ПО ЛИНГВИСТИКЕ : «КАЗАНСКАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА»

Реферат

Данная работа посвящена Казанской лингвистической школе, которая является феноменом теоретического языкознания в мировой лингвистике до сегодняшнего дня. Именно в КГУ, от учёных как И.А. Бодуэн де Куртенэ и Н.В. Крушевский, родится учения о фонетике, морфеме, синтагме и др. Здесь будут заложены основы словообразования, проросшие сквозь историко-этимологические студии немецких младограмматистов и отечественных лингвистов. Казанская школа до сих пор является одной из самых авторитетных школ мировой лигвистики.

Актуальность выбранной темы определяется увеличившим интересом современных лингвистов к работам двух из представителей Казанского лингвистического кружка – Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ и Николая Вячеславовича Крушевского. Научная концепция Казанской лингвистической школы являлась предметом изучения в истории языкознания. В связи с этим, большое значение приобрело изучение мнения Л.В. Щербы о Трояком аспекте языковых явлений, а также Общие характеристики лингвистической теорией Ф. Де Соссюра.

Целью реферата является исследование лингвистических взглядов представителей Казанской лингвистической школы, точка зрения Л.В. Щербы о трояком аспекте языковых явлений и общие характеристики лингвистической теорией Ф. Де Соссюра. В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

  • рассмотреть основные положения Казанского лингвистического кружка;
  • проанализировать общелингвистические взгляды И.А. Бодуэна де Куртенэ и Н.В. Крушевского, и также определить особенности работы Л.В. Щербы и Ф. Де Соссюра.

В заключении подводятся общие итоги исследования, и подчеркивается важности, связанной с изучением других аспектов этой темы.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАЗАНСКОЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ

Байрамова Л.К. в книге «Казанская лингвистическа школа» 2012 г., дает общие характеристики одного из направлений русского языкознания 2-й пол. 19 в, по мненю Байрамовы. Причём, Казанская лингвистическая школа сложилась в конце 1870-х – начале 1880-х годов в Казанском университете, представители которого (И.А. Бодуэн де Куртенэ и его ученики – Н.В. Крушевский, В.А. Богородицкий, А.И. Анастасиев, А.И. Александров, Н.С. Кукуранов, П.В. Владимиров и др.) работали в Казани в 1875-83. И.А. Бодуэн де Куртенэ начал преподавать в Казанском университете с 1874 года и был создателем и многолетним руководителем Казанской лингвистической школы, также в подробных программах лекций читанных им изложены идеи школы.

3 стр., 1081 слов

Общая психология 19

... саморазвития личности. Исследование проблем психологии личности и субъекта в Казанской психологической школе. Психология развития и возрастная психология Основные подходы к проблеме ... Евгеника и её критика. Общепсихологический и дифференцированный подходы к способностям. Общая и специальная одаренность. Гениальность. Личностно-деятельностная и функционально-генетическая концепции способностей. ...

Разные авторы считают, что главные особенности КЛШ (Казанской лингвистической школы) состоит из следующих принципов:

  • строгое различение звука и буквы;
  • разграничение фонетической и морфологической членимости слова;
  • недопущение смешивания процессов, происходящих в языке на данном этапе его существования, и процессов, совершающихся на протяжении длительного времени;
  • первоочередное внимание к живому языку и его диалектам, а не к древним памятникам письменности;
  • отстаивание полного равноправия всех языков как объектов научного исследования;
  • стремление к обобщениям (особенно у И.А. Бодуэна де Куртенэ и Н.В. Крушевского), без которых «немыслима ни одна настоящая наука» подчёркивал Бодуэн де Куртенэ;
  • психологизм с отдельными элементами социологизма.

Следовательно, важно выделить, что Бодуэн де Куртенэ рассматривал язык как психосоциальную сущность, а языкознание – как науку психолого-социологическую. Тем временем, для Крушевского понимание языка как соединение физических и психических начал, связываемых ассоциацией, а языкознание как науки естественной, индуктивно-дедуктивной. Представляется убедительным утверждение, что в трудах представителей Казанской лингвистической школы предвосхищаются многие идеи структурной лингвистики, фонологии, морфонологии, типологии языков, артикуляционной и акустической фонетики. Идеи Казанской лингвистической школы оказали влияние на Ф. де Соссюра, на представителей Московской фонологической школы и Пражской лингвистической школы. Затем, учёные Московской фонологической школы и Пражской лингвистической школы, а также представители других направлений отечественного и зарубежного языкознания, позднее развивались и углублялись плодотворные мысли КЛШ.

  1. ПРЕДСТАВИТЕЛИ КАЗАНСКОЙ ЛИНВИСТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
    1. И.А. БОДУЭН ДЕ КУРТЕНЭ

Николаев Г.А. (2001), во вступительной части книги описывает Бодуэна де Куртенэ, как «учёный, профессор, организатор науки и высшего образования, общественный деятель».

Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ (1845-1929), один из величайших языковедов мира, как много авторов подтверждают, родился 13 марта 1845 г. в городке Радзымин недалеко от Варшавы. Бодуэн де Куртенэ получил образование на историко-филологическом факультете Варшавской главной школы, а затем в течение нескольких лет продолжал учёбу в Праге, Вене, Берлине и Лейпциге. Он получил степени магистра (1870) и доктора (1874) сравнительного языковедения в Петербургском университете и преподавал в университетах Казани, Кракова, Дерпта (Юрьева), Петербурга и Варшавы. Нельзя не согласиться с тем, что исключительно плодотворной была деятельность И.А. Бодуэна де Куртенэ и многочисленных его учеников по казанскому, петербургскому и варшавскому периодам. Особое внимание уделяет убедительные факты о том, что он был полиглотом — труды учёного написаны на многих европейских языках: русском, польском, немецком, французском, итальянском, литовском, чешском. В соответствии с этим, ему принадлежит более 500 публикаций на самых разных языках.

Сам учитель и его продолжатели серьёзно воздействовали на формирование языкознания XX в. В их формировании особую роль сыграли И.А. Бодуэн де Куртенэ, Ф.Ф. Фортунатов и Ф. де Соссюр. Переписка И.А. Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра, широкий обмен идеями между ними позволяют говорить о несомненном приоритете И.А. Бодуэна де Куртенэ в решении большого ряда вопросов, связанных с утверждением структурализма, в формировании исследовательских программ Пражской школы функциональной лингвистики, Копенгагенской лингвистического кружка, в деятельности главы Массачусетской ветви американского структурализма (Р.О. Якобсон).

8 стр., 3875 слов

Казанский Кремль

... Постником Яковлевым по прозвищу Барма и Иваном Ширяем, начали возводить белокаменный Казанский кремль. Первоначально башня, названная Спасской по находившейся с северной стороны каменной ... наугольная, Преображенская, Северо-западная угловая, Тайницкая, Воскресенская, Консисторская и Юго-восточная. В целом Казанский кремль в XVI—XVII вв. производил весьма внушительное впечатление. Джеймс Флетчер, ...

Деятельность Бодуэна де Куртенэ ознаменовалась созданием влиятельных лингвистических школ — казанской и петербургской. Именно в Казанском университете родится учение о фонеме, морфеме, синтагме и других структурных элементах языка; здесь, как освещает Николаев ( 2001 г.), будут «заложены основы теории словообразования, попросшей сквозь историко-этимологические штудии немецких младограмматиков и отечественных лингвистов. Также, сущность бодуэновской методики, предполагающая рассмотрение языкового факта одновременно как функционирующего и как развивающегося.

Нередко высказывается мнение о том, что Бодуэн призывает к изучению прежде всего живого языка во всех его непосредственных проявлениях, наречиях и говорах, с обращением к его прошлому лишь после основательного его исследования. Бодуэн сказал о том, что нужно изучать живой язык, его диалекты (поэтому он часто совершал лингвистические экспедиции), а не “мертвые буквы”, которые неизвестно как звучали в момент своего написания. Он признаёт научным не только историческое, но и описательное языкознание, различая состояние языка и его развитие. Ему свойственно диалектическое понимание языковой статики как момента в движении языка, в его динамике или кинематике. Он указывает на возможность видеть в состоянии языка и следы его прошлого, и зародыши его будущего. Он убеждён в нарастании черт системности в процессе развития языка, призывая искать эти черты в противопоставлениях и различиях, имеющих социально-коммуникативную функцию.

  1. Н.В. КРУШЕВСКИЙ

Николай Вячеславович Крушевский, как отмечает Байрамова Л.К. (2012 г.) был «одним из талантливых учеников Бодуэна де Куртенэ – яркий представитель Казанской лингвистической школы». Крушевский (1851–1887), русский лингвист. Родился 6 декабря 1851 в Луцке на Украине. В 1875 окончил Варшавский университет, где получил хорошую философскую, но слабую лингвистическую подготовку. В 1878 переехал в Казань. Сумел восполнить недостаток лингвистической подготовки самообразованием и консультациями у И.А.Бодуэна де Куртенэ, с которым работал в тесном сотрудничестве до отъезда последнего из Казани в 1883. С 1880 преподавал в Казанском университете, с 1885 – профессор университета. С 1884 у Крушевского начали проявляться признаки душевной болезни, из-за которой он в 1886, всего через несколько месяцев после утверждения в профессорском звании, был вынужден выйти в отставку. Умер в психиатрической больнице в Казани 31 октября 1887.

В трудах Крушевского, он внес значительный вклад в лингвистику, во многом предвосхитив такие идеи структуралистской революции начала 20 в., как перенос акцента с исторического на синхронное изучение языка, отказ от признания сравнительного метода главным методом науки о языке, трактовка языка как системы знаков и др. В лекции Предмет, деление и метод науки о языке (1880) Крушевский провозгласил отказ от ограничения задач лингвистики изучением истории языков, призвав заниматься современными языками. В магистерской диссертации К вопросу о гуне. Исследования в области старославянского вокализма (1881; гуна – это санскритский термин, обозначающий среднюю ступень чередования гласных) впервые в мировой науке дал классификацию чередований, отграничив фонетически обусловленные от фонетически не обусловленных и предвосхитив идеи фонологии. По свидетельству И.А.Бодуэна де Куртенэ, именно Крушевский предложил использовать термин «фонема» в значении, близком к современному.

Главный труд Крушевского – докторская диссертация Очерк науки о языке (1883).

В ней автор определил лингвистику как науку, выявляющую общие законы, которые управляют явлениями языка. Если его современники либо отрицали существование законов языка, либо сводили их к законам языковых изменений, то Крушевский наряду с историческими законами выделял «статические законы», определяемые закономерностями человеческой психики. Его формулировка основного закона развития языка как «закона соответствия мира слов миру мыслей» созвучна идеям активной грамматики Л.В.Щербы и современным подходам к описанию языка «от значения к форме». Посмертно, в 1993 в Варшаве был издан еще один значительный труд Крушевского – Очерки по языковедению. Антропофоника .

  • ЛЕВ ВЛАДИМИРОВИЧ ЩЕРБА

Щерба, Лев Владимирович (1880–1944), русский лингвист, специалист по общей лингвистике, русскому, славянским и французскому языкам. Он родился в 20 февраля 1880 г. в Петербурге. В 1903 г. окончил Петербургский университет, где становился учеником И.А.Бодуэна де Куртенэ, что и определило его научное мировоззрение на долгие годы. В 1916–1941 г. профессор Петроградского (Ленинградского) университета. Академик АН СССР с 1943. В последние годы жизни работал в Москве, где и умер 26 декабря 1944.

Зиндер и Маслов (1982), говорят, что в теоретических трудах занимает учение о частях речи. С общелингвистической точки зрения в нем важно не то, какие именно части речи он выделяет в русском языке, а трактовка сущности этой языковой категории и методы ее выявления. Л. В. Щерба, когда писал свою знаменитую статью “О частях речи в русском языке” , в которой читаем: «В сочинениях по общему языкознанию к вопросу обыкновенно подходят с точки зрения происхождения категорий “частей речи” вообще и лишь иногда — с точки зрения разных способов их выражения в разных языках, и мало говорится о том, что сами категории могут значительно разниться от языка к языку, если подходить к каждому из них как к совершенно автономному явлению, а не рассматривать его сквозь призму других языков».

Обратимся к анализу книги Щербы (1974 г.) и заметим, что учёным была поставлена проблема построения активной грамматики, идущей от значений к выражающим эти значения формам. Занимаясь лексикологией и лексикографией, он четко сформулировал важность разграничения научного и «наивного» значения слова, предложил первую в отечественном языкознании научную типологию словарей. Как лексикограф-практик он (совместно с М.И.Матусевич) был автором большого Русско-французского словаря .

  • Л.В. ЩЕРБА О ТРОЯКОМ АСПЕКТЕ ЯЗЫКОВЫХ ЯВЛЕНИЙ

Трудно рассказать об открытиях Л.В. Щербы, не растолковав, что включает себя аспекты языковых явлений. Зиндер и Маслов (1982 г.) раскрывают сущность о несогласии Щербы с Соссюром, который помещает язык «в качестве психических величин в мозгу». Суть является упоминанием Соссюра в «Трояком аспекте», а не реакция Щербы на теорию Соссюра о языке и речи. Щерба написал о теории: «…мы будем строго различать три аспекта того явления, которое называется языком: речь , то есть процесс говорения и понимания, язык , то есть упорядоченный лингвистический опыт, и языковой материал , то есть неупорядоченный лингвистический опыт.

Таким образом, “речевой деятельностью” называется процессы говорения и понимания (первый аспект языковых явлений), всячески подчеркивая при этом, что процессы понимания, интерпретации знаков языка являются не менее активными и не менее важными в совокупности того явления, которое мы называем “языком”, и что они обуславливаются тем же, чем обуславливается возможность и процессов говорения.

Щерба (1974 г.) стоит на точке зрения, что человечество в области языкознания искони и занималось подобными умозаключениями, делаемыми, однако, не на основании актов говорения и понимания какого-либо одного индивида, а на основании всех (в теории) актов говорения и понимания, имевших место в определенную эпоху жизни той или иной общественной группы. В результате подобных умозаключений создавались словари и грамматики языков, которые могли бы называться просто “языками”, но которые мы будем называть “языковыми системами” (второй аспект языковых явлений), оставляя за словом “язык” его общее значение. посредстве составлять любые правильные фразы во всех случаях жизни и вполне понимать все говоримое на данном языке.

Однако при этом прежде всего забывали то, что все языковые величины, с которыми мы оперируем в словаре и грамматике, будучи концептами, в непосредственном опыте (ни в психологическом, ни в физиологическом) нам вовсе не даны, а могут выводиться нами лишь из процессов говорения и понимания, которые я называю в такой их функции “языковым материалом” (третий аспект языковых явлений).

Под этим последним я понимаю, следовательно, не деятельность отдельных индивидов, а совокупность всего говоримого и понимаемого в определенной конкретной обстановке в ту или другую эпоху жизни данной общественной группы. На языке лингвистов это “тексты” (которые, к сожалению, обыкновенно бывают лишены вышеупомянутой обстановки); в представлении старого филолога это “литература, рукописи, книги”. [Щерба,1974 г.]

ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИЕЙ, Ф. ДЕ СОССЮРА

В первой части книги Будагова (1954 г.), автор подчеркивает, что крупный швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр (1857–1913 гг.) оказал огромное влияние на всю буржуазную лингвистику нашего времени. Так как буржуазные лингвисты наших дней, называя себя, последователями Соссюра, то есть для правильной критики соссюрианства необходимо разобраться в теоретической работе «Курс Общей Лингвистики», которой создана из лекций.

Соссюр учился в Лейпцигском университете в 1876–1878 гг. В 1878–1880 гг. он стажировался в Берлине. В период пребывания в Германии он опубликовал книгу «Мемуар о первоначальной системе гласных в индоевропейских языках», которая не была признана лейпцигскими младограмматиками. Внимание в этой работе сосредоточено на системе звуков. Основываясь на чисто структурных соображениях, Соссюр предположил, что в индоевропейском праязыке имелись особые фонемы, исчезнувшие в дочерних индоевропейских языках (таких как санскрит, древнегреческий и латинский).

Эта гипотеза, известная как ларингальная теория (утраченные фонемы были впоследствии условно названы ларингалами), помогла объяснить многие проблемы в изучении эволюции индо- европейской фонологической системы.

Затем, Соссюр уехал в Париж, где работал со своим учеником А. Мейе, в 1880 г., защитив в Лейпциге диссертацию на тему «Об использовании родительного абсолютного в санскрите». В 1884 г. он начал вести занятия в Высшей практической школе, и с этого времени его научная деятельность ограничивалась преподаванием. Соссюр читал курс сравнительной грамматики германских языков и вел семинары по готскому и древневерхнемецкому языкам до 1887 г. Соссюр вернулся на родину В 1891 г., где до конца жизни преподавал в Женевском университете в качестве профессора. С 1905 г. возглавил кафедру общей лингвистики и филологии. За время преподавательской деятельности Соссюр не опубликовал ни одной общетеоретической работы. В 1906–1907, 1908–1909, 1910–1911 гг. он читал курс по общей лингвистике. На основе сделанных студентами записей этих лекций, его младшие коллеги Шарль Балли и Альбер Сеше подготовили и издали в 1916 году (после смерти Ф.де Соссюра) книгу «Курс общей лингвистики» (Cours de linguistique generale).

Известно, что книга быстро стала популярной и сыграла большую роль при становлении разнообразных направлений лингвистики. В этой работе сформулированы взгляды на язык, оказавшие огромное влияние на языкознание XX века, в частности на развитие структурной лингвистики. В основе лингвистической теории Соссюра лежит проблема системности языка. Соссюр поддерживает идеи психологической и социологической лингвистики. Его концепция будет продолжена в лингвосемиотике, системной лингвистике и в учениях структуралистских школ.

Много авторов считают, что если И. А. Бодуэн де Куртенэ и Ф. Ф. Фортунатов уделяли основное внимание единицам языка – фонемам и морфемам, формам слов и словосочетаниям, то Ф. Соссюр основным считал изучение языковых отношений, поскольку язык понимался им как знаковая система, где «суффиксы и основы обладают значимостью лишь в меру своих синтагматических и ассоциативных противопоставлений».

Слюсарева Н.А. (1975 г.) отмечает, что основные положения Соссюра по лингвистике языка и речи сводятся к следующему:

Для Соссюра соотнесены три понятия: речевая деятельность (langage), язык (1а langue) и речь (la parole).

Язык – только определенная часть речевой деятельности, ее социальный элемент. Язык– основание для всех проявлений речевой деятельности. Речевая деятельность – это реализация возможностей языка. Языку противопоставляется речь. Речь – это индивидуальный акт воли и понимания. Соссюр подчеркивает, что «именно явлениями речи обусловлена эволюция языка: наши языковые навыки изменяются от впечатлений, получаемых при слушании других»

Вообще говоря, Соссюр считает, что язык обладает знаковой природой и что существуют две основные дихотомии: 1) дихотомия языка и речи и 2) дихотомия синхронии и диахронии. В своей концепции Соссюр исходит из противоречи- вости и сложности реального языка и его конкретных единиц.

Слюсарёва Н.А. (1975 г.) говорит о определении природы лингвистического знака связано с теоретическим построением его модели. Согласно мнению автора, Соссюр принял двухчленную схему, то есть обе стороны языкового знака психичны и связываются ассоциативной связью. Языковой знак связывает понятие (означаемое, signifie) и акустический образ (означающее, signifiant), психический отпечаток в звучании. По Соссюру, существует синхроническая (статистическая) лингвистика и диахроническая (эволюционная).

Синхронично все, что относится к статистическому аспекту данной науки. Диахронично все, что касается эволюции.

Учёные говорят, что хотя идеи синхронии и диахронии сначала выдвигались И. А. Бодуэном де Куртенэ и Л. В. Щербой, новые термины «синхрония» и «диахрония» были предложены Ф. де Соссюром и закрепились за его именем. Соссюр критиковал утверждения младограмматика Германа Пауля и стремился доказать, что научному изучению подлежит не только история языка и историческая грамматика, но и система языка в том состоянии, в котором засвидетельствована в данную эпоху.

Таким образом, синхроническая лингвистика изучает данное состояние языка, систему сосуществующих языковых знаков, – она изучает «явления». Диахроническая лингвистика изучает изменения, происходящие внутри каждого отдельного языкового знака, не их отношения к системе, – она изучает «события».

В данном реферате были рассмотрены особенности взглядов главных учёных Казанской лингвистической школы – Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ и Николай Вячеславович Крушевский, также выделены общие характеристики научной работы Л.В. Щербы о Трояком аспекте языковых явлений, и лингвистической теорией Ф. Де Соссюра.

Представляется главным, что Казанская лингвистическая школа признана в мировой лингвистике как образец ключевых тенденциях на которых базировалась и на которые продолжает опираться лингвистика до настоящего времени. Благодаря работе проделанная И.А. Бодуэном де Куртенэ в доказательство системности языка, логически привела к поискам закономерностей этой системности в функционировании языка в речевом его употреблении. Учёны утверждают что, идеи Бодуэна де Куртенэ и Крушевского сыграли определенную стимулирующую роль в области экспериментального исследования речи и приложения добытых результатов к общественно-языковой практике.

Помимо этого, так как для современных лингвистов важно развивать свои знания о языке в истории науки и культуры, теоретическое осмысление этого процесса, анализировать теорий и концепций генезиса лингвистической мысли в целом, а также в её отдельных аспектах, направлениях и школах. Бесспорно нужно подойти к понятиям языка и языковых законов, потому что вся концепция Бодуэна де Куртенэ проникнута стремлением дать четкое определение, что такое язык, определить закономерности его развития. Также надо рассматривать идеи Крушевского о языковой системе и теории языкового знака, об основных закономерностях в изменениях языка, и несогласие теории Щербы и Соссюра. Итак, несомненное внимание к – сопоставительному изучению языков (концепция Ф. де Соссюра), заставило искать в прошлом примеры синхронно-сопоставительных штудий и проявлять к ним преиму­ще­ствен­ный интерес.

  1. Байрамова Л.К. Казанская лингвистическая школа. Центр инновационных технологии. 2012. Казань. 3-13 с.
  2. Байрамова Л.К. Казанская лингвистическая школа: Н.В. Крушевский и интерпретация его идей отечественными лингвистами. Центр инновационных технологии. 2015. Казань. 7-11 с.
  3. Будагов Р.А. Из истории языкознания. Изд-во Московского ун-та. Москва. 1954. 4-6 с.
  4. Колесов В.В., Л.В. Щерба. Изд-во Просвещние. Москва.1987. 12-14.
  5. Крушевский Николай Вячеславович. Избранные работы по языкознанию / Отв. ред. В. Н. Ярцева; Сост. Ф. М. Березин .— М.: Наследие, 1998 .—.— Библиогр.: c. 272-283 .
  6. Николаев Г.А. Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ / Г.А.Николаев .– Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2001. 5 – 10 с.
  7. Слюсарёва Н.А. Теория Ф. Де Соссюра в свете современной лингвистики.– Москва., 1975. 9-30 с.
  8. Зиндер Л.П. и Маслов. Л.В. Щерба-Лингвист-Теоретик и Педагог. Изд-во: Наука. Ленинград. 1982. 3-7 с.

Интернет-источники

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/referat/lingvisticheskie-shkolyi/

  1. Крушевский Н.В. Избранные работы по языкознанию. М., 1998 [Электронный ресурс] URL: [http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/krushevski_nikola_vyacheslavovich.html ] (дата обращения: 11.04.2017)
  2. Л.В. Щерба О Трояком Аспекте Языковых Явлений и об Эксперименте в Языкознании (Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. – Л., 1974. – С. 24-39) [Электронный ресурс] URL:)