Основы филологии (2)

Реферат

Пользуясь словами живого языка, каждый член сообщества приобщается всему, что когда-либо было сказано в орбите его социальной группы, как бы играючи заучивает опыт, удержанный в речи других людей. Вбирая в себя напоминания обо всем, что когда-либо оседало или кристаллизовалось в памяти сообщества, он становится носителем памяти своей нации или своего племени. Так, слепой певец как некая мембрана способен оживить своим словом века греческой истории; или человек, давно потерявший работу, еще сегодня может дрожащим от волнения голосом рассказать нам сказку о дворце или ферме своей мечты, потрясающую гомеровскую историю о том, чего не было, не могло быть. Или юный студент, своими песнями вселяющий мужество, действительно нужное его сообществу для решения больших грядущих задач. Слова и ритм его песен утверждают и каким-то образом предсказывают его жизнь, в которой им суждено пройти проверку на подлинность.

Рассмотрим теперь структуру любого языка. Не чудо ли великое, что язык дает возможность женщине цитировать слова мужчин, а ребенку воспринять мысли дряхлого старца? Величие эпоса или волшебной сказки, народных песен или сказаний заключается в том, что они воспринимаются каждым. Коль скоро родной язык получил распространение в некотором сообществе, каждый приобретает способность и компетентность во всем, что пел или думал на этом языке другой человек, и извлекает из всего этого собственную энергию. Мой родной язык не есть поэтому язык одной моей матери (the mother’s tongue), это — язык моей родины-матери (the mother tongue): разница огромная, в иных случаях мучительная. Физически мы — дети своей матери. Духовно, однако, наш национальный язык и есть наш родной язык. Это — матрица, где вместо «родной язык» мы могли бы сказать «речевое сознание родины» (the mother mind), реформаторами (the reminders) которого мы являемся. Мы воспринимаем, воспроизводим, воссоединяем все, что когда бы то ни было вызывалось к существованию этим матричным сознанием. Конечно, такое развивающее традиции воспоминание на деле мы зачастую реализуем вполне по-дурацки; живая память может выродиться в механическое цитатничество и начетничество, однако родной язык всегда оставляет возможность возобновить, возродить прерванный живой процесс, который делает нас законными наследниками речевого родника сознания своей родины. Мы можем выучить мир вещей «наизусть» (by heart).

Если мы научились говорить наизусть, от сердца, владения данного языка перестают быть для нас только внешним фактом. Внутри любого языка непрерывно совершаются миллионы событий, осуществляя метаболизм и ретрансляцию всех, когда-либо произнесенных слов, поскольку врожденное право каждого человека — памятью сердца (by heart) быть причастным к великому дару объединяющей нас речи.

3 стр., 1098 слов

Проблема любви к родному народу, родине (по Астафьеву)

... Сочинение В данном тексте выдающийся советский писатель Виктор Петрович Астафьев поднимает проблему любви к родному народу, родине. Раскрывая проблему, автор рассказывает о Сергее Александровиче Есенине, о его безудержной любви к родине, к ... больно люблю...». Так автор хочет сказать, что любовь к народу выражается в привязанности человека к родным местам, где ты родился, где живут родители, ...

Мы говорим о даре, который дан каждому индивиду, а не просто о сокровищнице языка. От слова «сокровище» за версту несет залежалым товаром, гниющим на складе. Образование или цивилизацию слишком часто понимают как сокровища, упрятанные в библиотеку и в музеи. Между тем то, что выпадает на нашу долю — дар удачный, а равно и неудачный — это расчищать себе путь сквозь язык, впуская его в себя, а затем снова отдавая его вовне. «Язык — средство общения»: это — одно из самых тривиальных определений речи, но оно передает все же загадочнейшее свойство языка, как правило, не осознаваемое теми, кто пользуется этим определением. В нем ведь не утверждается, что человек понимает другого, когда тот говорит; утверждается только, что один человек понимает то, что говорит другой человек.

Так как мне может быть не под силу сказать, благодаря чему я мог бы быть понят (а кому это под силу?), первое, что мы узнаем о любом высказывании, — это то, что язык понимают или разделяют как минимум два собеседника: А в такой же мере, как и В. Когда я вижу двух человек, беседующих друг с другом на улице, я вполне могу усомниться в том, что они и впрямь хотят понять друг друга. Было бы легкомысленно приписывать им намерение, которого у них не было и в помине. Они просто хотят поговорить друг с другом, ни больше, ни меньше. Лишь в редкие моменты мы пользуемся языком для того, чтобы узнать и признать друг друга в духе и по истине, и раскрыться, не ставя никаких условий.

Всякий разумный человек знает, что мы понимаем друг друга изнутри только в том случае, если любовь или ненависть, солидарность или вражда откроют нам глаза на нашего vis-a-vis. Проникая таким образом друг в друга, мы всякий раз переживаем возвышенный миг рождения нового языка и образования новых человеческих слов. Когда же эти подлинные силы любви или враждебности не посещают мою душу, я пользуюсь языком иначе, как получится, и именно в эти периоды расслабленности и бездумности язык и речь для меня безгранично ценны. Теперь они, правда, не раскрывают меня, поскольку я бездельничаю, но они раскрывают моему собеседнику тот общий для нас фон восприятий, ассоциаций, оценок, который вообще делает возможной нашу беседу. Разговор, там, где он на самом деле возможен, порождает согласие и приятие, потому что самими согласием и приятием уже порожден, а потому и возможен. Такой дружеский разговор соединяет меня с другим, не моею духовной основой, а, так сказать, общими корнями. По этой причине уметь разговаривать друг с другом — это не так уж мало, хотя для самих собеседников это может быть всего лишь ничего не значащий разговор о погоде. Мы не в состоянии все время быть личностями, то есть мы не можем непрерывно любить или ненавидеть.

Но тогда в каком смысле и в какой мере мы все-таки живем в эти долгие промежуточные периоды? Мы живем тогда волевым напором традиций прошлого, которое воспроизводим в качестве предличностного и общего для нас наследия всякий раз, когда пользуемся в разговоре готовыми фразами родного языка. Конечно, открывая рот, чтобы что-то сказать, мы уже как-то открываем свою душу. Но ведь разговаривать вовсе не означает все время «открывать душу». Мы говорим друг другу «Это прелесть, не правда ли?», или «Отлично!», или «Превосходно!», или еще что-то в том же роде и остаемся все же рупорами истины, так как предоставлям доброму старому родному языку говорить через нас. Сердцам, говорившим до нас, дозволено говорить через нас — вместо нашего собственного сердца.

7 стр., 3012 слов

Заключение о дружбе человека и собаки. -рассуждение собака друг ...

... чистота располагает к себе животных. Неудивительно, что дети в школе пишут сочинение «Собака - лучший друг человека». Ведь о можно привести множество примеров такой дружбы, как общеизвестных, так ... также истории, произошедшие по соседству в родном городе. Заведи собаку - измени себя и свою жизнь Собака всегда будет находиться рядом с человеком, готова прийти к нему на ...

Мы не так часто поем новые песни, зато мы любим вспоминать и повторять старые. Говорить — значит или создавать, или цитировать, и в той мере, в какой мы сохраняем существующий язык, каждый из нас достоин уважения в качестве гигантской трансляционной сети, через которую передаются все выражения общей воли. Подобно шелесту листьев вяза, язык обладает отзвуками, шепотом, невнятным бормотанием. Все эти голоса и звуки артикулируют скрытую волю общности. Почему все мыслители ищут систему? Потому что они верят, что если один человек сможет-таки стать голосом всего языка, тогда у нас будет самая верная система, содержащая, с одной стороны бесконечное разнообразие, а с другой — бесконечное единодушие. Говорить — значит верить в единодушие. Это можно продемонстрировать на примере того удивительного факта, что всякий язык притворяется завершенным. Содержит ли он восемьсот слов или восемьдесят тысяч — говорящие на нем в любом случае наивно полагают, что они могут выразить на этом зыке все, что угодно.

11. Методология современной филологии, Методология

В методологии современной филологии проявляется еще одно основание единства составляющих ее наук. К тезису о том, что современная филология представляет собой совокупность наук и научных дисциплин, имеющих своими объектами естественный язык, текст и homo loquens (глава 1), имеющую междисциплинарное (= общефилологическое) ядро знания (глава 2), прибавляется положение о филологии как особом способе исследования своих объектов (глава 6).

Таким образом, единство современной филологии создается общими для филологических наук объектами, общефилологическим ядром знания и принципами исследования этих объектов, присущими и лингвистике, и литературоведению, и фольклористике, а также филологическим дисциплинам. Основания и способы действования с объектами рассмотрим раздельно.

Исследовательская установка (основание действования с объектами) в современной филологии предполагает, что существует филологический (= собственно филологический) подход к исследованию объектов филологии. В главах 3—5 были показаны общий для филологических наук взгляд на язык, текст и homo loquens и взгляды, свойственные отдельным филологическим наукам — лингвистике и литературоведению. Это иллюстрация положения о том, что одни и те же объекты, изучением которых занимаются филологические науки, могут быть рассмотрены на основе разных подходов: филологического и отдельно — лингвистического и литературоведческого.

Филологический подход предполагает обращение в процессе исследования объекта и к языковой, и к литературной его стороне, и как к тексту, и к многообразным проявлениям homo loquens как говорящего, пишущего, автора, читателя, интерпретатора и пр., что делается, как правило, в контексте времени и пространства.

14 стр., 6819 слов

Основы филологии

... есть понимание всей стоящей за текстом жизни своей эпохи. Поэтому филология есть связь всех связей. ... предмет исследования определяется избранным методом, и потому у филологического исследования есть ... в этом случае будет «находиться только кусок дерева, а ... филология лежит в основе не только науки, но и всей человеческой культуры. Знание и творчество ... до н.э. в греческом языке появился глагол фЛоХоуесо ...

Так, при изучении творчества В.М. Шукшина филологический подход реализуется во внимании исследователей к трем граням литературно-художественного творчества писателя: языковой, поэтической, смысловой. Язык его прозы питается различными источниками: устно-разговорной стихией, книжными сферами (в том числе деловой, публицистической, научной), письменной и песенной речью, языком фольклора и др. Оценка этого факта с точки зрения литературоведения позволяет «вытащить» из буквы как графического знака естественный голос человека. Речь человека, в том числе у нашего автора, не сводима только к устно-разговорной стихии (как иногда писали о рассказах Шукшина критики).

Из диалогов повседневной жизни, из слов обыденного языка, соседствующих со словами других речевых стихий, выстраивается иной мир — мир сложных образов. В этом мире читатель может усмотреть сложные духовные поиски современного Шукшину человека.

Филологический подход напрямую нацелен на раскрытие главного предназначения филологии в жизни человека и общества. Предназначение это, по мысли С.С. Аверинцева, состоит в том, что филология — это служба понимания. «Как служба понимания филология помогает выполнению одной из главных человеческих задач — понять другого человека (и другую культуру, и другую эпоху)»1. В самом деле, исследование литературно- художественного творчества В.М. Шукшина только лингвистически может дать перечень языковых форм: слов, предложений, абзацев и других речевых структур в их отношениях друг к другу, только литературоведчески — может предложить перечень художественных структур, образов, представлений, тоже в их отношениях друг к другу Достаточно ли этих сведений для понимания творчества писателя? Скорее всего, нет. Сопряжение данных лингвистики и литературоведения позволяет читателю (исследователю) усмотреть языковые и поэтические структуры художественного текста в их взаимных отношениях, обнаружить в тексте новую, ранее не могущую быть обнаруженной реальность — художественную. На этой основе и усматриваются в тексте художественные смыслы.

Филологический подход предполагает учет связей между языком, текстом и homo loquens как объектами филологии даже при рассмотрении одного из них (в целом или в каких-то отдельных проявлениях).

Тем самым предмет изучения рассматривается не в изолированном виде, а в его взаимодействиях с другими.

Способы действования с объектами — это методы филологии. Способ действования включают в себя процедуры выделения объекта и предмета исследования, способы конструирования гипотезы и получения результата.

Понятие метода значимо для получения как нового результата в процессе практической деятельности, так и нового знания в теоретической деятельности. В первом случае речь идет, например, о методах слушания, чтения, говорения, интерпретации, речевого воздействия, филологического обеспечения виртуальной коммуникации и т.д., т.е. о методах практической деятельности; во втором — о методах исследовательской деятельности, или методах исследования.

В основе методов исследования в филологии лежит анализ. Общая задача и лингвистического, и литературоведческого анализа состоит в том, чтобы найти и установить научный факт, определить его место в совокупности фактов науки (лингвистики, литературоведения), превратить его в материал для нахождения теоретического результата. На этой основе и возникает теоретический результат. Лингвистический и литературоведческий анализ существуют в филологии и порознь, и как составляющие филологического анализа (см. ссылку на анализ литературно- художественного творчества В.М. Шукшина).

4 стр., 1524 слов

Методы литературоведческого исследования. Классификация и характеристика ...

... исследования В зависимости от того, какие аспекты литературного произведения находятся в центре внимания, выделяются следующие методологические концепции: 1. Методы, ориентированные на изучение автора; 2. Методы, ориентированные на изучение формальных особенностей текста; ...

Выбор и использование метода имеет ключевое значение в процессе достижения цели исследования.

Так, при решении «школьной» задачи определить, каким второстепенным членом является словоформа в предложении, используются разные способы. В одном случае устанавливается морфологическая природа зависимого слова: полное прилагательное — определение; косвенный падеж существительного — дополнение; наречие — обстоятельство. В другом случае учитываются соотношения изучаемой структуры с другими — синонимичными и / или антонимичными.

Рассмотрим пример: Цветы находятся на подоконнике.

Решаем задачу первым способом. Исходим из морфологической природы словоформы:

Применим второй способ. По отношению к данной структуре синонимом являются, например, следующее: находятся на подоконнике находятся там, здесь -> находятся везде: и на

подоконнике, и на столике, и в углу, и здесь, и там; антонимичная структура: находятся на подоконнике, а не там. Вспомним правило: члены предложения, находящиеся в сочинительной связи, являются однородными. Если это так, то предложно-падежная форма на подоконнике признаётся обстоятельством: наречная форма в данной структуре ни при каких условиях не может быть дополнением. Как быть с вопросом? К наречию-обстоятельству может быть поставлен только один вопрос: находятся где? — там, здесь, везде… На этот же вопрос отвечает и однородная словоформа косвенного падежа: находятся где? — на подоконнике. Итак, второй способ дает иное решение: наша словоформа выполняет синтаксическую функцию обстоятельства.

Какой из двух способов признаем правильным? Если учесть, что словоформа косвенного падежа отвечает на падежный вопрос и вне связи с другими словами, то вопрос на чем? следует квалифицировать как морфологический; второй же вопрос — синтаксический: он возможен только в условиях контекста. Вывод: для решения синтаксической задачи единственно правильным признаем второй способ.

И в настоящее время в филологии актуально одно из традиционных положений науковедения: «Метод решает судьбу дела» (акад. И.П. Павлов).

В филологических исследованиях велика роль т.н. субъективного фактора. Субъективный фактор — это исследователь, который находится не отдельно от изучаемого объекта, а «внутри», не отчужденно от процесса исследования, а в «самом процессе». Отсюда вытекает возможность разных интерпретаций полученных в ходе исследования результатов.

Вернемся к творчеству В.М. Шукшина. Так, в 1970—1980-е годы творчество писателя истолковывалось как выражение чаяний сельского жителя; с середины 1990-х в нем видится осознание современных проблем нации, поиск путей обновления нашей страны. Эти различия проистекают прежде всего из того, что изменился сам исследователь: на рубеже 1980—1990-х годов он начал освобождаться от стереотипов прежнего литературоведения (литература изображает действительность в ее революционном развитии; в произведении социальное господствует над индивидуальным и др.), пришел к пониманию литературно- художественного творчества как свободного.

8 стр., 3552 слов

Вопросы и ответы к стихотворению К. Д. Бальмонта «Живая вода»

... «посредничество» учителя, чьи методы, вопросы и логика суждений будут ... сочинение? А вот еще: Анализ стихотворения Бальмонта «Камыши» Анализ стихотворения Бальмонта «Бабочка» Анализ стихотворения Бальмонта «Осень» Анализ стихотворения Бальмонта «Бог и Дьявол» Константин Бальмонт ... от «научительности» в исследовании мира. Всё чаще высказывалось ... воздух, воду и огонь. Таким образом, символист К. Бальмонт ...

Филологические исследования проводятся в контексте гуманитарных наук (семиотики, герменевтики, теории коммуникации, когнитивных наук, истории, психологии, культурологии, истории искусств и др.), опираются на философию.

Опора на философию проистекает из исторического единства двух областей знания, что зафиксировано в первых частях их названий {фило-софия и фило-логия).

В современной науке эти связи определяются прежде всего тем, что философия обратила более пристальное внимание на естественный язык и иные знаковые системы.

Возвращаясь к нашему примеру, отметим, что закономерным этапом исследования творчества В.М. Шукшина является философская интерпретация данных, полученных филологией. Именно на этом этапе исследования и обнаруживаются глубинные пласты личностной философии самого Шукшина, трагичность бытия сельского человека, расшифровываются скрытые основания русской духовности (дом, душа, красота, добро, человек).

В филологии и составляющих ее науках (и научных дисциплин) используются также методы других наук — в пограничных и междисциплинарных исследованиях (см., например: лингвистика и философия, психология и литературоведение, фольклористика и теория искусства и др.).

Филологические науки сами служат методом практической и исследовательской деятельности в других науках — при работе историков над древними и старыми текстами, при интерпретации философами специальных (философских) текстов, при проведении психологами и медиками психиатрической экспертизы и др.

Итак, методология филологии является одним из оснований ее единства как отрасли современных гуманитарных наук. Наряду с филологическим подходом и методами в лингвистике и литературоведении, в филологических дисциплинах существуют «свои» подходы и методы: в лингвистике — лингвистические, в литературоведении — литературоведческие и др.

11.2 Филологическое научное исследование: основные понятия и методы

философия текст прозаический

Научное исследование представляет собой элементарный факт научно-исследовательской деятельности с целью получения нового научного результата.

Научное исследование начинается с возникновения проблемной ситуации, «когда субъект попадает в относительно «непривычную» ситуацию, в относительно новые и необычные для него условия.

-..А. Кестлер называет проблемную ситуацию вызовом, бросаемым миром человеку, на который он вынужден искать креативный ответ: «Шок служит как спусковой крючок для творческой реакции» (Дух в машине / / Вопросы философии. 1993. № 10. С. 95)»2. Дело в том, что в познавательной ситуации субъект обнаруживает некоторый разрыв в имеющемся научном знании.

Познавательная ситуация цементирует все основные элементы структуры научного исследования: объект исследования, предмет исследования, средства исследования, фактическую область. Все исследование направлено на разрешение данной конкретной проблемы и постановку… новой. (О науке и научном исследовании см. в приводимых ниже материалах для чтения фрагменты статьи М. Эпштейна.)

Проиллюстрируем приведенное положение материалом исследования, посвященного мене абзацной структуры текста при переводе его с одного языка на другой3. Читателями, владеющими двумя и более языками, и специалистами-филологами давно отмечалось, что при переводе текста с одного языка на другой переводчиком изменяется абзацная структура текста: одни абзацы исчезают, другие появляются. Что происходит в переводном тексте в сопоставлении с текстом оригинала? почему исчезают абзацы текста оригинального и как появляются абзацы в тексте перевода? На эти и многие другие вопросы ответа в науке до некоторого времени не существовало. Так возникает познавательная ситуация.

13 стр., 6321 слов

Изучение контент-анализа как метода исследования

... как метода исследования . Задачи курсовой работы следующие: 1. Рассмотреть понятие «контент -анализа» 2. Изучить контент-анализ как метод анализа ... Выявление и оценка характеристик текста как признаков отдельных сторон исследуемого объекта. 2. Выяснение причин или ... литература, официальные документы, протоколы собраний трудовых коллективов, радио- и телепередачи и т. п. Может быть выбран как ...

Объектом исследования являются определенные стороны, явления, факты, составляющие фактическую область исследования и выраженные в теоретическом знании до осуществления данного конкретного исследования.

Продолжим рассмотрение приведенного выше примера. До проведения описываемого здесь исследования в теории текста существовали понятия абзаца, оригинального и переводного текста; отношения последнего к первому иногда квалифицировались как «дочерние», а значит, признавалось не тождество текстов, а производность одного от другого. Суждения по поводу названных (и ряда других) фактов составляют объект рассматриваемого исследования.

Предмет исследования — то «белое пятно» в картине объекта, на ликвидацию которого («белого пятна») направлено исследование.

В нашем примере главным вопросом, от ответа на который зависит ликвидация «белого пятна», является вопрос о методах исследования: как найти ответы на описанные выше вопросы?

Итак, предмет исследования представляет собой некоторую сторону, грань объекта исследования, неизвестное в известном. В филологических исследованиях различается два основных типа предмета исследования: 1) отдельные явления, факты или их стороны; 2) связи и отношения между явлениями, фактами, их сторонами. В приведенном нами примере создается предмет исследования второго типа.

Как найти в объекте исследования его предмет? Эта задача решается

1) при изучении научной литературы, посвященной интересующей исследователя области. При чтении литературы в сознании исследователя складывается теоретическая картина объекта исследования в ее противоречивой сущности;

2) при сопоставлении данных фактической области и теоретической картины объекта. В процессе сопоставления находятся факты либо не объясненные теорией, либо противоречащие ей.

В нашем примере: факт изменения абзацной структуры оригинального и переводного текстов оказался за пределами теории абзаца.

Средствами исследования выступают методы исследования и инструментальные средства (аудио- и видеотехника, каталожная карточка и др.).

Методы решения задачи, связанной с исследованием мены абзацной структуры при переводе текста с одного языка на другой, в теории текста отсутствуют. Впрочем, в лингвистической теории все-таки имеются некоторые аналоги: это методы исследования отношений между исходным и производным словом (стол стол-шс), между исходным и производным предложением (Я люблю вас Люблю вас), между исходным и производным текстом (см. раздел 4.3) и др. Принципы изучения отношений исходного и производного объектов могут быть распространены и на изучение описываемого здесь предмета исследования.

1 стр., 475 слов

Напишите пожалуйста по данному тексту. Проблема обучения людей ...

... Петербургом, в Царском Селе. Вы находитесь на странице вопроса " Напишите пожалуйста сочинение по данному тексту. Проблема обучения людей творческих профессий. И какие лит-ные примерыМой друг Борис ", категории "русский язык ". Данный вопрос ...

Демонстрируемое здесь исследование выполнено на материале текста романа «Kassandra» (1983) немецкой писательницы Ch. Wolf и его русского перевода «Кассандра» (1985).

Представим еще одну группу понятий.

Цель исследования. Общая цель, которую преследует любое научное исследование, — получение нового теоретического результата.

Каждое конкретное исследование определяется тем, каков смысл рассмотрения предмета исследования. Начинающий филолог обычно ведет исследование для достижения одной из следующих целеустановок: введение в научный оборот новых фактов, явлений, процессов, отношений и под.; обнаружение взаимодействий между фактами процессами и под.; истолкование (интерпретация) нового или уже известного материала в современных условиях, построение модели и др. Более сложные исследования выдвигают в качестве цели построение концепции, установление тенденций развития фактической области и др.

Цель исследования, посвященного абзацированию, состояла в поиске соответствующей методики исследования.

Задачи исследования — те промежуточные действия, которые необходимо осуществить на пути достижения цели.

Вернемся еще раз к нашему примеру. Задачами описываемого исследования являются следующие: 1) выявить специфику художественного текста, выступающего компонентом системы говорящий — текст — слушающий’, 2) на основе лингвистической характеристики абзаца рассмотреть роль абзацирования в формировании художественной картины мира; 3) разработать методику, позволяющую провести сопоставление особенностей абзацирования оригинального текста и его перевода и др.

Обратимся к методам исследования.

В науковедении различаются методы общенаучные и част- нонаучные. Общенаучные методы применяются во всех науках или во многих из них, частнонаучные — в одной науке или в небольшой группе наук. В учебном пособии

Представляем важнейшие общенаучные методы: наблюдение, эксперимент, классификация и моделирование. Они применяются и в лингвистике, и в литературоведении, а также в филологических научных дисциплинах. Частнонаучные методы, характерные для лингвистики и литературоведения, изучаются в соответствующих учебных дисциплинах.

Общенаучные методы исследования различаются по их направленности на решение эмпирических (др.-греч. empeiria — опыт) или теоретических (др.-греч. theoria — наблюдение, исследование) задач. К первой группе относятся наблюдение и эксперимент; ко второй — классификация и моделирование.

Далее представим общенаучные методы в их проекции на филологию.

Наблюдение — это метод исследования, выражающийся в преднамеренном и целенаправленном восприятии познающим субъектом предметов и явлений. В филологии это, как правило, нахождение в тексте интересующих исследователя явлений.

Ситуация, в которой используется метод наблюдения, описана в пьесе Б. Шоу «Пигмалион» (1912—1913).

Фонетист Генри Хиггинс, слушая речь цветочницы Элизы Дулиттл, записывает произносимые ею высказывания. В этих высказываниях Хиггинса интересует их звуковая сторона. По звучанию звуков речи, входящих в высказывания, он устанавливает место рождения и проживания героини. Хиггинс повторяет фразу Элизы: Ни расстрайвтисъ, кэптен; купити лучи цвиточик у бедны девушки. Он устанавливает, что Элиза родилась в местности Лиссонгров. Точно так же, по звучанию высказываний других персонажей, участвовавших в сцене, Хиггинс определяет место их рождения или проживания. Отвечая на вопрос одного из персонажей, Хиггинс объяснил, «как он это делает»: Фонетика — и только. Наука о произношении. Это моя профессия и в то же время мой конек. Счастлив тот, кому его конек может доставить средства к жизни. Нетрудно сразу отличить по выговору ирландца или йоркширца, но я могу с точностью до шести миль определить место рождения любого англичанина. Если это в Лондоне, то даже с точностью до двух миль. Иногда можно указать даже улицу.

13 стр., 6080 слов

(о чем текст?) Проблема

... словах, я думаю, и заключена основная мысль текста и позиция автора. ^ Давно замечено, что в наше время мир чувства особенно отчетливо противопоставляется миру интеллекта. Мы ориентированы на знание, науку, технику; достижения разума поражают разум. Сильный ум ...

Воспринимая речевой поток, в примере из Б. Шоу, исследователь выделяет определенные звуковые сегменты; на основе имеющихся у него знаний об английской фонетике, о территории распространении тех или иных звуков речи он идентифицирует полученные факты и дает им первичную квалификацию — по признаку территории распространения.

Наблюдение позволяет найти фактический материал исследования. В этом его главная ценность как метода исследования.

В процессе нахождения, или сбора, материала он фиксируется на специальных карточках, магнитных носителях, кинопленке, вводится в память компьютера и др. Выбор способа фиксирования определяется фактурой материала (устной, письменной и др.), целью, задачами исследования.

При кажущейся простоте метода наблюдения его применение вызывает ряд трудностей.

Сложным является вопрос об источниках материала. Главная проблема здесь — в отборе источников, в установлении степени их надежности. Так, при изучении художественного текста едва ли не первостепенное значение имеет выбор наиболее авторитетного источника. К ним относятся, например, академическое или полное собрания сочинений писателя. При отсутствии такого рода изданий используется издание избранных произведений. Следует различать первое и последнее прижизненное издание произведения, его журнальный вариант. Дело в том, что тексты изданий могут не совпадать: при подготовке своего произведения к переизданию автор нередко вносит в него изменения; журнальный вариант, как правило, отличается некоторой краткостью.

Другой сложный вопрос: что искать? Для лингвиста такой вопрос как будто не возникает. Например, при изучении союза «и» в русском языке лингвист выбирает из устного или письменного текста высказывания с «и». В их число попадают, например, следующие: пишу и читаю; и пишу и читаю; пишу, да и читаю; пишу, да еще и читаю; читаю и пишу лежа и карандашом. Тот факт, что фрагменты всех высказываний содержат графическое «и», — очевиден. Однако возникает вопрос: во всех ли случаях ли мы имеем дело с союзом «и»? (Вспомните определение союза и сделайте попытку решить эту задачу самостоятельно.) Здесь же дадим предварительный ответ: нет, не во всех. Если это так, то можно утверждать, что приведенные «и» относятся к разным фактам.

Еще сложнее с понятием факта в литературоведении. Дело в том, что текст не представляет для литературоведения факта: текст рассматривается обособленно от автора и тем более читателя. В литературный факт текст «превращается» только тогда, когда исследователь рассматривает его как факт «художественного впечатления» (М.М. Бахтин).

Для того чтобы рассмотреть текст именно так, он «помещается» в пространство автор — текст — читатель. Литературоведение имеет дело с текстом, помещенным в пространство автор — текст — читатель (или хотя бы в одну часть этой схемы: автор — текст; текст — читатель).

То же относится и к фрагменту текста. В самом деле, при изучении любого литературного явления вне отношения текста к автору и / или читателю исследователь останется «сугубым» лингвистом: филологом, исследующим язык как систему или язык в действии (см. главу 3).

В тексте не дана ни композиция, ни образ персонажа, ни художественная деталь: все они «появляются» только при выполнении условия, которое сформулировал М.М. Бахтин.

Найденный в ходе наблюдения материал далее изучается посредством других методов.

Эксперимент (лат. experimentum — проба, опыт) выражается в преднамеренном и целенаправленном воздействии познающего субъекта на предметы и явления. Классическим примером эксперимента является «школьное» задание заменить выделенное слово другим, близким по смыслу.

Преднамеренность и целенаправленность воздействия исследователя-филолога на изучаемый объект проявляется в операциях либо реальных, либо мысленных. В первом случае появляется новая реальность: языковая, текстовая; художественная, политическая и др., во втором — видоизменяется лишь модель. Соответственно различаются эксперимент реальный и мысленный.

В первом случае воздействию подвергается сам объект.

Так, изучая различия между наречием и кратким прилагательным в современном русском языке, исследователь может помещать словоформу в тот или иной контекст, характерный для употребления наречия и краткого прилагательного. Ср.: мелко писать — сочетание с глаголом; следовательно, мелко в данном употреблении — словоформа наречия; озеро мелко — сочетание с существительным; следовательно, второе мелко — словоформа прилагательного. Основа же подобного вывода кроется в знании принципа сочетаемости наречия и краткого прилагательного.

В приведенном случае воздействие заключается в том, что одно и то же слово перемещается в разные словосочетания.

Во втором случае видоизменяется модель объекта. Мысленный эксперимент часто проводится в литературоведении, когда, истолковывая те или иные психологические коллизии, сложные отношения между героями произведения, исследователь ставит их в возможные ситуации, «проигрывает» несколько им созданных вариантов, с тем чтобы доказать правомерность авторского решения (либо опровергнуть его!).

Примером мысленного эксперимента служит поиск исследователем ответа на вопрос: А что изменилось бы в романе «Евгений Онегин» А. Пушкина, если бы Ленский не был убит на дуэли? В подобных случаях реальный эксперимент, по понятным причинам, невозможен.

Эксперимент имеет дело с фактами, найденными в ходе наблюдения, рассматривает изучаемый объект в динамике: при изменении самого объекта, его модели (наш второй пример) или условий его существования (первый пример).

Исследователь получает знания о жизни объекта, в чем состоит познавательная ценность метода эксперимента в филологии.

Иногда к эксперименту относят и анкетирование как способ получения информации от носителей языка, читателей, специалистов путем воздействия на них через вопросник анкеты.

Анкетирование распространено, например, при изучении читательского спроса, уровня эстетического развития учащихся, в психолингвистике, социолингвистике, при установлении степени владения языком в условиях дву- или многоязычия и др. К анкетированию часто прибегают составители рекламных текстов, чтобы понять, какой из текстов обладает большей степенью воздействия на потенциального потребителя услуг и товаров.

Приведем пример. Для установления степени действенности текста, рекламирующего некий предмет (шкатулку для хранения украшений), проведено анкетирование, задачами которого было получить от аудитории потенциальных покупателей информацию о видении ими рекламируемого товара, о словесной и несловесной (рисунок шкатулки) составляющих рекламного текста, о рекламном тексте как целом. В описываемом здесь примере информация первого рода была получена на основе анкеты. Она содержала ряд вопросов, в том числе:

1. Каково Ваше первое впечатление от шкатулки?

2. Какие ассоциации она вызывает у Вас?

3. Что Вам понравилось в ней?

4. Что не понравилось?

5. Завершите предложение:

  • Когда я беру в руки эту вещь…
  • Самое важное в ювелирных изделиях…

Человек, который имеет эту шкатулку…

6. Составьте короткий рассказ (из 3—5 предложений) об этом изделии.

7. Придумайте как можно больше названий для этой шкатулки.

8. С чем можете сравнить этот предмет?

(Приведенная совокупность вопросов составлена студентом- филологом. Эти вопросы дали возможность узнать, что видит потенциальный покупатель в этом предмете и, самое главное, каким должен быть рекламной текст4.)

Перейдем к рассмотрению методов теоретического исследования.

Классификация (лат. classic — разряд и facere — делать) — метод исследования, выражающийся в преднамеренном и целенаправленном обобщении и систематизации изучаемых предметов и явлений на основе единого принципа (основания классификации) и путем установления связей между возникшими типами. Примеры классификаций: родо-видовая классификация произведений художественной литературы; классификация речевых жанров; деление звуков речи на гласные и согласные и др. В основе классификации лежит логическая операция деления множества на подмножества (классы).

В филологических исследованиях важны два вида классификации: описательный, объяснительный.

1) Систематизация материала по уже известным в науке основаниям — это описательная классификация

Например: среди способов передачи чужой речи выделяется несобственно-прямая речь. Ее задача состоит в том, чтобы фрагментом текста, формально принадлежащим повествователю, передать суждения, размышления персонажа, наблюдаемую им картину Иначе говоря, текст устроен так, что при формальной принадлежности его повествователю содержательно он принадлежит и персонажу

См. текст из романа Л. Толстого «Анна Каренина»: Она хотела упасть под поравнявшийся с ней серединою первый вагон. Но красный мешочек, который она стала снимать с руки, задержал ее, и было уже поздно: середина миновала ее. Надо было ждать следующего вагона.

Не выделенная полужирным шрифтом часть текста — это слова повествователя: он видит происходящее. Последнее же, выделенное, предложение, не отличаясь в формальном отношении от слов повествователя, передает ощущение необходимости сделать то-то и то-то, возникающее у персонажа (здесь: у Анны Карениной): надо — таково решение именно персонажа (не повествователя).

Несобственно-прямая речь может использоваться для передачи высказывания персонажа или его внутренней речи.

Систематизация материала на основе принципов, процедур, оснований, которые науке еще не известны и разрабатываются в данном исследовании одновременно с изучением материала — это объяснительная классификация.

Так, изучение песенного творчества В. Высоцкого поставило перед исследователями задачу «прописать» его песни в системе литературных жанров. Песни Высоцкого не «помещались» в традиционную систему жанров, в которой жанр рассматривается как типическая форма целого произведения, тип словесно- художественных структур, тип литературного произведения и др. Т.В. Сафарова5, изучавшая песенное творчество В. Высоцкого, нашла иное основание для выделения класса авторской песни: доминирующая авторская установка как первоэлемент жанра и принцип его образования. Материал песенного творчества В. Высоцкого позволил выделить, например, авторские установки, ориентированные на поучение, обличение, восхваление; утверждение или отрицание всякого рода ценностей; на определенный тип общения автора с потенциальным читателем, и др. Таким образом, найдено то основание, которое и объединяет авторские песни Высоцкого в один класс, и в то же время служит объяснению их разнообразия (основания деления материала на втором, более низком уровне).

Классификация данного типа является объяснительной.

В филологии востребованы классификации обоих типов. Одна из них позволяет доказать факт стабильности изучаемого объекта; вторая демонстрирует момент его динамики (развития, функционирования).

При применении метода классификации особо значим тот материал, который не подходит под уже выделенные классы.

Так, традиционно считается, что во французском языке основой предложения является соединение подлежащего со сказуемым: Pierre lit un livre с возможными распространителями (Пьер читает книгу).

Вмсте с тем во многих случаях структурная основа предложения содержит три члена: Pierre a un livre (У Пьера есть книга).

С учетом описанной ситуации факты второго рода можно либо признать исключением, либо перестроить классификацию, посчитав, что структурная основа предложения может быть дву-, трехчленной (а возможно, содержать и больше членов).

Специалисты по французскому синтаксису6, учитывая, что в современном французском языке есть большая группа глаголов, не употребляющихся без дополнения, признают, что предложения с точки зрения их структурной основы образуют два класса: предложения с двучленной основой и с основой, более чем двучленной. Так языковой материал и стремление исследователей осмыслить его как можно более полно, точно и непротиворечиво заставляют провести корректировку уже известной классификации.

Рассмотренный пример побуждает ввести одно правило классификации: не оставлять без внимания ни одного обнаруженного факта. В противном случае осуществленная систематизация материала не будет отражать реального положения дел. Это значит, что построенное объяснение будет грешить неточностью, некорректностью.

Моделирование (лат. modulus — мера, образец) — метод, в основе которого лежит исследование объектов познания по их аналогам. Эти аналоги, сходство которых с изучаемым объектом существенно, а различие — несущественно, и являются моделями.

Например, при изучении проблемы создания и понимания текста и в лингвистике, и в литературоведении используется целый ряд моделей коммуникации. Эти модели с различной степенью детализации демонстрируют задачи, решаемые в процессах создания и восприятия текста говорящим (автором), слушающим (читателем) и самим текстом (произведением).

В одну из наиболее полных моделей коммуникативного акта включаются следующие компоненты: коммуниканты, процессы вербализации и понимания, язык, текст, обстоятельства коммуникативного акта, практические и коммуникативные цели.

В зависимости от вида деятельности (повседневной, деловой, политической, рекламной, эстетической и др., что обобщается понятием обстоятельства коммуникативного акта) эта модель имеет различное наполнение. Так, в актах литературно- художественной деятельности коммуниканты выступают в функциях автора и читателя, язык — как естественный язык, преобразующийся в язык художественной литературы.

Исследование создания и понимания художественного текста потребует выдвижения, например, одного из компонентов модели, при этом все прочие «превратятся» в фон. Если мы изучаем деятельность говорящего по созданию текста, то все прочие компоненты модели учитываем как такие, которые помогают рассмотреть изучаемый: текст — продукт деятельности, слушающий — получатель текста и истолкователь смысла, у истоков которого стоит говорящий (автор), язык — инструмент, которым пользуется создатель текста, и т.д.

В филологии чаще всего применяются знаковые модели (схемы, формулы, чертежи, рисунки, языковые выражения и др.).

Выбор модели осуществляется в соответствии с задачей исследования: модель заменяет изучаемый объект.

Моделирование позволяет изучить объект в динамике, в его развитии и функционировании; объектом моделирования нередко является коммуникативное, речевое, литературное поведение человека. В этом состоит значимость моделирования как метода исследования в филологии.

11.3 Филологическое научное исследование: логика процесса исследования

Важнейшими аспектами рассмотрения научного исследования является внутренняя логика процесса исследования (движение мысли исследователя в направлении проблема — гипотеза —результат исследования), последовательность организационных этапов исследования (нахождение методов исследования и их применение), оформление результатов исследования, представление их в научной коммуникации и внедрение в практику.

Начнем с рассмотрения логики процесса научного исследования.

Понятие проблема (др.-греч. problema — задача, задание) имеет три значения: препятствие в деятельности; знание о незнании; столкновение двух непротиворечивых знаний об одном и том же предмете.

В научно-исследовательской деятельности проблема представляет собой вопрос, на который не только нет ответа, но и в наличном знании нет готовых средств для его поиска. Так, в современной филологии существуют проблемы классификации слов по частям речи, типологии простых предложений, положительного героя в литературе.

В основе проблемы лежит противоречие между знанием и незнанием. Поиск и формирование такого противоречия составляет начальное звено в движении мысли исследователя и выступает признаком рождения познавательной ситуации. Различается два основных вида противоречий:

1) противоречие между мыслью и действительностью. Рассмотрим пример из исследования тувинской фольклористики. Д.С. Куулар7 отмечает, что традиционное представление о несамостоятельности и несамодостаточности тувинского фольклора не соответствует многообразным фольклорным материалам, обнаруженным в конце XIX — середине XX в. Данные экспедиций и исследований М.П. Грязнова и М.Х. Маннай-оола показывают, что истоки тувинского фольклора относятся к VII в. до н.э. Более того, тувинский фольклор по своим жанровым признакам близок к тюрко-монгольской устной народной поэзии с четко различимыми элементами индо-тибетского фольклора;

2) противоречие между мыслями. Пример: топонимия Западной Сибири традиционно изучалась в связи с решением вопроса о происхождении и выявлением мест первоначального обитания народов Сибири (научная школа профессора А.П. Дульзона); в 1960—1980-е годы на изучение топонимии Западной Сибири были распространены принципы и методы системного исследования (научная школа профессора И.А. Воробьевой).

Здесь очевидно противоречие между двумя научными традициями: середины XX в. и более новой, 1960—1980-х годов. Это и есть один из случаев противоречия между мыслями, т.е. не что иное, как противоречие между научными позициями, концепциями, теориями, рассматривающими один и тот же объект.

Работа, связанная с постановкой проблемы, включает в себя ряд действий: 1) формулирование проблемы (отделение знания о предмете от незнания); 2) построение проблемы («расщепление» проблемы на подвопросы, ограничение поля изучения); 3) оценка и обоснование проблемы; 4) словесное выражение проблемы, выбор и создание терминологии. Такова типовая схема работы исследователя с проблемой.

Продолжим рассмотрение примера из работы Д.С. Куулара. Названную выше проблему он формулирует в виде серии вопросов, которые одновременно «расщепляют» ее: существует ли такое явление, как тувинский фольклор? Если да, то представляет ли он собой самостоятельный феномен? какой вклад внесли тувинцы в общую сокровищницу народного творчества великой Азии? Как тувинцы заимствовали, использовали и распространяли творческие достижения исторических соседей, ушедших в другие местности Азии?

В процессе разрешения проблемы исследователь не сразу приходит к новому знанию, а дает предположительное объяснение явлениям. Так исследование проходит через стадию гипотетического (др.-греч. hypothesis — основание, предположение) знания. Примером гипотезы в филологии служит содержание X главы романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин».

Гипотетическая стадия исследования состоит в поиске, разработке и оценке гипотезы. Общие направления создания гипотезы обусловливаются проблемой. В примере из работы Д.С. Куула- ра возможные ответы на поставленные исследователем вопросы служат материалом для формулирования гипотезы. Устно- поэтическое творчество тувинского народа не примитивное и подражательное явление, а самостоятельная и самодостаточная часть центральноазиатского фольклора.

Однако содержательные источники гипотез лежат за пределами проблемы — в характеристиках объекта исследования, в идеях, принципах и методах науки, в исследовательском опыте. Кроме того, каждая наука обладает своеобразным «банком гипотез». Важны также опыт исследования по смежной проблематике, творческая интуиция, ассоциации, аналогии и др.

Разработка гипотезы проходит три основных этапа.

На первом этапе гипотеза возникает как необоснованное предположение, догадка. Она и оформляется соответственно в виде предположительного высказывания: А что, если…?

Второй этап предполагает обоснование гипотезы фактическим материалом.

Третий этап — теоретическое обоснование гипотезы, т.е.

включение гипотетического знания в уже существующую систему знания — теоретическую картину объекта исследования. Филология как совокупность знаний может отторгать новое знание, которое не вписывается в господствующее в данный момент развития науки представление. Поэтому от исследователя зависит, как он сможет установить связи нового знания со старым, инновационного с традиционным.

Теоретически обоснованная гипотеза формулируется в виде

Теоретическое (др.-греч. theoria — наблюдение, исследование), знание, с точки зрения системы проблема — гипотеза — теория, представляет собой обоснованную (доказанную) гипотезу. Различие между теорией и гипотезой — в степени обоснованности, развитости и объяснительных возможностей знания. Поэтому существует особая задача построения теории как знания объясняющего и истолковывающего.

Процесс построения теории проходит две основные стадии8: 1) формирование оснований теории; 2) построение «тела» теории.

Основания теории начинают формироваться уже на начальном этапе исследования в процессе разработки проблемы и построения гипотезы. Основания теории — это, во-первых, такие научные положения, на которых выстраивается и существует собственный результат исследования; во-вторых, факты, явления, отношения между ними, требующие теоретического объяснения. Эти положения привносятся из наличного запаса знаний об исследуемом объекте.

При изучении вопроса о тувинском фольклоре в качестве важнейших оснований теории выступают следующие положения.

* Творчество тувинского народа есть творчество этнически обусловленное, запечатлевшее время жизнедеятельности тувинских племен в период тюрко-монгольского, манчжуро-китайского господства, участия в делах племен, населявших Великую Степь.

  • Тувинский фольклор связывал и связывает до сих пор около 40 тувинских родо-племенных групп с многочисленными племенами, народностями Азиатского материка, о чем свидетельствуют фольклорные материалы о бытовании «Джангра» и «Гэсэра».

— Общность тувинского фольклора с народным словесным искусством народов Азии опирается на кочевой скотоводческо- охотнический образ жизни, на шаманско-буддийские философские взгляды их творцов, а также на общности языков якутских, хакасских, алтайских, казахских, киргизских и др.

Понятие «тело» теории выражает результат мыслительной работы, который интуитивно ощущается исследователем как завершение процесса исследования. Построение «тела» теории существенно различается в зависимости от формы теоретического знания: собственно теория как наиболее развитая и сложная форма знания; объяснение; новая модель; новое осмысление известного факта, явления; классификация материала и др.

Однако в любом случае теоретическое знание соответствует некоторой совокупности критериев. Укажем два важнейших: оно выражает сущность предмета и представляет его как целостное знание.

Сущностная характеристика тувинского фольклора состоит в том, что он не есть ограниченное, замкнутое географическими рамками явление, а представляет целостное историко- художественное народное достояние.

11.4 Организация научного исследования: подготовительный, основной и заключительный этапы, их задачи

Научное исследование как деятельность исследователя, целью которой является получение нового теоретического результата, представляет собой ряд взаимосвязанных действий — от выбора темы до введения полученных результатов в научную коммуникацию. Эти действия включают три этапа: подготовительный, основной и заключительный. Рассмотрим каждый из них.