Политическая культура Франции

Реферат

Франция, или официально Французская республика, — самая большая страна Западной Европы, включает в себя и несколько островов в Средиземном море и Бискайском заливе, заморские департаменты и территории в Америке, Африке и Океании.

Государственное развитие Франции в отличие от Великобритании происходило в условиях противоборства правых и левых сил, партий и группировок, что приводило не только к частым изменениям в политическом режиме, но и глубоким реформам государственного строя, периодической трансформации конституционных принципов. Если Англия живет без Конституции, а США сохраняют свою неизменной более 200 лет, то во Франции за тот же период сменилось 17 основных законов.

Политический режим современной Франции, который называют Пятой Республикой (во Франции название республики связано со сменой Конституции после установления республиканского правления в 1792 г.), существует с 1958 г. с момента прихода к власти генерала Шарля де Голля. Для этого режима характерно, с одной стороны, ограничение прав парламента и демократических свобод, с другой — расширение полномочий президента республики.

XIX—XX вв.

Политическая история Франции — это целая серия революций, восстаний и войн, череда сменявших друг друга политических режимов, ожесточенная идейная борьба, арена действия многих выдающихся политиков и мыслителей. Каждое из значительных событий прошлого, многие из которых существенным образом повлияли не только на европейскую, но и на мировую историю, оставило свой след в коллективной памяти нации. Несмотря на частые смены форм правления и резкие расхождения между французскими историками в интерпретации событий прошлого, живая связь поколений во Франции никогда надолго не прерывалась.

Организация единого государства проходила путем строгой централизации и унификации разнообразных в экономическом и культурном отношении французских провинций, что подорвало автономию гражданского общества перед лицом государства, противопоставив их друг другу и породив хронические конфликты, которые выливались в революционные бунты.

Особое место в формировании основных черт политической культуры занимает Великая Французская революция. Более 200 лет она остается объектом почитания и ненависти, неотъемлемым элементом умственной и эмоциональной жизни французов. События и символы революции, имена ее деятелей вошли в ткань политического процесса Франции. Марсельеза стала государственным гимном, трехцветное знамя — эмблемой, а лозунг «Свобода, Равенство и Братство* — девизом современного французского государства. Революция породила такие понятия как «правые* и «левые*, «враг народа* и «патриот*, такой метод решения разногласий как политический террор.

15 стр., 7158 слов

Сравнительная характеристика политических культур Германии и Франции

... Германии; -охарактеризовать основные политические ценности французского общества и выявить особенности французской политической культуры; -сравнить процессы развития политической культуры во Франции и Германии. Объектом данной работы являются политическая культура Германии и Франции. Предметом данной работы является сравнительный анализ политических культур Германии ...

Однако характер управления практически не изменился. Жесткость административных структур, их крайняя централизация и контроль за экономикой породили хроническое недоверие граждан к власти, стремление к обходу законов, а также иждивенческое отношение к государству, стремление добиться от него льгот и протекций [5. С. 109].

Долгое время французской политической культуре были присущи весьма отличительные черты, во многом придававшие исключительное своеобразие и колорит политической жизни страны, особенно по сравнению с англо-саксонской ветвью западного мира. Значительное влияние на становление политической культуры оказали два обстоятельства.

На первое обратил внимание крупнейший социолог первой половины XX столетия А. Зигфрид. «Франция, — писал он, — обладает глубокой верой в человеческий интеллект. Она верит, что существует человеческая истина, свойственная всем людям, и эта истина такова, что интеллект способен его постичь, а слово выразить» [1. С. 142]. Действительно, противоборствующие политические силы изначально были склонны не только опираться на соответствующие философские доктрины, но и возводить их в ранг принципов, имеющих непреходящую и общезначимую ценность. Принципы и идеи долгое время играли огромную роль в политической жизни Франции: цель заключалась не только в том, чтобы сломить политического противника, но и доказать негодность его идей.

Второе обстоятельство заключалось в том, что политическое противостояние развивалось в рамках жестко централизованного государства. Тенденция к централизации, к доминированию государства в жизни общества досталась в наследство от Древнего Рима. Она проявлялась на протяжении всей истории страны в стремлении к максимальному укреплению королевской власти, которое увенчалось превращением Франции в эталон европейского абсолютизма. Радикальная смена режима в ходе Великой революции не отменила эту традицию: теории Руссо и политическая практика якобинцев обеспечили замену абсолютной власти монарха полновластием государства-нации. При этом сравнительно долгое отсутствие в стране крупной буржуазии, особенно промышленной, а затем ее запаздывающее развитие обусловили длительную концентрацию власти в руках социальных групп, традиционно являвшихся главными носителями идеи доминирования государства: мелкой буржуазии в союзе с дворянством. В представлении большинства французов доминирование государства и поныне является обязательным условием общественной жизни. «В англосаксонских странах политическая жизнь построена на общей морали договорных отношений, основополагающий принцип которой — равенство сторон. Во Франции такого равенства не может быть; здесь государство в глазах людей — высшая сила, обязанная вмешиваться во все аспекты жизни как верховный арбитр, стоящий над гражданским обществом» [6. С. 39].

И «сорок королей, которые создали Францию», и якобинцы, а затем Империя — каждая из этих сил, правда, облекая свою деятельность в различные идейные оболочки, способствовала стягиванию существенно отличавшихся друг от друга частей страны к единому центру п укреплению сильного государства. В этих условиях стороны, находящиеся в конфликте, не видели, да часто и не имели иного способа для реализации своих целей, как овладение всей полнотой государственной власти при отстранении своих соперников от реальных рычагов давления на нее. Политическая оппозиция была лишена статуса конструктивной силы, уравновешивающей действия стоящих у власти, и рассматривалась ими в качестве помехи для реализации планов, призванных осчастливить граждан страны.

7 стр., 3255 слов

Политический строй древнерусского государства

... политическом строе Киевской Руси также можно обнаружить признаки, характерные для данного типа государственности. Во главе Древнерусского государства стоял великий князь киевский, которому принадлежала высшая хозяйственная, административная, судебная и военная власть. ... домонгольской Руси (X—XI вв.) традиции решать на вече (от старославянского «вет» — совет) важнейшие вопросы общественной жизни ...

В конечном итоге это привело к формированию еще одной специфической черты национальной политической культуры — двойственности, неоднородности. Отец-основатель французской политологии Ф. Гогель писал еще в 1946 г.: «Политический выбор французов определяется их отношением к существующему порядку. Избиратели могут голосовать за множество самых разнообразных партий, но в целом электорат четко делится на две большие группы: партию (существующего) порядка и партию изменений».

Постоянное противоборство сторонников «порядка» и «изменений» непрерывно порождало глубокий раскол общественного мнения по важнейшим проблемам социальной жизни. Монархисты и республиканцы, буржуа и социалисты-коммунисты, голлисты и антиголлисты — всегда занимали взаимно непримиримые позиции, требуя от своих партий максимально жестких мер по отношению к противникам, настаивая на самых радикальных методах достижения своих целей. Различные политические субкультуры сталкивали население в скрытой, холодной гражданской войне, чреватой частыми и сильными потрясениями. Эта специфика сохраняется в наше время. По мнению французских политологов, в стране до сих пор до конца не сложилась единая политическая культура, основанная на общенациональном консенсусе. Сегодняшняя Франция — «страна множества субкультур, нацеленных на реализацию абсолютно несхожих проектов общественного устройства* [6. С. 39].

Именно фрагментарность французской политической культуры, наличие устойчивых расхождений по отношению к основным институтам политической системы долгое время не могли гарантировать стабильность этой системы и устойчивость демократического политического процесса.

В. П. Смирнов

Действительно, в истории современной Франции даже после окончательного утверждения республиканских институтов и появления достаточно широких возможностей для охраняемого законом политического волеизъявления можно найти примеры, когда на первый взгляд незначительные конфликты или судебные казусы разделяли нацию и ставили ее на грань гражданской войны.

Однако уже в традиционной политической культуре Франции, какой бы фрагментарной, противоречивой и конфликтной она ни была, содержалась целая сумма довольно устойчивых элементов, интегрировавших общество и препятствовавших как его распаду, так и утрате им исторической преемственности.

Преданность французов принципам и склонность облекать в идеологизированные, универсальные формы свои политические интересы всегда сочетались с достаточно рационалистичным, индивидуализированным восприятием окружающего мира. Обладающий критическим умом француз стремится к самостоятельности в суждениях, он, как правило, нонконформист, и его отношение к любым авторитетам, будь то священник, профессор, эксперт или политический лидер отличается значительной долей скепсиса. В стремлении к интеллектуальной независимости и личной автономии заключены корни французского индивидуализма.

19 стр., 9328 слов

Своеобразие деловой культуры Франции

... деловой культуры Франции. Задачи: познакомиться с основными составляющими культуры Франции; рассмотреть психолого-поведенческие особенности французов; выработать рекомендации по успешному деловому ... и европейской культуры. Франция – государство в Западной Европе. На севере территория Франции омывается Северным ... (1814-1815 гг., 1815-30 гг.) политическое господство принадлежало дворянству и духовенству. ...

У французов очень рано проявилось стремление к независимости в своей частной жизни и нежелание допускать вмешательство в нее со стороны общества и государства. А. Зигфрид не без основания утверждал, что для французов независимость положения и равенство возможностей имеют более существенное значение, чем идеалы гражданских свобод, что накладывает свой отпечаток и на их демократические убеждения. Та же индивидуалистическая основа и у весьма характерного для французов стремления к экономической безопасности, бережливости и накопительству. Тягу к бережливости и умеренности культивировала у французов крестьянская традиция с присущими ей осторожным отношением к будущему и недоверием к обществу.

Индивидуализм и интеллектуализм французов позволили обществу в целом достичь такой степени свободы критического ума, которая препятствовала безраздельному или, во всяком случае, долгому господству какой-либо системы ценностей или идейной доктрины. Это в свою очередь благоприятствовало утверждению в обществе широкого плюрализма взглядов и различных политических тенденций.

Другим важным, исторически сложившимся обстоятельством, препятствующим непреодолимому расколу людей на противостоящие группировки и «наводящим мосты> между различными субкультурами и идейно-политическими тенденциями, является рано утвердившееся в сознании французов чувство своей принадлежности к единой нации.

Глубокому проникновению в сознание французов чувства национального единства и гордости способствовала длительная политическая и идейная гегемония Франции в Европе, победы во многих войнах, выдающаяся роль страны в развитии общечеловеческой культуры.

Частая смена режимов, на которую так любят ссылаться историки и политологи, изучающие Францию, никогда не приводила к интегральному разрыву с прошлым, а значит к отторжению части нации. Многие уже укоренившиеся формы общественного устройства модифицировались, наполнялись новым содержанием, но не уничтожались. Реставрация королевской власти после поражения Наполеона не привела ни к отказу от многих завоеваний революции, ни к массовым репрессиям. Даже парижские коммунары при всем их радикализме и революционном темпераменте, как известно, не решились переступить через многие юридические и нравственные нормы, утвердившиеся в обществе.

Идеологическая и политическая ангажированность, как бы сильно она не проявлялась во Франции, не разрушила духовнонравственного ядра национального характера, не лишила французов присущего им жизнелюбия и картезианской ясности ума. В обществе в целом, и в сфере политических отношений в частности, на основе общей богатой культуры и опыта прошлого сформировался целый комплекс этических и нравственных норм, слишком явное нарушение которых влекло за собой довольно чувствительные моральные санкции.

35 стр., 17260 слов

Формирование национальной культуры во Франции XVI века и особенности ...

... и выявления типичных особенностей французского Возрождения, связанных с развитием и формированием национальной культуры. Глава 1. Социально-экономическое и политическое развитие Франции ... Возрождения во Франции. Отдельные выводы, итоги и заключения, сделанные при изучении этих работ, послужили основой для решения главной задачи дипломной работы — раскрытия ...

С течением времени с утверждением республиканских форм правления, позволяющим всем политическим силам участвовать в борьбе за власть, используя институты представительной демократии, политическая разобщенность окрашивалась в менее яркие цвета. Исключение составляли кризисные периоды в развитии страны, когда каждый раз, вплоть до недавнего времени, она вновь разделялась на два лагеря и от политиков требовалось немало воображения и терпимости для поисков решений, позволяющих избежать крайностей.

Можно сказать, что вся современная политическая история Франции — это кроме всего прочего и проверка на прочность республиканской традиции, гасившей слишком явные авторитарные поползновения, заставлявшей считаться с собой любых реформаторов, под какими бы радикальными лозунгами они ни выступали. Республиканская традиция содержит в себе начала согласия и терпимости, уважения прав меньшинства и оппозиции, она враждебна сектантству и бескомпромиссному политическому активизму. Другое дело, что ее влияние на политическое поведение французов и стратегию стремящихся их мобилизовать организаций опосредовано, иногда ослаблено и искажено идейно-политическими противостояниями. Фрагментарность традиционной политической культуры, наличие в ней противоречащих друг другу установок и ценностей далеко не исчерпывает, на наш взгляд, всего ее содержания. Устойчивые мировоззренческие позиции, обусловливавшие жесткое политическое противостояние и нетерпимость, уравновешивались в ней не менее прочными установками, препятствовавшими интегральному социальному разрыву, ограничивавшими опасный для общества идеологизированный политический активизм.

Для Франции характерно и то, что бурные исторические события за сравнительно короткие сроки обогащали политическую культуру новыми элементами, меняли иерархию содержащихся в ней ценностей, ускоряли пересмотр сложившихся в ней стереотипных представлений и взглядов (13, «https:// «).

Большое влияние на формирование системы ценностей французов оказала также католическая традиция. Франки первыми среди варварских племен, сокрушивших Римскую империю, заключили союз с Папой Римским и приняли христианство. Это произошло в V в. н. э.; Франция всегда считалась «старшей дочерью» католической церкви. Разумеется, в массовое сознание французов глубоко проникли ценности и нормы католицизма. А среди них не последнее место занимает неприятие богатства, денег, успеха, связанного с быстрым обогащением (католическая церковь признала легитимность денег и собственности лишь в 80-е гг. XX в.).

Католический вариант христианства практически исключает вероятность спасения души для богатых. Богатство расценивается как проклятие, деньги — как порождение и даже воплощение дьявола, богатый — как дурной, нечестный человек, нажившийся за счет или нещадной эксплуатации своих работников, или немилосердного обхождения с конкурентами. Как видим, все это прямо противоположно уважению к богатым, к богатству, к конкуренции на родине неолиберализма — в протестантских странах.

И сегодня подавляющим большинством населения вне связи с политической ориентацией бизнес и конкуренция воспринимаются отрицательно. Предпринимательство, особенно промышленное, не слишком престижно, а крупный бизнес, в том числе национальный, основной части населения представляется враждебным и непонятным. По-прежнему ценятся солидные семейные состояния, полученные в наследство (более всего — земельная собственность, недвижимость, коммерческие и финансовые активы).

13 стр., 6294 слов

Сексуальная культура – основа здоровья и сохранения семьи

... женщин в производительном труде; классовой структурой общества; особенностями половой социализации и отношением культуры к материнству и деторождению. Усложнение сексуальных запретов - необходимая предпосылка ... для участников; типичные структуры и формы (паттерны) сексуальных отношений и действий. Содержание сексуальной культуры различно в разных цивилизациях, у разных народов, классов, поколений ...

«Новые богатые» (точный перевод присутствующего в русском языке слова «нувориши») обществом не признаются;

  • многие французы всерьез согласны с тем, что «все крупные современные состояния нажиты нечестным путем». В стране есть работники прокуратуры, специализирующиеся на доказательстве подобной нечестности;
  • их постоянная «охота за черепами* вызывает в публике неподдельный интерес и пользуется поддержкой со стороны рядовых граждан. Резко отрицательное отношение наблюдается и к конкуренции, обостряющейся вследствие ухода государства из предпринимательства, активизации национального и зарубежного частного бизнеса [6. С. 40J.

Если традиционная политическая культура сформировалась во многом под воздействием Великой революции и последующих классовых схваток, то наиболее насыщенный период ее эволюции падает на эпоху «славных тридцати* — как некоторые французские политологи называют период стабильного экономического роста и быстрых общественных изменений с конца войны до середины 70-х гг. Эволюция традиционной политической культуры была обусловлена рядом объективных общественных процессов, таких как рост числа работающих по найму и соответствующим сокращением мелкособственнических слоев, увеличением численности городского населения, широким распространением женского труда. В социальной и политической жизни страны все более весомую роль начинает играть средний класс. Значительно ускорилась миграция населения, в результате которой многие люди, порывая с привычной обстановкой и местами, оказались вынужденными приспосабливаться к новым условиям жизни.

Усложнение состава каждой из социальных групп общества, состоящих из людей различного происхождения, уровня образования, квалификации, характера профессиональной деятельности и образа жизни, сделало менее определенными и ощутимыми границы между социальными группами и слоями. Если раньше чувство принадлежности к определенной группе служило основой для устойчивой самооценки и помогало человеку осознать свое место в обществе, то теперь французские социологи фиксируют глубокий кризис социальной идентификации, распад или постепенное исчезновение прежних, достаточно жестких социальных границ, правил и норм, определявших для каждой личности ее социальный выбор, пишут о возникновении множества новых референтных групп, жизненных идеалов и примеров, на которые ориентируется личность в попытках обрести социальную значимость [3. С. 60−61].

В своих поступках, в способах реализации своих планов и в своем политическом выборе французы стали меньше ориентироваться на ценности и устои таких традиционных общностей, как семья, соседи, трудовой коллектив. Давая человеку более широкие возможности для индивидуального, не сопряженного с давлением этих общностей выбора, эта ситуация подчас создает для него трудноразрешимые проблемы, способствует росту индивидуализма и одновременно с этим порождает потребность в поиске новой социальной идентификации. Усиление индивидуалистических настроений, стремление людей строить свою жизнедеятельность в соответствии со своими собственными представлениями, утверждать свою? единственность», стараясь дистанцироваться от навязываемых извне образцов поведения и мышления, является, по мнению некоторых французских социологов, «общим знаменателем современного общества» [3. С. 62].

4 стр., 1771 слов

Взаимодействие политической и правовой культуры в обществе

... развивать и совершенствовать правовое воспитание и правовое обучение населения, государственных служащих, от которых в значительной мере зависит реальное обеспечение прав и свобод человека. В содержательном плане политологи часто определяют политическую культуру ...

Этот процесс имеет немаловажное значение для эволюции традиционной политической культуры. По мере его развития происходит постепенное ослабление влияния на политический выбор французов и на всю сумму их представлений о политической сфере традиционных норм и ценностей, усиливается их потребность в самостоятельном определении своих политических позиций. Одновременно меняется и отношение французов к традиционным, в том числе и политическим авторитетам.

Отражением падения влияния устоявшихся авторитетов в сфере политического противоборства стало постепенное падение престижа его основных участников, возникновение множества различных ассоциаций и массовых демократических движений, развивающих свою активность за пределами сложившихся общественно-политических структур и ревниво отстаивающих свою независимость. Кроме борьбы за решение конкретных, касающихся повседневного существования населения проблем, эти движения вызывают симпатию многих людей отсутствием сложной внутренней иерархии, открытостью, близостью между лидерами и рядовыми активистами, спонтанностью выступлений, поощрением инициативы и творчества. В рамках этих объединений формируется новый тип политической культуры, возникают новые, неформальные, близкие и доверительные отношения между людьми, нуждающимися не только в помощи друг друга, но, что не менее важно, во взаимном понимании и уважении, в том, чтобы «проявить себя», увидеть реальные плоды своих усилий. По мысли известного французского социолога Э. Рейно, в обществе все более широко распространяется потребность в «моральной активности», в корне отличающейся от традиционного политического активизма [1. С. 150]. Конкретные проявления этой «моральной активности» могут быть самыми разнообразными: это и центры медицинской или юридической помощи, и кружки по интересам, и квартальные комитеты, и множество других добровольных, не имеющих ничего общего с традиционными партийно-политическими формированиями сообществ людей.

Согласно опросам за разные годы, более половины взрослого населения принимает участие в экологическом движении, ассоциациях потребителей, родительских комитетах, спортивных клубах, муниципальных комиссиях, квартальных комитетах и других объединениях подобного рода [1. С. 150].

В массовом сознании постепенно крепло убеждение в том, что свобода социального выбора расширяется, ослабляется его зависимость от происхождения, уровня доходов и классовой принадлежности. Повышение уровня обеспеченности материальными благами, расширение кругозора и информированности, появление новых референтных групп, вырабатывающих непохожие на прежние формы досуга, поведения и морали увеличили количество поводов и причин для неудовлетворенности индивидуума своим образом жизни, усилили его стремление пересмотреть обычаи и традиции, которыми он руководствовался раньше, в том числе и в сфере политической активности.

Если в начале 1980;х гг. только 33% опрошенных полагали, что понятия «левые» и «правые» устарели, то в начале 1990;х гг. это разделяли уже 55%, а 57% считали, что если бы в 80-е гг. президентом был избран кандидат не социалистов, а правых, то итоги десятилетия были бы такими же [4. С. 106].

Отток электората от правых и левых идет по нескольким направлениям. Во-первых, увеличивается число французов, не принимающих участия в выборах. Во-вторых, растет число голосующих за экстремистские партии как левого, так и правого толка (отметим в этой связи, что многие из тех, кто сегодня поддерживает ультраправого Ле Пена, вчера выступали за коммунистов).

5 стр., 2310 слов

В. Скрипка. Отношение русского общества к французам во время ...

... Москву, где и проведет остаток своей жизни. В 1829 году он пишет свой первый исторический роман «Юрий Милославский, или Русские ... время Отечественной войны должен любить Россию, свою родину, и ненавидеть Францию и французов. По этому критерию автор разделяет всех героев романа ... Он написал начало своего романа «Рославлев», который впоследствии так и не был завершен, но в 1836 году он напечатал ...

В-третьих, многие избиратели считают необходимым хотя бы в первом, не решающем туре высказаться в поддержку не основных политических организаций. Их привлекательность определяется тем, что они поднимают важные вопросы, которые находятся вне сферы главных интересов ведущих партий. Все это создает предпосылки усиления избирательского абсентеизма, множественности кандидатов, дробления электората, роста сторонников экстремистов.

С 80-х гг. французов все чаще волнуют проблемы, напрямую не связанные с политикой: защита окружающей среды, борьба с употреблением наркотиков, со СПИДом и т. д. Все большее количество избирателей (до 70%) уверены в том, что политические лидеры не занимаются интересующими электорат вопросами. Разочарование избирателей в партиях как организациях, предлагающих глобальный общественный проект, усталость от упорных и ожесточенных, но бесплодных дебатов вызвали определенное отчуждение французов от политических движений [4. С. 107].

Несмотря на то, что самой распространенной из всех форм политической деятельности во Франции является участие в выборах, уровень абсентеизма достаточно высок, особенно среди молодого поколения. Все больше французов делают свой политический выбор накануне или в день голосования. В 2002 г. к избирательным урнам не пришли 28,9% французов, имеющих право голоса. Правда, доля «равнодушных» оказалась ниже, чем при аналогичных обстоятельствах в большинстве других западных стран, но для Франции данный показатель стал самым высоким за всю послевоенную историю. В последние 20 лет наблюдается его постоянное нарастание: если в 60−70-е гг. он колебался в пределах 11−13%, а в 1981 г. составил 15, то в 1988 г. — 17,3 и в 1995 г. — 21,6%. [6. С. 31.].

Однако традиционные элементы массового сознания окончательно не утратили своего значения, так как только 10% опрошенных не относят себя ни к «левым», ни к «правым». Существуют отличия между субкультурами правых и левых. В то время как правым свойственна приверженность традиционным ценностям, иерархическому устройству общества, порядку, дисциплине, меньшая терпимость к религиозным и этническим меньшинствам, левые больше ориентируются на свободу и автономию личности. В политической культуре продолжают проявляться такие присущие французам черты, как общественная солидарность, отвага, демократический пафос, склонность к некоторой театральности и красивым жестам. Только теперь подобные выступления чаще всего проходят не под какими-то партийными знаменами, а под лозунгами защиты мира, борьбы против расизма и за права человека. Только 10% французов вообще отказываются принимать участие в любых политических акциях, 28% готовы подписывать и распространять петиции, 25% — убеждать своих соседей и сослуживцев в справедливости той или иной политической позиции, 10% — участвовать в манифестациях, правда, лишь 2% готовы вступать в политические партии и 3% в профсоюзы [1. С. 160].

Утверждению НФ

Иммиграция и связанные с ней сложности (в частности, рост преступности) представляют достаточно новую проблему, которая имеет ныне европейский масштаб и пока нигде в Европе не нашла решения. Во Франции ситуация приобретает особую остроту: иммигранты, в основном выходцы из стран Магриба, характеризуются весьма невысоким стремлением приспособиться к нормам жизни повой родины. Попытки же адаптировать иммигрантов через их приобщение к традиционным французским (вообще европейским) нормам жизни, в том числе к образованию и работе, на основе традиционных французских ценностей (свобода, равенство, уважение к личности) крайне затруднены глубокими различиями между их собственной и коренной культурами во всех аспектах последних (бытовом, экономическом, политико-правовом).

7 стр., 3279 слов

Политическая культура (2)

... маловосприимчив к глобальной политической культуре и не выполняет конкретных политических ролей. Данный тип политической культуры характерен для молодых независимых государств, в которых политическая культура представлена наслоением местных субкультур. Подданническая политическая культура предполагает пассивное и ...

Опросы общественного мнения отражают негодование людей тем, что «их слишком часто обманывали*, и их убеждение в том, что настало время «разобраться во всем самим». Место восторженно-вовлеченного, окрашенного в соответствующие цвета политического спектра отношения к политике занимает скептическое и осторожное, рациональное и отстраненное восприятие всего процесса партийно-политического соперничества, на формирование этого отношения все меньше влияния оказывают идеологические предпочтения: избиратели и левых, и правых партий при определении своего конкретного выбора оценивают не столько идеологическое обрамление того или иного правительственного курса, сколько его конкретное воздействие на их повседневную жизнь, воспринимают его сквозь призму своих личных интересов и стремлений.

Жизненный опыт человека, его память, сугубо индивидуальные суждения и эмоциональные реакции превратились в важнейшие факторы, определяющие его политический выбор. По мнению некоторых политологов, «французские избиратели стали серьезными партнерами*, способными играть самостоятельную и конструктивную роль в осуществлении политического руководства обществом, но утвердившаяся система этого руководства не дает возможностей для реального осуществления этого участия.

События, происходящие на политической арене, воспринимаются людьми более отстранено и рационалистично. Благодаря средствам массовой информации и, прежде всего, телевидению, превращающему политическую борьбу в ежедневное шоу, люди часто ощущают себя зрителями пьесы, в которой они не в силах изменить ни слова.

Лишь 5% опрошенных французов считают, что они имеют возможность повлиять па тех, кто ими управляет. Противоположного мнения придерживается 94% участников опроса. Лишь 31% французов чувствует, что проблемы, затрагивающие их жизнь, поднимаются в ходе политической борьбы, 63% не ощущают этого; 78% опрошенных уверены, что депутатов в основном заботит их переизбрание, а не проблемы Франции, противоположного мнения придерживаются лишь 20% опрошенных; 85% против 10% уверены, что политические деятели не говорят правду и, наконец, 88% опрошенных видят основную причину падения интереса к политике не в том, что серьезных проблем не существует (такого мнения придерживается 8% французов), а в игнорировании этих проблем профессиональными политиками [1. С. 155].

У французов все более четко проявляется чувство искусственности, надуманности политической игры, ведущейся ее участниками почти исключительно для закрепления их влияния, а не для действительной реализации их планов и лозунгов.

Французский избиратель в силу специфики национальной политической культуры и сегодня весьма консервативен. Продемонстрировав в первом туре свою озабоченность состоянием экологии или семьи, свое отношение к интеграции, во втором туре он все-таки проголосует за свои основные ценности: у левых — антиклерикализм, равенство, универсализм, этатизм, у правых — порядок, этноцентризм, антиэтатизм. Консерватизм основной массы избирателей определяет ригидность политического процесса, неизменность партийных программ социалистов и неоголлистов, застывших на позициях 20-летней давности. А это в свою очередь влечет дальнейшее снижение интереса к ним со стороны избирателей. Одновременно массовое неприятие новейших мировых социальных проектов (опять-таки в силу особенностей политической культуры) уменьшает вероятность появления новых мощных политических движений, нацеленных на реализацию данных проектов. Поэтому политическая система Франции сохранит свое сегодняшнее противостояние и в будущем, хотя значимость ведущих партий по-прежнему будет падать.

У каждой нации имеются представления о себе и своих соседях. Победы во многих войнах, длительная политическая и идейная гегемония Франции в Европе, ее революционное прошлое и выдающаяся роль в развитии культуры создали у французов представление, что их страна неизменно находится в авангарде борьбы за свободу, цивилизацию и прогресс, прославлена на весь мир своими военными и гражданскими доблестями. «Колыбель цивилизации», «факел прогресса», «страна свободы» — таковы обычные представления-стереотипы о Франции у многих современных французов.

Постоянную гордость, а иногда и чувство превосходства у многих французов вызывают успехи их страны в области искусства, науки и техники. В сознании многих французов прочно утвердился своеобразный «франкоцентризм» — представление о Франции как о центре мира.

Из базовых качеств национального характера исследователи отмечают такие как остроумие, рационализм и тяготение к ясной, точной, логичной, изящно сформулированной мысли.

Наряду с логичностью и рационализмом характерным признаком французского характера считается скептический склад ума.

Скептицизм французов сочетается с сильно развитым вольнодумством и нонконформизмом, т. е. нежеланием подчиняться властям, авторитетам и установленным нормам поведения. Критика и самокритика являются во Франции «национальным спортом, если не хронической болезнью», утверждает один из французских социологов.

Особенно недоверчиво и критически французы относятся к правительству и государству. Государство представляется им неумолимой и абсурдной машиной, которая им чужда и от которой не приходится ждать ничего хорошего. Если француз упоминает о том или другом правительственном решении, он не говорит, не думает: «Наше правительство решило» или даже «Правительство решило», он говорит: «Они решили» или скорее «Они опять решили», «Они повысят налоги», «Они способны на…», «Они хотели бы заставить нас верить, что…» [2. С. 95−103].

  • 1. Скороходов В. А. Политическая культура Франции // Политическая культура: теории и национальные модели. М., 1994. С. 140−162.
  • 2. Смирнов В. П. Франция : страна, люди, традиции. М., 1988. 286 с.
  • 3. Франция глазами французских социологов. М., 1990. 279 с.
  • 4. Преображенская А. Парламентские выборы 1997 г. во Франции//Мировая экономика и международные отношения. 1998. № 1. С. 105−115.
  • 5. Рубинский Ю. И. Конфликт и компромисс в политической культуре Франции // Полития. 2001. № 3 (21).

    С. 107−122.

  • 6. Островская Е. Политическая жизнь Франции в свете выборов 2002 г.// Мировая экономика и международные отношения. 2003. № 3. С. 31−41.