Мой закон в защиту детства

Сочинение

«Ребёнок — сирота» — лично для меня это не просто слова. Я помню себя с двух с половиной лет. В доме ребёнка было много детей и воспитателей, которых мы пытались называть мамами. Но каждый из нас пытался увидеть и заглянуть в глаза незнакомым мужчине или женщине, заходящим на территорию, огороженную железным забором. У меня всегда мелькала мысль «А вдруг это за мной, вдруг это мои мама и папа». Но каждый раз эти редко приходящие пары выбирали и через некоторое время уводили домой красивых здоровых детей.

В свои три с половиной года я с грустью понял, что я – ребёнок – инвалид, не такой как те дети, которых выбирают. Но я продолжал верить и надеяться.

Я много болел и почти постоянно находился в группе карантина, где в основном находились малыши. В четыре года у меня была очень сложная операция. Это сейчас по прошествии времени я понимаю, что врачи дали мне второй шанс жизни, что я мог не проснуться на операционном столе и не увидеть то, о чём мечтал. Всё послеоперационное время, когда у меня появилась возможность встать с кровати, я видел переживания, боль и сострадания родителей за своих детей. Я читал в глазах взрослых безграничную боль и огромную трепетную любовь к родным детям. И мне, маленькому мальчику, у которого после операции болело всё, было горько и не понятно, чем же я так плох, почему рядом со мной нет этих тёплых и ласковых глаз?

Пришло время выписки. Мне не хотелось уходить из больницы, так как я мог наблюдать отношение родителей с детьми. Эти маленькие впечатления завораживали меня. И вот я снова в серых стенах дома ребёнка. Мне уже четыре года. Я прежний ребёнок инвалид. Неминуемо подходит время перевода меня во взрослую жизнь – детский дом. Шансы обрести семью тают с каждой минутой

Была осень. За окном с деревьев падали жёлтые листья, и вернувшись с прогулки, я увидел такую картину: малышня в группе радостно визжала и прыгала вокруг женщины, которая сидела спиной ко мне на ковре, и раздавала малышам конфеты. Стоя в проёме дверей, я подумал « Ну вот, ещё одну малышку заберут». Мне было грустно и обидно. Но тут женщина поднялась с ковра, и мы встретились глазами. Малыши продолжали прыгать и совать руки в пакет с конфетами, а мы стояли и смотрели друг на друга. Глядя ей в глаза я понял, что она пришла за мной. Она нашла меня — моя мама. Дальше был ужасно долгий и страшный для меня период оформления документов.

4 стр., 1734 слов

Беседа о содержании музыкального произведения «Шествие гномов» ...

... Но сначала скажите, почему пьеса Э. Грига называется «Шествие гномов», что такое шествие? (Ответы детей) Педагог: Да, музыка похожа на марш, но этот марш ... Шествие гномов» Эдварда Грига. Оборудование: музыкальное произведение Э. Грига в аудиозаписи, ноты для фортепиано, детские музыкальные инструменты. Пособие: Музыкальное воспитание дошкольников. – Москва «Просвещение». «Владос». 1994 год. ...

На протяжении трёх месяцев эта женщина, которую я стал считать мамой, приходила ко мне почти каждый день. И каждый раз, играя с ней на улице или если плохая погода, в группе, я боялся, что она передумает и возьмёт кого-нибудь другого. И вот я дома! Моя жизнь началась заново.

Сейчас мне двенадцать лет. Я учусь в седьмом классе на четыре и пять. В нашей семье сейчас семь приёмных детей и глядя, сколько сил, любви, заботы, внимания тратят мама и папа на каждого, вновь появившегося ребёнка в нашей семье, я понимаю, как тяжело им было со мной.

Я помню разговор мамы с врачом, когда я должен был пойти в первый класс. Маме предлагали отдать меня в школу для умственно-отсталых детей. Но благодаря маме я пошёл в первый класс еврейской школы. В меня верила только моя мама. Помню, как каждый вечер мы делали уроки и разбирали моё поведение. Мама каждый раз говорила мне: «Ты умный, ты сможешь». И вот из первого класса я пошёл сразу в третий. Благодаря моей семье я никогда больше не вспоминал, что я инвалид.

«Россия без сирот» — это призыв нашего президента. Что я, двенадцатилетний ребёнок, могу сделать для того чтобы в нашей огромной стране не было сирот?!

Я на примере своих новых мамы и папы вижу, как много они для этого делают. Благодаря моей маме много детей обрели свои семьи. Мама помогает людям в трудной ситуации. Я понимаю, что выучившись, я всегда буду идти дорогой добра. Мой закон в защиту детства – это моя семья, это пример моих родителей, это пример людей, которые находятся рядом и также воспитывают не по одному приёмному ребёнку. Я понимаю, что ещё мал, издавать законы, но доброту к детям, к животным, к растениям, к окружающему миру можно привить только в семье, рядом с любящими тебя родителями.

На своём примере я готов показать всему миру, что дети не бывают чужими, что дети не бывают ненужными и что детские сердца открыты для любви и ласки. Своим сочинением, на своём примере, своей открытостью я позволяю людям заглянуть в мою душу. И если хоть у десяти процентов людей произойдет переосмысление жизни, которой они живут. Если у них откроются глаза, и они почувствуют чужую боль, значит, я сделал всё правильно. Я смог написать свой закон, который как лучик света подарит ещё нескольким детям счастье быть в семье.