Павел I. романтический рыцарь, или деспот у власти

Реферат

Павел I считается одной из самых спорных фигур в русской истории. Если доброжелательные современники описывали его как «мудрого, великого и милосердного монарха», то уже для Александра Сергеевича Пушкина он был доказательством того, что «и в просвещенные времена могут рождаться Калигулы». В русской историографии XIX в. мнения о нем преимущественно отрицательные.* Правление Павла было временем «произвольных прихотей и насилия», и, кроме того, «самой бюрократической эпохой»в истории русского государства, хотя император был не лишен и «черт определенного рыцарства»2.

Лев Николаевич Толстой считал, что «характер, особенно политический, Павла I был благородный, рыцарский характер». В письме к историку Бартеневу в 1867 г. он писал: «Я нашел своего исторического героя. И ежели бы Бог дал жизни, досуга и сил, я бы попробовал написать его историю».* * Оболенский Г. Л. Император Павел I. Смоленск: Русич, 1996, стр. 3—4.

Жизнь Павла Петровича отличалась такими трагическими чертами, «подобных которым не встречается в жизни ни одного из венценосцев не только русской, но и всемирной истории».* * Оболенский Г. Л. Император Павел I. Смоленск: Русич, 1996, стр. 3—4.

По этому поводу журнал «Русская старина» писал в 1897 г.: «Не подлежит малейшему сомнению, что личность Павла Петровича возбуждает у нас не только большой интерес, но и какое-то странное сочувствие к себе, не охлаждаемое самыми мрачными картинами его времени, набрасываемыми современниками. Характер Павла весь состоял из контрастов света и тени, в нем пробивались какие-то чисто гамлетовские черты, а такие характеры везде и всегда возбуждали и возбуждают к себе невольное сочувствие. Люди любят натуры порывистые, страстные и легко прощают им их заблуждения…».* * Оболенский Г. Л. Император Павел I. Смоленск: Русич, 1996, стр. 3—4.

I. Путь на престол

Восшествие на российский престол Павла Петровича было столь же закономерным, сколь и случайным. Закономерным — потому, что он был единственным сыном Екатерины II и Петра III, правнуком Петра Великого. Случайным — по той причине, что в своем завещании Екатерина II, и об этом знали некоторые члены императорского света, лишала Павла права на престол, передав его старшему внуку Александру Павловичу.

Отношения между матерью и сыном всегда были прохладными, а в последние годы жизни Екатерины — откровенно враждебными. Дело в том, что у Павла были бесспорные права на российский престол после смерти (убийства) его отца, но они были узурпированы Екатериной II. Это понимали как в России, так и в Европе; прекрасно сознавала это и сама Екатерина, сознательно отстранившая сына от участия в государственных делах. Ее властолюбие оказалось неизмеримо сильнее материнских чувств.

11 стр., 5221 слов

Русский Гамлет. Исторический портрет императора Павла I

... Русский Гамлет»), которое выражалось в равном неприятии придворного лицемерия екатерининской эпохи. В современных исследованиях, посвящённых изучению механизма формирования исторической памяти российского общества, подчеркивается, что Павел ... годы правления Восшествие на престол нового императора Павла I произошло 7 ноября ... Панин. Панин открыл юному Павлу русскую и западноевропейскую литературу. Юноша ...

В желании ущемить права наследника она не останавливалась ни перед чем, даже перед прямым оскорблением. В своих «Записках», составленных формально для Павла Петровича, но предназначенных для более широкого круга читателей, Екатерина по существу объявила его незаконнорожденным, давая понять, что отцом Павла был вовсе не Петр III, а Сергей Салтыков, один из ее любовников, причем в эту тайну была якобы посвящена покойная императрица Елизавета Петровна. Можно представить, какую тяжелую душевную травму нанесла мать нелюбимому сыну своим признанием.

Павел родился 20 сентября 1754 г. 0и сразу, по повелению Елизаветы Петровны, был отобран у матери, и его колыбель поставили в спальне императрицы. Мать увидела сына лишь на восьмой день. Императрица никому не доверяла внука, даже матери, которую ребенок видел редко, да и то в присутствии Елизаветы Петровны.

Общество мам и нянек, окружавших ребенка, оказало на него плохое влияние — рассказы о домовых и привидениях сильно действовали на воображение впечатлительного мальчика. Иногда от страха он прятался под стол, и всю жизнь боялся грозы.

Детство Павла прошло под заботливым оком одинокой и любвеобильной бабки, без материнской ласки и тепла. Мать оставалась для него малознакомой женщиной и со временем все более и более отдалялась. Когда наследнику исполнилось шесть лет, ему отвели крыло Летнего дворца, где он жил со своим двором вместе с воспитателями. Обер-гофмейстером при нем был назначен Никита Иванович Панин — один из знаменитейших государственных мужей своего времени.

Хорошо образованный, поклонник передовых европейских идей, Панин был сторонником конституционной монархии по шведскому образцу. Панин искренне полюбил смышленого, доверчивого мальчика, а тот, в свою очередь, сохранил на всю жизнь благодарность к наставнику, который был предан ему и принимал участие в его нелегкой судьбе, хотя и сыграл в ней роковую роль. Павел вынес из «панинского гнезда» свои политические воззрения и свое отношение к матери. Сделай Панин из своего воспитанника ловкого придворного льстеца, тихоню себе на уме, умеющего скрывать свои мысли и исподтишка составлять заговоры, — судьба Павла могла быть иной.

Среди воспитателей наследника были еще два замечательных человека — отец Платон и Семен Андреевич Порошин. Отец Платон способствовал воспитанию в наследнике высоких нравственных качеств — великодушия, щедрости, справедливости, поселил в его душе глубокое религиозное чувство.

С. А. Порошин учил мальчика арифметике и геометрии. Учился Павел отлично. Особенные способности проявлял к математике, это дало возможность Порошину записать: «Если бы Его Величество был партикулярный и мог совсем только предаться одному только математическому учению, то б по остроте своей весьма удобно быть мог нашим российским Паскалем».* * Оболенский Г. Л. Император Павел I. Смоленск: Русич, 1996. С. 36.

Внешне Павел был скорее непривлекателен. Современники писали, что его фигура не очень бросалась в глаза, его вид не был величественным. Павел был маленького роста, лицо его, как видно на портретах того времени, «не относилось к красивым». Как утверждают, в пубертатном периоде уродство настигло его, «как злой недуг», и превратило детское лицо «в грубый лик с забавно вздернутым носом и толстыми губами», которые злые языки сравнивали с мордочкой пекинеса.* Имея слабый характер и чрезмерную фантазию, он был подвержен «пагубной склонности к болезненной, преувеличенной экзальтации», которая раздувала «любое представление до самого предельного размера и любое настроение до предельного рыцарского великодушия или же слепой страсти и тиранической ярости».

8 стр., 3662 слов

Доклад: Исторический портрет Павла I

... 500 тысяч человек при Екатерине II и 335 тысяч при Павле I. В отставку были ... младших наставников Павла, Семен Андреевич Порошин, вёл дневник, ставший впо-следствии ценным историческим источником по ... по её выбору, граф Никита Иванович Панин. Это был сорокадвухлетний человек, занимавший при ... 8-летнем возрасте Павел стал свидетелем дворцового переворота 1762 г. в результате которого мать отобрала ...

В 1773 г. Павел, которому только что исполнилось девятнадцать лет, был женат на Гессен-Дармштадтской принцессе Вильгельмине (в православии Наталье Алексеевне).

Екатерина II едва ли не способствовала сближению своей юной невестки с красавцем Андреем Разумовским, ближайшим другом сына, и сама же объявила обманутому, что он рогоносец. Наталья Алексеевна умерла от родов в апреле 1776 г., а глубоко потрясенного изменой Павла уже в сентябре того же года чуть ли не насильно повели под венец с принцессой Вюртембергской Софией Доротеей (в православии Марией Федоровной).

Она оказалась верной, любящей супругой, родившей мужу десять детей. Мария Федоровна, наверное, была единственным человеком в Российской империи, до конца своих дней сохранившим светлую память об убитом государе.

Екатерина II последовала примеру Елизаветы Петровны, отобрав у Павла и Марии Федоровны троих их сыновей и определив к ним воспитателей по своему выбору. Особо отличала Екатерина старшего внука — Александра, задумав передать ему российский престол. Александр Павлович был посвящен в намерения бабки: словом, его известное двоедушие определилось уже в детские годы. Вынужденный постоянно лавировать между отцом и бабкой, Александр поочередно предавал обоих. Согласившись принять престол в обход отца, Александр незадолго до смерти Екатерины раскрыл Павлу ее намерения, заверив отца, что никогда не посягнет на его права.

И все же судьба Павла как наследника престола висела на волоске, пока была жива его мать. По всем данным, обнародование завещания императрицы предполагалось либо на Екатеринин день — 7 декабря 1796 г., либо на 1 января 1797 г. Но 6 ноября Екатерину II сразил апоплексический удар, в результате которого она лишилась дара речи. К счастью для Павла, его мать умерла, не приходя в сознание.

Ответственность за обнародование завещания Екатерина II возложила в свое время на вице-канцлера графа Безбородко, у которого в решающий момент не хватило духу выполнить волю императрицы. Как утверждают источники, именно Безбородко помог Павлу избавиться от завещания Екатерины II. Тотчас по получении известия о кончине своей матери Павел с Безбородко отправились в ее кабинет и там уничтожили пакет с надписью: «Вскрыть после смерти моей в Совете».

За свою преданность Безбородко был вознагражден уже через несколько дней, получив княжеский титул, 30 тыс. десятин земли и 6 тыс. крепостных душ.

Насчет уничтожения завещания Екатерины II есть и другая версия: Павел сохранил документ, завещав распечатать его и по прочтении уничтожить тому, кто будет царствовать ровно через сто лет после его смерти. В 1901 г. Николай II исполнил волю прадеда.* * Песков А. М. Павел I: ЖЗЛ. М.: Молодая гвардия, 1999. 420 с. С. 128..

8 стр., 3916 слов

Павел первый и его правление в России

... реформы проведенные императором и его внешнюю политику. 1. Великий князь 1 октября 1754 г. родился первый ребенок великокняжеской четы Петра III и Екатерины II, которому Императрица Елизавета Петровна, ... департамент, осуществляющий контрольно – ревизорскую функцию в Военной коллегии. Павел I ужесточил контроль над армией, части и Военная коллегия обязаны были сдавать ежемесячные отчеты. Для ...

Торжественный въезд императора Павла в Москву (29 марта, в Вербное воскресенье), кроме присущей ему обыкновенной пышности, имел, по отзыву некоторых очевидцев, и некоторые курьезные стороны, соответствовавшие, вероятно, оригинальному характеру этого государя. В церемонию торжественного въезда включены были все придворные чины — камергеры и камер-юнкеры. Во время самой церемонии въезда ничего не было смешнее, чем видеть этих, привыкших только разгуливать по гладкому паркету, придворных верхом на лошадях, не умеющих держаться и управлять ими. Многих лошади заводили куда хотели, и оттого эти изящные царедворцы теряли свои ряды и производили большую путаницу во время шествия. Притом в день торжественного въезда стоял большой мороз, и «это случайное явление немного повредило парадности и стройности шествия. Многие из придворных оказались в пресмешном и в то же время жалком положении», некоторых из них положительно приходилось снимать с лошадей окоченевшими от холода.

Отличительную особенность торжественного въезда императора Павла составляло и то, что во время въезда выстроены были все чиновники, военные и статские, которые, будучи одеты в официальные мундиры того времени, ехали по два в ряд, что составляло длинную-предлинную линию. Император сам ехал один, а несколько позади него ехали два великих князя.

Церемония коронования происходила известным порядком. Кроме драгоценных императорских регалий, Павел при своем короновании наложил на себя далматик, одежду, которую древние цари надевали на себя сверх кафтанов при венчании на царство. Уже после далматика император возложил на себя порфиру. Как на одну из особенностей этой коронации следует указать на то, что теперь короновалось не одно лицо, как это было до сих пор, а два: император и императрица — супруги. По совершении обряда коронования император сел на своем престоле и, положив регалии на подушки, подозвал к себе императрицу. Императрица, приблизившись к императору, стала на колена, тогда император, сняв с себя корону, прикоснулся ею к голове императрицы и корону опять возложил на себя.

Немедленно подана была меньшая корона, которую император возложил на голову императрицы. Затем на нее возложены были орден св. Андрея и императорская мантия. По рассказам некоторых современников, император Павел сам вошел в святой алтарь для причащения святых таинств и, как глава церкви, сам взял со святого престола сосуд и таким образом причастился. По совершении чина коронования император Павел, стоя на престоле, во всеуслышанье прочитал фамильный акт о престолонаследии, где он, между прочим, первый из русских государей официально называет себя главою церкви.

В торжественный день своей коронации император Павел издал три замечательных «узаконения»: учреждение об императорской фамилии, установление о российских императорских орденах и акт о престолонаследии.

Первые минуты и часы правления принесли освежающие меры: прекращались военные действия в Закавказье, отменялся недавно объявленный рекрутский набор, разрешалось подавать прошения на имя самого государя, и государь обещал сам отвечать на жалобы подданных. Сразу стало ясно: символами нового царствования будут порядок и справедливость. Было очевидно — император ищет дела и хочет собственными руками, подобно Петру I, обустроить государство, которое Господь ему предназначил. Он своеручно составил бюджет на следующий год.

20 стр., 9636 слов

Внутренняя и внешняя политика Павла

... случайности в пол­итике, придавало ей внешне противоречивый характер. Внешняя политика Павла I. Став императором, Павел отменяет тяжелейший рекрутский набор и торжественно объявляет, что «отны­не Россия будет жить в ... Екатерина понимала, что с ее смертью, если Павел взойдет на престол, вся ее государствен­ная программа будет уничтожена в первые же дни его правления. И она задумала отстранить Павла ...

На третий день все поняли: в стране идут реформы.

Через неделю обнаружились первые признаки оппозиции.

Через две начались первые отставки, аресты и ссылки.

К концу месяца стало ясно: то самое, чего так боялись в ночь с 6-го на 7-е ноября, началось.

II. Царствование

В начале своего правления Павел I задумал перемены во внутренней политике страны, за что дворянство невзлюбило его, встало в решительную оппозицию к нему. Память о Павле и его деятельности в сознании дворянства была отравлена всеми теми невзгодами, которые обрушились и на высших представителей дворянства, и на все сословие со времени вступления Павла на престол. Простые же люди иначе относились к Павлу: народ ценил его за «справедливость» и «строгость», благодаря которым установлено было правосудие и быстрое решение дел, устранялись злоупотребления и притеснения и несколько улучшалось положение низших классов общества.

Павел придавал большое значение политической централизации и бюрократической рационализации. При этом он уделял особое внимание центральным органам, которые с петровских времен находились под руководством коллегии. Организационная структура государства и общества была подвергнута проверке и реорганизации, были восстановлены пять старых отраслевых коллегий (камер-, коммерц-, берг-, мануфактур-коллегии, а также главная солевая контора), созданы департаменты уделов и новые ведомства — Государственное казначейство, управление водных сообщений, а также «Экспедиция государственного хозяйства, обеспечения иностранцев и крестьянского хозяйства». Очевидно, действия Павла были нацелены на полное преобразование всего центрального управления, которое должно было состоять не из коллегий, а из семи отраслевых департаментов (юстиции, финансов, военного, морского, иностранных дел, коммерции и казначейства) во главе с министрами, несущими личную ответственность.

Масштаб консервативных тенденций во внутренней политике Павла отражает усилия, направленные на то, чтобы привить своим подданным прямо-таки рабскую покорность. Примером является изданный в 1789 г. «Регламент Санкт-Петербурга», делающий иллюзорным городское самоуправление. Регламент фактически превращал столицу государства в «казарму» (Г. Грищева).* В указе точно устанавливался служебный домашний распорядок дня для жителей. Распорядок всей жизни населения столицы, в том числе и дворянства, регламентировался и целым рядом более мелких полицейских распоряжений, за нарушение которых полагалось строгое наказание.

Боясь влияния Французской революции, Павел I, дабы избежать «якобинских» настроений, прервал всякие сообщения с зарубежными странами. Все частные типографии были закрыты, ввоз иностранных книг, нот и картин запрещен. Было, например, официально запрещено носить круглые шляпы и одежду по французской моде, нельзя было употреблять такие слова, как «нация», «конституция», «республика» или «гражданские права». Кроме того, Павел так «заботился» обо всех русских подданных, учившихся за пределами государства, что велел отозвать их назад.

15 стр., 7208 слов

Россия во второй половине ХVIII века

... крестьян. Олицетворяемые широко известной Салтычихой принципы крепостничества поддерживались депутатами, только от дворянства, ... лучших европейских умов второй половины XVIII века глубоко проникли в ее ... были изложены современные, прогрессивные принципы политики и правовой системы. Этим «Наказом» ... обосновывалась естественность неограниченного самодержавия в России и общественного неравенства. Исходя из ...

Испытывая «маниакальную страсть» (X. фон Бехтольсхаим)* к военному делу, Павел интенсивно занимался армией. Бросалось в глаза его стремление заниматься военными делами вплоть до мелочей, например до установления норм для артиллерийских лошадей. В остальном он считал, что надежное преобразование армии гарантировала бы организация всех войск по образцу его гвардии в Гатчине. Генералы, например Суворов, которые противились проводимой «пруссификации», попали в опалу, в то время как преданные гатчинские друзья, такие как Аракчеев, теперь делали карьеру.

Первые реформаторские мероприятия касались преобразования гвардии и переустройства всей армии, в частности, пехоты и кавалерии, для которых — с учетом опыта Семилетней войны — были изданы новые уставы. Ядро армии — пехота, кавалерия и гарнизонные части — состояло почти из 369 тыс. человек, на содержание которых государство должно было затрачивать 24,1 млн рублей, и было организовано «по типу будущих военных округов» (Е. Амбургер),* разделено на двенадцать дивизий, названных по месту их дислокации в мирное время. В целом, военные реформы Павла сводились к более четкой организации, быстрой мобилизации и большей маневренности армии, а также к ликвидации коррупции.

Изменения в церковной сфере были нацелены прежде всего на более четкую и эффективную организацию. Так, в 1797 г. был учрежден юридический отдел с приведенным к присяге казначеем, а два года спустя определено, что границы епархий должны соответствовать границам соответствующих губерний.

Кроме того, была проведена проверка соответствия церковного штата количеству, установленному уставом, с целью отправки «лишних» людей на военную службу. Павел также обращал внимание на то, чтобы Священный синод следил за «благонравностью» духовенства и посредством соответствующих указов заботился, например, о том, чтобы священники не принимали участия в крестьянских мятежах. В итоге реформы Павла не только не привели к хорошим отношениям между государством и духовенством, но и еще больше способствовали низведению церкви до «учреждения, обслуживающего государство».* * Клочков М. В. Очерки правительственной деятельности времен Павла I. Ппетроград, 1916. С. 58.

Политика Павла I в крестьянском вопросе — не политика «защитника» простого народа, как считали некоторые дореволюционные историки. Здесь он скорее продолжатель дела своей матери. Уже начало павловского царствования было ознаменовано раздачей государственных крестьян в частное владение. По имеющимся данным, за четыре года своего правления Павел раздал в частные руки до 600 тыс. душ, перегнав по темпам даже Екатерину II, которая раздала 850 тыс. крестьян за 34 года. Свои действия Павел оправдывал соображениями гуманности, считая, что государственным крестьянам жилось намного хуже, чем помещичьим. «По-моему, — говорил он, — лучше бы и всех казенных крестьян раздать помещикам. Живя в Гатчине, я насмотрелся на их управление; помещики лучше заботятся о своих крестьянах, у них своя отеческая позиция».* * Черкасов П., Чернышевский Д. История императорской России. М.: Международные отношения, 1994. 444 с. С. 315.

Помимо раздач казенных крестьян, Павел постоянно сокращал число лично свободных крестьян, превращая их в крепостных. Так, в декабре 1796 г. он издал указ о закреплении свободных крестьян за частными владельцами в области войска Донского и в Новороссийской губернии.

11 стр., 5233 слов

Все знают печальную историю левши захаров. Судьба мастера в России ...

... крестьянин. Сочинение 3 Эх, богата же талантами русская земля во всех ... полковника Платова, сопровождавшего императора в заграничной ... Левше и о стальной блохе» 8.Возраст учащихся, на который рассчитан проект: 11-13 лет 9. Тип проекта по доминирующей деятельности: информационный По предметно-содержательной области межпредметный проект (история, ... все вопросы Какого цвета круги? Ученные хотят знать, ...

При всем желании, трудно увидеть в политике Павла I стремление хотя бы ослабить крепостное право. Наоборот, он укрепляет крепостное право, считая его одной из основ порядка в России. В день коронации Павел издал манифест о так называемой трехдневной барщине, формально оставлявшей за крестьянином только один выходной день — воскресенье.

На практике редко кто из помещиков соблюдал «рекомендации» царя — крестьяне сплошь и рядом работали на них по 14—15 дней в неделю, о чем свидетельствовали их многочисленные жалобы царю. Сам Павел решительно пресекал попытки коллективных крестьянских жалоб на своих хозяев. Помещик Болотов в своих записках рассказывает, как он был свидетелем попытки группы крестьян вручить жалобу царю во время его прогулки по одной из площадей Петербурга. Павел, по свидетельству Болотова, не только не принял жалобу, но и приказал тут же, на площади, выпороть каждого из жалобщиков.* * Песков А. М. Павел I: ЖЗЛ. М.: Молодая гвардия, 1999. 420 с. С. 144.

Единственно, в чем политика Павла в крестьянском вопросе отличалась от политики Екатерины, так это в желании избежать новой «пугачевщины» путем отдельных уступок крестьянам. Так, он запретил продавать дворовых людей и безземельных крестьян «с молотка», запретил продавать без земли малороссийских (украинских) крестьян. В остальном же он продолжал линию своей матери на укрепление основ крепостного права.

В старой русской историографии было распространено мнение об антидворянской направленности политики Павла I. Это мнение основывалось на том, что Павел, явно подражая Петру Великому, решительно требовал от дворян действительного, а не формального исполнения их первейшего долга — службы царю и отечеству. При Павле служба вновь становится обязательной. Взойдя на престол, император немедленно приказал всем находившимся в длительных, часто в многолетних отпусках срочно вернуться в строй. Все, кто к указанному времени не явился к месту службы, были незамедлительно уволены. Но что особенно возмутило дворян, так это распространение на благородное сословие телесных наказаний, от которых «Жалованная грамота» Екатерины II их освободила.

В целом позиция Павла по отношению к дворянству определялась главным стремлением — дисциплинировать его, напомнить дворянам об их долге и обязанностях. В этом смысле жизнь дворянства при Павле, безусловно, стала более беспокойной, чем безмятежный «золотой век» Екатерины II.

Укреплению устоев самодержавия содействовал указ Павла о престолонаследии, принятый им в день коронации. Этот указ делал невозможным в России женское правление, т. к. утверждал порядок наследования по праву первородства только по мужской линии.

Павел по-своему извлек уроки из дворцовых переворотов, сотрясавших Россию в XVIII в. Он видел, что царская власть, так часто находившаяся в зависимости от различных кланов и партий, срочно нуждается в нравственном укреплении. Павел желал напомнить всем своим подданным и, в первую очередь, аристократии о божественном происхождении царской власти; он желал заставить всех не только уважать эту власть, но и преклоняться перед ней. Он стремился к предельной централизации государственного аппарата, подчиненного только воле самодержца. Это было тем более важно для Павла, поскольку он тяжело пережил падение тысячелетней монархии во Франции и трагическую судьбу Людовика XVI и Марии Антуанетты.

8 стр., 3695 слов

Крепостное право и его роль в истории России

... Екатерине II, можно охарактеризовать ее политику усиления крепостного права и просвещенного абсолютизма. При царствовании ... и в начале XVIII столетий, крепостное право в России приобрело совершенно иную форму, резко ... КРЕПОСТНОГО ПРАВА Первыми шагами к ограничению крепостного права были «Манифест о трехдневной барщине» об ограничении подневольного труда и «Указ о вольных хлебопашцах», подписанные Павлом ...

Павел искренне считал себя «отцом народа», устанавливающим по своему усмотрению порядок, мораль и даже быт в своем доме, каковым ему представлялась Российская империя. Самодержавие он понимал буквально, думая, что одной его монаршей воли достаточно для управления огромной страной. Роль государственного аппарата он сводил лишь к механическому исполнению своих повелений, не оставляя ему никакой самостоятельности и инициативы.

Но жизнь государства не зависит от одного человека, даже облеченного неограниченной властью. Мнимый самодержец подчинялся фатальному ходу событий, не замечая, что судьба играет им. Тысячи незримых сил влияли на Павла, и он тщетно пытался уверить себя, что он управляет народом самодержавно. От его прихотей зависели иногда те или иные лица, но общий поток жизни он не в силах был остановить или произвольно направить по другому руслу.

И все же, пусть и инстинктивно, внутренняя политика Павла I была направлена на укрепление расшатанных, как ему казалось, устоев самодержавия в России в условиях острого кризиса абсолютизма в Европе, взбудораженной Французской революцией.

Немецкий историк Карл Штелик причислял международные отношения Российской империи в конце XVIII в. к «самым необычайным эпизодам политической истории России».* * Песков А. М. Павел I: ЖЗЛ. М.: Молодая гвардия, 1999. 420 с. С. 163.

Павел I имел твердое намерение выступать на мировой политической сцене не только в роли зрителя; он собирался бороться с «моральной чумой», распространявшейся с Запада.

Объявленная первоначально политика невмешательства не воспрепятствовала энергичной борьбе Павла с Французской Республикой, угрожавшей, по его мнению, уничтожением всей Европы. Важную роль в этом сыграло его вступление в орден госпиталя святого Иоанна (орден иоаннитов, или Мальтийский орден).

Решающее значение для этой авантюры имело то, что после Французской революции Павел стал проявлять повышенный интерес к католической церкви, т. к. видел в ней плотину, которая «только и могла защитить Западную Европу от затопления революцией и о которую могли разбиться волны революции».* Кроме того, своим вступлением в орден он продолжал внешнеполитическую традицию Екатерины, которая уже во время первой турецкой войны поняла значение прочной позиции на Средиземном море и побуждала тогдашнего магистра ордена к союзу с Россией. Уже в 1797 г. Павел по случаю папской миссии, ввиду угрожающей опасности со стороны Франции, предложил ордену свое покровительство, и его предложение было с радостью принято. Через год, 10 сентября, с согласия папы он взял на себя руководство делами ордена, а 27 октября стал его

6 стр., 2775 слов

Рассуждение Историческое период: ноябрь 1796 — март 1801; Павел ...

... марта 1801 года. Важную роль в дворцовом перевороте сыграл Пётр Алексеевич Пален, который был одним из приближённых Павла Петровича. Убийство императора стало поводом для воцарения Александра I. ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЧИНЕНИЕ ... смена курса российской внешней политики. Стал подготавливаться союз России с Францией, направленной против Англии. На англичан Павел I был зол за захват ими острова Мальта. ...

Папа Пий VI, по-видимому, надеялся на то, что с помощью такой необычной связи между рыцарским орденом и самодержавием католицизм расширит свое влияние на территории православной церкви, тогда как Павел, принимая новое звание, руководствовался в первую очередь идейными мотивами — положение Великого магистра позволяло ему проявить свое «рыцарство» западноевропейского средневекового толка и показать себя защитником чести всех европейских институтов и хранителем вековых традиций рыцарских союзов (Г. Принцева).* Он хотел сделать Мальту своего рода школой контрреволюции для европейского дворянства, и уже видел себя вождем победоносного крестового похода против революции.

Император надеялся сделать из Мальтийского ордена, получившего права гражданства в России, образец рыцарской чести и достоинства, с тем чтобы все европейское дворянство проходило здесь испытательный срок в борьбе против революционных идей. То, насколько тесно Павел связывал судьбу России с орденом, демонстрирует такая деталь, как включение мальтийского креста в государственный герб России.

Император не избежал вооруженного конфликта с Наполеоном, занявшим остров Мальту по пути к Египту в 1798 г. Как защитник старого порядка в Европе, он играл активную роль в формировавшейся в ней с 1798 г. Второй коалиции против Франции. Россия участвовала в ней флотской эскадрой и экспедиционным корпусом сухопутных войск. Однако разные представления о целях восточного похода — Павел стоял за реставрацию прежнего соотношения сил, в то время как австрийская политика скорее преследовала захватнические цели — привели еще осенью 1799 г. к развалу русско-австрийского союза.

Союз Павла с Англией также не был продолжительным. Внешний повод для разлада дали рыцари Мальтийского ордена, которые после капитуляции французского гарнизона провозгласили себя британскими подданными. Когда англичане, нарушив прежнее соглашение, отказались оккупировать остров вместе с русскими, взбешенный Павел разорвал союз с Англией. Британско-русские торговые отношения были также парализованы русским эмбарго. Ситуация обострилась до такой степени, что обе стороны начали готовиться к вооруженному конфликту.

Павел попытался вернуть себе простор для внешнеполитических действий с помощью двух инициатив: во-первых, попыткой в декабре 1800 г. возобновить направленное против Англии соглашение 1789 г. с Данией, Швецией и Пруссией о «вооружнном нейтралитете на море» для обеспечения свободного судоходства и торговли нейтральных государств («свободные корабли, свободные товары») 11; во-вторых, начатым в январе 1801 г., но не доведенным до конца авантюрным проектом отселения 22,5 тыс. казаков в Центральную Азию, чтобы оттуда наносить удары по английским владениям в Индии.

Из-за разрыва с Англией и Австрией, чтобы сохранить политику европейского равновесия, Павлу пришлось сблизиться с Францией. Этому способствовало назначение Наполеона первым консулом. Видя перспективу того, что и во Франции скоро снова появится король, Павел отказался от предубеждения против республики. Он дал четкие указания по проведению переговоров в Париже — настаивать и на сохранении традиционного баланса интересов в Италии и Германии, и на неприкосновенности Османской империи. В конце 1800—начале 1801 гг. Павел сам вмешался в ход переговоров. При этом он прежде всего предостерегал Францию от Англии, склонял к политике изоляции островного государства и выдвигал соображения по поводу нападения на Британскую империю. Он представлял себе, что Наполеон мог бы высадиться на побережье Англии, в то время как Россия должна была напасть на Индию. По-видимому, русский император в конце своего короткого правления был готов отказаться от традиционной политики европейского равновесия и открыть Наполеону перспективу русско-французского господства над Европой.

Внешнюю политику Павла иногда называют непредсказуемой и капризной. Императора упрекают в том, что во внешних отношениях им руководил в первую очередь темперамент, а не разум. На это можно возразить, что внешняя политика Павла по существу определялась сложной ситуацией в Европе — его первоначальные планы сохранения русской политики нейтралитета путем соглашения с северными державами — Данией, Швецией и Пруссией — были нарушены вторжением Франции в Восточное Средиземноморье. Кроме того, усиливающееся нарушение европейского равновесия Францией потребовало осуществления политики в интересах России.

III. Убийство Павла

Долгое время в исторической литературе бытовало мнение, что убийство Павла I было организовано Англией, желавшей любой ценой сорвать русско-французский поход в Индию. Некоторые историки утверждали, что англичане действовали заодно с той частью русского дворянства, которое имело в Англии деловые интересы, пострадавшие от русско-английского разрыва.

Конечно, неожиданная переориентация Павла на Францию не нашла поддержки в петербургском обществе, не понявшем смысла этого поворота. С другой стороны, за 4 года правления Павла в Петербурге успели привыкнуть к самым неожиданным выходкам императора. Что касается происков английских агентов в Петербурге, то их значение не стоит преувеличивать. Трудно предположить, чтобы в Лондоне могли решиться на убийство русского императора. Гораздо логичнее было бы организовать убийство Наполеона — смертельного врага Англии.

Скорее всего, дело в другом. Убийство Павла I — последняя в истории России попытка дворцовой камарильи воспрепятствовать утверждению ничем не ограниченной самодержавной власти.

Заговор против Павла I возник осенью 1800 г. Во главе заговора стоял петербургский военный губернатор граф Пален, которого несдержанный Павел однажды назвал подлецом, но на свою погибель оставил на ключевом посту в столице. Активное участие в заговоре приняли Орлов, Чичерин, Мансуров, Уваров, братья Зубовы и многие другие.

Убийство произошло в ночь с 11 на 12 марта 1801 г. в Михайловском дворце. Около полуночи 60 (по другим сведениям — 180) заговорщиков проникли во дворец, разоружив охрану. После того как братья Зубовы нашли Павла, они потребовали, чтобы он подписал отречение в пользу Александра. Павел пытается сопротивляться, отказывается подписать документ. Тогда Николай Зубов со всего размаху бьет царя в висок золотой табакеркой. Павел падает на пол, убийцы набрасываются на него и избивают лежащего ногами. Генерал Беннигсен, не принимающий участия в свалке, находит в комнате шарф и передает его сообщникам. Через несколько мгновений император был удушен.

Сбылось, хотя и весьма своеобразно, желание Екатерины II — российский престол занял ее любимый внук Александр. А над холодеющим телом императора Павла I (!) уже хлопотали трое предусмотрительно вызванных во дворец врачей, приводя окровавленного, в синяках покойника в «благопристойный» вид.

Заключение

Четырехлетнее правление Павла I пришлось на эпоху, когда в результате революции во Франции абсолютизм в Европе оказался перед смертельной угрозой. Внутренняя и внешняя политика Павла в обстановке крайней нестабильности на континенте была нацелена на устранение этой угрозы и на укрепление российского самодержавия. Отвергнув концепцию просвещенного абсолютизма, сын Екатерины Великой пытался проводить политику «железной лозы» с явными атрибутами деспотизма. Попытка распространить жесткую политику на дворянство вызвала его сопротивление, что привело к свержению Павла I.

Россия не хотела и не требовала гибели «романтического императора». Декабрист Н. М. Муравьев спустя 20 лет приходит к выводу, что «в 1801 г. заговор под руководством Александра I лишает Павла I престола и жизни без пользы для России».* А эпитафией ему могут служить слова, сказанные об императоре Павле Петровиче П. Вяземским: «Его беда заключалась прежде всего в том, что он был слишком честен, слишком искренен, слишком благороден, т. е. обладал рыцарскими качествами, которые противопоказаны успешной политической деятельности. «Верность», «долг», «честь» были для него абсолютными ценностями».* * Оболенский Г. Л. Император Павел I. Смоленск: Русич, 1996. С. 12.

Библиография

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/referat/pavel-romanticheskiy-imperator/

1. Все монархи мира. Россия (Энциклопедия).

М., 1999. 636 с.

2. Ключевский В. О. Неопубликованные произведения. М., 1983.

3. Клочков М. В. Очерки правительственной деятельности времен Павла I. Петроград, 1916.

4. Оболенский Г. Л. Император Павел I. Смоленск: Русич, 1996. 400 с.

5. Песков А. М. Павел I: ЖЗЛ, М.: Молодая гвардия, 1999. 420 с.

6. Русские цари. 547—1917 гг. Ростов-на-Дону, Феникс, 1997. 576 с.

7. Черкасов П., Чернышевский Д. История императорской России. М.: Международные отношения, 1994. 444 с.

© Реферат плюс