Художники петровской эпохи

Реферат

История отечественной живописи насчитывает несколько важных и поворотных событий. Одним из них является Петровская эпоха. Войдя в историю как великий реформатор, Пётр I внёс множество преобразований практически во все сферы жизни человека XVIII. В изобразительном искусстве первой четверти XVIII так же произошли значительные перемены.

На рубеже двух столетий происходит резкая трансформация художественной традиции. Россия приобщается к западной школе живописи.

После возвращения из Великого посольства Пётр I привёз иностранных мастеров, которые привнесли много нового в развитие отечественного искусства. Новое искусство характеризовалось усилением интереса к человеку, к его внутреннему миру, с одной стороны, и к строению его тела, с другой. Русские художники овладевают техническими достижениями западных мастеров: в обиход входят новые материалы (холст, масляные краски, мрамор), живописцы овладевают техническими приемами реалистической передачи окружающего мира. В работах начинает использоваться прямая перспектива, позволяющая показать глубину и объемность пространства. Художники в бликах и тенях прослеживают направление света, учитывают расположение его источника, учатся передавать фактуру материала: металл, мех, ткань и стекло. В живопись проникает невиданное дотоле многообразие образов и сюжетов. Самой, пожалуй, интересной сферой развития изобразительного искусства была портретная живопись, более всех других свидетельствующая о глубине и резкости произошедшего перелома.

Петром была открыта первая художественная академия. Он организовал пансионерство для художников. Благодаря пансионерству они могли заграницей обучаться у лучших мастеров Европы за счёт государства.

Первыми художниками, чье творчество ознаменовало рождение нового искусства, были И.Н. Никитин и А.М. Матвеев. Среди художников петровской эпохи так же А.Ф. Зубов, Иоганн Таннауер, П. Еропкин, И.Я. Вишняков.

  1. ИВАН НИКИТИЧ НИКИТИН

Иван Никитич Никитин (1680 —1742) — «Персонных дел мастер», любимый художник Петра I, предмет его патриотической гордости перед иностранцами, «дабы знали, что есть и из нашего народа добрые мастеры». И Петр не ошибался: «живописец Иван» был первым русским портретистом европейского уровня и в европейском смысле этого слова. Основатель русской портретной школы XVIII века.

Родился в Москве, сын священника Никиты Никитина, служившего в Измайлове, брат священника Иродиона Никитина, позднее протопопа Архангельского собора в Кремле, и живописца Романа Никитина.

4 стр., 1879 слов

Русское искусство XVIII века

... русское искусство переходного периода--первой четверти XVIII века. В нем сложно, а иногда неожиданно и причудливо переплетаются элементы уходящей древнерусской культуры и нового искусства, энергично и жадно осваивающего современные изобразительные ... полотнами старых венецианских мастеров. 28 января 1725 года Петра не стало. Двое придворных живописцев -- И.-Г. Таннауер и Иван Никитин -- были вызваны ...

Учился в Москве, по всей видимости, при Оружейной Палате, возможно, под руководством голландца Шхонебека в гравировальной мастерской. В 1711 году переведен в Петербург, учился у Иоганна Таннауэра, немецкого художника, который одним из первых принял приглашение Петра Первого переехать в Петербург учить перспективной живописи русских художников. Быстро завоевывает авторитет при дворе.

Портрет Петра I

В ранних (до 1716 г.) работах художника ощутима связь с парсунами — русскими портретами конца XVII столетия, с их жестким и дробным письмом, глухими темными фонами, плоскостностью изображения, отсутствием пространственной глубины и условностью в распределении света и теней. Вместе с тем в них есть и несомненное композиционное мастерство, и умение эффектно задрапировать фигуру, передать фактуру различных материалов, гармонично согласовать насыщенные цветовые пятна. Но главное — от этих портретов остается ощущение какой-то особенной реалистической убедительности и психологической достоверности. Никитину совершенно чужда

лесть, обычная для парадных портретов.

В 1716—1720 на государственную пенсию, вместе со своим братом Романом послан, в числе двадцати человек, учиться в Италии, в Венеции и Флоренции. Он учился у таких мастеров, как Томмазо Реди и И. Г. Дангауера. Он избавился от недостатков рисунка и условностей ранних работ, но сохранил главные свои особенности: общий реализм живописи и прямоту психологических характеристик, довольно темный и насыщенный колорит, в котором преобладают теплые оттенки.

После возвращения становится придворным художником. Он писал портреты самого императора (несколько раз), его супруги, великих княжон Анны, Елизаветы и Натальи и многих других высокопоставленных лиц. Художник был знаком с приемами главенствующего стиля эпохи — рококо, легкого и игривого, но использовал их лишь тогда, когда это действительно соответствовало характеру модели, как в портрете юного барона С.Г.Строганова (1726).

Но, пожалуй, лучшим произведением Никитина по красоте живописи, по глубине и сложности психологической характеристики является «Портрет напольного гетмана» (1720-е).

В 1725 г. Никитин в последний раз пишет с натуры царя. «Петр 1 на смертном ложе» — в сущности, большой этюд, исполненный свободно, однако цельный, продуманный и монументальный.

В царствование Екатерины I он поселился в Москве, где его брат, вернувшийся из-за границы несколько позже, занимался, главным образом, церковной живописью.

Портрет напольного гетмана

В 1732 году вместе с братом Романом, также художником, был арестован по делу о распространении пасквилей на Феофана Прокоповича. После пяти лет предварительного заключения в Петропавловской Крепости был бит плетьми и сослан в Тобольск пожизненно. В 1741 году, после смерти Анны Иоанновны, получил разрешение вернуться в Петербург. Выехал в 1742 году и скончался по дороге.

Имеется всего три подписанных работы Никитина, вместе с теми, что ему приписываются, всего около десяти. Никитин является одним из первых русских художников, отошедших от традиционного иконописного стиля русской живописи и начавших писать картины с перспективой, так, как в это время писали в Европе. Тем самым он является основателем традиции русской живописи, продолжающейся до настоящего времени.

  1. АНДРЕЙ МАТВЕЕВИЧ МАТВЕЕВ

Mатвеев Андрей Матвеевич (1701-1739) —знаменитый русский художник-портретист, один из основоположников русской светской живописи, мастер монументально-декоративного искусства, первый русский заграничный пансионер, получивший полное академическое образование, первый руководитель Живописной команды в Петербургской Канцелярии от строений (1731-1739 гг.).

Матвеев обучался в Голландии, в амстердамской мастерской известного портретиста Арнольда Схалкена. И уже на четвертом году обучения он отчитывается в письме перед Екатериной I о результатах учебы и отправляет в Петербург две свои картины. От пенсионерских лет, составивших половину его сознательной жизни, сохранилось много счетов на оплату и всего четыре картины: одна аллегорическая, две мифологических и портрет.

Выражая свои соболезнования по поводу смерти Петра I, Матвеев преподносит Екатерине 1 «Аллегорию живописи» (1725 г.), исполненную акварельной техникой на дубовой доске.

И если «Аллегория живописи» выполнена им в полутоновой технике, с мягкими лессировками, то интимный, без царственных регалий « Портрет Петра I» легко и свободно написаны на холсте. Все академические работы подтверждают, что Матвеев овладел разными живописными манерами, в совершенстве освоил композиционное построение и особенности разноплановых произведений.

В Россию Матвеев вернулся в 1727 г. опытным мастером европейского уровня, уверенным в своих силах, и сразу сумел занять положение, равное « первому придворному маляру» Л.Караваку.

Мастерство Матвеева было многогранным и универсальным: иконы, росписи плафонов и триумфальных ворот, орнаменты, портреты, непрекращающиеся починки и реставрация монументально-декоративных произведений С приходом Матвеева в Живописную команду Канцелярии от строений (1727г,), а тем более после того, как он стал ее руководителем (1731г.), опытные художники, подмастерья и ученики стали по-настоящему единой командой. Он сумел направить талант каждого и построить систему обучения так, что она легла потом в основу преподавания, в Петербургской академии художеств. Матвеев обрастал учениками, которые стремились под его начало, так как он был замечательным педагогом и внимательным, заботливым и мягким человеком.

Спустя год Матвеев приступил к живописным работам в Петропавловском соборе (1728-1733 гг.).

Впервые своды и стены его были украшены не фресками, а огромными станковыми картинами, написанными маслом на холстах («Вознесение Господне», «Фомино уверение» — уничтожены пожаром в 1756 г., образа «Моление о чаше», «Петр и Павел», «Тайная вечеря»).

Одновременно Матвеев руководит всеми работами и «сочиняет модели» для других живописцев.

С середины 30-х гг. Матвеев уже занят росписями Сенатского зала Двенадцати коллегий (ныне Петровский зал Петербургского университета).

Огромные творческие и физические нагрузки подтачивали и без того слабое здоровье Матвеева, но его живописное искусство было настолько востребовано, что, вопреки всем предписаниям, ему разрешили работать не в,«казенных мастерских или на улице у места постройки, для которой назначались его произведения», а в домашних условиях. В тех немногих сохранившихся религиозных композициях есть душевная теплота, сдержанность и реальность изображения.

Особенно это характерно для портретов, для которых Матвеев еще сумел изыскать время в первые годы после возвращения в Россию.

Парные портреты супругов Голицыных (1728 г.) отличны даже по характеру письма и как бы подчеркивают разницу их темпераментов.

Всю силу живописного дарования, задушевность, открытость, чистоту чувств Андрей Матвеев вложил в «Автопортрет с женой». Он был написан в год женитьбы (1729 г.) художника на юной Ирине Степановне Антроповой, дочери кузнечного мастера и двоюродной сестры известного живописца.

Остается только сожалеть о том, как мало Матвееву было отпущено таких счастливых мгновений. Его короткая, но плодотворная жизнь оборвалась 23

Автопортрет с женой

апреля 1739 г. Творчество Андрея Матвеева и его работа по созданию национальной школы живописи имели огромное влияние на

развитие русского искусства, на подготовку таких живописцев, как И. Я. Вишняков и А. П. Антропов, которые стали «своеобразным мостом расцвету художеств второй половины столетия».

  1. АЛЕКСЕЙ ФЁДОРОВИЧ ЗУБОВ

Гравюра в это время была не столько определенным видом искусства, сколько своего рода средством массовой информации, так как давала возможность получить большое количество отпечатков одного и того же изображения. Практичный Петр I широко использовал гравюру для пропаганды проводимых им преобразований и запечатления важнейших событий своего царствования. Зубов более других русских граверов отвечал требованиям великой эпохи. Приемы западноевропейской барочной графики, с одной стороны, впрямую копировались Зубовым, с другой обретали под его резцом особую свежесть и новизну.

Алексей Фёдорович Зубов (1610 — 1689)— гравёр чёрной манерой и резцом.

Родился в Москве в 1682 в семье Ф.Е. Зубова, видного мастера иконописи, монументальной живописи и книжной миниатюры, работавшего вместе с С.Ф.Ушаковым.

С 1695 по 1699 обучался иконописному делу в Оружейной палате. Позже его наставником стал голландский мастер Адриана Шхонебек, который обучил молодого художника техникам офорта, резцовой гравюры, а также «черной манере» (меццо-тинто).

Для доказательства своих познаний в гравировании, Зубов уже в 1701 представил в Оружейную палату копию с голландской Библии 1674, за подписью: «по фрески Сошествие Святого Духа».

Вскоре Зубов становится искусным мастером. Огромный вид Санкт-Петербурга, выгравированный им на 8 досках, в пару виду Москвы, награвированному Ив. Бликландтом, — лучшее произведение Зубова.

С 1711 он служил старшим мастером сенатской типографии в Петербурге. Зубов изображал на своих гравюрах морские сражения («Баталия при Гренгаме», 1721), празднества по случаю побед («Торжественное вступление русских войск в Москву после победы под Полтавой», 1711) и другие важнейшие события того времени. Созданные им

Торжественное вступление русских войск

в Москву после победы под Полтавой

батальные композиции, сцены празднеств, виды новой столицы все в равной мере бравурно-триумфальны, полны мажорной динамики. Парадную часть подобных изображений Зубов дополнял точно переданными жизненными деталями. Виды города изображались художником «с птичьего полета», что способствовало ощущению масштабов грандиозных сцен — панорам берегов Невы.

Гравюры Зубова просты по композиции — это панорамы. Энергия молодости, ощущение начала, утра, которое пронизывает всю петровскую эпоху, живет в гравюрах Зубова. Теснятся корабли на Неве, теснятся облака на небе, бегут волны, стреляют пушки, из труб дворцов и домов идет дым, по набережным прогуливаются дамы и кавалеры, едут экипажи, резвятся собаки. Все в движении. Это не просто вид города. Это мечта, на глазах обретающая реальность, ведь многие здания, которые изображал Зубов, существовали еще только в проекте.

Он создавал гравюры, пользуясь чертежами и проектами зодчих, например, М. Г. Земцова. Документальность композиций совмещалась с декоративностью гравированного листа и изображением предполагаемых построек. Зубов часто изображал ещё только запроектированные здания в виде уже возведённых, тем самым подчёркивая петровские преобразования и строительство нового общества.