ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ КРЕСТЬЯНИНА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 19 ВЕКА

Курсовая работа

В настоящее время в исторической науке отмечается небывалый интерес к проблемам, получившим название “история повседневности”. Эта тематика успешно конкурирует с традиционными направлениями исторических исследований, и численность работ, в той или иной степени затрагивающих проблематику повседневности, постоянно растет, включая в себя различные исторические периоды и новые аспекты. Экспедиции в историческую повседневность открывают обширные неисследованные пространства. Как жили люди раньше? Как они одевались и чем питались? Как они отмечали свои праздники и как относились к рождению, болезни и смерти? Казалось бы, банальные вопросы, которыми историки долгое время не задавались. Но сегодня они больше не останавливаются перед тем, чтобы опуститься в глубины повседневной жизнедеятельности общества. Традиционное изучение истории, условно разделенной на отдельные сферы, осуществляется, как правило, на макроуровне. В такой трактовке события прошлого предстают как череда действий (войн, революций и т.п.) безликих масс. При таком подходе история государства отрывается от личности, от семьи, от конкретного места. Глобальные события заслоняют собой главное действующее лицо истории – человека. Грохот пушек и победный клич солдат заглушают повседневные звуки “тихой” истории. В этом разрыве пропадает представление человека о своей причастности к истории страны и народа .

Конечно, повседневность — всего лишь один ракурс рассмотрения общества, не способный дать решающей информации для понимания его исторической динамики, а лишь дополняющий, конкретизирующий научные подходы, вскрывающие его сущность. Изучение того или иного фрагмента истории человечества непременно должно включать в себя изучение повседневности, и в то же время невозможно только через повседневность понять всю суть исторического развития .

В условиях современной общественной практики как никогда актуален анализ возможности возрождения российской деревни. Рассмотрение крестьянской повседневности в прошлом в этой связи нам представляется актуальным. Наибольший интерес вызывает исследование повседневной жизни крестьянской семьи (организация хозяйственной деятельности,

семейно-брачные отношения, семейный быт, традиции, обычаи и обряды, положение женщины в семье, воспитание детей, организация досуга и т.д.).

По этой тематике написано достаточно много литературы, которая изучает и показывает, какое положение занимал крестьянин в то или иное историческое время в России.

12 стр., 5613 слов

Культура советской повседневности и ее отражение в сатире 1920-х гг

... повседневности». Роль изучения повседневности была рассмотрена в статье Вамбольдта и Шубиной «Повседневность в истории» Как ... таковой практики взгляда на повседневность через призму литературных произведений не имеется. ... людей и культурную ситуацию в целом. Сложность изучения повседневности в том, что ... прошествии стольких лет, можно объективно рассмотреть советскую повседневность 20-х годов XX века ...

В отношении данной темы написано достаточно много литературы, которая раскрывает повседневность крестьянина первой половины XIX века. Много отечественных авторов выпускали работы, посвященные данному вопросу, а точнее жизни традиционной крестьянской семьи.

Среди отечественных авторов наиболее полно освятили данный вопрос Пушкарева Н.Л., Каменский А.Б., Писаренко К.А., Григорьева Т.С., Андреевский Г.В., Лелеко В.Д.. В работах данных авторов, крестьянская семья была описана с различных сторон, некоторые делали упор на описание традиций, другие на описание патриархального строя семьи, но, тем не менее, была показана полная картина традиционной семьи.

Всю литературу, относящуюся к изучению повседневности, следует разделить минимум на три части:

1) общие работы, в которых рассматриваются вопросы истории России в целом, как в контексте его повседневности, так и в контексте простого историописания;

2) работы, специально посвященные социально – бытовым основам жизни;

3) вспомогательная литература, выступающая в данной классификации дополняющим звеном между общими работами и исследованиями частного характера.

К первой группе относятся работы, помогающие понять повседневную специфику России, её необычность и уникальность. Среди отечественных исследователей, работавших в этом направлении, стоит отметить работы профессора А.Б. Каменского. Его исследование «Повседневность крестьян» представляет собой один из лучших очерков по истории России.

Свой вклад в разработку общей проблематики повседневности крестьянина в России внесли русские ученые. Среди них следует выделить работы следующих историков: Пушкарева Н.Л., Писаренко К.А., Андреевский Г.В. Российские историки работали в направлении глубокого изучения повседневности, что связано с социально-бытовыми основами жизни крестьянина, его быт и веками сложившиеся традиции.

Одним из главных специалистов по истории России является Безгин В.Б. В его работах значительное место уделено православной жизни крестьянина. Значительное внимание уделял отношению крестьянина к храму и священнику, а так же к вере в целом.

Ко второй группе следует отнести работы, выполненные в рамках узкоспециализированных исследований. Здесь представлены работы, рассматривающие особенности социально–бытового уклада жизни крестьянина в целом.

Российские исследователи Зубкова Е.Ю. и Григорьева Т.С. в своих работах делают акцент именно на традиции и обычаи крестьянина первой половины XIX века.

Третья группа работ объединяет исследования, посвященные интерпретации основных трудов российских ученых. Это принципиально другая литература, нежели помещенная в первые две группы. Если в общей и специальной литературе рассматриваются вопросы, касающиеся непосредственно повседневности крестьянина, то в третьей группе представлены работы, которые являются, по сути, связующим и дополняющим элементом конкретизации повседневности крестьянина.

Среди исследователей выделяются такие, которые посвятили свои работы праздничной жизни крестьянина, стоит отметить Даркевича В.П. и Шангина И.И.

Следует подчеркнуть, что к настоящему моменту издано столько книг, предметом исследования которых являются все стороны повседневности, быта, традиций и семейного уклада крестьянской жизни.

8 стр., 3948 слов

Местное самоуправление в жизни граждан России

... работе я попытаюсь раскрыть сущность, цели и задачи местного самоуправления, определить роль в местнго самоуправления в жизни граждан и рассказать о современном состоянии местного самоуправления. Глава 1. Понятие и сущность местного самоуправления ... деятельность основных институтов местного самоуправления, продолжается. Несмотря на то, что местное самоуправление в России имеет исторические корни, ...

Объект данной курсовой работы – российские крестьяне в первой половине 19 в., предмет – их повседневность.

Хронологические рамки исследования охватывают первую половину XIX в., а именно 40-50-е годы, которая занимает ни маловажное место в истории российского крестьянства.

Цель работы – изучить повседневную жизнь русских крестьян России первой половины XIX века. Исходя из поставленной цели, задачи работы заключаются в том, чтобы :

  • показать хозяйственно-бытовые основы жизнедеятельности крестьян и проанализировать традиции и быт в крестьянской повседневности;
  • раскрыть в чем заключалась православная жизнь крестьянина, его отношения к священнику и церкви в целом.

В работе встречаются такие термины как повседневность, крестьянин, традиция и быт. Следует определить, что они означают.

Повседневность — человеческая жизнь рассмотренная с точки зрения тех функций и ценностей, которые плотно заполняют жизнь личности, включая труд , быт, отдых, передвижения .

Повседневность (“повседневная жизнь”, “жизненный мир”, “повседневная деятельность”) есть видимое проявление базовых ценностей общества, ставших коллективным достоянием целых классов и сословий на определенном этапе их исторического развития.

Крестья́нин — человек, занятый в сельскохозяйственном производстве. Появился в неолите. Класс крестьянина (первоначально свободных земледельцев) пережил в эпоху средних веков до конца XVIII века во всех странах Европы, кроме Швеции и Норвегии, период зависимых отношений к землевладельцу и прикрепления к земле .

Традиция — социальное и культурное наследие, передающееся от поколения к поколению и воспроизводящееся в определенных обществах и социальных группах в течение длительного времени .

Быт — общий уклад жизни, совокупность обычаев, нравов, присущих какому-либо народу в определенной социальной среде и т.п.

ГЛАВА I СОЦИАЛЬНО – БЫТОВЫЕ ОСНОВЫ ЖИЗНИ КРЕСТЬЯНИНА

§1 Брак и семейные отношения в среде крестьянина

Русские семьи в обозримый исторический период были:

1. Простыми, малыми, состоящими из двух поколений родственников по прямой линии (родители и дети);

2. Сложными, объединявшие 3 или 4 поколения, иногда родственников по боковой линии и свойственников (такие семьи назывались также большими либо неразделенными)

3. Складническими, договорными, объединявшиминеобязательно родственников, но и неродных посторонних людей – из хозяйственных соображений .

В русских семьях, несмотря на наличие разных поколений родственников, никогда не заключали браки внутри семьи; не существовало браков даже между троюродными братьями и сестрами. Лишь родственники в шестом колене могли вступить в брак. Помимо запрета на брак с близкими родственниками запрещались браки с иноверцами; кроме того, обществом осуждались неравные браки (людей из разных социальных слоев) и многократные браки. Крестьянская семейная жизнь строилась в основном на соблюдении старых обычаев и традиций; формальное законодательное брачно-семейное право играло в жизни крестьян не столь значительную роль. Так, еще в древнерусских документах были засвидетельствованы закрепленные законом права женщины на имущество, нажитое вместе с мужем, право на развод и пр. Но на самом деле, ни о каком “равноправии” мужчин и женщин не могло идти и речи – мужчина всегда оставался “главой семьи” .

2 стр., 701 слов

«Взаимодействие семьи и школы в развитии ребенка»

... нивелировать сложные взаимоотношения в семье, единству требований семьи и школы. При условии соблюдения всего вышеперечисленного можно будет увидеть, что польза в отношении ребенка проявится в его хорошем самочувствии, ощущении счастья, ...

Брак для крестьянина был не только залогом благосостояния, самостоятельности и веса в обществе (общине), — это был еще и моральный долг. Такие взгляды на семью поддерживались и церковью. Семейно-брачные отношения находились в поле зрения всего сельского общества и зависели от общественного мнения. Только женатые люди были правомочны на сельских сходах, имели возможность получить в надел землю, завести самостоятельное хозяйство, для нормального существования которого необходимы и мужские, и женские руки. Отсюда — высокий уровень брачности в русской деревне в первой половине XIX в .

Хотя с участившимся уходом отдельных членов семьи в город и наметившимся ослаблением семейных связей многодетность начинала терять свое экономическое значение, в то время еще действовали старые нормы рождаемости.

На селе общение молодежи носило узкотерриториальный характер; при заключении брака преимущественной была роль местожительства и совместного труда. Общение молодежи и ухаживания в предбрачное время происходили зимой на посиделках и вечеринках, а в летнее время — на гуляньях.

Решающую роль в браке детей играли родители. Считалось, что выбор брачных пар был исключительно их делом. Молодежи редко предоставлялась свобода выбора; правда, родители могли вступать в договоры о браке, учитывая взаимную склонность детей. Родительское решение было неоспоримым, ему подчинялись беспрекословно. Перед сватовством обычно выясняли материальное положение семьи невесты репутацию семьи, интересовались качествами девушки.

Общественное мнение в браках молодежи также играло роль, к нему прислушивались, особенно к оценке жениха и невесты – “подходят ли друг другу”. При вступлении в брак определяющими были экономические соображения: стремление войти в зажиточную семью, заполучить лишние рабочие руки, привести в дом работника или работницу. В женихе и невесте чаще всего ценились трудолюбие, выносливость, важна была и хорошая репутация их семей.

Ранние браки тоже объяснялись экономическими соображениями. Холостые не получали земельный надел, а следовательно, не обладали правами ни в семье, ни в обществе. Незамужние женщины не имели самостоятельности. Хозяйственная и моральная необходимость заставляла крестьян заводить семью при первой же возможности, а отсюда и ранние браки, и возрастное неравенство супругов (случалось, что и невеста была старше жениха).

Большое значение у крестьянина придавалось предсвадебным обычаям — сватовству, сговорам об условиях брака (“запои”, “зачины”), окончательному согласию на брак (“рукобитье”), приданому невесты, вкладу жениха на свадебные расходы (“кладка”).

Эти обычаи имели статус правовых начал в оформлении брака, расторгнуть который после них можно было лишь в исключительных обстоятельствах . Жених в таких случаях компенсировал нарушенное слово денежной суммой, а церковь вдобавок к этому брала штраф в свою пользу .

Девушка должна была выходить замуж обязательно с приданым. Готовилось приданое в семье, большей частью самой невестой, и состояло обычно из одежды и домашней утвари; впрочем, могли даваться также скот, земля, деньги. Это была собственность замужней женщины, которую наследовали ее дети или ее отцовская семья в случае ее смерти.

10 стр., 4913 слов

Ростовы в романе «война и мир» (образ и характеристика семьи)

... и в семье, и на службе. Николай служит в гусарском полку и делает неплохую карьеру. В конце романа Николай Ростов женится на княжне Марье Болконской. Смотрите: Характеристика Николая Ростова 5. Наташа Ростова Наташа Ростова ... образе жизни нашего состояния нам ненадолго. И все это клуб и его доброта. В деревне мы живем, разве мы отдыхаем? Театры, охоты и бог знает что…” “…те же ...

Существовали особые традиции, связанные с браком. Помимо уже упомянутых запретов вступать в брак с близкими родственниками, иноверцами и членами другого социального круга существовало также запрещение браков с кумовьями и их потомством, с крестными и крестниками, поскольку они рассматривались как родственники в духовном (религиозном) смысле. Существовал также обычай старшинства в браке (старшие дети вступали в брак раньше младших, сыновей предпочитали видеть семейными раньше дочерей), однако он соблюдался нестрого: очень часто экономические соображения позволяли обходить это правило.

Вступление в интимные отношения до брака считалось позором. Рождение детей вне брака в русской деревне неизменно встречало осуждение со стороны общества и вело к материальным лишениям семьи, так как такие дети считались незаконнорожденными и их не содержали отцы. Внебрачная рождаемость в условиях всеобщего осуждения, а иногда и осмеяния стабильно оставалась невысокой. Имущественное положение внебрачных детей было тяжелым. Хотя мальчики, вырастая, могли получить землю, но при разделах семей, пока они еще не стали взрослыми, их лишали положенного пая.

Развод в крестьянском сознании был грехом, и на той же позиции стояла и церковь. Прелюбодеяние, неверность одного из супругов были не слишком предосудительными поступками в системе нравственных координат российского крестьянина, чтобы рассматриваться в качестве основания для расторжения брака и создания новой семьи. От мужа крестьянский мир в данном случае ожидал не развода с неверной женой, а ее наказания. При этом неверность супруга осуждалась общественным мнением менее строго, чем измена жены. В крайне редких случаях развод считался допустимым: в случаях бегства из деревни, осуждения на каторгу и др. Впрочем, расторжение брака в сельских семьях было почти невозможно – для него брака требовалось разрешение высшей духовной инстанции, то есть Синода. Повторные браки разведенных тоже были нечасты. Обычно повторные браки случались у вдов .

При таком строгом разграничении обязанностей всегда оставалась значительной роль женщины как основного распорядителя домашних дел, организатора семейного уклада, уюта, досуга и воспитателя детей. Особое положение в семье занимала “большуха” — жена старшего по возрасту и положению в семье мужчины. Она подчиняла себе весь женский состав семьи, пользуясь своим положением самого приближенного к ее главе человека, и часто бывала первой советчицей своего “повелителя”

Межпоколенные связи с родственниками никогда не прерывались. В деревне они являлись каждодневными и разносторонними. Помощь в различных работах облегчалась территориальной близостью родных. Кроме того, в процессе совместного проведения досуга (семейных событий и праздников) члены семьи могли получить и моральную поддержку, и совет, и обмен жизненным опытом .

Дети помогали отдельно живущим родителям во всех хозяйственных работах, а родители и другие старшие родственники, в свою очередь, воспитывали детей. Сильными были в русской деревне и братско-сестринские отношения, основой которых считалась взаимопомощь и нравственная поддержка. В случаях смерти родителей старшие дети заботились и воспитывали младших: «Мы за браткой поднимались», — говорили в таких случаях.

9 стр., 4198 слов

Насилие в семье реферат по уголовному праву

... по данным этих исследователей /1/. Во многих случаях именно женщина прибегает к использованию оружия. При анализе более 6000 случаев применения насилия в семье (в 1973-1975 гг.) оружие было применено в ... явно занимал главенствующее положение, и только в 3% семей, где оба супруга обладали примерно одинаковыми правами /1/. акты насилия психологическая В отношение обоих видов зависимости исследователи ...

Крестьянская семья — это еще и коллектив совместно хозяйствующих людей. Во главе семьи стоял крестьянин. Его главенство признавали все члены семьи. Крестьянин вечером распределял работу на завтра. Если в семействе не было отца, то члены семьи выбирали главного брата или дядю. Если семья недовольна своим главой, то она может сместить его. Если женщина приносила в семью приданое, то она могла получать доход со своего приданого (земли).

Родители всегда обеспечивались, а также дочери, после смерти родителей и другие члены семьи. Семья соединяли в себе функции производственного, воспитательного и религиозного коллектива .

§2 Права и обязанности крестьянина

Обычное право сформировалось под влиянием бытовых условий повседневной жизни, заключало в себе общепризнанные юридические воззрения народа и осуществлялось фактически путем единообразного соблюдения в течение более или менее длительного времени. В то же время обычное право отличалось значительной устойчивостью по причине преобладания в его источниках не формально-догматических и естественно-практических факторов, а нравственно-этических и духовно-религиозных явлений крестьянского бытия. Приверженность крестьянина нормам обычного права определялась общинным укладом, традициями аграрного труда, самобытностью общественного устройства и сельским менталитетом. В практике народного права воплощалось крестьянское представление о правопорядке, находившее свое выражение в том, каким образом община, крестьянское хозяйство решали проблемы, связанные с наделами, с усадьбой, экономические и социальные конфликты, семейные вопросы .

Нравственный императив был преобладающим в обычно-правовых воззрениях русского крестьянства. Вполне закономерно, что обыденные понятия, которые выступали для сельских жителей критериями в оценке тех или иных деяний, отличались от их трактовки в формальном праве. В крестьянском сознании понятия “греха” и “преступления” были схожи, но не тождественны .

Под грехом в русской деревне понимали всякое богопротивное деяние, отступление от христианских заповедей, нарушение церковного устава. Греховным считалось употребление скоромной пищи в пост и постные дни, недостойное поведение в храме, работа в праздничные дни. Церковное установление о запрете на работы в праздничные дни санкционировалось решением сельского схода. Накануне нерабочего дня староста обходил

дома односельчан с напоминанием о запрете. Грех состоит в ругательстве, работе в праздничные дни, в песне под праздник, родить в девках или без мужа, украсть по мелочи на огороде. Если кто-то тайно продает водку и подливает в нее воды. Это считается грехом”. Добавим то, что, помимо перечисленного, как грех в деревне воспринималось пьянство, распутство, непочтение родителей, брак без родительского благословения .

По понятиям и обычаям народа, право преследовать, судить и называть виновных принадлежала суду и воле Божьей. В случае неправедного суда в селе говорили: “Не боюсь я суда людского, а боюсь – Божьего” . В православном сознании русских крестьян ответственность перед Творцом стояла выше суда земного. “Перед судом соврешь, а перед Богом нет”, – утверждали сельские жители .

2 стр., 535 слов

Сотрудничество семьи и школы в развитии ребенка. материал

... тесное сотрудничество с семьей. Воспитание детей – это совместная задача педагогов, родителей и общественности. Не стоит умалчивать и тот факт, что ... Радость и огорчения, доброта и жадность, успехи и неудачи - все эти свойства и чувства, присущие взрослым, есть и у детей. Беда ... прекрасными бы не были наши школы, но основная роль в воспитании детей отводится родителям. Именно поэтому мы, учителя, ...

Преступления против православной веры (кощунство, богохульство, святотатство и т.п.) были редки в русской деревне. Богохульство и кощунство сознавались крестьянами как тяжкий грех и преступление, и по народному обычаю виновный подлежал строгой ответственности. На нарушителей церковных правил народ смотрит равнодушно, зная, что Бог и без них за это накажет”. Крестьянин и его семья не считали своим делом наказывать грех (это дело Божье), но добивались исполнения нравственных норм силой общественного мнения.

Любой проступок в деревне получал, прежде всего, моральную оценку.

Если с точки зрения формального права многое нравственное может быть преступным, и не все, что преступно, должно быть безнравственным, то с точки зрения жителей деревни, все преступное обязательно безнравственно, а все, что нравственно, не может быть преступным. Это противоречие между правовыми обычаями и писаным правом находило свое выражение в сельской повседневности. Крестьяне считали нормальным делом или своим святым правом: самогоноварение, битье жен, порубку барского леса и другое, считавшееся по закону преступлением. В то же время не все нарушения, которые, по мнению крестьян, совершать греховно, преследовались законом. Так, в сельском быту греховным делом считались отказ от подачи милостыни, нарушение обещания участвовать в помочах, работа в праздничные дни .

Многие преступления, весьма строго караемые общими уголовными законами, считались маловажными по обычному праву. Снохачество наказывалось у крестьян несколькими розгами, а по уложению подлежало весьма тяжелой каре. Нанесение обиды действием восходящему родственнику по уложению наказывалось очень строго, а по обычному праву драка между детьми и родителями, как явление обыденное в крестьянском быту, не считалось чем-то особенным. С другой стороны, обычай относился к некоторым наказуемым деяниям строже, чем закон .

Уважение к частной собственности у жителей села не было развито, что в первую очередь относилось к собственности помещиков. Заповедь “не укради” по отношению к землевладельцу не работала. Крестьяне не воспринимали как преступление кражу у помещика копны ржи или овса, порубку десятка дубков в господском лесу. По понятиям крестьян, воровство у помещика грехом не являлось. И они воровали при каждом удобном случае, будучи вполне уверены в том, что односельчане их не выдадут. Не считали преступлением жители села нарубить в барском лесу дров, утверждая, что “это не людское, а Божье” По взглядам крестьян лес, вода, земля, дикие звери, птицы и рыбы считались Божьими, созданными для всех людей на потребу и в равном количестве. Поэтому, не было грехом сделать в чужом лесу порубку, наловить рыбу или дичи в чужих владениях.

В основе такого подхода лежал традиционный взгляд крестьян на природу собственности, восприятия труда как единственно справедливого ее источника .

Таким образом, в трактовке преступления и ответственности за него

положения официального законодательства и нормы обычного права расходились, и весьма значительно. Это являлось следствием сословной замкнутости крестьянского социума, особенностей сельского менталитета, традиций хозяйственного уклада, соблюдения канонов православия, приоритета правовых обычаев над формальным законом .

В деревенской среде оскорбления и драки были явлением обыденным и в большинстве случаев не становились предметом судебного разбирательства. Словесные перепалки, которые часто возникали в крестьянском быту, сопровождались всем многообразием русской ненормативной лексики. К таким бранным оскорблениям крестьяне относились спокойно (“Брань на вороту не виснет”), понимая, что ругательства произнесены сгоряча, а все сказанное было не по злобе (“Собака лает – ветер носит”) .

1 стр., 479 слов

Образ жизни моей семьи

... успехи, а также, множество событий в нашей жизни. И хотя с течением времени, люди склонны менять свой образ жизни, важно, чтобы он состоял из положительных составляющих. Образ жизни моей семьи ... нашему здоровью, так и накоплению положительных эмоций. По моему мнению, спорт – еще одна неотъемлемая составляющая здорового образа жизни. Чтобы поддерживать свой организм здоровым полезно ходить на ...

Самым большим оскорблением у крестьянина считалось ругательство, соединенное с укоризной в чем-либо позорном: воровстве, мошенничестве и т.п. Крестьянин полагал, что оскорбления подрывали репутацию, бросали тень на доброе имя, и поэтому приравнивал их к клевете и доносам. Неслучайно, при недоказанности обвинения обидчик строго наказывался.

Отношения в крестьянской семье были далеки от идиллии, а ругань и брань между родными были делом обычным. В делах об оскорблении между родителями и детьми судьи всегда становились на сторону родителей .

Грубость деревенских нравов и приверженность крестьян к насилию в быту являлись причиной преступлений против личности. Драки, которые вспыхивали в селе по поводу и без повода, также следует признать обыденным явлением, по причине того, что редкий день обходился без них. Обычным правом драки на сельском сходе были запрещены, но общественное мнение деревни считало допустимым выяснение отношений на базаре. Повседневный опыт указывал крестьянину на собственную предрасположенность к неконтролируемым способам поведения, поэтому забыть нелояльное поведение соседа было нетрудно. Ссоры не рассматривались как нечто непреодолимое, общая солидарность сохранялась.

В своей повседневной жизни крестьянин практически постоянно вступал в имущественные отношения разного рода. Чаще всего это были договоры займа, найма, купли-продажи. Как свидетельствуют источники, в большинстве случаев сельские жители выполняли взятые на себя обязательства. Всякое нарушение или неисполнение условий договора крестьянином неминуемо подрывало его репутацию. В договорах, предусматривающих денежный расчет, стороны, как правило, устанавливали срок оплаты. Сроки платежа обыкновенно связывали с датами православного календаря: Николой (9 мая), Петровым днем, Казанской (8 июня), Покровом, Заговением (14 ноября), Введением, Святками, Масленицей. Если к назначенному сроку крестьянин не мог уплатить деньги, то за неделю до срока он должен был войти в соглашение со своим партнером о переносе срока. Если он этого не делал, то договаривающийся выводил его на сходку и объявлял о неисполнении договора. В случае нарушения условий сделки потерпевшая сторона обращалась в волостной суд с требованием взыскания штрафа за “бесчестье”. Данного понятия официальный закон не знал, но оно было распространено в крестьянском обиходе. Согласно народному обычаю волостной суд признавал обязанность возместить убытки, произошедшие от неисполнения соглашения вступить в брак. Договора в деревне заключались преимущественно в устной форме, причиной тому служила неграмотность сельского населения.

§3 Семейные будни крестьянина

Наиболее полно сельская повседневность проявлялась в жизни крестьянского двора. Он выступал первичной производственной ячейкой сельской общины, на нем держались все хозяйственные связи в деревне. Традиционно крестьянский двор выполнял фискальные функции. Он же служил основой бытовой морали сельчан. Таким образом, статус и положение крестьянского двора выстраивали этику соседских отношений в деревне. Крестьянский двор действовал как сплоченный элемент социальной организации с разделением труда, власти и престижа по традиционным

4 стр., 1861 слов

Как жили крепостные крестьяне на руси. «Один день из жизни крестьянина

... из своей общины. Сочинение Один день из жизни крестьянина Жизнь крестьянина сильно отличается от жизни городского жителя. Крестьян занимается физическим трудом и приходится за один день выполнять ему много работы. Утро крестьянина ... рад бы поехать в Париж.» Один день из жизни царя: Царь начинает свой день рано и почти сразу с ... по любому жизненному вопросу. Дети в семье рождались почти каждый год, это ...

предписанным семейным установлениям. Двор представлял собой основу производства, потребления, отношения собственности, социализации и общественных связей, моральной поддержки и взаимопомощи .

В русской деревне было несколько типов дворов. Это двор рабочий, возглавлявшийся домохозяином – основным держатель земельного надела. Далее шел вновь образованный двор, состоящий из малой семьи и еще полностью не включившийся в общественную жизнь деревни. Особый тип составляли дворы отставных и запасных воинских чинов .

На время службы право на земельный надел за солдатами сохранялось, а по возвращении с нее они оставались в составе семьи или посредством выдела создавали самостоятельное хозяйство. В селе существовала категория неполных дворов: вдовий или бобылий двор; выморочный двор, утративший хозяина, живых наследников; двор убылых душ, то есть опустевший по различным причинам. Вклад этих дворов в производственный процесс не был равнозначным. Соответственно, каждая категория двора наделялась различной долей земельных ресурсов из общинного фонда .

Понятия “семья”, “двор”, “семейство”, “хозяйство” применительно изучаемой проблемы тождественны: они означают совокупность близких родственников, живущих вместе и ведших одно хозяйство под управлением одного человека, который назывался хозяином (большаком) . В один двор несколько брачных пар объединяла совместная трудовая деятельность при наличии неразделенного имущества, которым управлял домохозяин. Глава двора стремился оградить семейную повседневность от всего, что могло бы нарушить привычный уклад, изменить традиции, ослабить его власть .

Во главе крестьянской семьи стоял старший по возрасту и положению мужчина. Крестьянин обладал в семье неограниченной властью. Глава семьи судил поступки домашних и налагал на них наказания, представлял интересы двора на сельском сходе, уплачивал повинности. Он управлял всем хозяйством, отвечал за благосостояние двора перед сельским обществом. В случаях пьянства, мотовства, нерадения хозяйства решением сельского схода он мог быть лишен семейной власти. Община вмешивалась только тогда, когда действия крестьянина вели к разорению двора, потери его тяглоспособности. Утрата дееспособности также являлась основанием для передачи его полномочий другому члену семьи .

В его руках находились все деньги, зарабатываемые семьей, и в расходовании их никто не имел право требовать у него отчета. Только он мог выступать в качестве заимодавца или заемщика. Именно домохозяин был ответственен перед обществом за отбытие двором мирских повинностей. По сельским традициям отец был волен отдать своих детей в наем, не спрашивая на то их согласия. Глава семьи вел все дела хозяйства, свободно распоряжался его имуществом, заключал обязательные соглашения, но наряду со всем этим владельцем двора не являлся. Существовавший обычай воспрещал домохозяину предпринимать важнейшие распорядительные действия, например отчуждение, без согласия всех взрослых членов семьи. Он не мог завещать имущество двора. После его смерти двор оставался в распоряжении семьи, а хозяином становился его сын, брат, реже вдова .

Если двор по смерти хозяина и делился, то это происходило не по гражданскому закону, а в рамках того же обычного права. Порядок наследования выражался в распределении общего имущества между члена-

ми семьи, а не в переходе права собственности от домохозяина. Члены семьи и при жизни домохозяина имели право на общее имущество. Такое право реализовывалось при выделе сына .

Таким образом, существо внутрисемейной иерархии определялось безропотным подчинением младших членов семьи старшим, жен – мужьям, детей – родителям. В крестьянской семье существовало половозрастное разделение труда. Вся хозяйственная деятельность двора традиционно подразделялась на “мужскую” и “женскую” работы. Такая градация производственных операций позволяла наиболее эффективно использовать особенности и возможности организма мужика, бабы, подростка.

Основные трудовые усилия сельской семьи были направлены на получение урожая, поэтому земледельческие операции носили приоритетный характер. Мужики выполняли все полевые работы, требующие физической силы, будь то пахота, боронование, сев и заделка семян, косьба и уборка сена, жатва хлебов, молотьба, вывоз навоза и т.п. Помимо своего главного занятия – хлебопашества – деревенский мужик занимался рубкой и возкой дров, строительством или починкой избы, хозяйственных построек, изгороди, изготовлением колес, саней, ремонтом конской упряжи и сельскохозяйственных орудий. Каждый мужик в селе обладал навыками плотницкого, слесарного, гончарного, скорняжного ремесел. И только для изготовления сложных деталей и приспособлений, осуществления работ, требующих профессионального мастерства, он обращался к сельским умельцам: кузнецу, печнику и т.п.

Рано отцы начинали приучать сыновей к главному жизненному предназначению крестьянина – хлебопашеству. С десяти лет мальчики уже боронили, как говорили в деревне, “скородили” под наблюдением взрослых, а с двенадцати пробовали пахать самостоятельно. В 14–15 лет сыновья выполняли наряду с отцом все полевые работы. Попутно, в процессе выполнения хозяйственных дел, парубки учились владеть топором, чинить инвентарь и упряжь, изготавливать предметы обихода .

Крестьянин был сдержан в открытом проявлении родительских чувств. Однако демонстративная грубость не могла скрыть искренней любви к

детям и заботы о них. Сельские жители в проявлении родительских чувств не были столь эмоциональны как представители просвещенного общества, но их отличала простота и естественность .

В жизни крестьянской семьи и общины выражалось беспрекословное подчинение родительской воле и власти отца над детьми. Ежедневные домашние молитвы, регулярное участие в богослужениях, постижение евангельских истин в приходской школе – все это формировало у подрастающего поколения уважение и почитание своих родителей .

Публичность действий жителей села, “прозрачность” деревенских отношений и сила общественного мнения обусловливали ответственность как родителей за поступки своих чад, так и обязанность детей по попечению престарелых родителей .

В русской деревне сложились традиционные представления о родительских обязанностях. Они включали в себя требования к родителям содержать, одевать и кормить своих детей, учить их страху Божьему и грамоте, приучать к работе по дому и в поле, женить или выдать замуж. Если отец не кормил и не одевал сына, то он должен был платить ему как наемному рабочему .

§4 Праздники крестьянина

Праздники в русской деревне прошлого составляли важную сторону общественной и семейной жизни. Крестьяне даже говорили: «Мы целый год трудимся для праздника». Праздник религиозным сознанием людей воспринимался как нечто священное, противоположное будням — повседневной жизни. Если будни осмыслялись как время, в которое человек должен заниматься мирскими делами, добывая хлеб насущный, то праздник понимался как время слияния с божественным и приобщения к сакральным ценностям общины, ее священной истории. В праздник люди должны достигнуть особого психофизиологического состояния полноты жизни, мироощущения, богоощущения, а также ощущения внутреннего единения друг с другом. Такое философское осознание праздника на бытовом уровне

закреплялось в целом ряде правил, которые должен был усвоить человек русского традиционного общества.

Прежде всего, праздник считался обязательным для всех членов деревенской общины, достигших зрелого возраста .

Дети, старики, калеки, старые девы, больные на праздник не допускались, так как одни еще не достигли возраста понимания сакральных ценностей, а другие уже находятся на грани между миром живых и миром мертвых, третьи не исполнили своего предназначения на земле — не вступилив брак. Праздник предполагал также полную свободу от всякой работы. В этот день запрещалось пахать, косить, жать, шить, убирать избу, колоть дрова, прясть, ткать, то есть выполнять всю повседневную крестьянскую работу.

Праздник обязывал людей нарядно одеваться, для разговора выбирать темы приятные, радостные, иначе вести себя: быть веселым, приветливым, гостеприимным. Характерной чертой праздника было многолюдье. Тихое в будни село заполнялось зваными и незваными гостями — нищими, странниками, богомольцами, каликами перехожими, вожаками с медведями, балаганщиками, раешниками, кукольниками, ярмарочными торговцами, коробейниками .

Праздник воспринимался как день преображения деревни, дома, человека. К лицам, нарушавшим правила праздничного дня, применялись жесткие меры: от денежного штрафа, битья плетьми до полного изгнания из деревенского сообщества.

В русской деревне все праздники включались в единую многоступенчатую последовательность. Они справлялись из года в год, из века в век в определенном порядке, установленном традицией. Среди них был главный праздник, обладавший, с точки зрения крестьян, наибольшей сакральной силой, — Пасха. Праздники великие: Рождество, Троица, масленица, Иванов и Петров дни и малые праздники, еще их называли полупраздники, были связаны с началом разного рода крестьянских работ: первый день сева зерновых, заготовка на зиму капусты и т.п. Различались русские праздники и по своему происхождению. К установленным православным вероучением относились Пасха с двунадесятыми, то есть двенадцатью праздниками в честь Иисуса Христа и Божьей Матери. Святость Пасхи была велика, поэтому развлекательная его часть проходила тише. Бытовала игра крашеными яйцами .

Еще один из великих праздников это Троица. Завивание венков в Троицын день и развивание венков через неделю, бросание их в реку и гадание по ним. Вождение хороводов. Накануне Троицына дня в домах чисто убирали, в доме и перед ним ставили березки, пол устилали травой. «Березко», «Колосок» и другие игры проводили на Троицу .

Все эти игры создаваемыми многими поколениями, сохраняемые коллективно они впитывали в себя особенности крестьянского сознания — глубокую связь с природой и земледелием .

К праздникам, не связанным с церковной традицией, относились святки, масленица.

Святки. Время от Рождества до Крещения называется святками. Оно выделялось духовным подъемом в церковных делах и праздничным в мирских. Примечательной чертой праздника было колядование или славление. Ходили группами от двора к двору, исполняли песнопения, посвященные Рождеству, величали хозяина и хозяйку. Хозяева угощали славельщиков. Колядовали, в основном, молодежь и дети. Для некоторых районов было характерно ряженье. Делали различные маски и ходили по деревне. Вечером были характерны игры в избе. Праздничные песнопения ряженными не исполнялись, зато ими давались театральные представления. Вечером молодежь собиралась в избу и под песни гадала: на блюдо клали перстни, наперстки и другие мелкие вещи. В блюдо наливали воду. Под песню вынимали свою вещь, это было ответом в гаданье .

Масленица. На масленицу, прежде всего, катались на лошадях. Погулять в волюшку перед 7 неделями строго поста, таков дух праздника. Праздновалась Масленица неделю перед Великим постом. Широко распространено было и катание с ледяных гор. Сжигание чучела Масленицы в «прощеное воскресение», прыжки через костер; взятие снежного городка — все это обязательные атрибуты масленичных забав.

Отдельная группа праздников ни мало важных это храмовые. Храмовые — местные праздники, отмечавшиеся в дни освящения храмов или в дни памяти о значительных событиях из жизни святых, в честь которых построены храмы. Они отмечаются в день святого или священного события, в память которого был освящен престол местной церкви. Они относятся к конкретной дате и охватывают всех прихожан, но в, то же время были отмечены «гостеванием» родственников в семьях .

Ко дню храмового праздника стремились обновить, освежить украшения самого храма. Женщины заканчивали вышивку полотенец, мужчины — художественные поделки из дерева. Готовились не только внешне: многие накануне приходили в церковь исповедаться, чтобы во время литургии престольного дня принять причастие. Старики рассказывали детям житие святого. Прихожане из дальних деревень заранее приглашали причт для молебна в доме. Молодежь переписывала молитву святому, взяв ее из книги священника или у тех, кто ее уже имел .

В самый день праздника прихожане старались непременно быть на службе, в том числе на предшествовавшем обычно литургии молебне с водосвятием; запасались святой водою. После литургии все, кто мог (включая стариков и детей), участвовали в крестном ходе вокруг храма, а в некоторых случаях в этот день бывал и дальний крестный ход с иконой праздника. Главным в народном восприятии храмового (престольного) праздника была его особенная святость, тесно связанная с данным селением, приходом, конкретной местностью. Но угощение и развлечения тоже составляли непременную часть и входили в воспоминания тех, кто расстался с родными местами .

На храмовый праздник «дом каждого отверст каждому приходящему, и стол накрыт во весь день. Всякий посетитель угощается, даже незнакомый». Для угощенья заранее запасали мясо, а если дата приходилась на пост – рыбу. Из двора во двор ходили толпами с пением. Празднование продолжалось обычно три дня .

Храмовые праздники не имели такой особенной окраски, присущей именно данным дням, как некоторые календарные, за исключением тех

случаев, когда они совпадали с последними (съезжим праздником для данного селения могли быть, например, Рождество или Троица).

Таким же обычным был этикет приема гостей на храмовые праздники. Хозяин читал молитву перед обедом, потчевал каждого гостя. Хозяйка, подавая что-либо на стол или поднося напиток, каждый раз низко кланялась. Встречая гостей, целовалась с каждым; провожала уходящих до ворот. Во время храмовых праздников шло активное общение крестьян среднего и старшего возраста из разных селений. Каждая крестьянская семья принимала своих гостей — родственников, свойственников и знакомых. Кроме того, гости вместе с хозяевами, по обычаю, переходили из избы в избу. В силу этого храмовый праздник носил общинный характер, если и не сопровождался кануном — братниной или общественным молебном.

Народные забавы

С Пасхи до Петрова дня молодежь водила хороводы. Девочки ходили в хоровод с 12-13 лет, но полноправными его участниками становились в 16 лет. Мальчики с 13 лет или с 17-18 лет, в зависимости от традиций данной местности. Допускались дети и 8-10 лет, но они были зрителями и рано уходили домой. Могли приходить на хороводные игры и молодожены. Водили хороводы за деревней, либо на особом месте в самой деревне, а иногда и просто на деревенской улице у ворот девушки, которая была «царицей» в хороводе. Хороводных игр было много; их отличало искреннее веселье, отсутствие принужденности, чопорности, натянутости. В середине сентября завершалась жатва и именно тогда открывался веселый сезон в жизни деревенской молодежи: начинали устраивать вечерки, являвшиеся одной из излюбленных форм досуга. Собирались в избах, с работой или без нее. Избу откупали у кого-нибудь из односельчан, а иногда договаривались с какой-нибудь одинокой старухой, чтобы она пустила вечерки на весь сезон. На вечерках пели, плясали. Наблюдателей поражало обилие игр на вечерках. Взаимоотношения молодых людей на вечерках было достаточно вольным. Церковь пыталась бороться с этим, но толку от этого никакого не было. В основе твердости нравственных позиций крестьянской молодежи лежала вера и понятие о грехе. Губитель девичьей чести изгонялся из девичьего общества и лишался права жениться на другой невинной девушке. Деревня строго относилась к девушкам, потерявшим свою невинность, однако была сурова и к молодым людям, совершившим грех. Для замужних женщин специфическими общественными формами досуга в свободное от полевых работ время служили капустники, супрядки .

Вывод:

Исходя из исследуемого материала, можно сделать вывод о том, социально – бытовая и праздная жизнь крестьянина первой половины XIX века была разнообразной. Большую роль в семье крестьянина играл брак. Главным в семье считался хозяин дома. Крестьянская семья являлась первичной хозяйственной единицей. В семье сохранялись и передавались от поколения к поколению производственные навыки, этические нормы, традиции, многие из которых сохраняются до настоящего времени и являются составной частью повседневной жизни современной русской деревни. Крестьянские «увеселения» в целом выполняли важную роль: они были направлены на восстановление сил крестьянина, способствовали консолидации родственных отношений, являлись одной из форм реализации функции общин, как носительницы общественного мнения, хранительницы культурных и трудовых традиций.

ГЛАВА II ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ КРЕСТЬЯНИНА

§1 Вера и суеверия

Изучение массовых явлений веры крестьян приводит к выводу об ошибочности противопоставления православия народного и церковного. Современное состояние науки со всей очевидностью убеждает во всей искусственности и ошибочности теорий “двоеверия”, “бытового православия”, “обрядоверия” и пр. В религиозных представлениях русских крестьян наследие языческого прошлого было значительным, но не равноценным православию. На протяжении всей истории процесс взаимодействия официальной церкви и крестьянства был основан на компромиссе. Это взаимное приспособление произошло путем принятия крестьянским миром канонов православия и приспособлением церковью народных обычаев к христианской догматике .

Еще в первой половине XIX в. отмечалось, что русский крестьянин воспринял православие не как свод догм, а как обращенную к каждому истину, формирующую жизненные устои и отношения. Глубина веры определяется уровнем духовности, а не уровнем знаний о религии. Не ведая многих канонов и церковных установлений, коверкая некоторые молитвы, придавая порой большее значение внешней стороне обряда, крестьяне верили в Бога, как говорили в селе, “всем сердцем”. Православие выступало основным содержанием народной культуры, в самом высоком смысле этого слова .

Православие – не просто составная часть культуры русского народа.

Влияние его на жизнь народа было воистину всеобъемлющим. Семейно-брачные отношения, этические нормы поведения, формы проведения досуга, различные виды взаимопомощи формировались и приобрели присущие им черты под воздействием православия.

В первой половине XIX в., как и в предыдущие столетия, русские крестьяне четко сознавали свою принадлежность к православной вере. Это выражалось в общепринятом обращении на сельских сходах

“Православные!”. Православные традиции были органически вплетены в канву повседневной крестьянской жизни. Вера Христова зримо и незримо сопровождала крестьянина от рождения до смерти. Рубежные события в его жизни определялись христианскими таинствами – крещения, венчания, отпевания .

Ощущение церковной соборности достигалось посредством участия в воскресной литургии и приобщении Святых Христовым Тайн (причастие).

Азы православной веры постигались в сельской семье через регулярные действия: исполнение молитвы перед едой, чтение слова Божьего (Евангелия) – и зримые образы креста, икон, священных предметов. Цикл крестьянской жизни был неразрывно связан с церковным календарем. Церковные праздники являлись ориентирами, с которыми крестьяне соотносили все наиболее значимые события своей жизни. В повседневности они вели счет следующим образом: такое событие произошло на Покров, а не 1 октября; на заговенье осеннее, а не 15 октября; на Казанскую, а не 22 октября. Аналогичным образом крестьяне вели учет семейных событий: рождения, крещения, свадьбы. Говорили, что такому-то исполнилось столько-то лет на Святого Илью-пророка (20 июля) .

Повседневная жизнь русского крестьянина проходила не только в рамках сельской общины, но и церковного прихода, и порой было трудно разграничить их компетенции, настолько плотно они переплетались. Приход был определяющим религиозно-общественным институтом в формировании духовно-нравственного облика сельской паствы .

На основе анализа используемой литературы можно сделать вывод о том, что большинство приходских священников добросовестно и ревностно исполняли свой пастырский долг. “Почтение к священнику как духовному отцу оказывалось крестьянами на каждом шагу. При встрече со священником они, как правило, считали своим долгом снять шапку, низко поклониться, просить благословления, называли священника батюшкой” .

К помощи Божьей, заступничеству Богородицы и “близким” молитвам святых угодников крестьяне традиционно прибегали во время болезней. В случае хронических и опасных болезней крестьяне давали обеты (отслужить молебен, пожертвовать на храм, совершить паломничество и т.п.) Данные обеты непременно исполнялись. Жители села искренне верили в целительную силу мощей угодников Божьих. “Нет, – думает мужик, – не может быть того, чтобы бессмертная душа этих угодников прошла мимо моих страданий и не пришла мне на помощь” .

Не только в скорбях, но и в радости селяне обращались к Богу. Заказывали молебны перед началом и по окончании того или иного важного дела .

Перед новосельем служили “вхожую”. Периодически приглашали сельского священника, чтобы тот совершил чин освящения жилища. После выгодной сделки, удачного приобретения, благополучных родов и тому подобных спешили в храм, чтобы соборно совершить благодарственный молебен. Не забывали поминать о здравии родных и близких на Божественной литургии .

Все наиболее важные этапы в жизни крестьян были связаны с православием. Крестьяне верили в святость венца. В восприятии сельских жителей брак являлся не только жизненной необходимостью, но исполнением Божественной заповеди. Ему предшествовала целая череда сельских обрядов, в большинстве своем православных по своему содержанию .

Так, во время сватовства, когда согласие на будущий брак достигнуто, присутствующие зажигали свечи, усердно молились, после чего давали друг, другу обещания, скрепляя их взаимным целованием. Обещание держалось крепко, а нарушение считалось грехом. “Грешно будет нарушить слово – говорили крестьяне. – Хотя люди его не слышали, зато свидетелем Бог, он может покарать гордых родителей”. Венчанию предшествовало родительское благословление, когда отец и мать жениха осеняли иконой молодых, прося Господа, чтобы их брак был счастливым. А перед выездом в церковь жених или дружка трижды обходили брачный поезд с молитвой с целью защитить молодых от нечистой силы .

По православным понятиям, семья являлась “малой церковью” то есть была призвана блюсти основы христианской жизни каждого своего члена. Носителями религиозных воззрений в патриархальной семье выступало старшее поколение. Они (старшие) всегда следили, чтобы молодежь не пропускала праздничные богослужения и аккуратно выполняла религиозные предписания. Под праздники в крестьянской семье читали вслух Евангелие, а после ужина бабы становились на колени и наказывали детям усердно молиться. Ежедневные молитвы, как правило, пели, и поэтому крестьянские дети с раннего возраста знали наизусть “Отче Наш”, “Царю Небесный”, “Богородице, Дево радуйся”, “Достойно есть”. В массе своей неграмотные крестьяне высоко ценили школу за то, что в ней их детей учили Закону Божьему. Крестьяне приветствовали участие своих детей в церковном хоре, высоко ценили умение читать Псалтырь, Часослов, Деяния апостолов .

Крестьянское сознание определенно связывало поведение человека с состоянием его веры. Для того чтобы у человека в деревне была хорошая репутация, он должен был регулярно посещать церковь и аккуратно выполнять все религиозные обряды, за чем наблюдала вся деревня. В оценке крестьянами односельчанина его благочестие играло во многом определяющую роль. Положение и авторитет крестьянина в общине определялись не только его трудовыми навыками и умением вести хозяйство, но соблюдением им норм христианской морали. Помня о том, что “вера без дел мертва”, крестьяне судили о человеке не по его внешней набожности, а по степени выполнения им Христовых заповедей .

Православные традиции находили свое выражение в повседневном соблюдении крестьянами религиозных установлений. Соблюдение постов (всего в году насчитывалось более двухсот постных дней) определяло режим питания сельской семьи, рацион потребляемых продуктов. В постные дни не пили молока не только взрослые, но и дети. Питались во время поста только квасом, кислой капустой, картофелем и пшенной кашей. Крестьяне постятся в среду и пятницу. В Рождественский сочельник не едят до звезды, а в Крещенский – до воды. Сельские жители в большей мере соблюдали формальную сторону поста и не в полной мере осознавали его духовное содержание. На вопрос: “Что грешнее, украсть или выпить молока в постный день?” крестьянский мальчик, не задумываясь, отвечал: “Выпить молока в постный день грешнее” .

Соборной молитве крестьяне придавали особое значение. В селе говорили,

“что Богу молиться, что на земле трудиться надо сообща, все вместе. Чтобы дома – всей семьей, в поле – всем миром, таков закон”. Единство в вере, соборность – это та духовная основа жизни крестьян, которая, преодолевая имущественные различия, рождала ощущение христианского братства и зримого проявления деревенской солидарности .

Труд русского земледельца был немыслим вне сознания ответственности перед Богом и исполнения его заповедей по отношению к земле, твари и своему ближнему в процессе хозяйственной деятельности. Имея нравственную опору в православии, крестьянин стойко воспринимал жизненные испытания в виде засухи, градобития, неурожая. Он утешал себя словами: “Видно, воля Божья”. И в этом утверждении был сокрыт глубокий смысл “жизни во Христе”, его упование на промысел Божий и неисчерпаемая надежда на грядущую милость Его .

Многообразными по форме и глубоко духовными по содержанию были проявления православной веры русских крестьян. Это, прежде всего, стремление к исполнению заповедей Божьих в сельской повседневности. Милосердие и сострадание являлись неотъемлемой частью крестьянской натуры. Все рубежные события в жизни крестьянина: рождение, брак и смерть – связывались с Божественным промыслом. Паломничество жителей русского села демонстрировало отнюдь не формальный характер народного благочестия .

§2. Отношение крестьянина к храму и священнику

Возрождение России немыслимо без освоения богатейших культурных традиций населяющих ее народов, в том числе – русского народа. Между тем многие из традиций с завидным упорством выкорчевывались на протяжении последних семи с лишним десятилетий. Если говорить о традиционной деревенской культуре, то в ней вообще не усматривали какого-либо позитивного содержания – в литературе (научной, публицистической, художественной) и в общественно-политической практике господствовала трактовка русского крестьянства как невежественной, забитой силы. А ведь именно этим крестьянством в значительной мере генерировалась и воспроизводилась русская национальная культура .

Научное осмысление особенностей религиозного сознания русского народа требует обращения к духовным традициям крестьянства, которое составляло подавляющее большинство населения Российской империи и являлось одним из главных носителей русской православной культуры, русской религиозности и нравственности. Интерес специалистов к православной культуре русских крестьян обусловлен также тем, что эта исследовательская проблема вписывается в разработку «антропологически-ориентированной истории», в которой обращается внимание, прежде всего на изучение человека в истории, мотивов его поведения, представлений, ментальных норм и ценностей, повседневного бытия. Православие являлось неотъемлемой частью традиционной культуры русского народа, составляло ее религиозно-духовную основу. Православная религия определяла мировоззрение и поведение русских крестьян, а также всю систему ценностных ориентаций человека, общественную, хозяйственную, этическую и другие стороны жизни русских. Между тем недостаточно исследованной остается проблема места и роли православия в повседневной жизни русских крестьян .

Особую роль в жизни крестьян играл храм. Его важность определялась теми функциями, которые храм выполнял в качестве «дома Божьего»: именно здесь происходило освящение основных этапов жизненного цикла крестьянина; в храме крестьянин обычно исполнял христианский долг исповеди и причастия, здесь же молились и поклонялись святым иконам и, отчасти, изваяниям. Время и посещение крестьянами храма определялось множеством факторов. В основном, ходили в церковь в воскресные дни и праздники, особенно в великие. Многое зависело от того, как далеко находился храм от крестьянского местожительства, т. к. плохое состояние дорог и необеспеченность транспортом препятствовали регулярному посещению церкви, особенно весной и осенью. От этого крестьяне страдали, не имея возможности выполнить свои христианские потребности и обязанности, что говорит о том месте, которое занимал храм в крестьянской жизни. Желание крестьян внести свою лепту в дело обеспечения храма всем

необходимым, его ремонта, а также строительства новых церквей,

свидетельствует о том, что храм воспринимался как здание, имеющее земное

происхождение, построенное во многом на средства самих крестьян, их руками и нуждавшееся в «заботе». При этом храмы возводились, главным образом, при поддержке и по инициативе прихожан .

Характер отношений к священнику определялся тем, насколько пастырь соответствовал тому образу идеального священника, который бытовал в крестьянской среде: это служитель церкви, выполнявший ряд важных в крестьянской повседневной жизни функций, которые кроме него никто осуществлять не мог. При этом крестьяне считали, что священник должен был стремиться вести жизнь, близкую к безупречной, в смысле нравственности и моральных норм .

Понятно, что представители сельского духовенства жили практически в тех же условиях, что и крестьяне, часто испытывая обычные материальные и житейские трудности. Наблюдая за этим, крестьяне понимали, что священник – это человек и член общины, пусть и находившийся выше их по социальному и образовательному уровням, но также стремившийся материально обеспечить себя и свою семью. Нужно отметить, что в том случае, если священник соответствовал идеальному образу, который сложился в крестьянском восприятии, т. е. был добрым, отзывчивым, вежливым, добросовестно выполнял свои служебные обязанности, вел нравственную жизнь, то крестьяне привыкали к нему настолько, что стремились оставить его в своем приходе .

Воспринимая священника в качестве члена общины и односельчанина,

крестьяне относились к нему также строго, как и, например, к своему соседу. Так, например, крестьянское недовольство вызывали попытки священника навязать какие-либо агрономические новинки, улучшения в области земледелия, скотоводства и промыслов. Несмотря на значимость фигуры пастыря, крестьяне в силу своей традиционности, не стремились подражать или следовать его сельскохозяйственному примеру.

Вывод:

Православие составляло основу крестьянского бытия, и сельская повседневность буквально пронизана содержанием христианской веры. Слабое знание крестьянами православной догматики, приверженность жителей села обрядовой стороне веры не противоречили способности к глубокому духовному познанию Божественного откровения. Многообразные проявления христианского милосердия жителей села в повседневной жизни убеждают в отнюдь не формальном характере крестьянской веры.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Цель работы – изучить повседневную жизнь русских крестьян России первой половины XIX в., это поистине является энциклопедией сельской жизни данного периода, в которой красочно отражается уклад российского общества, его идеалы и ценности. Сельская повседневность была подобна лупе, которая непомерно раздувала все стороны жизни, малейшие движения человеческой души. Неудивительно, поэтому, что она насквозь пропитана соблазнами порока и жаждой наслаждений. Деревня в России жила по законам праздника с его бесполезным расходованием всего и вся.

Русская деревня в первой половине XIX в. оставалась носителем традиционной культуры. Производство было аграрным, социальная структура – крестьянской, регулирование отношений – обычно-правовым. Основу духовной жизни села составляло православие. Ревностное соблюдение традиций, настороженное отношение к новому отвечали потребностям самосохранения и воспроизводства традиционной системы отношений.

Различные отношения, возникавшие в повседневной жизни русского села, регулировались нормами обычного права. Расхождение их с официальным законом в оценке преступлений было обусловлено спецификой общественного уклада села. Цель крестьянского правосудия состояла как в защите интересов общины в целом, так и в разрешении повседневных конфликтов между ее членами. Разбирательства носили преимущественно примирительный характер, что позволяло оперативно разрешать правовые коллизии и сохранять общинную солидарность.

Содержание семейной повседневности определялось существовавшей иерархией и половозрастным разделением труда. Воспитание детей в крестьянской семье заключалось в приобщении к православию, передаче социального опыта, выработке хозяйственных навыков, формировании поведенческих стереотипов. Демографическое поведение русских крестьян определялось как требованиями православной веры, так и особенностями аграрного производства. Условия крестьянского труда и быта вкупе с нормами церковного устава делали расторжение брака практически невозможным.

Падение нравов как следствие кризиса патриархального общества и секуляризации общественного сознания негативно отразились на институте сельского брака. Исходя из поставленных целей, можно сделать некоторые выводы: в первую очередь повседневность крестьянина XIX в. отражается во всех сферах жизни, как в церковной, так и в традиционной. Отражена повседневность во всех её проявлениях, показана как положительные, так и отрицательные стороны жизненного уклада крестьянина. Крестьянин в своей семье был не только главой и носителем традиций, но также нес ответственность за своих членов семьи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/kursovaya/dosug-krestyan-v-veke/

1. Андреевский Г. В. Повседневная жизнь России. М. : Молодая гвардия; Палимпсест, 2003. 455,457,458,460,463-465 с.

2. Большая советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия. 1969-1978. 1 том, 150 с.

3. Безгин В. Б. Крестьянская повседневность. М.: Тамбов, 2004. 295, 298,300,301,303,304,305 с.

4. Большой толковый словарь. СПб.: ЭКСМО, 1998. 205,301 с.

5. Григорьева Т. С. Семейная жизнь крестьян. М: Высшая школа, 2005. 335,337,340,342 с.

6. Гис Ф. Дж. Брак и семья в жизни крестьянина. М.: РОСПЭН, 2002. 381,400,410-412,415-417,416 с.

7. Даркевич В. П. Российская праздничная жизнь XIX в.. Изд. 2-е, доп. М.: Индрик, 2006. 430-432,435, 440,450 с.

8. Ефремова Т. Ф. Толковый словарь русского языка. М.: ДРОФА, 1998.

2 том, 250 с.

9.Журавлева С. В. Права и поведение крестьянина. М.: ДРОФА, 2004. 235, 238, 240, 243, 245, 247 с.

10.Зубкова Е. Ю. Семейная жизнь крестьянина. М.: ЭКСМО, 2005. 229 с.

11. Кометчиков И. В. Крестьянство: общественная жизнь и повседневность. Брянск : Пед. ун-т, 2005. 200,205 с.

12. Каменский А. Б. Повседновность крестьян. М.: ДРОФА, 2006. 401, 403, 407, 410, 435, 440, 442,490 с.

13. Козлова Н. Н. Семейные будни крестьянина. М.: ЭКСМО, 1996. 215,217, 220, 222, 225, 228, 230, 233 с.

10. Лелеко В. Д. Права и обязанности крестьянина. СПб.: ДРОФА, 1994. 87, 88, 90, 95,97 с.

11. Ляшенко Л. М. История России XIX век. М.: ДРОФА, 2002 . 100, 103-105. с.

12. Лавринов В. А. Люди. Храмы. М.: ЭКСМО,2001. 7, 8, 9 с.

13. Мифология и повседневность. Вып. 1. СПб.: 1998. 311.315 с.

14. Миненко Н.А. Досуг крестьян первой половины XIX в. М.: РОСПЭН, 2000.193, 195, 200, 203, 205 с.

15. Миненко Н.А., Рабцевич В.В. Любовь и семья у крестьян в старину. М.: Молодая гвардия,1997. 3 с.

16.Нормы и ценности повседневной жизни. СПб.: 2000. 476-478 с.

17. Писаренко К.А. Церковная жизнь крестьянина. М.: Молодая гвардия, 2003. 870, 873-874 с.

18. Писаренко К.А. Повседневная жизнь русского двора. М.: Молодая гвардия, 2003. 873,877 с.

19. Пушкарева Н.Л. “История повседневности” и “История частной жизни”: содержание и соотношение понятий. // Социальная история. М., 2005. 87,89, 93, 100 с.

20. Полунов А. Ю. Церковь, власть и общество в России. М.: РОСПЭН, 1997. 131,135,140-141 с.

21. Ценности повседневной деятельности крестьян. М.: 2004. 130, 132, 135,136 с.

22. Шангина И. И. Русский традиционные праздники. М.: РОСПЭН,1995. 75,78.100 с.

23. Щавелев С. П. Церковь и повседневная жизнь России в первой половине XIX века. Курск. , 2002. 120, 123,125,127 с.