918. Описаны несколько прохожих — священник, богатая женщина в каракуле, старухи. По улицам идёт патрульный отряд революционеров из двенадцати человек. Патрульные обсуждают своего бывшего товарища Ваньку, бросившего революцию ради кабаков и сошедшегося с бывшей проституткой Катькой, а также поют песню о службе в Красной гвардии. Неожиданно отряд сталкивается с повозкой, на которой едут Ванька с Катькой. Красногвардейцы нападают на сани; извозчику удаётся выехать из-под огня, но Катька погибает от выстрела одного из двенадцати. Убивший её боец Петруха печалится, но товарищи осуждают его за это. Патруль идёт дальше, держа шаг. За ними увязывается шелудивый пёс, но его отгоняют штыками. Затем бойцы видят впереди неясную фигуру и пытаются стрелять по ней, но безрезультатно — впереди них идёт Иисус Христос.

«Двенадцать» — какие бы они ни были — это лучшее, что я написал. Потому что я тогда жил современностью. Это продолжалось до весны 1918 года. А когда началась Красная Армия и социалистическое строительство (он как будто поставил в кавычки эти последние слова), я больше не мог. И с тех пор не пишу».[15]

( Георгий Петрович Блок, «Воспоминания о Блоке») .


3. Символика

Поэма заканчивается именем Иисуса Христа, который идёт впереди двенадцати красноармейцев (их количество совпадает с числом апостолов).

Корней Чуковский писал в статье «Александр Блок как человек и поэт»:

Гумилёв сказал, что конец поэмы «Двенадцать» (то место, где является Христос) кажется ему искусственно приклеенным, что внезапное появление Христа есть чисто литературный эффект. Блок слушал, как всегда, не меняя лица, но по окончании лекции сказал задумчиво и осторожно, словно к чему-то прислушиваясь: — Мне тоже не нравится конец «Двенадцати». Я хотел бы, чтобы этот конец был иной. Когда я кончил, я сам удивился: почему Христос? Но чем больше я вглядывался, тем яснее я видел Христа. И тогда же я записал у себя: к сожалению, Христос.

Неудивительно, что именно Блоку, всегда пронзительно чувствовавшему Петербург как чужой и враждебный человеку город, удалось создать потрясающую картину послереволюционной, вставшей на дыбы столицы. Петроград в «Двенадцати» показан в серии импрессионистских картин-зарисовок: хлёсткий ветер раскачивает огромные политические плакаты, снег, гололедица, стрельба и грабежи на улицах. Несмотря на мистический образ Христа, всё это выглядело весьма натуралистично, а местами даже подчёркнуто грубо и вульгарно. Потому произведение Блока подняли на щит и сторонники, и противники нового режима. Некоторые видели в «Двенадцати» карикатуру на разбойников-большевиков. Других шокировало, что у Блока красногвардейцев-уголовников по Петрограду ведёт сам Христос. Один писатель в письме своему приятелю недоумевал: «А вот и я, и многие миллионы людей сейчас видят что-то совсем другое, совсем не то, чему учил Христос. Так с какой же стати ему вести эту банду? Увидишь Блока – спроси его об этом». [16]

2 стр., 542 слов

«Роль литературы в жизни человека» (Блок «Год литературы»)

... Александра Николаевича Островского, многих других авторов. Перечень этот может быть очень длинным. И эта великая роль литературы в формировании нравственных качеств человека ... с его героями, переживает события, взятые автором для художественного осмысления. И читатель шаг за шагом следует вместе ... поэзия Есенина, я нахожу в ней то, чего мне, порой, не хватает в жизни: раздолья, светлой печали, весёлой ...

( Виктор Шкловский, Гамбургский счёт: Статьи, воспоминания, эссе (1914—1933) [17] .


Примечания

  1. Александр Блок Собрание сочинений в шести томах. — Л. : Художественная литература., 1982. — Т. 5. — С. 238. — 407 с.
  2. составитель Орлов Вл. «Александр Блок в воспоминаниях современников». — М .: «Художественная литература», 1980. — С. 210. — 368 с. — 5000 экз .
  3. 1 2 составители П.Фокин, С.Полякова «Блок без глянца». — СПб. : «Амфора», 2008. — С. 357-358. — 432 с. — 5000 экз .
  4. Клинг О.А. Александр Блок. Поэма Двенадцать. — М .: Издательство Московского университета, 2000. — С. 104. — 112 с. — 5000 экз . — ISBN 5-227-01463-9
  5. Волков С. История культуры Санкт-Петербурга.. — второе. — М .: «Эксмо», 2008. — С. 223. — 572 с. — 3000 экз .
  6. Александр Блок Собрание сочинений в шести томах. — Л. : Художественная литература., 1982. — Т. 5. — С. 248. — 407 с.
  7. Александр Блок Собрание сочинений в шести томах. — Л. : Художественная литература., 1982. — Т. 5. — С. 245. — 407 с.
  8. под ред. Уваровой Энциклопедия Эстрада России. XX век. Лексикон. — М .: РОСПЭН, 2000. — 10000 экз .
  9. Шкловский В. Б. Письменный стол // Шкловский В. Б. Гамбургский счёт: Статьи — воспоминания — эссе (1914—1933).

    М.: Советский писатель, 1990. С. 175. — books.google.com/books?id=25G3wpbwZaoC&pg=PA175&lpg=PA175&sig=z3dIVF1maN2sHQdUIUnfxVbts1I&hl=ru&ei=juHpSe3iFtTisAaYrrGTBw

  10. Волков С. История культуры Санкт-Петербурга.. — второе. — М .: «Эксмо», 2008. — С. 305-306. — 572 с. — 3000 экз . — ISBN 978-5-699-21606-2
  11. Александр Блок Собрание сочинений в шести томах. — Л. : Художественная литература., 1982. — Т. 5. — С. 396. — 407 с.
  12. Александр Блок Собрание сочинений в шести томах. — Л. : Художественная литература., 1982. — Т. 5. — С. 247. — 407 с.
  13. Орлов В.Н. Жизнь Блока. — М .: «Центрполиграф», 2001. — С. 544. — 618 с. — 7000 экз . — ISBN 5-227-01463-9
  14. Волков С. История культуры Санкт-Петербурга.. — второе. — М .: «Эксмо», 2008. — С. 234. — 572 с. — 3000 экз . — ISBN 978-5-699-21606-2
  15. 1 2 составители П.Фокин, С.Полякова «Блок без глянца». — СПб. : «Амфора», 2008. — С. 362, 360. — 432 с. — 5000 экз .
  16. Волков С. История культуры Санкт-Петербурга.. — второе. — М .: «Эксмо», 2008. — С. 222. — 572 с. — 3000 экз . — ISBN 978-5-699-21606-2
  17. Виктор Шкловский Письменный стол // Шкловский В.Б. Гамбургский счёт: Статьи — воспоминания — эссе (1914—1933).

    11 стр., 5405 слов

    Реферат своеобразие языка художественной литературы

    ... «сделанное», как явление, будто бы противоречащее естественному ходу развития языка. Иронически оценивал проблему литературного языка Бодуэн де Куртенэ . Не представлялась она существенной и ... методов его анализа? Во-первых, это письменная закрепленность. Во-вторых, наддиалектный характер литературного языка является одним из критериев. В-третьих, это обработанность. Следование норме несомненно ...

    М.:Советский писатель, 1990, стр.213. — books.google.com/books?id=25G3wpbwZaoC&pg=PA175&lpg=PA175&sig=z3dIVF1maN2sHQdUIUnfxVbts1I&hl=ru&ei=juHpSe3iFtTisAaYrrGTBw#PPA213,M1

Данный реферат составлен на основе .