Сестринское дело в годы Крымской Кампании

Прошлое – часть настоящего и путь к будущему. Исходя из этого, следует перестать рассматривать прошлое как ряд отдельных положительных примеров для назидания: в нём надо видеть единый, динамический процесс с ошибками, борьбой, анализом, положительными и отрицательными явлениями; такой подход необходим для избежания ошибок.

История медицины не ограничивается изучением прошлого. Развитие медицины продолжается и на наших глазах. Прошлое, настоящее, будущее – звенья в цепи исторического развития. Изучение прошлого помогает лучше понимать настоящее, даёт масштаб для его оценки. Вместе с тем, познание закономерностей предшествующего развития любого явления, и уяснения современного его состояния помогают лучше понять и научно прогнозировать пути его развития в будущем.

Чувство любви к ближнему во все века были присущи человеку. С течением времени менялось лишь понятие о том, кто является нашим ближним. Знание истории медицины и истории развития сестринского дела поможет нам продолжить славную многовековую традицию милосердного, христианского отношения к больным и социально незащищённым группам населения.

Основание общины милосердия

В период Крымской войны (1853-1856 гг.) женский труд по оказанию помощи раненым и больным был применен в принципиально новых организационных формах и на новом качественном уровне.

Крымская (Восточная — по европейскому определению) война между Россией и коалицией Турции, Англии, Франции и Сардинии (в то время единого государства Италии еще не существовало), возникшая в результате столкновения политических и экономических интересов этих стран на Ближнем Востоке, развернулась преимущественно в Крыму и на Черном море, хотя военные действия велись и на Кавказе, и на Балтике, и даже на Камчатке.

Как это ни печально, но войны всегда сопровождали неразумное человечество в его многострадальной истории. И те, кто защищался, и те, кто нападал, равно не знали, останутся ли живы в конце сражения. Но, наверное, еще большим мучением была участь раненого – он вынужден был умирать на поле боя от страшных ран или потери крови, если только не мог сам себе как-то помочь или ему не могли оказать помощь его товарищи, но конец очень многих был печален… Буквально до середины XIXв. правильно организованной медицинской помощи раненым не было ни в Западной Европе, ни в России. Война считалась сугубо мужским занятием и, конечно, не могло быть и речи о какой-либо помощи со стороны женщин. Хотя к тому времени в больницах, в лечебницах при женских монастырях уход за больными существовал, но на самом театре военных действий, в перевязочных пунктах или лазаретах трудились только мужчины, как врачи, так и младший персонал.

5 стр., 2355 слов

История медицины

... хирургии, связанное с именем Амбруаза Паре, было продолжено его многочисленными последователями и продолжателями. Изучение исторического и культурного наследия Средневековья позволяет увидеть, как в эпоху Возрождения ... науке в единственно возможном смысле этого слова. 9. Медицина эпохи Возрождения ... влияние на дальнейшее развитие философии и естествознания. ... во время многочисленных войн и походов. ...

В 1844 году в Санкт-Петербурге по инициативе великой княгини Александры Николаевны и принцессы Терезии Ольденбургской была основана первая в России Свято-Троицкая община сестер милосердия. В общине не только ухаживали, воспитывали, но и обучали сестер милосердия гигиеническим правилам ухода за больными и некоторым лечебным процедурам.

В общину принимались, согласно Уставу, вдовы и девицы 20 — 40 лет всех сословий и вероисповедания, но с 1855 года — только православные. Всем поступившим давался годичный испытательный срок, затем проходила церемония принятия в сестры милосердия в торжественной обстановке. После литургии, совершенной митрополитом Санкт-Петербургским, на каждую принимаемую в сестры возлагался золотой крест с изображением на одной стороне Пресвятой Богородицы с надписью «Всех скорбящих радость», а на другой — с надписью «Милосердие». Принимаемая в сестры произносила присягу, в которой были следующие слова: «…буду тщательно наблюдать все, что по наставлению врачей будет полезным и нужным для восстановления здоровья вверенных моему попечению болящих; все же вредное для них и запрещенное врачами всемерно удалять от них».

По Уставу сестры милосердия не должны были иметь ни собственной одежды, ни мебели, ни собственных денег. «Все, что может за свои услуги сестра получить подарками или деньгами — говорилось в Уставе, — принадлежит общине. Если имелись нарушения, сестра исключалась из общины по Уставу, но в истории общины не было такого случая.

«Если сестра удовлетворяет своему назначению, — она есть друг его семьи, она облегчает физические страдания, она же успокаивает порой и душевные муки, она нередко посвящается больным в самые интимные его заботы и скорби, она записывает его предсмертные распоряжения, напутствует его в вечность, принимает его последний вдох. Сколько нужно для этого терпения, находчивости, скромности, твердой веры и горячей любви. Есть глубокий смысл в требовании безвозмездности труда сестры милосердия, ибо за оказание ею услуг нет и не может быть земной платы».

Идея помогать раненым с помощью женского милосердия и участия принадлежит Великой Княжне Елене Павловне, супруге Великого Князя Михаила Павловича, брата Императора Николая I. Иностранка по происхождению, принцесса из Штутгарта, прибыла в Россию юной, но уже успевшей получить блестящее образование в Париже. Знавшая несколько языков, знакомая с литературой, естественными науками и математикой, она в короткий срок также выучила русский язык и Историю Карамзина — язык и историю той страны, в которой ей предстояло жить. Получив после венчания титул Великой Княгини и православное имя, Елена Павловна всей душой обратилась к своей новой Родине — России. Показав себя на редкость добросердечной и отзывчивой на чужие беды и страдания, стал первой ревнительницей и преемницей в деле попечения благотворительных заведений, завещанных ей Императрицей Марией Федоровной. Княгиня отличалась незаурядным умом, прозорливостью, увлеченностью и кипучей энергией и уж если начинала какое-либо дело, то непременно доводила его до конца. Будучи очень скромной в своих личных потребностях, Елена Павловна неустанно занималась благотворительностью, которая поглощала большую часть ее собственных средств. В то время, когда об учреждении Общества Красного Креста еще никто и не помышлял, в голове Великой Княжны уже созрела человеколюбивая мысль о нем. Толчком тому явились военные события в Крыму.

18 стр., 8759 слов

Образ сестры милосердия времен Крымской войны

... русским воинам в горящей Москве.) октября 1854 г. великая княгиня Елена Павловна учредила в Санкт-Петербурге Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия. Главным врачом и непосредственным руководителем общины стал замечательный ... и популярным имя Даши Севастопольской. Ее называли «Женщиной из легенды». Дочь матроса, погибшего в Синопском сражении, переодевшись в матросский костюм и снарядив ...

В 1847 г. звание сестёр милосердия было присвоено первым 10 женщинам, получившим подготовку к общине. Община существовала на средства благотворительных организаций. Однако свои требования за больными в России предъявила Крымская война 1853-1856 гг.

Сестры милосердия принимали участие во всех событиях, связанны с военными действиями начиная с Крымской войны (1853-1856 гг.), до этого времени во время военных действий в войсковых перевязочных пунктах или лазаретах трудились только мужчины, как врачи, так и младший персонал.

Идея помогать раненым с помощью женского милосердия и участия принадлежит Великой Княжне Елене Павловне, супруге Великого Князя Михаила Павловича, брата Императора Николая I. Иностранка по происхождению, принцесса из Штутгарта, прибыла в Россию юной, но уже успевшей получить блестящее образование в Париже. Знавшая несколько языков, знакомая с литературой, естественными науками и математикой, она в короткий срок также выучила русский язык и Историю Карамзина — язык и историю той страны, в которой ей предстояло жить. Получив после венчания титул Великой Княгини и православное имя, Елена Павловна всей душой обратилась к своей новой Родине — России. Показав себя на редкость добросердечной и отзывчивой на чужие беды и страдания, стал первой ревнительницей и преемницей в деле попечения благотоворительных заведений, завещанных ей Императрицей Марией Федоровной. Княгиня отличалась незаурядным умом, прозорливостью, увлеченностью и кипучей энергией и уж если начинала какое-либо дело, то непременно доводила его до конца. Будучи очень скромной в своих личных потребностях, Елена Павловна неустанно занималась благотворительностью, которая поглощала большую часть ее собственных средств. В то время, когда об учреждении Общества Красного Креста еще никто и не помышлял, в голове Великой Княжны уже созрела человеколюбивая мысль о нем. Толчком тому явились военные события в Крыму.

Крымская война

Осада Севастополя обнажила самое печальное состояние организации медицинской помощи в российской армии. Опытного медицинского персонала катастрофически не хватало. И Елена Павловна решилась обратиться к русским женщинам за помощью — отдать защитникам Севастополя свою заботу и свой бескорыстный труд. Ее поддержал известный хирург Н.И. Пирогов, но военное управление встретила эту идею весьма неохотно и недоверчиво (уж если самому Пирогову понадобилось несколько месяцев, чтобы убедить военных чиновников в своей необходимости на передовой…).

15 стр., 7491 слов

Севастополь — город русской славы

... Балаклаву прибыло 20 иностранных судов . В 1797 г. Павел I переименовал Севастополь в Ахтиар. Однако после его смерти городу было возвращено прежнее название. В 1804 г. русское ... России состоялось лишь во второй половине XVIII века, в царствование императрицы Екатерины Великой «Кто владеет Крымом, тот владеет Черным морем» - так определил значение полуострова ...

Тогда взгляд на военное дело был сильно отличен от современного и круг военного звания очень замкнут. Присутствие женщин у постели офицера, а тем более солдата, воспринималось как непростительное вольнодумство. Солдат выполнял свой долг и должен был умирать по форме — навытяжку, а его страдания мало кому приходило в голову обсуждать. Сам главнокомандующий А.С. Меньшиков встретил затею Елены Павловны и Пирогова крайне недоброжелательно и даже грубо, поинтересовавшись: «не открыть ли сразу же при фронте и венерологическое отделение…». В такой ситуации дело могли спасти только такая сильная воля и убежденность, какие были у Великой Княжны Елены Павловны. И она, сумев таки убедить Императора Николая I, человека далеко не мягкого, в необходимости этих мер, 25 октября 1854 года учреждает Крестовоздвиженскую общину Сестер милосердия о раненых и больных, с последующей их отправкой на театр военных действий в Севастополь.

Нужно сказать, что на призыв Великой Княжны отозвались очень многие женщины, причем из разных сословий (в том числе и из высших слоев общества).

Быстро обученная и испытанная первая группа Сестер (28 человек), получив из рук Елены Павловны кресты на голубой ленте и ее благословение всеми силами служить своим братьям во Христе, отправилась в Севастополь к Н.И. Пирогову. Сама Великая Княгиня, оставаясь в Петербурге, отдалась неутомимой деятельности по устройству складов в нижних этажах Михайловского дворца для медикаментов и вещей, купленных на свои средства, а также по доставке их в Крым. За первым отрядом «добровольных помощниц» последовали еще несколько (в общей сложности в Крымской кампании приняли участие около 250 Сестер милосердия!).

Спустя некоторое время уже не только больные и раненые отозвались о самоотверженном труде Сестер, но и все военные начальники, ранее так пренебрежительно отвергавшие их помощь. Это вызвало во всем обществе небывалый подъем и ревностное желание действовать на пользу раненым и больным чем можно. В Морское министерство и к Великой Княгине стали стекаться со всех сторон приношения деньгами и вещами; явилось еще много желающих вступить в ряды Сестер милосердия. В простых коричневых платьях и таких же накидках, на шее — голубая лента и крест с Распятием, в клеенчатых фартуках, за поясом которых инструмент — ножницы, пинцеты и спринцовки, в простых ботинках (а то и в сапогах), самоотверженно сменившие домашний уют и достаток на бомбежки, холод, холеру и тиф, кровь и гной — эти женщины посвятили себя милосердию не на словах. Они делали все: готовили еду, перевязывали, ассистировали на операциях, кормили и поили лежачих, мыли их и одевали, писали письма, занимались постелями и одеждой, медикаментами и процедурами — по 18-20 часов в сутки. Ранения были тяжелыми: от пуль, осколков ядер и мин, от штыков; в зимнее время — обморожения, в летнее — дизентерия и лихорадки, холера и сыпной тиф. Врачи только удивлялись их мужеству, выносливости, неутомимости и буквально преклонялись перед ними. А уж раненные вовсе в них души не чаяли, называя ласково «сестричками» за их нежную заботу, сердечное сочувствие, за слова утешения и поддержки. Врожденная женская чистоплотность, аккуратность, ловкость, а также благотворное нравственное влияние делали их уход идеальным. На перевязочных пунктах близ линии фронта и в полевых лазаретах осажденного Севастополя словно Божий Дар были эти благодеяния женского ухода — то, о чем раньше никто и не помышлял. Были среди них и те, кто добровольно ходил помогать прямо на передовую.

5 стр., 2164 слов

Подвиг Риммы Ивановой – сестры милосердия

... отбросив противника, ворвались во вражеские окопы. Молниеносный бросок русских солдат под командованием сестры милосердия позволил закрепиться на стратегической позиции. Но в гуще боя Римма была смертельно ... года в семье казначея духовной консистории, коллежского асессора Михаила Ивановича Иванова и Елены Никаноровны Ивановой, в девичестве Данишевской. С детства Римма была неразлучна со своим ...

Вплоть до окончания войны сестры милосердия были в госпиталях не только Севастополя, но и Симферополя, Бахчисарая, Евпатории, Перекопа и других городах. И никому уже не приходило в голову шутить и видеть их голубую ленту лишь украшением «в цвет голубых глазок», как когда-то в начале. Их было много, одна из них — лучшая помощница хирурга Н.И. Пирогова — Екатерина Бакунина (ей было 42 года).

Родом из дворян, дочь губернатора Санкт-Петербурга, внучатая племянница М.И. Кутузова на деле оказалась идеальной Сестрой милосердия и ассистенткой в сложнейших операциях многих защитников Севастополя. В 1856 году Великая Княгиня Елена Павловна назначает ее главной — сестрой-настоятельницей, — и в этой должности она продолжает трудиться и после войны уже в С.-Петербурге в Кресто-воздвиженской общине. В 1877-78 гг. Е. Бакунина ездила уже с отрядом Красного Креста на Кавказский фронт, где также самоотверженно и энергично трудилась. А в своем имении устроила бесплатную больницу для крестьян со всей округи и была попечительницей земских больниц Тверской губернии. Именем Екатерины Бакуниной в 1954 году названа одна из улиц Нахимовского района Севастополя.