Мальчик и цветок во степи

Эссе

Когда моё внимание впервые было обращено на это произведение Гёте – крохотное, но непростое, – я как раз летел в ясном просторе, молотил воздух крыльями и радостно каркал. Уловив сигнал земли, отвалил от моей стаи, спикировал и обернулся внимающим школьником.

— …тель, мыслитель и естествоиспытатель Иоганн Вольфганг фон Гёте в своей балладе «Степная розочка»?

Нет, не мне вопрос. Пытаемый у доски жалобно высматривает помощь. Тянет резину, паразитирует на училке:

— Великий немецкий писатель… э-э… Вольф Гёте написал в… э-э… великом стишке «Степная розочка», что… э-э…

Пора выдать оригинальное. В этом помогает Шипун:

— Пацан ей целку сломал.

Сказал бы по-человечьи, у немки были бы варианты. Просто выгнать. Послать с наказательной запиской к директору. Позвать того сюда: прихромает с палочкой, призовёт к порядку всеми доступными средствами. А Шипун, гад, сказал по-змеиному! Можно понять, но неуверенно. Это даёт ему свой вариант. Как-то так объяснит. Сосед по парте просил кусочек промокашки, а сам… Пришлось стыдить: «Пацан, эй, целый кус ломал!». Голосить на уроке нельзя, вот и шипнул. Пацан признает свою наглость. Свидетелей пара. И другим позор сексотить. Скажут: шипение шипело, а чего, неясно, шибко шипуче.

Вот, биологиня пыталась защитить от Шипуна честь насекомых. Разборка показала: шипение о них разно понимать можно. Вспомнили меру испорченности. Физрук всё спрашивает участливо, не развратничают ли козявки.

Ещё у Шипуна братан Бугай. Любит прошвырнуться вечерком с пацанами по Ленинской. Во весь тротуар. Игнорируя рытвины и остальное. Остальное жмётся. Ещё отец в День Победы приходит в школу в медалях. Шепчут: краденые. Другие не согласны. Как можно так шептать! Не пойман вор. Мог выменять за жратву. И никто не спорит — тёмный, делит власть с начальником милиции.

От директора было всё же замечание шипению: не предусмотрено школьными правилами. Чтоб не увлекаться!

24 стр., 11522 слов

Мистерия жизни и смерти (о «Фаусте» Иоганна Вольфганга фон Гёте)

... именно это сочинение содержит в себе матрицу европейского духа. Но универсальная личность Гёте вмещала в себя весь мир, не ... сказал Эккерману: «Для меня убежденность в вечной жизни вытекает из понятия деятельности. Поскольку я действую неустанно до самого своего конца, природа ... другое. Личность — соединение творца и твари в одном лице. Герои Гёте — реинкарнации его самого. «Всё, что радовало, мучило ...

Немка всё же сурово хмурит брови. И рвёт ворот белой водолазки, судорожно вздохнув. Девчата шушукают. Парни пристально на них смотрят. Иные подпольно ржут.

Зомби у доски излагает художественную идею:

— Пацан ей…

— Её, — сбивает прицел училка.

Безумный взгляд на Шипуна. Тот кивает: соглашайся.

— Её, — жмёт плечами и прямит вильнувшую мысль, — сломал.

Немка, видно, решила: мыслитель Гёте допустил бы компромисс. Избавленный скачет на место. Она уставилась на меня.

— К доске не надо! — пресекает мой обречённый порыв. — Ещё хуже будет. На второй год можно остаться с такими оценками!

Да, с учёбой сейчас нелады. С немецким вовсе завал. Тут не только гормоны помешали. Мама сурово сказала, не нужен мне этот язык. С войны мало прошло, люди злы на него. Но распределённая к нам англичанка открутилась и смылась. А приехавшая с ней немка почему-то застряла. Иду как-то, тётки прут сумки с «колбасного» поезда, толкуют про тамошнюю, московскую жизнь. Кивают на немку, та тоже тащится по пудреной углём улице с тяжёлыми сумками, школьными. Хлебнёт! Её Москва близко, да всё не так. И с мужиками: накорячатся под землёй, потом дрыхнут долго, или пьяные, или козла забивают. Я усомнился тогда, надо ли разделять то, что после шахты. Мужик в хмельной дрёме с доминошками в руках — обычное дело.

— Переведи за урок балладу, стихами! – поражает меня училка. — Будет итоговый уд. Или дрейфишь?

Перевести с языка, которого не знаю? Чтобы и по-русски стихи? За сорок пять минут? Уже меньше, кстати. Что за издевательство! А вокруг необычно тихо. Смотрят на меня с подозрением. И эта, и та. Как тут дрейфить? Лучше согласиться. Не справлюсь, конечно. Но хотя бы не сдамся без боя… Учебник со стихом, черновая бумага, чернильница. Класс возвращается к нормальной жизни. А я недоуменно взираю на текст.

Heidenröslein

Sah ein Knab’ ein Röslein stehn,

Röslein auf der Heiden;

war so jung und morgenschön,

35 стр., 17359 слов

Определение факторов удовлетворенности жизнью в пожилом возрасте

... возрасте 60 лет и старше. Предмет исследования - факторы, влияющие на чувство удовлетворенности жизнью в пожилом возрасте. Научная новизна данной работы состоит в том, ... составит 28% лишь к 2050 году. Средний возраст россиян, согласно оценкам ООН, в 2015 году составляет 38,7 лет, тогда как ... а по сравнению с 1981 годом их доля в общей численности населения почти удвоилось. В последние два года она ...

lief er schnell, es nah zu sehn,

sah’s mit vielen Freuden.

Röslein, Röslein, Röslein rot,

Röslein auf der Heiden!

Knabe sprach: «Ich breche dich,

Röslein auf der Heiden»;

Röslein sprach: «Ich steche dich,

daß du ewig denkst an mich,

und ich will’s nicht leiden!»

Röslein, Röslein, Röslein rot,

Röslein auf der Heiden!

Und der wilde Knabe brach

‘s Röslein auf der Heiden;

Röslein wehrte sich und stach,

half ihm doch kein Weh und Ach,

mußt es eben leiden.

Röslein, Röslein, Röslein rot,

Röslein auf der Heiden!

Хотя… Название слышал. Повтор этих слов. Ещё есть понятное. Для остального словарь быстренько. Проявляется переводная картинка! Мальчик захотел сорвать приглянувшуюся розочку. Та против, а он всё равно. Версия Шипуна имеет под собой… Но упрощает-опошляет. Мне видится жизнь простых баб под грубой силой. И вообще кто-то гнёт-ломает, кто-то не может защититься. Вечное гадство… Чем думали в Минпросе, пустив в учебник мину?..

10 стр., 4705 слов

Выпускника о 1 сентября: Мой последний первый звонок (2 варианта)

... ребенка взрослая жизнь. 11 класс Другие сочинения: ← Равнодушие и отзывчивость↑ 11 класс и ЕГЭСострадание — активный помощник → Сочинение Я — выпускник Выпускник — звучит красиво, гордо. Я всегда с нетерпением ждал того ... Необычен он для учеников. Сегодня праздник последнего звонка. С букетом алых роз спешу в школу. Настроение приподнятое. Во дворе школы уже гремит музыка. Детвора собирается по ...

Взгляд на нашу белую розочку. На чёрную. Хм… Может, зря дерусь за цвет другой школы? Как бы я с этими? А подошёл бы с цветами! Видел очень красивые в частном секторе, когда намечали яблони для ночных набегов. Потом стихи. Пушкин. На свои плавно. Смотрел бы: хватит или ещё можно. Чего вообще хочет, чего нет… Стоп! Цветы цветам… А про стих надо думать вот про этот. Долой мысли, вредные для итоговой оценки! Продолжу дело.

Проблемы! Наши слова длиннее. Прокрустовы ложа из-за двух рефренов. Строгую форму точно не успеть. А во мне бьётся, просится наружу вольное. Выпускаю. Опять восторг полёта!.. С земли тихий голос училки: скоро звонок. Ещё немного… Теперь начисто. Без кляксы бы.

Что на щеке? Скупая мужская. Видят? Заняты своим. Немка смотрит! Нет, мимо. Смахиваю. Мерещится Гёте! Как на портрете. Глаза-окна. Тёмные брови-арки. Выше лепнина. И серебристый купол. Морщенной рукой в кружевах касается листка. Говорит по-иноземному, но я же переводчик:

— Ай да Гёте, ай да собачкин сын!

Палец к губам — исчезает. Училка в упор! Ну щас, щас… Кособоко подшаркал. Криворуко подсунул:

— Пшалста!

Спиной назад, глаз не свожу. Читает. Вдруг тоже исчезаeт. Тело тут, сама — нет. Звонок. Появилась.

— Ты сумел.

— Ура-а-а! — вопит класс.

Тёплая волна: как болеют за меня! Тут же схлынула: вопль на звонок, последние спины всосались в коридор. Но я тоже всасываюсь, и опять хорошо. Весёлой стаей в школьный двор. Закружились, завертелись. В окне белое. Немка смотрит! Ещё должен? Обошлось, ушла. Закружилось, завертелось!

Выпал бурый, морщенный, чёрканный-перечёрканный, с кляксами, потёртый лист — потому что я в похожем состоянии выпал из ненормированного беличьего колеса, настроенного на деньги для большой семьи, и полез в папку для души, хронически оставляемую на потом. Школьный черновик воспроизводит великого Гёте, начинающую учительницу, наших розочек (боже, что в той далёкой теперь степи могло с ними стать), ползучее шипенье и высокий полёт. Сколько прошло с тех сорока пяти минут? Сорок пять лет. О, боже!

5 стр., 2084 слов

Бог, человек и природа в философии Августина. Учения о «священной истории»

... культурной частью всего человечества. Бог, человек и природа в философии Августина. Понятие «священной истории» Согласно христианскому догмату, Бог сотворил мир из ничего, ... Августина, описанный им самим в сочинении под названием «Исповедь», — это путь долгих и мучительных духовных скитаний, в поисках единственной истины, которую Августин нашел только в христианстве. Он родился в Северной Африке в ...

Э, да я зачёркивал не только написанное!

Вот проступает из правленой памяти. Падая с чистого синего неба, седлаю я луч золотистый, врываюсь на нём сквозь стекло в тягомотину класса, где чинно танцуют пылинки. Плюхнувшись на водолазку, скольжу поперёк, замирая, с одной белоснежной горы на другую, встречаемый жаром и холодом. Мягко подброшенный вздохом, лечу на камчатку, ногами восторженно дрыгая.

Да, такое следовало тут же скрыть, даже внутри головы! Если Шипун избегал с учителями явного, что чревато необсуждаемой карой (унизительной выволочкой, тяжёлой линейкой по пальцам, трёпкой ушей, стоянием носом в угол, злым ремнём дома), то для меня они вообще были из того же измерения, что Вождь, Бог и Сатана, хотя и мельче, а о тамошних обитателях даже думать как-то не так не моги, не то узнают как-нибудь и будет ужасное что-то. Пожалуй, далёкий Гёте лучше поймёт нынешних раскрепощённых школьников, поскольку сам реагировал непосредственно: и на немыслимый изгиб женщины-змеи (поэтично изобразил, как она целует себя меж ног), и на роскошные экипажи отцов церкви (обвинил в двуличности), и на меры властителя (упрекнул в консерватизме).

А это что вспоминается? Во взгляде молодой учительницы, ко мне обращённом, — недополученность. О, боже!..

С Гёте я тогда обошёлся вольно, да. Общий смысл передан, а вот форма… Интересно было бы посмотреть профессиональный перевод.

Увы, Сеть приносит не его, а уничижительную оценку баллады: гений отдыхал на наивно-детском примитиве; предлагалось не включать в полное собрание сочинений… Впрочем, следом возникает противоположное мнение: простота тут ой как обманчива! Ещё такое, ещё… Литературоведы, фольклористы, философы рассматривают чуть ли не через лупу строки Гёте и даже то, что между, а я будто через плечо смотрю. Увиденное порождает вопросы, на которые отвечают социологи, сексологи, историки, эзотерики, экологи, этологи… Перевожу умные высказывания на нормальный язык, заодно суммируя их.

5 стр., 2152 слов

Роль тёмных сил в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»

... и Суд". У Булгакова Воланд в буквальном смысле возрождает сожженный роман Мастера. Продукт художественного творчества, сохраняющийся только в голове творца, материализуется вновь, превращается в ... Мастера и Маргариту. С точки зрения Га-Ноцри и его единственного ученика, награда, дарованная Мастеру, несколько ... оставляет возможность для творчества, в чем сатана и убеждает автора романа о Понтии Пилате: ...

Гёте – редкостный, универсальный гений, что можно видеть и по его подходу к жанру баллады. Он исследовал этот жанр как натурфилософ и обозначил прасеменем поэзии. В собственные баллады закладывал семена, которые, встретившись с подходящим настроем, знаниями, интуицией и фантазией человека, вырастают, в зависимости от того, что именно встретилось, в нечто простенькое или в чудесно-пышное древо бытия. В семенах есть гены – символы фольклора, схожие с российскими (вот он, секрет озарения Шипуна, успешного во внешкольном образовании), и есть такие, что опередили своё время.

В «Степной розочке» истинное место действия – жёсткая жизнь. В мальчике пружинит парень. Цветок – девица. Рвать, ломать (розу, берёзку) и даже топтать (виноградник) – получить желанную. То есть, тут традиционные любовь-насилие мужчины и обречённость женщины. Да, лихие амазонки как-то не прижились… Далее определённость снижается, но есть варианты, есть: потребление и духовность, мне и всем, человек и природа… А вот это в балладе что такое? При последнем упоминании о мальчике, который уже ломает розочку, он назван диким! Маугли, что ли, прибежал из ближайших джунглей? Отец аналитической психологии Карл Юнг: через мальчика Гёте показывает детство человечества, дошедшую до нас первобытную память.

Дарвинист знает, что человек получил от эволюции (не очень понятно, как) фантастически мощный мозг. Который почему-то без надёжных тормозов. Есть другая версия. В божественный сосуд для прекрасного нагадил дьявол. В общем, один чёрт: у высшеразумного творения оказались хилыми сдерживающие инстинкты, каковыми хорошо пользуются неразумные братья меньшие — не потребляя сверх меры, не губя себе подобных, не подминая всё вокруг. Общество вводит табу, окультуривает, а всё ж поднимется вдруг тёмное и подчинит себе. Будят его чаще всего желания; позитивная устремлённость сменяется порочной. Этому подвержены отдельные люди, группы, политические и религиозные течения, отдельные страны, блоки, человечество в целом.

В обобщённом виде маленькая трагедия вселенской распространенности означает следующее. В первой сцене-строфе призванное привлекать это и делает – вызывает нормальный интерес. Во второй вылезает дьявольское побуждение. В третьей тёмная сила берёт верх.

11 стр., 5064 слов

Противоречивость образа Фауста (по трагедии И. В. Гёте «Фауст»)

... опубли­кован перевод М.А.Вронченко. В советское время полный перевод «Фауста» сделал Б.Л.Пастернак. Сочинение на тему “Иоганн Вольфганг Гёте. Фауст” Затем следует «Театральное вступление». В беседе Директора театра, ... человека и бессилие разума. В образе Фауста воплощена вера в безграничные творческие возможности человека. Пытливый ум и дерзания Фауста противопоставлены бес­плодным усилиям сухого ...

Грустно задумываюсь о се ля ви…

— Есть в балладе и надежда! — вдруг раздаётся в моей голове.

Там возникает какая-то возня. Что это? Сетевое собрание, которому неуютно было в железе, захотело живой обстановки и решило устроиться на моих извилинах, как на мягких диванах, чтобы комфортно продолжить заковыристую тему, или уже местные мысли зашевелились?

– Контраст прекрасного и ужасного прямо-таки вопиет: такого не должно быть! А рефрены дают стойкий образ розочки, который дополнительно затверждается воскликом. Должна быть! Сейчас не удалось, так в следующей жизни. Чтобы радовалась и других радовала естественной, свободной красотой.

Возможно ли, сомневаюсь я. Красота спасёт мир? Так вон как её саму имеют, а Шипун и примкнувшие ржуны за доблесть почитают это.

— Мир спасёт красоту! — переворачивает мою мысль голос. — Тот мир, что компромисс, согласие. Его даст новая психология, которая необходима, по большому счёту, всем. Долго ли будет счастлив мальчик, сорвав цветок, вздрючив степь в пыль, сломав Землю, развинтив Вселенную? Слова розочки о том, что она не хочет страданий, надо толковать широко. Тут и беспокойство о мальчике, которому придётся жить с содеянным. То, что речь не только о ней, подтверждает неоднозначная в этом месте грамматика. И двое ли в этой драме? Mать Природа. Oтец Бог. Боль за частицы свои, за своё продолжение. Вынужденная жертва качества в партии с Сатаной, чтобы встряхнуть нас, чтоб не были мы пешками или детьми малыми, а сами прочувствовали, что такое хорошо и что такое плохо. Будем недоразумением Природы и недоподобием Бога, не освоив Согласия!

Уже вижу стишок манифестом грандиозной революции. Но почему в нём, при внешней простоте, так сложно всё? Не только в символах и намёках скрытый смысл, а и в контрасте, рефрене, знаке препинания. Прямо-таки шифровка, да не в один слой!

13 стр., 6206 слов

Реферат творчество гете

... образа борца за лучшую действительность в творчестве Гёте. На смену умеющему бороться и ненавидеть ... в подражание которой пишет стихотворение «Heidenrцslein» (Степная розочка) и др., Оссианом, Гомером, Шекспиром (речь о ... году с приглашением в дом учителей. Мальчик выучился, кроме немецкого языка, ещё французскому, ... песнь охотника» («никогда, ни дома, ни в поле, не находит ни отдыха, ни покоя…»)]. ...

— На плохой почве семя не взойдёт или даст уродца, — вступает другой голос. – Знай два бородатых немца, что товарищи россияне учудят с общественной собственностью, лишь намекнули бы о ней в какой-нибудь детской считалочке. У Гёте способности к науке, различным видам творчества, философии, магии, госуправлению… И он понял: говорить открыто рано. Почитали тех, кто громче пушкой пукнет, выше залезет по трупам, больше хапнет. Типовое счастье: меньше прогибаться, больше прогибать. Человек не цель, а средство. Противовес плохим страстям — подавлять яркие желания, хотя при этом жизнь пресна и заморожена. Вот Гёте и маскировал послание будущему, которое устанет в дьявольском тупике.

— Но и в своё время не терял времени! – каламбурит третий. — Его творчество упрекали в аполитичности, но политика есть: исподволь влиять на душу и разум, чтоб увидели они в созревшее время выход – и не порознь. Увы, как мало отпущено для земных дел… Пришёл срок, Гёте умирал в тиши своих покоев. Рано! Взял да отменил свою смерть, чем немало удивил близких, готовящихся к печальной процедуре. Умер много позже, когда тянуть было уже неприлично. Но обещал вернуться тысячу раз.

Мне вспомнилось: его реинкарнацией посчитал себя Юнг.

— Чтим Юнга, но тут он чудит! — не слишком учтиво реагирует почитатель. – Если поселяться в человеке, то тысяча возвращений будет слишком долгой. Выгодны краткие значимые контакты. Такой и был. Студент изучал медицину, на последнем курсе вспышка в голове: его область – психика. Действительно, многое сумел здесь. И обозначил принципиальное: судьба человечества зависит именно от психики.

Так как же революция согласно Гёте? При этой моей мысли консилиум становится птичьим базаром. Едва успеваю подхватывать свежеснесённое!

История уже кроваворечиво доказала, что безудержное обладание несёт несчастья, ломает и самого обладателя, обращает против человечества его же мощь… Ура тем, кто готовил умы и души для благодатных перемен, кто и сейчас стремит культурные, политические, религиозные, эзотерические ручейки к океану Согласия… Рецидивы удручают, а тенденция обнадёживает. Видно по тому же отношению к женщине… Ну да, порой от неё нужна защита…

13 стр., 6069 слов

Гете об искусстве

... ее до совершенства. Лирические шедевры Гете: «Лесной царь», «Ночная песнь странника», «Полевая розочка», «Коринфская невеста», песенка Миньоны из ... проникнуто знаменитое стихотворение Гете «Ганимед», написанное в 1774 г. Миф о Ганимеде, прекрасном мальчике, похищенном Зевсом, осмысливается ... какой-то закругленной законченностью, где ничто не говорит об избытке и роскоши, но нет никаких следов ...

Ясно, как действует тёмная сила: побуждает плюнуть на более общие интересы. Значит, надо препятствовать этому… Кто и как определит их, общие интересы? Одиночка бывает умнее толпы. Зачастую неправомерно давят сверху… Организму нужно, чтобы всё в нём было хорошо, а часть зависит от благополучия целого. При такой установке созидательна и борьба. Плох радикализм. Его раскручивает в порочных интересах одна из частей, порождая пагубный процесс. Так возникает рак… По большому счёту, тёмная сила сбивает с пути к главному Согласию… Принять приоритет общего – полдела, должно быть ещё стремление соответствовать. Впереди достатка — достоинство. Щедро давать, щепетильно брать…

Напряжение из-за конфликтов в жизни требует выхода, иначе будет отравлять, а накопившись, прорвёт жутко. Как это сочетать с Согласием… Агрессивность полезна, мобилизует. Плоха чрезмерная и неуместная. У животных инстинкт: стравливать её, адресуя ритуальные движения даже пустоте. А у нас достаточно мозгов, чтобы выработать подобное. При этом негативную энергию можно использовать и для позитивного. (Я представил, как мальчик яростно тычет палкой, тянет к цветку ручеёк; и вот зеленеет тут, порхает, поёт, плещут рыбки, залетает милая фея).

И к розочке относится, ведь тёмный импульс во всех. (Вижу, как смещает дурную энергию и колет мух-антисанитарок, цепляет-сушит рыбок к пивку, чтобы парню была отключка после тяжкой переключки).

Надо проработать научно обоснованную технику смещения, а то профанируют тут всякие! (Ой, простите, больше не буду)…

Множество ситуаций и контактов, смена ролей мальчик-розочка, приоритет общего с учётом частного — да, сложнейшее это дело, Согласие. Искусство!.. С опорой на знания. Их должны обеспечивать специалисты, причём во-время, чтобы громоотвод был готов до того, как гром грянет… Вероятна большая подвижка в России… С чего это резко поумнеет?.. Инстинкт самосохранения! У этой розы на евразийских просторах такой проблемный бутон, что впору загнуться. Не обойтись без широкого осознания: конкуренция интересов должна быть компромиссной, этим следует озаботиться и отдельным людям, и обществу… Берущие власть извратят и эту революцию. Опять будет через — ну, сами знаете… Фу, коллега! Извращённые интересы были и будут на всех уровнях. Идиллия возможна лишь в раю, если он есть. Но вспомним «Долго ли будет счастлив мальчик». Понимание этого, распространяясь, должно сужать диапазон, в котором действует тёмная сила…

Гёте впервые влиял на особо проблемную зону через другого гения, который на полвека моложе. В дополнение к мощному творческому воздействию передал ему магическое перо. Александр Пушкин держал перо в особом футляре, горделиво демонстрировал. И подпитывался от него, отчего лучше справлялся с диким в себе, что так мучало его и близких, переключал энергию на творчество. В итоге вместо тёмного давал больше света…

Пора донести до широких масс истинный смысл «Степной розочки»… Про детей не забыть! Гёте позаботился о доступности даже для маленьких. Простая сценка, простая мысль: просто любоваться розочкой. Больше пока и не надо. Малыш, пожалев воображаемый цветок, не даст пропасть реальному миру… Замечательно! Только отвлекать надо школьников от вульгарного секс-мотива. Ну, пытаться хотя бы… Да, надёжно закрепят новую психологию новые поколения. И правильнее всё-таки говорить не о революции, а об эволюции… Сойдёмся на ускорении эволюции!

Молчание консилиума — знак консенсуса. Подкреплено всхрапыванием. Беспардонным таким, как у себя дома… Не спать! Стряхнув с извилин, продолжаю ловить перевод. Может, он назван не так, как эта баллада повсюду называется? Нацеливаю поисковик на разные варианты. И вот оно, искомое!

Дикая роза

Мальчик розу увидал,

Розу в чистом поле,

К ней он близко подбежал,

Аромат ее впивал,

Любовался вволю.

Роза, роза, алый цвет,

Роза в чистом поле!

«Роза, я сломлю тебя,

Роза в чистом поле!»

«Мальчик, уколю тебя,

Чтобы помнил ты меня!

Не стерплю я боли».

Роза, роза, алый цвет,

Роза в чистом поле!

Он сорвал, забывши страх,

Розу в чистом поле.

Кровь алела на шипах.

Но она — увы и ах!-

Не спаслась от боли.

Роза, роза, алый цвет,

Роза в чистом поле!

Пер. Д. Усова

Форма воспроизведена почти точно (ну, без начальных строчных и точки с запятой).

Содержание… Профи мог бы и не старить розочку. А дикой зачем обозвал? Это парень стал дико-злодейский, она же естественно-прекрасная; у Усова ни того, ни другого. Гёте — буря и натиск; тут — «любовался вволю». Ну, налюбовался и гулял бы дальше, а напал! Кто это: созерцатель или маньяк-дебютант? Путаные показания… «Забывши страх, кровь алела на шипах» — красиво, но это же героика покорения. Прямо-таки ковбой сквозь кактусы!.. А обречённость где?.. Нет, не в ту степь всё это как-то. Вместе с тем, как я выяснил, Усов умелый переводчик. И немецкий у него такой (в детстве жил с родителями в Германии), что позвали делать Большой немецко-русский словарь. Выходит, только с розочкой прокол. Странно это, но… У художника право на ошибку.

Не попробовать ли довести до ума мою ученическую пробу, чтобы были и форма, и шифр Гёте? Кстати, подтекст можно чуть прояснить, пусть люди легче ощутят тему, раз пора настала. И надо спокойно взвесить обозначения. Да, пустые пространства Западной Европы (при Гёте большие) по-русски называются степью и в словаре, и в литературе. Но степь своеобразная, поэтому можно говорить и о пустоши, верещатнике (там заметен вереск).

А цветок, если точно, шиповничек. И всё-таки главное – символичность для нас, соответствие нашему языку. Стало быть, правильно выбрали до меня степь и розочку… Без лимита сладостные муки — и вот есть!

Степная розочка

Видит мальчик, что вдали

розочка степная;

прелесть в ней младой зари,

мальчик радостью горит,

быстро подбегая.

Розочка, зари цветок,

розочка степная!

«Я сломать хочу тебя,

розочка степная»;

«Будeт ранa у тебя,

не хочу страдать и я,

боль терпя, стеная!»

Розочка, зари цветок,

розочка степная!

Диким парнем ломана

розочка степная;

шип, мольба, в слезах она,

что же, уготована,

знать, судьба такая.

Розочка, зари цветок,

розочка степная!

Опять скупая мужская слеза, видеть-то некому, но компьютер не испортить бы, и так полудохлик. В экранном отражении опять миражит Гёте, но теперь у нас, наоборот, он молодой — именно таким, оказывается, творил «Розочку». Поэт весь в порыве, даже нос, щёки, причёска аэродинамические, и крылья из распахнутых пол. Мыслителю приданы дополнительные крылья для мозгов — из волос над ушами. Естествоиспытателю и художнику хороши эти большие глаза-воронки, жадно всасывающие всё, даже невидимое. И понятно мне, почему в его годы – творение, свойственное много пожившему, повидaвшему, почувствовавшему, подумавшему. Гений пронзает пространство и время.

Гёте улыбается и молвит по-русски (решил, видно, освоить ко второй встрече):

— Сказать это совсем хорошо!

Какой деликатный, ушёл от «сказать так»…

Кто отразился из-за другого моего плеча? Мужчина средних лет, облик неясен. Дмитрий Усов, кто ж ещё?! Почему тоже радостный?

— Это и хотел! – выдохнул он.

Тут я понял.

Он посвящённый, преподавал в довоенной Москве историю западно-европейской литературы, шифр Гёте уже проявлялся понемногу. Если и не хватало толчка, чтобы с этим подойти к балладе, то жизнь хорошо толкала. Вокруг выламывали цвет нации, который надо бы лелеять. Вот и группу его, привлечённую к немецкому словарю, привлекли органы – согласно дьявольским разнарядкам на врагов и рабов. Здесь шифровки лепят непонятными словами или ещё какое вредительство? Участь группы печальна. Усову ещё повезло (фамилия навевала об усатом вожде?): отправили на строительство великого Беломора, но позволили не погибнуть там от великого мора. Затем в Ташкент отпустили — ещё пожил, хотя надорванный был. Увы, недолго. И безвестность, я с трудом нашёл о нём кое-что.

Так вот, показания о мальчике и розочке он не просто так путал. Он лепил свою шифровку! И послал её — некой резонансной душе в будущем, которая уловит несоответствия и захочет исправить. Даже общепризнанное в стране название «Степная розочка» оставил свободным – бери! Но гордо показал, что мог бы и сам всё сделать, как надо, да не стал. Вот знак, на виду: с формой сделал сложное, а не требующее усилий — нет. Об этом же говорит мне теперь и выпадение «Розочки» из общего ряда его переводов. А не стал он делать, как надо, учитывая текущий момент. Если бы сделал, то про какого дикого парня, про какую заломанную розочку это было бы тогда в первую очередь?! Переводить так – хуже, чем не переводить вовсе. Было бы уничтожено вместе с переводчиком. Одно это и оставалось: позаботиться об отсроченном правильном тексте, который появится, когда уже — можно!

Некоторой компенсацией творческому человеку, вынужденному угождать обстоятельствам, стала подпись, спокойно прошедшая под невинным стишком. А когда бы несгибаемый орган партии настороже был, как воспринял бы «Пер. Д. Усова»? На какие Усы тут намёк, сходу было бы товарищу ежу понятно. Последующая неуклонная работа мысли привела бы к ужасному слову, в которое складывается то, что в подписи слева. Та-ак, гражданин вызнал и разглашает гостайну о проблемном пищеварении!..

Надо воспользоваться появлением у меня гостей и уточнить кое-что.

— Герр Гёте, простите, при вашем цветущем виде несколько странно спрашивать, но вы всё равно про себя всё знаете, наверное. В общем, когда вы умирали, что такое невидимое усердно писала ваша рука? А точно подправляли Пушкина и Юнга? А как это?

— Я знать про себя, — Гёте вдруг насупился, — Эккерман хватать мне. Ох, он доставать!

Литературовед на всякий случай поясняет:

— Секретарь, мог мэтра на нужную тему нацелить, издал разговоры с ним в последние годы.

Гёте нежно гладит буковки «Розочки», словно лепестки. Это закрывает первый мой вопрос и возвращает мэтру расположение ко мне.

— Я… как это по-русски… дам на водку.

— Намёк он даст, — на всякий случай уточняет переводчик.

— Люди есть родня, общий есть внутри, это активность можно. Александр есть лёгкий, дойчродня.

— У Пушкина немецкая кровь, — сообщает ходячий справочник.

— Карл есть очень лёгкий, потомок.

— Признаёт деда Юнга своим внебрачным сыном! — возбуждённый шёпот моему уху.

— Россия иметь мой розочка нет. Я хотеть переводчик. Я чувствовать способный рус малыш близко мой могила.

— Сожалею, что буксовал, — откликается Усов.

— Я понимать, ситуация созревать.

Закругляя нашу ситуацию, Гёте исчезает с экрана, а синхронно и переводчик. Эх, не всё успел я уточнить! У моей учительницы странно совпали Москва, немецкий, интерес к Гёте и отчество Дмитриевна… И ещё одно совпадение. Когда Усов умер, мимо ехали в поезде женщина, сын-инвалид от убитого войной первого мужа, малыш от учителя из поволжских немцев, выпущенного полуживым с шахты-каторги в Подмосковье, и сам отощавший донельзя посланник великой русской реки. Они тряслись к узловатым пальцам-отрогам, которые зажали кус сухой степи с щепотью виноватых людей, в том числе не своею виной. Через десять лет обратный путь мимо могилы Усова. А потом младший спикировал на шифровку Гёте, в которой понимал главное…

— Для совпадать семя и почва, — слышу стихающий голос, — хорошо немножко помощь, а помощь бывать эстафета.

1963, 2008-2012; Подмосковье, Бостон, Москва


Комментарии к произведению 6 (11)