Мастерство художественной детали в рассказах а. П. Чехова

Реферат

А.П.Чехов по праву считается мастером короткого рассказа, новеллы-миниатюры.

В течение долгих лет работы в юмористических журналах ему пришлось оттачивать мастерство рассказчика: в небольшой объём «втискивать» максимум содержания. Новаторские преобразования Чехова коснулись, можно сказать, всех компонентов жанра рассказа. В одном из своих писем он буквально по пунктам перечислил те требования, которым, по его мнению, должно было отвечать художественное произведение малого жанра. Расположил он эти пункты в следующем порядке: «1) отсутствие продлинновенных словоизвержений <�…> 2) объективность сплошная; 3) правдивость в описании действующих лиц и предметов; 4) сугубая краткость; 5) смелость и оригинальность <�…> 6) сердечность». Здесь же высказал он и своё мнение о принципах изображения пейзажа и приёмах психологической характеристики, а также о способах группировки и количестве персонажей: «Описания природы должны быть весьма кратким и иметь характер <�…> В описаниях природы надо хвататься за мелкие частности, группируя их таким образом, чтобы по прочтении, когда закроешь глаза, давалась картина <�…>. В сфере психики тоже частности. Храни бог от общих мест. Лучше всего избегать описывать душевное состояние героев…Не нужно гоняться за изобилием действующих лиц. Центром тяжести должны быть двое: он и она». 1

Итак, в маленьком рассказе невозможны пространные описания, внутренние монологи, здесь важна каждая вещь, каждая деталь – художественная подробность, которая призвана представить изображаемый характер, картину, действие, переживание в их своеобразии, неповторимости.

1 Гречнев В.Я. Русский рассказ конца IXI – XX века Издательство «Наука», 1979, с. 37-38.

Во всех многочисленных способах использования предмета при изображении человека в дочеховской литературе есть общая черта: у любого из профессиональных литераторов XIX века каждый предмет, каждая подробность внешнего облика героя – ячейка целого, заряженная нужным для него смыслом, каждая деталь – проявление некой части этого целого.

В годы вступления Чехова в литературу освоение этого способа обращения с предметом стало обязательным этапом литературной учёбы всякого начинающего писателя. Вот как пишет об этом А.П.Чудаков: «Этот способ казался неотъемлемым свойством «литературности»; разница между художественным и нехудожественным в представлении критики была прежде всего в наличии характеристических, «нужных» деталей и отсутствии «ненужных», не работающих прямо на изображение характера, ситуации, среды». 1

30 стр., 14525 слов

Своеобразие жанров интернет-журналистики на примере газет "Lenta.ru", ...

... рассмотрены работы: А.А. Тертычного «Жанры периодической печати»; Л.Е. Кройчик «Система журналистских жанров»; Л.В. Шибаевой «Жанры в теории и практике журналистики»; М.Н. Ким «Жанры современной журналистики»; Горохова В.М. ... все эти исследования проводились для изучения сетевой прессы, как единого целого, акцентировалось внимание лишь на видах интернет-изданий, изучались публикации на соответствие ...

Чехов прекрасно владел этим литературным приёмом уже в начале своего творческого пути, а в произведениях конца 80-х – начала 90-х годов традиционный способ использования предмета уже сочетается с совершенно иным принципом отбора и использования деталей

подбор случайного

Описание чеховское – съёмка объективом, не наведённым на один предмет. В этом случае на снимок попадают и другие предметы – не только те, которые входят в кадр по праву в соответствии со своею ролью в эпизоде, сюжете, но и те, которые никакой роли в нём не играют, а «оказались» рядом с предметом, сюжетно важным». 1

Чудаков называет такое изображение предмета в чеховской прозе универсальным. Мир вещей у Чехова – это не фон, не периферия сюжета. Именно детали в его рассказах несут огромную смысловую нагрузку.

Обратимся к рассказам Чехова и выделим наиболее типичные детали в художественной системе писателя, определим их функции и взаимодействие в контексте.

1 Чудаков А.П. Мир Чехова. М., «Советский писатель», 1986, с.141 – 142.

^

Типы художественных деталей и их функции

в рассказах А.П.Чехова

В художественной системе Чехова я выделила несколько типов деталей:

^

Яркий пример использования такого типа деталей можно найти в рассказе «Крыжовник». Омертвение человеческой души – самое страшное возмездие, которое воздает жизнь за приспособленчество, за «футлярное» существование. Чиновник Николай Иванович Чимша-Гималайский, добрый и кроткий человек, любил деревенскую природу. Но мечта о жизни в деревне понемногу превратилась в навязчивую идею – купить «усадебку» с крыжовником (по соотношению с частями речи, с помощью которых выражается деталь, это детали – предметы ).

На достижение этого идеала затрачивается столько энергии и сил, сколько с избытком хватило бы для широкой разумной деятельности. В «жертву идолу» бросает герой лучшие годы молодости: «жил скупо, недоедал, одевался бог знает как, все копил…женился на старой, потому что у неё водились деньжонки…Жена через три года отдала богу душу». На осуществление этой цели была принесена и жизнь жены, на которой Николай Иванович женился из-за денег для покупки усадьбы; на любовь он уже был не способен, ведь в нем заглохли все чувства, кроме одного – желания стать землевладельцем. И вот цель достигнута: в собственном имении созревает свой крыжовник. Вот когда особенно обнажается узость цели. И как результат – это уже «не прежний робкий бедняга-чиновник, а настоящий помещик, барин».

«постарел, располнел, обрюзг, щеки, нос и губы тянутся вперед – того и гляди хрюкнет…».

Душевное очерствение Николая Иваныча Чехов подчеркивает яркими деталями. О крыжовнике упоминалось выше, а вот ещё одна деталь: «Иду к дому, а навстречу мне рыжая собака, толстая, похожая на свинью… Вхожу к брату, он сидит в постели, колени покрыты одеялом; постарел, располнел, обрюзг; щеки, нос и губы тянутся вперед, — того и гляди хрюкнет в одеяло». (Перед нами детали – признаки). Николай Иванович полагал, что, купив усадьбу, он вырвется из «футляра», но на самом деле вместе с приобретением усадьбы герой «приобретает» и новый «футляр». Таким образом, выстраивается цепочка: футляр – усадьба – идеал покоя, бездумного существования. Крыжовник становится символом плотского, физиологического счастья.

10 стр., 4803 слов

Рассказ А. П. Чехова «Ионыч»

... Дялиж. 2. Художественноевремя в рассказе. Зимой Дмитрия Ионыча “представили Ивану Петровичу. . . последовало приглашение”; “весной, ... кричит своим неприятным (вновь яркая оценочная деталь! — Е. Б. ) голосом: —Извольте ... безусловно, снижена. Широко известны слова самого Чехова из его письма брату о воспитанныхлюдях ... Ильи Обломова и Ольги Ильинской. ) Чехов скупо говорит о врачебной практике Старцева, ...

Упомянутые детали подчеркивают духовную деградацию человека и поэтому являются весьма значимыми, не только предметными, но и психологическими.

Обратимся к ещё одному рассказу Чехова «Человек в футляре», в котором высмеиваются ложные представления о жизни, определяющие судьбу человека. Герой рассказа Беликов – человек, стремящийся ограничить и оградить не только свою жизнь, но и жизнь окружающих людей. Люди боятся таких, как Беликов, это своего рода маленький тиран.

У Чехова в этом рассказе художественная деталь – средство характеристики героя. Здесь тщательно продумана целая система вещей, которыми пользуется Беликов. Калоши, зонтик, пальто на вате – это, так сказать, детали первого, крупного плана. Уже в них воплощено стремление героя отгородиться от жизни. Далее следует второй, мелкий план: «и зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серой замши, и когда вынимал перочинный нож, чтобы очинить карандаш, то и нож у него был в чехольчике; и лицо казалось, тоже было в чехле, так как он все время прятал его в поднятый воротник». И опять крупный, на этот раз «нематериальный» план: «и древние языки, которые он преподавал, были для него, в сущности, те же калоши и зонтик, куда он прятался от действительной жизни». Но футляры все же не ограждали вполне от внешних влияний. Беликов постоянно был в страхе, и только в гробу у него появилось успокоенное выражение лица, «точно он был рад, что, наконец, его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет».

«как бы чего не вышло»

цветовая деталь

Трагическое событие поставлено в один ряд с бытовыми эпизодами. Смерть не подготавливается и не объясняется философски, как у Толстого. Убийство не готовилось длительно. Убийство происходит во время укачивания ребенка. Трагическое событие подается, подчеркнуто буднично, в нейтрально-спокойной интонации: «Варька подкрадывается к колыбели и наклоняется к ребенку. Задушив его, она быстро ложится на пол, смеется от радости, что ей можно спать; и через минуту спит уже крепко, как мертвая».

Цветовая деталь помогает передать психологическое состояние Варьки.

Это можно проследить по тексту:

«от лампадки ложится на потолок Варька укачивает ребенка

большое зеленое пятно»

«Лампадка мигает. Зеленое пятно… «…и в её наполовину уснувшем

приходит в движение» мозгу складываются в туманные

грезы…»

«Зеленое пятно и тени мало-помалу «А спать хочется по-прежнему,

исчезают…» ужасно хочется!»

«…зеленое пятно на потолке и тени «…но сквозь полусон она не может

опять лезут в полуоткрытые глаза только никак понять той силы,

Варьки, мигают и туманят ей голову» которая сковывает её по рукам и по

ногам»

«Наконец, измучившись, она напря- «…прислушавшись к крику, нахо-

гает все свои силы и зрение, глядит дит врага, мешающего ей жить.

вверх на мигающее зеленое пятно…» Этот враг – ребенок»

«Зеленое пятно смеется и удивляется» «Убить ребенка, а потом спать,

спать, спать…»

«Смеясь, подмигивая и грозя зеленому пятну, Варька подкрадывается к колыбели и наклоняется к ребенку…»

повторяющиеся

Можно выделить ещё одну классификацию чеховских деталей:

звуковых деталей

Это рассказ о психологическом перевозбуждении и нервных расстройствах, порождаемых в русской душе «общими идеями».

У Коврина они рождены усиленным изучением новейших философов и проявляются в галлюцинациях, в призрачных фантастических видениях, рожденных больным рассудком, в образе Черного монаха.

Нервное переутомление Коврина играет центральную роль в сюжете рассказа. В передаче душевного состояния героя непосредственную роль играют звуковые детали. Звуки, голоса будят больное воображение Коврина, вызывают в нем воспоминания о легенде, повествующей о Черном монахе. Постоянно, как только Коврин слышал музыку, в его сознании возникал образ черного монаха : «Когда вечерние тени стали ложиться в саду, неясно послышались звуки скрипки, поющие голоса, и это напомнило ему про черного монаха».

Последний раз Коврин видит монаха пред смертью. И это видение также предваряется звуковой деталью.

Важно отметить, что звуковая деталь здесь создает лейтмотив рассказа и является композиционно важной. Первое и последнее явление Коврину Черного монаха сопровождается звуками музыки.

Таким образом, звуковая деталь подчеркивает кольцевую композицию рассказа.

В рассказах Чехова детали выполняют различную композиционную роль: одни указывают на движение, изменение картины, обстановки, характеров; другие изображают картину, обстановку, характер в данный, конкретный момент.

Глава 2.

Взаимодействие художественных деталей

в рассказе А.П.Чехова «Ионыч»

Каждый из перечисленных видов деталей живет в тексте не изолированно; не следуют в порядке строгой очередности – вот кончилось действие одной художественной детали, сейчас вступает в дело другая. Они действуют одновременно и воздействуют в одном направлении, создают один эффект, то есть как в жизни, где в каждый момент не может быть отброшен ни один из элементов, входящих в понятие «человек и его мир».

Проследим взаимодействие деталей в рассказе «Ионыч»

«Самая талантливая семья»

«читала о том, чего никогда не бывает в жизни»

«Екатерина Ивановна кончила свои длинные, томительные

Однако уже в первой сцене есть некоторые детали, которые придут на память читателю позже, когда будет известен итог развития Старцева.

«Прекрасно!»

Мы уже говорили выше, что у Чехова мир вещей — не фон. Он уравнен в правах с персонажами, на него так же направлен свет авторского внимания. Разговор двух людей не освобождён от окружающих предметов. Это неизбежное «присутствие» вещей формирует, например, поэтику любовных сцен. Вот Старцев отправляется на свидание с Екатериной Ивановной: «У него уже была своя пара лошадей и кучер Пантелеймон в бархатной жилетке. Светила луна. Было тихо, тепло, но тепло по-осеннему. В предместье, около боен, выли собаки.» Несколькими деталями автор усиливает эффект изменённости героя.

В финале «Ионыча» рассказывается, как герой ужинает в клубе и как все «стараются изо всех сил угодить ему»: «Ему прислуживает лакей Иван, самый старый и почтенный, подают ему лафит №17, и уже все – и старшины клуба, и повар, и лакей – знают, что он любит и чего не любит».

Эволюция в строгом смысле, когда последущее состояние – результат накопления неких качеств в предыдущем, отсутствует. Художественные детали усиливают психологическую мотивировку происходящих в герое перемен и превращений.

Этапы жизни Старцева

Внутренние монологи героя

Детали — средства передвижения героя

«Весна жизни»

Своих лошадей у него ещё не было

1 год

«И к лицу ли ему, земскому доктору, умному, солидному человеку, вздыхать, получать записочки, таскаться по кладбищам, делать глупости…Что скажут?» «Дадут приданое» «Сколько хлопот, однако!»

Пара лошадей

4 года

«Он вспомнил о своей любви, о мечтах и надеждах, которые волновали его четыре года назад, — и ему стало неловко». «Старцев вспомнил про бумажки, которые он по вечерам вынимал из карманов с таким удовольствием, и огонёк в душе погас». «А хорошо, что я тогда не женился»

Тройка лошадей

Несколько лет

«Жадность одолела, хочется поспеть и здесь и там»

«Языческий бог»

«Вот и всё»

Жизнь человека утекает в какие – то мелочи, как сквозь пальцы. Чехов показывает потаённый трагизм самого хода жизни, трагедия не в исключительных событиях, а в медленном, бессобытийном движении жизни. Она засасывает, как огромное болото. Всё, что было в Старцеве молодого страстного; способного к любви и самозабвению; угасает.

Заключение.

  1. В коротких миниатюрах Чехов нащупал истоки своего изображения потока жизни, как целостного явления, без «начал» и «концов». Новые принципы, воспринятые Чеховым большой и малой литературы, из отдельных, разрозненных элементов были превращены в единую систему, в новое литературное качество.

  2. Одним из важнейших элементов чеховской поэтики является художественная деталь. Детали помогают представить изображаемую автором картину, предмет или характер в неповторимой индивидуальности. Детали в тематическом и эмоциональном отношении могут быть бесконечно разнообразными.

  • По композиционной роли детали делятся на: а) повествовательные, указывающие на движение, изменение картины, обстановки, характер; б) описательные детали, изображающие картину, обстановку, характер в данный момент. Повествовательные детали, как правило, не единичны, они появляются (конечно, в измененном виде) в разных эпизодах повествования, подчеркивая развитие сюжета.

  • Детали в произведениях Чехова имеют различное назначение: предметно-психологические, звуковые, цветовые. Они могут быть многозначными, могут заключать в себе нечто недосказанное.

  • Детали различным образом «распределяются» в тексте – равномерно присутствуют или сосредотачиваются в каких-то его частях и отсутствуют или почти отсутствуют в других.

  • Все виды художественных деталей используются Чеховым не в изолированном виде, а одновременно и воздействуют в одном направлении, создавая один эффект от изображаемого автором явления. Об изменениях, которые происходят с чеховским героем на разных этапах его жизни, обычно мы узнаем по отдельным деталям, которые соотносятся между собой без обстоятельных авторских характеристик.

  • Некоторые чеховские детали приобретают символическое значение. Символы Чехова – это некие «естественные» символы, целиком погруженные в предметный мир произведения.(…) Чеховский символический предмет принадлежит сразу двум сферам – «реальной» и символической – и ни одной из них в большей степени, чем другой он не отдаёт предпочтение.

  1. В своих произведениях Чехов выражал мысли о важных закономерностях человеческой жизни, мысли, приведшие к осознанию им глубинной связи вещи и человека – одной из важнейших черт его мировосприятия и поэтики.

Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/referat/chehov-master-hudojestvennoy-detali/

1.В.Я.Гречнев Русский рассказ конца XIX – XX века (проблематика и поэтика жанра) Ленинград «Наука»,1979

2.Э.А.Полоцкая. Пути чеховских героев.

М. Просвещение, 1983.

3.А.П.Чехов. Повести и рассказы.

М. «Просвещение»,1986.

4.А.П.Чехов. Дом с мезонином и другие рассказы.

Ленинград, «Детская литература»,1981.

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/referat/chehov-master-hudojestvennoy-detali/

5.А.П.Чудаков. Мир Чехова: возникновение и утвержде-

ние. М. «Советский писатель», 1986.

6.А.П.Чудаков. Поэтика Чехова.

М. «Наука», 1971.