Фантастика и ее виды

Реферат

© В. Чумаков, 1974Вестн. Московского университета. — Сер. 10: Филология. — М., 1974. — Вып. 2. — С.68-74.Пер. в эл. вид А. Кузнецова, 2004

За последнее время в советском литературоведении и критике усилился интерес к изучению проблем фантастики, в частности «научной» фантастики, выяснению собственно художественной ее природы и специфики как особого вида искусства. Так, А.Ф. Бритиков пишет: «Ее специфика по многим параметрам (если употребить такой техницизм) выходит за пределы искусства и в то же время — это несомненно художественная литература, хотя и особого рода» 1. Наиболее удачно выразили эту мысль братья Стругацкие, дав следующее определение фантастики: «Фантастика есть отрасль литературы, подчиняющаяся всем общелитературным законам и требованиям, рассматривающая общие литературные проблемы (типа: человек и мир, человек и общество и т. д.), но характеризующаяся специфическим литературным приемом — введением элемента необычайного» 2. Фантастика как прием, как средство выразительности всецело принадлежит форме художественного произведения, точнее, его сюжету. Но понять расстановку и отношения социальных характеров в их индивидуальном проявлении можно лишь исходя из ситуации произведения, которая является категорией содержания.. Прием «необычайного» в своей функциональной значимости может служить целям творческой типизации для выражения идеологически-эмоционального осмысления изображаемых автором социальных характеров. Обнаруживая в силу своего идеологического «миросозерцания» интерес к тем или иным сторонам социальных характеров людей, писатель использует детали предметной изобразительности для усиления существенных, по его мнению, сторон социального характера, что зачастую приводит к гиперболизации и созданию фантастических персонажей. Это явление мы можем наблюдать и в сюжете, когда фантастическое используется как прием для выражения экспрессивности и помогает лучше раскрыть внутренний мир персонажей или выразить отношение автора к изображаемым им событиям.

С подобного рода фантастикой мы часто встречаемся в творчестве писателей-реалистов. Такова, например, «фантастика» произведений Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Достоевского, Маяковского и т. д. В работах, посвященных творчеству этих писателей, как правило, обращается внимание на специфические, отличительные особенности их «фантастики», помогающие понять и специфику их художественной проблематики. И это вполне справедливо.

22 стр., 10758 слов

Жанр научная фантастика. Азейк Азимов – писатель фантаст

... кибернетизации общества и социального упадка. Известные примеры: «Нейромант» Уильяма Гибсона. Научная фантастика Жанр в литературе, кино и других видах искусства, одна из разновидностей фантастики. Научная фантастика основывается на фантастических допущениях в области науки ...

Таким образом, прием «необычайного» может служить показателем определенного рода фантастики, которая является свойством формы художественного произведения и может быть терминологически закреплена в этом своем качестве как формальная, стилевая фантастика.

Будучи «арсеналом» искусства, такого рода фантастика может быть присуща как различному жанровому содержанию (романическому, этологическому и т. д.), так и различным принципам отражения жизни, литературным родам и др. 4.

Отсюда понятно появление «фантастичности» у писателей, которые принадлежат к различным литературным направлениям, течениям и исходят в своем творчестве из различных принципов отражения жизни, но которые в силу своей идеологической заинтересованности и идеологически-эмоционального осмысления фактов реальной действительности могут прибегать к фантастике для выражения только им присущего специфического художественного содержания. Таково творчество Кафки, Дюрренмата, Брехта, А. Толстого и т. д.

Второе мнение по поводу специфики фантастики в ее качественном различии с так называемой «большой» литературой сводится к поискам и выделению специфического «объекта» или предмета фантастики. Например, говоря о количественном росте фантастики в XX в., литературоведы и критики связывают его с бурным развитием науки и техники, с научно-технической революцией. Об этом свидетельствует, в частности, следующее высказывание Н. Бестужева-Лада: «Мы говорили о том, что фантастика не остается одной и той же в разные эпохи. На первый план в ней обязательно выдвигаются черты, отвечающие определенным потребностям данного времени. Современная фантастика — прямое порождение эпохи борьбы мировых систем капитализма и социализма в условиях развертывающейся на наших глазах научно-технической революции, точнее — социально-экономических изменений, связанных с этой революцией. Отсюда — выдвижение на первый план той разновидности фантастики, которая условно именуется научной. Отсюда же — повышенный интерес к проблемам будущего Земли и человечества» 5.

Несмотря на, казалось бы, различные аспекты проблем, которые затрагиваются в указанных выше исследованиях, их объединяет и нечто общее: фантастика имеет свою, только ей присущую сферу познания н отражения действительности, свой круг проблем, недоступных творческому освоению средствами «большой» литературы, — изображение будущего. Найдя «объект» фантастики — изображение будущего, мы, казалось бы, решили вопрос о ее специфике. На самом деле это не совсем так. Действительно, бурный рост фантастики является результатом происходящей научно-технической революции, действительно, человечество хочет знать, что ждет его впереди, действительно, появилась настоятельная необходимость прогнозировать будущее. Все это верно. И тем не менее не ясно, чем же отличается в этом случае «объект» фантастики от предмета такой науки, как футурология? И если фантастика имеет свой особый «объект», отличный от «объекта» всей другой литературы, то каким образом она может считаться искусством?

Как классифицировать произведение, если изображенное в нем время — «настоящее», а не будущее? Утопия Томаса Мора «существует» параллельно с его временем. Что это — фантастика или «бытовая» литература? Герой и обстоятельства, в которые он поставлен, покрываются у Шиллера таким понятием, как «настоящее», ибо тот идеал наилучшего устройства государства, который вытекал из идеологических и теоретических взглядов Томаса Мора, «реализуется» им по временной шкале не в прошлом или будущем, а именно в «настоящем».

6 стр., 2825 слов

Научно-исследовательская работа по литературе "Читательский портрет ...

... многообразие читательских интересов современного пользователя. Условно читательские интересы могут быть определены как относящиеся к сферам художественной, научной, политической, ... животных» и т. д. Пятнадцатилетние сегодня увлечены фантастикой. Это достаточно увлекательная и легкая литература. ... их возрастными особенностями много вопросов к жизни. Они охотно берут психологическую литературу или ...

Более правильной представляется формулировка «»объекта» «научной» фантастики, данная А. Ф. Бритиковым 6. Ее особенности он видит в том, что она «избирает преимущественно отношение к научно-индустриальной культуре» и «взаимодействие научно-технического прогресса с человеком».

С подобным утверждением в целом можно согласиться, внеся некоторые уточнения.

Предмет познания искусства может быть направлен на познание жизни природы в ее существенных, характерных особенностях при том непременном условии, что природа в искусстве всегда осознается «в ее соотношениях с реальными, объективными или субъективными, психологическими особенностями человеческой жизни и вызывает вследствие этого тот или иной идеологический интерес» 7. Следовательно, «взаимодействие научно-технического прогресса с человеком» будет «объектом» научной фантастики, если оно вызывает идеологический интерес. В том случае, когда такое «взаимодействие» вызывает интерес к самой сущности явления, оно остается предметом познания той или иной науки, и произведения, созданные на этой основе, не могут идти дальше иллюстративности. (Такова, по сути дела, вся научно-популярная и «научно-художественная» литература и часть фантастики.)

Человек живет в тесной связи с природной средой. Он воздействует на нее, изменяя и приспосабливая к своим потребностям, создавая в своей практической деятельности как бы «вторую» природу, микросреду. И естественно, используя чисто утилитарно предметы материальной культуры, достижения науки и техники, человек испытывает к ним определенное отношение, которое может вызвать идеологический интерес — если они отражают общественную жизнь и в силу этого вовлекаются в сферу идеологического «миросозерцания» художника. Поэтому опять-таки не всякое «отношение к научно-индустриальной культуре» (отношениями человека к предметам материальной культуры могут заниматься социология, техническая эстетика и т. д.), а только идеологически заинтересованное отношение может стать «объектом» научной фантастики как художественного явления.

У научной фантастики, если ее рассматривать в этом плане, тот же предмет, что и у искусства — «идеологически осознанная характерность социальной жизни людей и в тех или иных связях с ней характерность жизни природы» 8 с акцентированием внимания преимущественно на второй части этого определения. Поэтому нельзя согласиться с выводами Т. А. Чернышевой, полагающей, что «специфика… (научной фантастики. — В. Ч.) состоит не в том, что в литературу приходит новый герой — ученый, и не в том, что содержанием научно-фантастических произведений становятся социальные, «человеческие» последствия научных открытий», а в том, что в «научной… фантастике постепенно выделилась новая тема: человек и естестве и пая среда обитания, причем искусство теперь интересуют физические свойства этой среды, она воспринимается не только в эстетическом аспекте» 9.

3 стр., 1248 слов

Общение в нашей жизни. Общение как наука взаимопонимания и согласия

... и психологии общения Критический анализ научных исследований показал, что многие выдающиеся мыслители разных стран, народов и исторических эпох высказывали глубокие суждения о сущности и содержании человеческого общения в жизни, его объективных и ...

Вполне возможно, что художника как личность могут заинтересовать те или иные аспекты физических явлений окружающей среды или природы вообще. Примеров подобного интереса, когда писатель, поэт не ограничивается чисто художественной областью деятельности, в историко-литературном процессе немало. Достаточно вспомнить в этой связи имена Гёте, Вольтера, Дидро и т. д.

Однако вопрос заключается не столько в оправдании или осуждении подобного интереса, сколько в том, какой характер носит этот интерес: или «физические свойства среды» интересуют писателя прежде всего в своих сущностных моментах, как проявление определенных объективных закономерностей природы, или они осознаются сквозь призму особенностей человеческой жизни, получая тем самым определенное осмысление и эмоционально-идеологическую оценку. В первом случае, если художник и попытается создать художественное произведение на основе системы знаний, получивших закрепление в его теоретическом мышлении, оно неизбежно будет носить характер иллюстративности, не достигнув той степени художественной обобщенности и выразительности, которая присуща произведениям искусства.

Если же «физические свойства среды» приобретают в силу идеологического миросозерцания писателя ту или иную эмоционально-идеологическую направленность, она может стать предметом искусства вообще и фантастики в частности. Сложность дифференциации современной фантастики в ее содержательной значимости в том и состоит, что она способна выступать в функции отражения перспектив развития науки и техники или «физических свойств среды», осуществляя в образной форме популяризацию тех или иных проблем или достижений науки и техники, причем «образная форма» в подобном случае не идет дальше иллюстративности. И вместе с тем «научная» фантастика, которая родилась и полностью оформилась на рубеже XIX — XX вв., «интересуется» той проблематикой и тематикой научных достижений, которые несут на себе отпечаток социальной характерности жизни людей и общества в своей национально-исторической обусловленности. В этом случае мы можем условно выделить в фантастике, в ее содержательном плане, две «отрасли»: фантастику, которая познает и отражает проблематику естественных наук в их социальной и идеологической направленности, и фантастику, «интересующуюся» проблематикой общественных наук.

Вполне понятно, что подобное деление в достаточной степени условно; оба вида фантастики «взаимопроникают» и дополняют друг друга, и между ними иногда трудно провести четко обозначенную границу. Разделение содержательной фантастики по принципу художественного времени не представляется убедительным, так как художественное время относится к изобразительно-выразительным средствам, к форме произведения и уже в силу этого не может служить показателем сущности самой природы фантастики. Действительно, если взять наиболее древний жанр — жанр утопии, то суть ее содержания заключается не в том, где — «в прошлом», «настоящем» или «будущем» — реализуется мечта о наилучшем государственном устройстве, а в том, что в ней изображается общество (воплощается мечта), лишенное антагонистических социальных противоречий. И уже через эту сущность, выступающую в качестве производной, и вытекает «реализация» мечты по шкале времени, зависящая от индивидуального авторского миропонимания, обусловленного в своей объективной стороне состоянием конкретно-исторического развития общества.

5 стр., 2085 слов

Размышление: Читать ли нам научную фантастику

... Но как самостоятельное литературное направление научная фантастика выделилась только в 20 веке. Одним из первых писателей, работавших в этом жанре, считается Ж. Верн. Сочинение на тему Научная фантастика Научная фантастика — это жанр, который относится ...

Жанр утопии, возникший в эпоху эллинизма в русле этологического жанрового содержания, сохраняет свои позиции и в современном историко-литературном процессе, претерпев соответствующие изменения. Сущность этих изменений заключается в том, что в фантастической ситуации находит свое отражение осознанная уверенность персонажей в возможности и неизбежности общественного устройства, лишенного социальных противоречий благодаря знанию объективных закономерностей общественного развития.

Думается, что за подобного рода произведениями фантастики можно закрепить термин «содержательная утопическая фантастика» в отличие от других произведений художественной литературы, где момент мечты, утопии выступает как часть художественной проблематики (например, «Гаргантюа и Пантагрюэль» Ф. Рабле, «Что делать?» Чернышевского и т. д.).

Однако современная «научная» фантастика не исчерпывается жанром утопии. Данные общественных и естественных наук помимо своей объективно-познавательной ценности все больше и больше влияют и на социальные взаимоотношения людей, выражающиеся как в изменении и пересмотре моральных, этических норм, так и в необходимости предвидеть результаты научных открытий на благо или во вред всему человечеству. Промышленно-техническая революция, начавшаяся в XX в., ставит перед человечеством ряд социальных, этических, философских, а не только технических проблем 10. Изменениями, происходящими в этом «изменяющемся» мире и вызванными развитием науки, и «занимается» фантастика, которая еще со времен Уэллса получила название социальной. Суть этого вида «научной» фантастики лучше всего выразили братья Стругацкие. «Литература, — пишут они, — должна пытаться исследовать типические общества, т. е. практически рассматривать все многообразие связей между людьми, коллективами и созданной ими второй природой. Современный мир настолько сложен, связей так много и они так запутаны, что эту свою задачу литература может решить путем неких социологических обобщений, построением социологических моделей, по необходимости упрощенных, но сохраняющих характернейшие тенденции и закономерности. Разумеется, важнейшими тенденциями этих моделей продолжают оставаться типичные люди, но действующие в обстоятельствах, типизированных не по линии конкретностей, а по линии тенденций» 11. Примером подобной фантастики могут служить произведения самих Стругацких («Трудно быть богом» и др.), «Возвращение со звезд» Станислава Лема и т. д.

От Жюля Верна ведет свое начало и другая разновидность фантастики, так называемая научно-техническая фантастика, где «исследуются» и отражаются социальные характерности человеческой жизни в ее взаимообусловленности с искусственной средой, второй «природой». Можно назвать и еще один вид содержательной научной фантастики, который некоторыми исследователями обозначается как «научная биологическая фантастика». Характерными для нее являются постановка проблем, связанных с изменением родовой, биологической конституции человека, и вызванные этим изменением нарушения социальных закономерностей «привычных» общественных отношений (таковы, например, «Франкенштейн» Мэри Шелли, «Человек-неведимка» Герберта Уэллса, «Человек-амфибия», «Голова профессора Доуэля» А. Беляева и др.).

14 стр., 6649 слов

Научная фантастика, её разновидности и поджанры

... сочетает твёрдую научную фантастику с космооперой и киберпанком (так, например, все космические корабли у него досветовые). Социальная фантастика Главная цель социальной фантастики -- раскрыть ... научной фантастики Научная фантастика за свою историю развилась и разрослась, породила новые направления и поглотила элементы более старых жанров, таких как утопия и альтернативная история. Научная фантастика ...

Приведенная видовая дифференциация содержательной научной фантастики в какой-то степени уже «отстоялась» в современной литературоведческой практике и с некоторыми поправками (в частности, указание на содержательный аспект) может быть использована для дальнейшего научного употребления. Однако при этом не следует забывать, что содержательная научная био- и техническая фантастика, как и содержательная научно-социальная фантастика, познают и отражают вовсе несущностные явления природы (построение социологических моделей для выяснения объективных закономерностей общественного развития или описания какого-либо технического открытия с целью установления объективных природных законов), а то, что характерно для нее в социальной обусловленности.

Дуализм фантастики заключается, следовательно, в том, что она одновременно может выступать в качестве «арсенала» и «почвы» искусства. В последнем случае мы можем условно выделить такие ее «типы», как содержательная утопическая и научно-социальная фантастика и содержательная биотехническая фантастика.

Этот дуализм фантастики проявляется в собственно художественном произведении: она может выступать в нем как «прием», как средство выразительности и изобразительности и как содержательная категория — в этом качестве фантастическая ситуация присуща в большинстве случаев таким произведениям литературы, которые но своей художественной значимости стоят на грани искусства, так как в основе их лежат теоретические знания художника о жизни, система его взглядов, а не идеологическое «миросозерцание».

Вопрос о степени художественности содержательной фантастики, соотношения теоретических знаний художника и его непосредственного идеологического познания жизни в художественном произведении — весьма сложный. Он требует самостоятельного исследования и выходит за рамки данной статьи.