«Главное это величие замысла» (И. Бродский) Отзыв- на отрывок из статьи И. Бродского об Анне Ахматовой «Рождение поэта»

Эссе

«Главное — это величие замысла» (И.Бродский)

Отзыв-эссе на отрывок из статьи И.Бродского об Анне Ахматовой «Рождение поэта»

Поэты не рождаются случайно,, Они летят на землю с высоты,, Их жизнь окружена глубокой тайной,, Хотя они открыты и просты.

И.Тальков. «Поэты не рождаются случайно»

«Ораторами становятся, поэтами – рождаются». Смысл этого выражения римского государственного деятеля, писателя и оратора Цицерона из его речи в защиту греческого поэта Архия, которую он произнес в 61 г. до н. э., заключается в том, что талант дается природой — он либо есть, либо его нет, — а ораторскому искусству можно научиться — трудом, упорством… И довести его до высокой степени совершенства, как это сделал, например, Иосиф Бродский, «русский поэт и английский эссеист», принявший в свои руки «эстафетную палочку» поэтов серебряного века, а вместе с ней – нелегкую счастливую судьбу:

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

Он их высоких зрелищ зритель,

Он в их совет допущен был –

И заживо, как небожитель,

Из чаши их бессмертье пил!

(Ф.И.Тютчев. «Цицерон». 1830)

Всего «несколько строк» – и мы свидетели «рождения поэта». Анны Ахматовой. Перед нами лишь небольшой отрывок из литературоведческого эссе Иосифа Бродского «Скорбная муза» (1982 г.) — названного так, наверное, под влиянием стихотворения Марины Цветаевой «Муза плача» (1916 г.), посвященного Ахматовой — о творчестве любимого им поэта, друга, учителя, наставника. В своих интервью он не раз говорил о ее роли в его судьбе – о сокровенно важном для него: «…Попытавшись ответить на этот вопрос, я написал 200 или 300 страниц. Думаю, что более всего я обязан Ахматовой в чисто человеческом отношении… Анна Андреевна для меня была, прежде всего, примером духовным, примером нравственным, а потом уже чисто профессиональным», «от нее одно становилось понятным: как надо жить». И вот — пять небольших абзацев о начале «ее» пути. О выборе, который «оказался пророческим».

Ни строчки из ее стихов. Речь пока не о них – о юном существе, «семнадцатилетней дочери», которая «повиновалась» и «согласилась с необходимостью блюсти приличия»: отец узнал, каким способом она решила «заявить о себе»… «Напечатать подборку стихов в столичном журнале»! Но нет, она не из числа «послушливых», рабски покорных: отец-то «невзначай» узнал о ее планах, да и согласилась-то она лишь «вначале» с тем, что «отец потребовал»: взяла псевдоним, чтобы «не позорить» ни «знатную семью», ни «славную фамилию», а сама «не сомневалась ни на миг в своем таланте и правильности выбранного пути». «Чрезмерными» были «претензии отца»: ну чем его дочь ни Василиса Премудрая – «и умом, и всем взяла»! Хотя и не царского роду-племени («Горенко не принадлежали к титулованной знати»), а уж сколько лет в Царском Селе жили «бок о бок» с царской фамилией – «соседство…такого рода редко проходит даром»…

19 стр., 9163 слов

По литературе : «Место Анны Андреевны Ахматовой в русской поэзии»

... молчаливых поэтов, и это так, несмотря на женственность. Слова ее скупы, сдержанны, целомудренно -строги, и кажется, что они только условные знаки, начертанные при входе в святилище… Строгая поэзия Ахматовой поражает ... почти весь мир ранней, а во многом и поздней лирики Ахматовой. Именно от образов Блока во многом идёт герой ахматовской лирики. «И если я умру, то кто же Мои ...

Только вот для самой Анны «главным было другое»: здесь когда-то давным-давно «беззаботно процветал Пушкин». А между Ахматовой и Пушкиным — глубокая творческая близость, особенно Пушкин родственен Ахматовой своеобразным даром пророчества. «Как он понимал, как он все на свете знал? Этот кудрявый подросток в Царском с томиком Парни под мышкой», — говорила она. А эти строки, посвященные Б.Пастернаку, и о Пушкине тоже:

Он награжден каким-то вечным детством,

Той щедростью и зоркостью светил,

И вся земля была его наследством,

А он ее со всеми разделил.

(А.А.Ахматова. «Поэт». 1936)

Действительно, Пушкин – «один из самых чутких наших сейсмографов, который, как Гете лиссабонское землетрясение, предчувствовал грядущие катаклизмы, прежде всего внутричеловеческие».­ То же характерно и для Ахматовой. Разница только в том, что Пушкин — дитя XIX века, века гармонического, полного просвещенных надежд и порывов, Ахматова — дитя «страшных лет России», когда исполнялись самые страшные пророчества:

Видел я тот венец златокованый…

Не завидуй такому венцу!

Оттого, что и сам он ворованный,

И тебе он совсем не к лицу.

Туго согнутой веткой терновою

Мой венец на тебе заблестит.

Ничего, что росою багровою

Он изнеженный лоб освежит.

(А.А.Ахматова. «Предсказание». 1924?)

В этом месте автор эссе намеренно обрывает наши мысли о «прекрасном дитя» — и, словно расставшись с любимой сказкой, мы «вдруг» ощущаем другую реальность – жизнь без прикрас: «в России все восточное встречается скорее не с любопытством, а с предубеждением» (например: «Незваный гость хуже лихого татарина»).

Но Анна смело выбрала себе «новое имя» — она «не гналась за экзотикой»: последний правитель Золотой Орды и в самом деле был среди предков Горенко. И Бродский усиливает впечатление от нового образа: «Я — чингизка»,- говаривала она не без гордости. Для русского слуха «Ахматова» звучит на восточный, более того, на татарский лад». Теперь этой «семнадцатилетней девочке» придется познать, что значит быть «чужой среди своих»:

Теперь никто не станет слушать песен.

Предсказанные наступили дни.

Моя последняя, мир больше не чудесен,

Не разрывай мне сердца, не звени.

Еще недавно ласточкой свободной

Свершала ты свой утренний полет,

А ныне станешь нищенкой голодной,

Не достучишься у чужих ворот.

4 стр., 1968 слов

Анализ стихотворения «Творчество» Ахматовой. Творчество Анны Ахматовой – кратко

... читателя, которые он описывает в своём произведении и является главной темой произведения «Анне Ахматовой». В данном случае таким «событием» является Анна Андреевна Ахматова, её талант, её творчество. Этой теме посвящено ни одно стихотворение, ... есть можно сказать, что и Ахматова, и Пушкин выражали одну и ту же мысль: поэт творит по воле Бога. Именно Бог даёт поэту вдохновение и водит его рукой по ...

(А.А.Ахматова. «Теперь никто не станет слушать песен…» 1917)

«Но пять открытых «А» (Анна Ахматова) завораживали»: это была «ее первая удачная строка» будущих песен, которые до сих пор «завораживают» любителей поэзии, словно песни дивной восточной красавицы, «новой шамаханской царицы».

Начало эссе И.Бродского явно перекликается с предисловием к первому сборнику ее стихов «Вечер» (1912 г.), где М.Кузмин буквально «подсказывает», как надо писать о молодом даровании: «Мы пишем не критику, и наша роль сводится к очень скромной: только назвать имя и как бы представить вновь прибывшую. Мы можем намекнуть слегка об ее происхождении, указать кой-какие приметы и высказать свои догадки, — что мы и делаем. Итак, сударыни и судари, к нам идет новый, молодой, но имеющий все данные стать настоящим поэт. А зовут его – Анна Ахматова». И Бродский как будто завершает: «…Выбранный псевдоним красноречиво свидетельствует об интуиции… Будущее отбрасывает тени – выбор оказался пророческим»:

О, Муза плача, прекраснейшая из муз!

О ты, шальное исчадие ночи белой!

Ты чёрную насылаешь метель на Русь,

И вопли твои вонзаются в нас, как стрелы.

И мы шарахаемся и глухое: ох! —

Стотысячное — тебе присягает: Анна

Ахматова! Это имя — огромный вздох,

И в глубь он падает, которая безымянна.

(М.И.Цветаева. «О, Муза плача, прекраснейшая из муз!» 1916)

…Всего «несколько строк» – и мы свидетели «рождения поэта». Анны Ахматовой.

всеобъемлющего творчества

Гордова Екатерина ,

ученица 11 «Б» класса