Русская поэзия Серебряного века

Реферат

Конец XIX века и начало XX столетия вошло в историю под красивым именем «серебряного века». Впервые это название было предложено философом Н.Бердяевым, но вошло в литературный оборот окончательно в 60-е годы двадцатого столетия.

Общественно-политическая обстановка этого времени характеризовалась глубоким кризисом существующей власти, бурной, неспокойной атмосферой в стране, требующей решительных перемен. Может быть, поэтому и пересеклись пути искусства и политики. «Серебряный век» породил великий взлет русской культуры и стал началом ее трагического падения.

Писатели и поэты стремились к освоению новых художественных форм, выдвигали смелые экспериментаторские идеи. Реалистическое изображение действительности перестало удовлетворять художников, и в полемике с классикой XIX века утверждались новые литературные течения: символизм, акмеизм, футуризм.

Поэзия этого периода характеризовалась в первую очередь мистицизмом и кризисов веры, духовности, совести.

Состав поэтов широк и разнообразен. Это переезде всего представители модернистических направлений, а также реалисты и авторы, не принадлежащие ни к одному из течений. Выделим главных представителей модернистических направлений: Д.Мережковский, В.Брюсов, А.Белый, А.Блок, Н.Гумилев, А.Ахматова, О.Мандельштам, Г.Иванов, В.Ходасевич, И.Северянин, В.Хлебников, И.Бунин, М.Цветаева и другие.

Поэзия «серебряного века» стремиться к синтетичности, к слиянию различных элементов в единое целое. Она принципиально опирается на музыкальность и живопись.

Символисты исполняли мелодизм, создавая сложные музыкально — словесные конструкции.

Футуристы стремились подчеркнуть «текучесть» поэтической речи своеобразным исполнением.

Акмеисты стоили изобразительный, пластический, живописный образ в поэзии.

Кубофутуристы старались создать поэзии «кубическое построение словесной массы».

Синтетичность проявлялась и в том, что, не довольствуясь литературной ролью, поэты вторгались в иные сферы — философию, религию, оккультизм; врывались в саму жизнь, выходили в народ, в толпу, на улицу.

Дальше я подробнее буду говорить о литературных направлениях «серебряного века»: символизм, акмеизм и футуризм.

Символизм

Символизм (от греч. simbolon — знак, символ) — первое и самое крупное из модернистских течений, возникшее в России и положившее начало «Серебряному веку». Начало теоретическому самоопределению символизма было положение Д.С.Мережковским. Идее познания мира символисты противопоставляют идею конструирования мира в процессе творчества. «Творчество выше познания» — считают символисты. «Символ только тогда истинный символ, когда он неисчерпаем в своём значении», — считал теоретик символизма Вячеслав Иванов. «Символ — окно в бесконечность»,- вторил ему Фёдор Сологуб. Поэтический стиль символистов — интенсивно метафизический, так как символисты используют целые цепочки метафор, приобретавшие значение самостоятельных лирических тем.

10 стр., 4827 слов

Поэзия серебряного века (9-11 класс)

... https://doklad-i-referat.ru/soobshchenie/kultura/poehziya-serebryanogo-veka Сочинение на тему «Поэзия Серебряного века» , Серебряным веком ... века стал общепризнанным теоретиком и вождем русского символизма. Он был поэтом, прозаиком, литературным критиком, ученым, энциклопедически образованным человеком. Началом творческой деятельности Брюсова было издание трех сборников «Русские символисты». ...

Русский символизм зарождался в годы крушения Народничества и широкого распространения пессимистических настроений. Все это обусловило тот факт, что литература «Серебряного века» ставит не злободневные социальные вопросы, а глобальные философские. Хронологические рамки русского символизма — 1890-е годы — 1910 год. На становление символизма в России повлияли две литературные традиции:

  • Российская — поэзия Фета, Тютчева, проза Достоевского;
  • Французский символизм — поэзия Поля Верлена, Артюра Рембо, Шарля Бодлера. Основная мысль: искусство — средство познания мира.

Символизм не был однородным. В нём выделялись школы и течения: «старшие» и «младшие» символисты.

Поговорим подробнее о «старших» символистах.

У истоков символизма в Петербурге находились Мережковский и его супруга Зинаида Гиппиус, Валерий Брюсов — в Москве. Но наиболее радикальным и ярким представителем раннего питерского символизма стал Александр Добролюбов, «декадентским образом жизни» в студенческие годы послуживший созданию одной из важнейших биографических легенд «Серебряного века».

В Москве «Русские символисты» издаются за свой счет и встречают «холодный прием» критики; Петербургу больше повезло с модернистскими изданиями — уже в конце века там действуют «Северный вестник», «Мир искусства»… Однако Добролюбов и его друг сокурсник по гимназии В.В.Гиппиус, первые циклы стихов также издают на собственные средства; приезжают в Москву и знакомятся с Брюсовым. Брюсов не был высокого мнения о искусстве стихосложения Добролюбова, но сама личность Александра произвела на него сильное впечатление, оставившее след в его дальнейшей судьбе. Уже в первые годы двадцатого века, будучи редактором появившегося в Москве наиболее значительного символистского издательства «Скорпион», Брюсов опубликует стихи Добролюбова. По собственному, более позднему, признанию, на раннем этапе своего творчества, наибольшее влияние из всех современников Брюсов воспринял от Александра Добролюбова и Ивана Коневского (молодой поэт, чье творчество получило высокую оценку Брюсова; погиб на двадцать четвёртом году жизни).

Самостоятельно от всех модернистских группировок — особняком, но таким, что нельзя не заметить, — создавал свой особый поэтический мир и новаторскую прозу Фёдор Сологуб (Фёдор Кузьмич Тетерников).

Роман «Тяжёлые сны» писался Сологубом ещё 1880-е годы, первые стихи помечены 1878 годом. До 1890-х годов работал учителем в провинции, с 1892 года поселяется в Петербурге. С 1890-х годов в доме писателя собирается кружок друзей, нередко объединяющий авторов из разных городов и враждующих изданий. Уже в двадцатом веке Сологуб стал автором одного из самых известных русских романов этой эпохи — «Мелкий бес» (1907), вводящий в круг русских литературных персонажей жуткого учителя Передонова; а ещё позднее в России его объявляют «королём поэтов»…

12 стр., 5810 слов

Анализ поэтического сборника Бальмонта «Только любовь. Семицветник»

... поэтический символизм. Стихи Бальмонта Стихи ... лирика» Бальмонта полна ... любовной пыткой мне!» Анита Константин Бальмонт ... Бальмонт Константин Дмитриевич Константин Дмитриевич Бальмонт – величайший поэт Серебряного века, тонкий лирический певец. Красивые и мелодичные стихи Бальмонта ... мечту, выходят за грани осязаемого. Томики стихов «Тишина» и «В безбрежности» — знаковые в период становление Бальмонта ...

Но, возможно, самыми читаемыми, самыми звучными и музыкальными стихами на раннем этапе русского символизма стали произведения Константина Бальмонта. Уже в конце девятнадцатого века К. Бальмонт наиболее отчетливо заявляет о свойственном символистам «поиске соответствий» между звуком, смыслом и цветом (известны подобные идеи и эксперименты у Бодлера и Рембо, а позже — у многих русских поэтов — Брюсов, Блок, Кузмин, Хлебников и другие).

Для Бальмонта, как например, для Верлена, этот поиск заключается в первую очередь в создании звукосмысловой ткани текста — музыка, рождающая смысл. Увлечение Бальмонта звукописью, красочными прилагательными, вытесняющими глаголы, приводит к созданию почти «бессмысленных», по мнению недоброжелателей, текстов, но это интересное в поэзии явление приводит со временем к появлению новых поэтических концепций (звукопись, заумь, мелодекламация); Бальмонт очень плодотворный автор — более тридцати книг стихов, переводы (У.Блэйк, Э.По, индийская поэзия и другое), многочисленные статьи.

Посмотрим поэзию К.Д.Бальмонта на примере стихотворения «Я мечтою ловил уходящие тени…»:

Я мечтою ловил уходящие тени,

Уходящие тени погасавшего дня,

Я на башню всходил, и дрожали ступени,

И дрожали ступени под ногой у меня.

И чем выше я шел, тем ясней рисовались,

Тем ясней рисовались очертанья вдали,

И какие-то звуки вдали раздавались,

Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.

Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,

Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,

И сияньем прощальным как будто ласкали,

Словно нежно ласкали отуманенный взор.

И внизу подо мною уж ночь наступила,

Уже ночь наступила для уснувшей Земли,

Для меня же блистало дневное светило,

Огневое светило догорало вдали.

Я узнал, как ловить уходящие тени,

Уходящие тени потускневшего дня,

И все выше я шел, и дрожали ступени,

И дрожали ступени под ногой у меня.

Стихотворение Бальмонта «Я мечтою ловил уходящие тени …» было написано в 1895 году.

Я считаю, что это стихотворение наиболее ярко отражает творчество Бальмонта и является гимном символизма.

В стихотворении «Я мечтою ловил уходящие тени…», как легко убедиться, есть и «очевидная красота» и иной, скрытый смысл: гимн вечному устремлению человеческого духа от тьмы к свету.

Вся образная структура стихотворения Бальмонта построена на контрастах: между верхом («И чем выше я шел…»), и низом («А в низу подо мною…»), небесами и землей (оба эти слова в тексте пишутся с большой буквы — значит, им придается исключительно весомое символическое значение), днем (светом) и тьмой (угасанием).

Лирический сюжет заключается в движении героя, снимающем указанные контрасты. Восходя на башню, герой покидает привычный земной мир в погоне за новыми никем не изведанными прежде ощущениями. Он мечтает («Я мечтою ловил …»), остановить ход времени, приблизится к вечности, в которой обитают «уходящие тени». Это ему вполне удается: в то время как «для уснувшей Земли» наступает ночь — пора забвения и смерти для героя продолжает сиять «огневое светило», приносящее обновление и духовный подъем, а далекие очертания «выси дремлющих гор» становятся все более зримыми. Наверху героя ждет неясная симфония звуков («И какие-то звуки вокруг раздавались…»), что знаменует его полное слияние с высшим миром.

2 стр., 753 слов

Основные настроения поэзии К.Д. Бальмонта

... из всех многочисленных книг Бальмонта можно выбрать и скомпоновать один великолепный сборник. Поэзию Бальмонта необходимо знать, как творчество других мастеров стиха начала XX в. – Брюсова, Блока, А. Белого, Ахматовой. ... уходящие тени, Уходящие тени погасавшего дня, Я на башню всходил, и дрожали ступени, И дрожали ступени под ногой у меня. Бальмонт активно участвовал и в политической жизни страны. В ...

Величественная картина, воссозданная в стихотворении, уходит корнями в романтические представления о гордом одиночке, бросающем вызов земным установлениям. Но здесь лирический герой вступает в противоборство уже не с обществом, а со вселенскими, космическими законами и выходит победителем ( «Я узнал, как ловить уходящие тени…»).

Тем самым Бальмонт намекает на богоизбранность своего героя (а в конечном счете и на свою собственную богоизбранность, ведь для старших символистов, к которым он принадлежал, была важна мысль о высоком, «жреческом» предназначении поэта).

Однако стихотворение покоряет главным образом не своей идеей, а чарующей пластикой, музыкальностью, которая создается волнообразным движением интонационных подъемов и спадов, трепетными переливами звуковой структуры (особую нагрузку несут шипящие и свистящие согласные, а так же сонорные «р» и «л»), наконец, завораживающим ритмом четырехстопного анапеста (в нечетных строках он утяжелен цезурным наращиванием).

Это что касается языка. Что же касается содержания стихотворения — оно наполнено глубоким смыслом. Человек идет по жизни все выше и выше, ближе и ближе к своей цели.

Младшими символистами в России называют в основном литераторов, выступающих с первыми публикациями в 1900-е годы. Среди них были и действительно очень юные авторы, как Сергей Соловьёв, А. Белый, А. Блок, Эллис, и люди весьма солидные, как директор гимназии И. Анненский, учёный Вячеслав Иванов, музыкант и композитор М. Кузмин. В первые годы столетия представители юного поколения символистов создают романтически окрашеный кружок, где зреет мастерство будущих классиков, ставший известным под названием «Аргонавты» или аргонавтизм. В Петербурге начала века на звание «центра символизма» более всего, пожалуй, подходит «башня» Вяч. Иванова, — знаменитая квартира на углу Таврической улицы, среди обитателей которой в разное время были Андрей Белый, М. Кузмин, В. Хлебников, А. Р. Минцлова, которую посещали А. Блок, Н. Бердяев, А. В. Луначарский, А. Ахматова, «мирискусстники» и спиритуалисты, анархисты и философы. Знаменитая и загадочная квартира: о ней рассказывают легенды, исследователи изучают здесь проходившие собрания тайных сообществ (Гафизиты, теософы и др.), жандармы устраивали здесь обыски и слежки, в этой квартире впервые публично прочитали свои стихи большинство знаменитых поэтов эпохи, здесь в течение нескольких лет одновременно жили сразу трое совершенно уникальных литераторов, чьи произведения нередко представляют увлекательные загадки для комментаторов и предлагают читателям неожиданные языковые модели — это неизменная «Диотима» салона, супруга Иванова, Л. Д. Зиновьева-Аннибал, композитор Кузмин (автор романсов сначала, позднее — романов и поэтических книг), и — конечно хозяин. Самого хозяина квартиры, автора книги «Дионис и дионисийство», называли «русским Ницше». При несомненной значимости и глубине влияния в культуре, Вяч. Иванов остается «полузнакомым континентом»; отчасти это связано с его длительными пребываниями за границей, а отчасти — со сложностью его поэтических текстов, кроме всего, требующих от читателя редко встречаемой эрудиции.

13 стр., 6454 слов

Лирический герой Блока: характеристика лирического героя

... образе лирического героя, сознание и внутренний мир которого оказываются предметом изображения в лирическом произведении. Предметом изображения своеобразного «лирического романа», стихотворного единства, включающего в себя три тома лирики Блока, становится внутренний мир лирического ... и жертвенное ее приятие. Лирический герой в поэзии Блока сочинение 11 класс А. А. Блок является одним из самых ...

В Москве 1900-х годов авторитетным центром символизма без колебаний называют редакцию издательства «Скорпион», где несменным главным редактором сделался Валерий Брюсов. В этом издательстве готовили выпуски самого известного символистского периодического издания — «Весы». Среди постоянных сотрудников «Весов» были Андрей Белый, К. Бальмонт, Юргис Балтрушайтис; регулярно сотрудничали и другие авторы — Фёдор Сологуб, А. Ремизов, М. Волошин, А. Блок и т. д., издавалось много переводов из литературы западного модернизма. Существует мнение, что история «Скорпиона» — это история русского символизма, но, вероятно, это всё же преувеличение.

Рассмотрим поэзию младосимволистов на примере А.Блока. Для примера я возьму одно из моих любимых стихотворений этого писателя «Незнакомка».

Незнакомка

По вечерам над ресторанами

Горячий воздух дик и глух,

И правит окриками пьяными

Весенний и тлетворный дух.

Вдали над пылью переулочной,

Над скукой загородных дач,

Чуть золотится крендель булочной,

И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,

Заламывая котелки,

Среди канав гуляют с дамами

Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины

И раздается женский визг,

А в небе, ко всему приученный

Бесмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный

В моем стакане отражен

И влагой терпкой и таинственной

Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков

Лакеи сонные торчат,

И пьяницы с глазами кроликов

«In vino veritas!» кричат.

И каждый вечер, в час назначенный

(Иль это только снится мне?),

Девичий стан, шелками схваченный,

В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,

Всегда без спутников, одна

Дыша духами и туманами,

Она садится у окна.

И веют древними поверьями

Ее упругие шелка,

И шляпа с траурными перьями,

И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,

Смотрю за темную вуаль,

И вижу берег очарованный

И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,

Мне чье-то солнце вручено,

И все души моей излучины

Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные

В моем качаются мозгу,

И очи синие бездонные

Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,

И ключ поручен только мне!

Ты право, пьяное чудовище!

Я знаю: истина в вине.

Это стихотворение Александра Блока принадлежит к периоду написания “Страшного мира”, когда главными в восприятии поэтом мира были ощущения тоски, отчаяния и неверия. Мрачные мотивы многих стихотворений данного периода выражали протест Блока против жестокости страшного мира, превращающего все самое высокое и ценное в предметы торга. Здесь царит не красота, а жестокость, ложь и страдание, и выхода из этого тупика нет. Лирический герой отдается отраве хмеля и буйного разгула

4 стр., 1856 слов

Тема поэта и поэзии в лирике Некрасова

... Некрасова Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова. Некрасов пришел в русскую литературу в середине 40-х годов ХIХ века как новый поэт, вдохновленный Музой, совершенно непохожей на традиционный образ прекрасной девы – богини поэзии. В стихотворении ... в открытый спор с представителями «чистого искусства». Эта тема получила развитие в поэтической декларации Некрасова – стихотворении «Поэт и гражданин». В ...

И каждый вечер друг единственный

В моем стакане отражен

И влагой терпкой и таинственной,

Как я, смирен и оглушен.

В этот период поэт порывает со своими друзьями-символистами. От него ушла его первая любовь — Любочка, внучка знаменитого химика Менделеева, ушла к его близкому другу — поэту Андрею Белому. Казалось, что Блок топит отчаяние в вине. Но, несмотря на это, главной темой стихов периода “Страшного мира” все же остается любовь. Но та, о ком поэт пишет свои великолепные стихи, уже не прежняя Прекрасная Дама, а роковая страсть, искусительница, разрушительница. Она мучит и сжигает поэта, а он не может вырваться из-под ее власти.

Даже о пошлости и грубости страшного мира Блок пишет одухотворенно и красиво. Хотя он уже и не верит в любовь, не верит ни во что, но образ незнакомки в стихах этого периода все же остается прекрасным. Поэт ненавидел цинизм и пошлость, их нет в его стихах.

“Незнакомка” — одно из самых характерных и красивых стихотворений этого периода. Блок описывает в нем реальный мир — грязную улицу со сточными канавами, проститутками, царство обмана и пошлости, где среди льющихся помоев прогуливаются “испытанные остряки” с дамами.

По вечерам над ресторанами

Горячий воздух дик и глух,

И правит окриками пьяными

Весенний и тлетворный дух.

Лирический герой одинок в окружении пьяниц, он отвергает этот ужасающий его душу мир, похожий на балаган, в котором нет места ничему прекрасному и святому. Мир травит его, но среди этого хмельного угара появляется незнакомка, и ее образ будит светлые чувства, кажется, она верит в красоту. Образ ее удивительно романтичный и манящий, и видно, что жива еще в поэте вера в добро. Пошлость, грязь не могут запятнать образ незнакомки, отражающий мечты Блока о чистой, беззаветной любви. И хотя стихотворение и завершается словами “In vino veritas”, но образ прекрасной незнакомки вселяет веру в светлое начало жизни.

В стихотворении две части, а основным литературным приемом является антитеза, противопоставление. В первой части — грязь и пошлость окружающего мира, а во второй — прекрасная незнакомка; эта композиция позволяет донести главную идею Блока. Образ незнакомки преображает поэта, меняются его стихи и мысли. На место бытовой лексики первой части приходят одухотворенные, поражающие своей музыкальностью строки. Художественные формы подчинены содержанию стихотворения, позволяя глубже проникнуться им. Аллитерации в описании грязной улицы, нагромождения грубых согласных звуков сменяются далее ассонансами и аллитерациями сонорных звуков — [р], [л], [н]. Благодаря этому создается прекраснейшая мелодия звучащего стиха.

Это стихотворение не оставляет равнодушным никого, его нельзя забыть, прочитав однажды, и прекрасный образ волнует нас. Эти стихи трогают до глубины души своей мелодичностью; они похожи на чистую, великолепную музыку, льющуюся из самого сердца. Ведь не может быть так, чтобы не было любви, не было красоты, если есть такие прекрасные стихи.

Акмеизм

Акмеизм (от греч. akme — высшая степень, вершина, цветение, цветущая пора) — термин был предложен в 1912 году Н.Гумилевым и С.Городецким: по их мнению, на смену переживающему кризис символизму идет направление, обобщающее опыт предшественников и выводящее поэта к новым вершинам творческих достижений.

2 стр., 837 слов

Урок 85 Г. Тукай. Слово о татарском поэте. Стихотворения «Родная деревня»

... вкладывает поэт в название стихотворения? – Какие стихи о родной деревне у других поэтов вы знаете? Чем они схожи со стихотворением Габдуллы Тукая? 7. Выразительное чтение стихотворения «Книга». ... анализа (примерный) 1. Чем отличается настроение в этих стихотворениях? 2. Какие мысли и чувства передают авторы стихотворений через лирическое «Я»? 3. Какие образы запечатлелись для поэтов на всю жизнь? ...

Основные принципы акмеизма:

  • Освобождение поэзии от символистических призывов к идеальному, возращение ей ясности;
  • Отказ от мистической туманности, принятие земного мира в его многообразии, зримой конкретности, звучности, красочности;
  • Стремление придать слову определенное, точное значение предметность и четкость образов, отточенность деталей;
  • обращение к человеку, к «подлинности» его чувств;
  • Поэтизация мира первозданных эмоций, первобытно-биологического природного начала;
  • Перекличка с минувшими литературными эпохами, широчайшие эстетические ассоциации, «тоска по мировой культуре».

В поэзии Н.Гумилева акмеизм реализуется в тяге к открытию новых миров, экзотическим образам и сюжетам. Своеобразие творческой манеры А.Ахматовой составляет запечатление одухотворенной предметности, посредствам поразительной точности вещного мира Ахматова отображала целый душевный строй. Мир О.Мандельштама был отмечет ощущением смертной хрупкости перед близкой вечностью. С.Городецкий пытался восстановить в поэзии языческое, полуживое мироощущение наших предков.

Я бы хотела рассмотреть поэзию акмеистов на примере писателя Н.Гумилева.

С прекраснейшего стихотворения Н.Гумилева «Жираф»:

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд

И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далёко, далёко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,

И шкуру его украшает волшебный узор,

С которым равняться осмелится только луна,

Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,

И бег его плавен, как радостный птичий полет.

Я знаю, что много чудесного видит земля,

Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран

Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,

Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,

Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,

Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.

Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

С первых строчек стихотворения перед нами открывается довольно безрадостная картина. Мы видим грустную девушку, она сидит, наверное, у окна, подтянув к груди коленки, и сквозь пелену слёз смотрит на улицу. Рядом лирический герой, который, стараясь её утешить и развлечь, ведёт рассказ о далёкой Африке, об озере Чад. Так взрослые, стараясь утешить ребенка, поведывают о чудесных краях, о «прекрасном далёко». Перед нами — чудесная страна, где «бродит» жираф. Он описан как существо небывало красивое, главный эпитет, характеризующий его — «изысканный». Это не просто животное, это — символ изящества, экзотики. Непревзойденное художественное мастерство Гумилёва помогло создать многозначные, метафорические образы. Умело применяя звуковой символизм, поэт использует гласные «о», «а», «е», что помогает передать красоту и изысканность образа, придаёт легкость и плавность строкам: «грациозная стройность и нега дана», «бег его плавен, как радостный птичий полёт», «волшебный узор». Автор сравнивает узор животного с луной, отражающейся в воде, а бег животного — с парусами корабля. Жираф выступает как воплощение надежды, ведь, если вдали видны паруса, скоро покажется и корабль. Подобное сравнение еще раз настраивает читателя на романтический лад, ведь море — это всегда путешествия, экзотика, таинственность.

5 стр., 2123 слов

Я последний поэт деревни» (судьба крестьянства в поэзии С. А. Есенина)

... последний поэт деревни анализ анализ стихотворения я последний поэт деревни я последний поэт деревни анализ стихотворения Возможно вам будет интересно Анализ стихотворения ... поэзии. Первый сборник есенинских стихов называется “Радуница”. С ним нам открывается возможность заглянуть в жизнь родной поэту деревни. ... шел 1830 год. Лермонтов познакомился с красивой девушкой Анализ стихотворения Русская песня ...

Но прекрасен не только жираф, но и всё, что его окружает. Это чудо обитает в «мраморном гроте». Чудесны луна и небо, озера и пустыни, земля молча созерцает свои красоты и «много чудесного видит…». Гумилев не ставит целью противопоставить жирафа окружающей действительности. Да, он — воплощение нереального, загадочного, но, в то же время, всё это достижимо! Задача Гумилева в том, чтобы другие смогли почувствовать близость той невероятной загадочности, которую ему удалось познать.

Поэт много путешествовал и многому научился: «Я знаю веселые сказки таинственных стран, про чёрную деву, про страсть молодого вождя». Он пытается открыть другим глаза на бескрайний, многогранный, удивительный мир. Но могут ли его знания быть кому- то полезны? Лирический герой наталкивается на стену непонимания, так как все отказываются принять очевидное.

Рассказ не вдохновил возлюбленную, таинственный мир столкнулся с серостью и обыденностью. Девушка отказывается «верить во что-то, кроме дождя» — символа беспросветности и грусти. Может, в её сердце не осталось места романтике, восторженности, фантазии? Она «слишком долго вдыхала тяжёлый туман», утратив способность мечтать и верить. Между ней и героем — пропасть непонимания, их отношения обречены. Автор использует антитезу, чтобы показать, насколько это разные люди.

Образ девушки — символ прагматизма, противопоставленного романтизму лирического героя, который не теряет надежду: «Ты плачешь? Послушай…Далёко на озере Чад…» Эта история вызвала лишь слёзы… Девушка ограничена, ей непонятен окружающий мир во всех его прелестях и сложности, слезы, дождь и туман — вот её удел.

Стихотворение не только о красотах земли, об отношениях юноши и девушки, но и о том, как непохожи люди. Насколько одни романтичны и мечтательны, настолько другие приземлены и конкретны. Одни довольствуются лишь черно-белой картинкой за окном, другим мало целого мира. Кому-то дождик кажется трагедией, поводом для слез, а кто-то каждый раз раскрывает над своим сердцем яркий зонтик мечтаний и фантазий.

Это стихотворение показывает многогранность таланта Гумилева. Декларировав положения акмеизма, поэт сам часто выходил за поставленные рамки. Его заслуги нельзя переоценить. Новаторство автора в области сюжета, образов, приемов, позволило создать небывалые по содержанию, изяществу, красоте поэтические творенья. И пусть Африка, жираф, , озеро Чад — экзотическая тайна, она близка — только руку протяни, и она войдёт в твою жизнь! Это реальность, которую надо понять, рассмотреть, прочувствовать. Но способен на это далеко не каждый.

14 стр., 6508 слов

Годы жизни и творчества С. Есенина

... в том же направлении, в котором развивалась лирика Маяковского. В последние три года жизни Есенина явно привлекает и так называемая философская лирика, которую точнее можно определить, как ... ему нарождающееся новое. Ещё более отчётливо и категорично эта тема звучит в стихотворении «Русь советская»(1924). Поездки в родное село, происшедшие перемены в нём приводят поэта ...

Стихотворение «Жираф» — вызов существующим устоям, упоминание о другой жизни. Жираф способен спасти от безысходности, согреть озябшую душу, но для этого в него надо верить! Гумилев верил и всем своим творчеством убеждал в этом читателя.

Гумилев всегда будет восприниматься как великий романтик, а легкие и пропитанные волшебством, его стихи всегда будут читаемы и любимы.

Футуризм

Футуризм (от лат. futurum — будущее) — название авангардистских движений. Это течение претендовало на построение нового искусства — «искусства будущего», выступая под лозунгом нигилистического отрийцания всего предшествующего художественного опыта. Футуристы проповедовали разрушение форм и условностей искусства ради слияния его с ускоренным жизненным процессом XX века.

Основные признаки футуризма:

  • Бунтарство, анархичность мировоззрения, выражение массовых настроений толпы;
  • Отрицание культурных традиций, попытка создать искусство устремленное в будущее;
  • Бунт против привычных норм стихотворной речи, экспериментаторство в области ритмики, рифмы, ориентация на произносимый стих, лозунг, плакат;
  • Поиски раскрепощенного «саморазвитого» слова, эксперименты по создании. «заумного» языка;
  • Культ техники, индустриальных городов;
  • Пафос эпатажа;

Кубофутуризм

К поэтам-кубофутуристам относились Велимир Хлебников , Елена Гуро , Давид и Николай Бурлюки , Василий Каменский , Владимир Маяковский , Алексей Кручёных , Бенедикт Лившиц .

Эгофутуризм

Помимо общего футуристического письма для эгофутуризма характерно культивирование рафинированности ощущений, использование новых иноязычных слов, показное себялюбие. Лидером движения была Кристина Хухка , к эгофутуризму также примыкали Георгий Иванов , Рюрик Ивнев , Вадим Шершеневич и стилистически приближавшийся к кубофутуризму Василиск Гнедов .

«Мезонин поэзии»

Поэтическое объединение, созданное в 1913 году московскими эгофутуристами. В него входили Вадим Шершеневич , Рюрик Ивнев (М. Ковалёв), Лев Зак (псевдонимы — Хрисанф и Михаил Россиянский), Сергей Третьяков , Константин Большаков , Борис Лавренев и целый ряд других молодых поэтов.

Идейным вдохновителем группы, а также самым энергичным её участником являлся Вадим Шершеневич . «Мезонин поэзии» считался в литературных кругах умеренным крылом футуризма .

Объединение распалось в конце 1913 года. Под маркой «Мезонин поэзии» вышло три альманаха: «Вернисаж», «Пир во время чумы», «Крематорий здравомыслия» и несколько сборников.

«Центрифуга»

Московская футуристическая группа, образовавшаяся в январе 1914 года из левого крыла поэтов, ранее связанных с издательством «Лирика».

Основные участники группы — Сергей Бобров, Николай Асеев, Борис Пастернак .

Основной особенностью в теории и художественной практике участников группы было то, что при построении лирического произведения центр внимания со слова как такового перемещался на интонационно-ритмические и синтаксические структуры. В их творчестве органично соединялось футуристическое экспериментаторство и опоры на традиции.

Книги под маркой «Центрифуга» продолжали выходить до 1922 года.

Программа эгофутуристов, сформулированная Северяниным, предусматривала самоутверждение личности, поиски нового без отвергания старого, смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы, осмысленные неологизмы и т.п. Сам Северянин создал множество поэтических неологизмов. Впоследствии В.Маяковский признавал, что многому научился у него в сфере словотворчества. Вскоре Северянин расстался с эгофутуристами, на некоторое время примкнул к кубофутуристам, но и этот союз длился недолго.

Рассмотрим поэзию футуристов на примере В. Маяковского.

Послушайте!

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают —

значит — это кому-нибудь нужно?

Значит — кто-то хочет, чтобы они были?

Значит — кто-то называет эти плевочки

жемчужиной?

И, надрываясь

в метелях полуденной пыли,

врывается к богу,

боится, что опоздал,

плачет,

целует ему жилистую руку,

просит —

чтоб обязательно была звезда! —

клянется —

не перенесет эту беззвездную муку!

А после

ходит тревожный,

но спокойный наружно.

Говорит кому-то:

«Ведь теперь тебе ничего?

Не страшно?

Да?!»

Послушайте!

Ведь, если звезды

зажигают —

значит — это кому-нибудь нужно?

Значит — это необходимо,

чтобы каждый вечер

над крышами

загоралась хоть одна звезда?!

В чем заключается смысл жизни для каждого из нас? Зачем, для чего мы пришли в этот мир? Люди с древних веков до сегодняшнего дня пытаются найти ответы на подобные философские вопросы. Они сложны тем, что на них нельзя ответить однозначно, нельзя сказать человеку: делай так, и в этом есть смысл твоей жизни. Свой путь, свою цель и мечту каждый выбирает себе сам.

Стихотворение Маяковского «Послушайте!» посвящено как раз теме смысла человеческой жизни. Но поэт не говорит о том, о чем нужно мечтать и к чему стремиться, а о том, что у каждого из нас должна быть мечта, ради которой стоит жить. Эту цель, смысл жизни, веру в завтрашний день Маяковский называет «звездой», зажигаемой «кем-то» и нужной «кому-то».

Попробуем представить историческую обстановку во время создания стихотворения. Россия 1914 года. Все худшее еще впереди: и Первая мировая война, и революция, и приход большевиков… Молодой Маяковский, увлеченный футуризмом и поэзией, с надеждой смотрящий в будущее, пытается понять, в чем же смысл жизни? Это было время, когда страна активно развивалась, и ее жители верили в свои силы и в завтрашний день. Развитие промышленности, урбанизация, постепенная смена старого на новое влияли и на сознание людей. Этот оптимистичный настрой чувствуется в стихотворении.

«Послушайте!» — своеобразное обращение к людям, но не громогласное и пафосное, как это обычно бывает у Маяковского. Это просьба остановиться на миг, подняться ненадолго над миром «полуденной пыли» и посмотреть на небо, на звезды, подумать о том, чем оправдан каждый наш шаг на земле и кто все это придумал.

Основная идея стихотворения заключается в том, что в жизни каждого человека должна загораться звезда. Без идеи, без цели невозможно существовать в этом мире, начинается «беззвездная мука», когда все, что ты делаешь — бессмысленно, пусто. Человеку мало просто жить. Встречать каждое утро улыбкой, двигаться к чему-то большему и лучшему, дарить любовь и радость другим — такова жизнь, отмеченная «звездами».

Композиционно стихотворение состоит из трех частей, различных и по форме, и по ритму, и по эмоциональному воздействию. В первой части поэт обращается к читателям, обозначает проблему: «Значит — это кому-нибудь нужно?» С первой строки чувствуется присутствие высших сил, которые «зажигают» звезды. Маяковский поднимает проблему Бога, предопределения, ведь «жемчужины» не сами появляются над крышами домов, а по воле кого-то, кто выше всех людей.

Во второй части показана эмоциональная картина того, как лирический герой «врывается к Богу», в отчаянии просит его:

чтоб обязательно была звезда! —

клянется —

не перенесет эту беззвездную муку!

Получив от Бога «звезду», то есть мечту, герой обретает спокойствие и умиротворение. Ему уже ничего не страшно, и жизнь его теперь не пуста и бессмысленна. Эта часть — своеобразная молитва, обращенная к Богу. Причем Бог здесь — не одухотворенная высшая сущность, а вполне реальная личность с жилистыми руками, и, как мне показалось, добрыми глазами. Впрочем, на этом описание Бога заканчивается, больше мы о нем ничего не узнаем. Всего одна деталь, которую выделил Маяковский — руки — а сколько они могут рассказать! Бог всегда готов подать спасительную руку помощи, нужно только очень этого захотеть.

Третья часть стихотворения звучит как вывод, как утверждение, несмотря на два вопросительных знака, к которым добавляется и восклицательный, которого не было в начале произведения. Лирический герой, нашедший свою звезду, уже не спрашивает, а утверждает:

Значит — это необходимо,

чтобы каждый вечер

над крышами

загоралась хоть одна звезда?!

В стихотворении можно выделить трех «действующих» лиц: лирического героя, Бога и «кого-то». Эти «кто-то» — люди, все человечество, к которому обращается поэт. Все по-разному относятся к «звездам»: для одних это «плевочки», для других — «жемчужины», но несомненно то, что их свет необходим.

«Послушайте!» отличается от других стихотворений Маяковского, прежде всего, тем, что поэт не использует в нем неологизмы, «резкие» слова и пафосные фразы. Он не противопоставляет себя обществу, как это будет позже в «Облаке в штанах», никого не осуждает и не обличает, как в «Дряни» или «Прозаседавшихся». Маяковский в своем лирическом творении раскрывается как человек с искренней душой, с добрым сердцем, желающий, чтобы все рано или поздно нашли место в жизни.

Каждое слово в стихотворении экспрессивно, эмоционально, выразительно. Все описываемые картины буквально предстают перед нашими глазами: «визит» к Богу, звезды на небе, крыши домов… Стихотворение будто одухотворено, оно воздушно и искренне, близко читателю. Возможно, из-за того, что Маяковский не использует никаких местоимений, кроме «кто-то», ты как будто ощущаешь себя на месте лирического героя, чувствуешь ветер «полуденной пыли», слезы на глазах и внутреннюю тревогу.

Стихотворение очень ритмично, что присуще Маяковскому. Игра слов, переход от одного к другому, акценты, достигающиеся за счет использования знаков препинания — все это создает неповторимый эмоциональный настрой, внутренний надрыв.

Мне очень нравится это стихотворение. Каждый раз, когда его читаешь, находишь ранее незамеченные оттенки и смыслы. О поиске смысла жизни и о том, что без цели жить невозможно, было написано много и многими. Но только у Маяковского об этом сказано простыми, доступными словами. Он сравнил мечту со звездами — подобные метафоры использовались и до него. Но только у Владимира Владимировича получилось это сделать так, что сразу хочется поднять глаза наверх, найти ту звезду, которая светит исключительно для тебя.

«Жемчужиной» Маяковского была идея нового общества, нового человека, будущего, в котором каждый найдет свое счастье. И, я считаю, что поэт всю жизнь следовал за своей звездой так, что спустя десятилетия его стихи остаются неповторимыми шедеврами мировой поэзии.

Лирика Маяковского поднимала глубокие нравственные проблемы, в которых перемешаны добро и зло, прекрасное и безобразное, земное и возвышенное, сиюминутное и вечное. Он успел оставить людям свой дар поэта, истратил жизнь, чтобы, по словам Р.Якобсона, «сделать созданную им поэзию сокровищем народа».

Имажинизм

Имажинизм (от лат. imagо — образ) — литературное течение в русской поэзии XX века, представители которого заявляли, что цель творчества состоит в создании образа. Основное выразительное средство имажинистов — метафора, часто метафорические цепи, сопоставляющие различные элементы двух образов — прямого и переносного. Для творческой практики имажинистов характерен эпатаж, анархические мотивы.

Происхождение

На стиль и общее поведение имажинизма оказал влияние русский футуризм. По мнению некоторых исследователей, название восходит к английскому имажизму — англоязычной поэтической школе (Т. Э. Хьюм, Э. Паунд, Т. С. Элиот, Р. Олдингтон), знакомство с которым в России произошло после статьи 3. Венгеровой «Английские футуристы» (сб. «Стрелец», 1915).[1],[2] Связь термина и концепции «имажинизм» с англо-американским имажизмом дискуссионна.

Первые годы

Имажинизм как поэтическое движение возник в 1918 году, когда в Москве был основан «Орден имажинистов». Создателями «Ордена» стали приехавший из Пензы Анатолий Мариенгоф, бывший футурист Вадим Шершеневич и входивший ранее в группу новокрестьянских поэтов Сергей Есенин. Черты характерного метафорического стиля содержались и в более раннем творчестве Шершеневича и Есенина, а Мариенгоф организовал литературную группу имажинистов ещё в родном городе. Имажинистскую «Декларацию», опубликованную 30 января 1919 года в воронежском журнале «Сирена» (а 10 февраля также в газете «Советская страна», в редколлегию которой входил Есенин), кроме них подписали поэт Рюрик Ивнев и художники Борис Эрдман и Георгий Якулов. 29 января 1919 года в Союзе поэтов состоялся первый литературный вечер имажинистов. К имажинизму также примкнули поэты Иван Грузинов, Матвей Ройзман, Александр Кусиков, Николай Эрдман, Лев Моносзон.

Расцвет

В 1919—1925 гг. имажинизм был наиболее организованным поэтическим движением в Москве; ими устраивались популярные творческие вечера в артистических кафе, выпускалось множество авторских и коллективных сборников, журнал «Гостиница для путешествующих в прекрасном» (1922—1924, вышло 4 номера), для чего были созданы издательства «Имажинисты», «Плеяда», «Чихи-Пихи» и «Сандро» (двумя последними руководил А.Кусиков).

В 1919 году имажинисты вошли в литературную секцию Литературного поезда им. А. Луначарского, что дало им возможность ездить и выступать по всей стране и во многом способствовало росту их популярности. В сентябре 1919 года Есенин и Мариенгоф разработали и зарегистрировали в Московском совете устав «Ассоциации вольнодумцев» — официальной структуры «Ордена имажинистов». Устав подписали другие члены группы и его утвердил нарком просвещения А. Луначарский. 20 февраля 1920 года председателем «Ассоциации» был избран Есенин.

Помимо Москвы («Орден имажинистов» и «Ассоциация вольнодумцев») центры имажинизма существовали в провинции (например, в Казани, Саранске, в украинском городе Александрии, где имажинистскую группу создал поэт Леонид Чернов), а также в Петрограде-Ленинграде. О возникновении петроградского «Ордена воинствующих имажинистов» было объявлено в 1922 г. в «Манифесте новаторов», подписанном Алексеем Золотницким, Семеном Полоцким, Григорием Шмерельсоном и Влад. Королевичем. Потом, вместо отошедших Золотницкого и Королевича, к петроградским имажинистам присоединились Иван Афанасьев-Соловьёв и Владимир Ричиотти, а в 1924 году Вольф Эрлих.

Некоторые из поэтов-имажинистов выступали с теоретическими трактатами («Ключи Марии» Есенина, «Буян-остров» Мариенгофа, «2х2=5» Шершеневича, «Имажинизма основное» Грузинова).

Имажинисты также приобрели скандальную известность своими эпатажными выходками, такими как «переименование» московских улиц, «суды» над литературой, роспись стен Страстного монастыря антирелигиозными надписями.

Распад группы

Имажинизм фактически распался в 1925 году: в 1922 году эмигрировал Александр Кусиков, в 1924 году о роспуске «Ордена» объявили Сергей Есенин и Иван Грузинов, другие имажинисты вынужденно отошли от поэзии, обратившись к прозе, драматургии, кинематографу, во многом ради заработка. Имажинизм подвергся критике в советской печати. Есенина нашли мертвым в гостинице «Англетер», Николай Эрдман был репрессирован.

Деятельность «Ордена воинствующих имажинистов» прекратилась в 1926 году, а летом 1927 года было объявлено о ликвидации «Ордена имажинистов». Взаимоотношения и акции имажинистов были затем подробно описаны в воспоминаниях Мариенгофа, Шершеневича, Ройзмана.

Рассмотрим поэзию имажинистов на примере С.А.Есенина.

Письмо матери

Ты жива еще, моя старушка?

Жив и я. Привет тебе, привет!

Пусть струится над твоей избушкой

Тот вечерний несказанный свет.

Пишут мне, что ты, тая тревогу,

Загрустила шибко обо мне,

Что ты часто ходишь на дорогу

В старомодном ветхом шушуне.

И тебе в вечернем синем мраке

Часто видится одно и то ж:

Будто кто-то мне в кабацкой драке

Саданул под сердце финский нож.

Ничего, родная! Успокойся.

Это только тягостная бредь.

Не такой уж горький я пропойца,

Чтоб, тебя не видя, умереть.

Я по-прежнему такой же нежный

И мечтаю только лишь о том,

Чтоб скорее от тоски мятежной

Воротиться в низенький наш дом.

Я вернусь, когда раскинет ветви

По-весеннему наш белый сад.

Только ты меня уж на рассвете

Не буди, как восемь лет назад.

Не буди того, что отмечталось,

Не волнуй того, что не сбылось,—

Слишком раннюю утрату и усталость

Испытать мне в жизни привелось.

И молиться не учи меня. Не надо!

К старому возврата больше нет.

Ты одна мне помощь и отрада,

Ты одна мне несказанный свет.

Так забудь же про свою тревогу,

Не грусти так шибко обо мне.

Не ходи так часто на дорогу

В старомодном ветхом шушуне.

Прежде всего, для того чтобы «понять», проанализировать любое произведение, нужно знать историю его создания. Стихотворение С. Есенина «Письмо матери» было написано в 1924 году, то есть в конце жизни автора. Последний период творчества является наивысшей точкой его мастерства. Поэзия, относящаяся к этому времени, как бы подводит итог всех его мыслей, высказанных ранее. Она стала также просто констатацией того, что старое ушло безвозвратно, а новое непонятно и совсем не похоже на то, что представлял себе поэт в дни Октября 1917 года. Насколько я знаю, «Письмо матери» является одним из известнейших стихотворений этого периода. И, уточнив временной контекст, я прихожу к выводу, что оно всё — таки посвящено не столько конкретному человеку, сколько собирательному образу матери или даже матери — Родине. Итак, рассмотрим это стихотворения с данной позиции…

Стихотворение С. Есенина «Письмо матери» имеет кольцевую композицию («Что ты часто ходишь на дорогу/ В старомодном ветхом шушуне» — «Не ходи так часто на дорогу/ В старомодном ветхом шушуне». Соответственно, практически полное повторение фразы и в конце, и в начале).

Она придаёт ему логическую завершённость мысли и усиливает смысловые акценты. В стихотворении есть завязка (первые две строфы), в которых рассказывается как бы предыстория событий. Третью строфу я считаю «развитием действия по восходящей». Там уже появляются более резкие эмоции, придаётся трагизм ситуации. Четвёртая строфа — кульминация. «Не такой уж горький я пропойца,/ Чтоб, тебя не видя, умереть» — здесь, мы узнаём истинные чувства лирического героя к матери. Теперь мы понимаем, что несмотря на все жизненные испытания, несмотря на то, что лирический герой представляется нам уже «опустившимся» человеком, он всё ещё помнит и любит того, кто подарил ему жизнь. Далее идёт «развитие действия по нисходящей» (с пятой по восьмую строфы).

Там уже более подробно раскрываются его нежные чувства и рассказывается ряд воспоминаний из прошлого. Последняя строфа, завязка, как бы подводит итог, всему вышесказанному. Лирический герой пытается успокоить и обнадёжить мать.

Основные образы стихотворения — это, конечно, лирический герой и его мать. Однако, как я уже говорила, образ матери я интерпретирую для себя, прежде всего как образ России в целом (эту мысль я подробнее раскрою далее).

Также мне хочется отметить, например, образ сада («Я вернусь, когда раскинет ветки/ По-весеннему наш белый сад»).

Как мне кажется, здесь он является, прежде всего, символом весны и детства поэта. Также важен образ дороги («Что ты часто ходишь на дорогу»).

Это символ жизненного пути поэта.

С. Есенин использует в своём стихотворении огромное количество художественных средств. Например, риторический вопрос («Ты жива ещё, моя старушка?»), с которого начинается «Письмо матери». То, что этот вопрос не требует ответа, становится понятно из контекста стихотворения (например, далее лирический герой говорит: «Жив и я». То есть он, уже знает ответ).

Нужен он для того, чтобы подчеркнуть важность следующих за ним предложений: «Жив и я. Привет тебе, привет!/ Пусть струится над твоей избушкой/ тот вечерний несказанный свет» — то есть наилучших пожелания матери. Также не редки эпитеты: «тоски мятежной», «тягостная бредь», «вечерний несказанный свет» и т. д. Автор намеренно вводит в своё стихотворение просторечные слова вроде «старушка», «избушка», «шибко». Это помогает нам проникнуться атмосферой истинно русской деревни, атмосферой некого уюта и самобытности. Безусловно, важную смысловую нагрузку имеет также использование С. Есениным анафоры («не буди…», «не волнуй…», «не сбылось…», «не учи…», «не надо…», «не грусти…», «не ходи…»).

Она, прежде всего, указывает на печаль, которая есть в душе лирического героя, на его разочарование в жизни и истинную заботу и тоску по матери.

На мой взгляд, идея стихотворения «Письмо матери» заключается, прежде всего, в том, чтобы показать русским людям, что нужно любить, всегда помнить о своей Родине и настроить на патриотический лад. Действительно, на первый взгляд может показаться, что все чувства героя обращены именно к конкретному человеку, и отчасти это может быть действительно так, но и доказательств того, что «мать» здесь не собирательный образ Родины, нет. Конечно, некоторые эпизоды достаточно трудно сопоставить именно с Россией. Например, «часто ходишь на дорогу».

Это на мой взгляд является чем-то вроде олицетворения. Как я уже говорила дорога — это жизненный путь лирического героя, а наша страна, часто на нём «появляется». «Не буди как восемь лет назад» — «будить» в данном случае Россия может ярким солнечным светом в окна, шумом на улице да и просто мыслями лирического героя о дальнейшей судьбе Родины. «И молиться не учи меня. Не надо!» — имеется в виду Православность Руси, её сильная массовая вера в Бога. «Моя старушка» — Россия достаточно древнее государство. «Чтоб, тебя не видя, умереть» — строка, вызывающая наибольшее сомнение. Однако, и это объяснить возможно: лирический герой указывает на то, что ещё не успел как следует узнать родную страну или просто надолго забыл про то, что нужно любить Россию (и теперь хочет оживить это чувство).

Подтверждением того, что «Письмо матери» посвящено именно Родине, можно, например, считать то, что чуть раньше, в 1923 году было написано ещё одно стихотворения «Эта улица мне знакома». Там мы также видим любовь лирического героя к Родине: «Ах, и я эти страны знаю -/ Сам немалый прошёл там путь./ Только ближе к родимому краю/ Мне б хотелось теперь повернуть». В целом, хочу отметить, что данная точка зрения, конечно, является спорной, но имеет своё право на существование.

Также идеей стихотворения можно считать желание поэта обратить наше внимание на то, что мы не должны забывать своих матерей. Мы должны чаще навещать их, ухаживать за ними и просто любить их. Лирический герой сожалеет о том, что не делал так и хочет измениться.

А. Яшин в 1964 году написал стихотворение «С матерью наедине». Даже его название достаточно похоже на «Письмо матери». Однако идею А. Яшин невозможно истолковать неоднозначно. Это именно обращение к людям, призыв к тому, чтобы они прислушивались к мнению тех, кто подарил им жизнь, любили их. Ситуации, описанные в этих двух стихотворениях, также похожи. И в том и в другом случае лирический герой — это личность, из «которой ничего не вышло» (как говорится у А. Яшина).

Также и в «Письме матери» и в стихотворении «С матерью наедине» отмечается, что «Ведь нет всё равно ничего на свете/ милей твоего немудрёного крова». Данным примером я хочу доказать то, что, действительно, тема любви к матери относится к вечным темам (также как и тема Родины, если брать данную интерпретацию «Письма матери»).

Однако именно стихотворение С. Есенина, который к 1924 году, уже отточил своё мастерство (например, в его стихах появилась та «пушкинская» легкость и простота, которая воистину присуща и доступна только великим поэтам), кажется мне наиболее понятным и приятным для каждого русского человека. Потому что именно этот автор умел, как никто другой, проникнуться сам и передать своим читателям тот самый «русский дух», который столь нам дорог.

Заключение

Поэты «серебряного века» создали грандиозный поэтический капитал. Трагически сложилась судьба большинства гениев «серебряного века». Но все они прошли сквозь перипетии революций, войн, через эмиграцию, через огонь и кровь, тюрьмы, через ошибки и заблуждения и пронесли чувство Родины, незыблемую веру в то, что «Россия будет великой». Многообразие творческих индивидуальностей делает особенно увлекательным, хоть и трудным, знакомство и изучение этого богатого на таланты периода. Вся поэзия “серебряного века”, жадно вобрав в себя наследие Библии, античную мифологию, опыт европейской и мировой литературы, теснейшим образом связана с русским фольклором, с его песнями, плачами, сказаниями и частушками.

Однако, иногда говорят, что “серебряный век” — явление западническое. Действительно, своими ориентирами он избрал эстетизм Оскара Уайлда, индивидуалистический спиритуализм Альфреда де Виньи, пессимизм Шопенгауэра , сверхчеловека Ницше. “Серебряный век” находил своих предков и союзников в самых разных странах Европы и в разных столетиях: Вийона, Малларме, Рембо, Новалиса, Шелли, Кальдерона, Ибсена, Метерлинка, д`Аннуцио, Готье, Бодлера, Верхарна.

Иными словами, в конце XIX — начале XX веков произошла переоценка ценностей с позиций европеизма. Но в свете новой эпохи, явившейся полной противоположностью той, которую она сменила, национальные, литературные и фольклорные сокровища предстали в ином, более ярком, чем когда-либо, свете.

Это было полное солнечного сияния творческое пространство, светлое и жизнедающее, жаждущее красоты и самоутверждения. И хотя мы зовем это время «серебряным», а не «золотым веком», может быть, именно оно было самой творческой эпохой в российской истории.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/referat/o-poete-serebryanogo-veka/

поэзия серебряный гумилев футуризм

Блок А.А. Полное собрание сочинений в одном томе. Альфа — книга, 2013г. — 1020 с.

Быстрова А.Н. Мир культуры (Основы культурологии).

Учебное пособие. 2-е издание, исправленное и дополненное.— М.: Издательство Фёдора Конюхова; Новосибирск: ООО “Издательство ЮКЭА”, 2002.— 712 с.

Воспоминания о серебряном веке / Сост., авт. предисл. и коммент. В. Крейд. — М.: Республика, 1993. — 559 с.

Гумилев Н.С. Я печален печалью разлуки. АТС, 2013 г. — 254с.

Есенин С.А. «Не жалею, не зову, не плачу…» Стихотворения. Азбука СПБ, 2012 — 320с.

Кулькова М. (сост.).

Поэзия Серебряного века. Олма Медиагрупп, 2014 г, — 304с.

Маяковский В.В. Стихотворения. Звонница-МГ, 2014 г. — 334с.

Полушин В.Л. В лабиринтах Серебряного века. Кишинев: Хиперион, 1991 — 782 с.

Серебряный век в России / Под ред. В. В. Иванова, В. Н. Топорова, Т. В. Цивьян. — М.: Радикс, 1993. — 340 с.