Сасанидский Иран

Курсовая работа

Настоящая работа посвящена одному из периодов в продолжительной и богатой на события истории Ирана. В частности, Ирану при Сасанидах. Актуальность данной темы обусловлена тем, что в современной жизни редкий выпуск новостей обходится без событий, которые, так или иначе, затрагивают Иран. И это не случайно. Современный Иран, по мнению многих экспертов, не прекращает попыток создания ядерного оружия, не смотря на санкции, которыми грозят ему, а также применяют к нему ведущие страны. Часть экспертов уверена, что Иран уже способен обогащать уран до необходимого для использования в ядерном оружии уровня. Если данная информация подтвердится, то Иран из супердержавы регионального уровня превратится в одну из великих держав современности. И поэтому мы должны более подробно знать основные вехи развития и этапы формирования культуры Ирана.

К тому же актуальности выбранной теме придает то, что Сасанидский Иран был крайним доисламским периодом в истории страны. Будучи зороастрийским, в VII вв. страна потерпела поражение, подвергшись исламизации. Данное обстоятельство отчасти напоминает нынешнюю ситуацию тем, что современный Иран является главным оплотом шиитов на ближнем Востоке и противостоит прямому и косвенному воздействию суннитов.

Также необходимо отметить, что фактически Иран любого периода представляет собой федерацию, т.е. совокупность совместно проживающих провинций. Данные провинции имеют свои обычаи, традиции, стереотипы поведения. И этот факт сближает Иран периода Сасанидов с современной Россией, где также имеет место сожительство многих этносов в рамках федерации. В этой связи важно изучать исторический опыт схожих империй для исключения подобных политических ошибок.

Рассматриваемый период не остался без внимания современников Сасанидов и специалистов современности. Общее представление о Сасанидском Иране дают романы и трактаты того времени на пехлевийском языке, например, «Роман о Маздаке», «О Хосрове и его паже» и др. Множество историков из других стран-соседей Ирана того времени оставили труды, посвященные Ирану. Из латынян и греков это и Аммиан Марцеллин, и Феодорит, и Сократ. Из византийцев следует отметить труды Прокопия Кесарийского, Агафия Схоластика и Петра Патрикия. Также следует отметить армянские памятники, поскольку история Армении тесно переплеталась с историей Ирана. Из сирийцев труды по Ирану оставили Иешуа Стилит и Иоанн Эфесский.

Русскоязычной литературы по Ирану эпохи Сасанидов не так много. При подготовке данной работы в основном были использованы труды т.н. «ленинградской школы востоковедения». В частности, работа «История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века» авторов Н.В. Пигулевской, А.Ю. Якубовского, И.П. Петрушевского, «История Ирана» профессора МГУ М.С. Иванова, книга «Краткая история Ирана» Ризы Шабани, выпущенная и переведенная на русский язык в девяностых годах. Работа интересна тем, что написана иранцем, мусульманином, что придает работе особенности в описании различий провинций, складывающих Иран. Религиозная тематика работы основывается на труде Мэри Бойз «Зороастрийцы. Верования и обычаи». Не смотря на то, что зороастризму уделяют внимание все авторы перечисленных работ, Мэри Бойз, подробнее раскрывает природу зороастризма и его влияние на жизнь страны.

2 стр., 574 слов

Только в труде велик человек. -рассуждение

... о потере многих ремесел. Нельзя искать в труде недостатки и преимущества. Он есть, и мы не можем игнорировать его плоды: ... нашей стране процесс развития немного медленнее, немного времени прошло с тех пор как освободились от рабского труда. Скорее ... труд Эйнштейна, Гейзенберга, Планка: изучение структуры атома и организацию Вселенной – бесполезным делом. Но сможем ли мы представить теперь свою жизнь ...

Структурно работа состоит из трех частей: первая часть посвящена возникновению Сасанидского Ирана, пришествию к власти династии, описанию общественного и государственного устройства и религиозному наполнению. Вторая часть по времени охватывает V-VI вв. и состоит из двух разделов, внешней и внутренней политики данного периода. И, наконец, третья часть посвящена последним «шаханшахам», после которых Иран был исламизирован.

Целью данной работы является рассмотрение внешней и внутренней политики Ирана в период III-VII веков, описание социальной структуры общества, экономической и религиозной жизни. Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

  • описание возникновения, общественного и государственного устройства Сасанидского Ирана;
  • рассмотрение религиозной стороны жизни Ирана III-VII вв., ереси «манихейства» и «маздакитства»;
  • рассмотрение внешней политики Ирана в указанный период;
  • описание и разбор реформ, проведенных в данный период.

Объектом исследования данной работы выступает процесс формирования иранской государственности и имперских традиций Ирана в доисламский период. Предметом исследования выступает Иран в эпоху династии Сасанидов.

Таким образом, в работе рассмотрен один из периодов великой культуры, внутренняя и внешняя политика Ирана III-VII вв., религиозная жизнь и взаимоотношения составляющих частей империи.

Образование и устройство государства Сасанидов

§ 1. Образование государства Сасанидов

К III в. н. э. Иран представлял собою государство, лишь номинально объединенное под властью парфянской династии Аршакидов. Фактически оно состояло из многих разрозненных полу самостоятельных, а временами и независимых областей, во главе которых стояли царьки из местной крупной знати, представители мощных аристократических родов. Постоянные междоусобия, войны, столкновения значительно ослабили Иран. Недостаточное число источников и их слабая изученность препятствуют возможности детально рассмотреть систему управления этого периода. Военная мощь Римской империи и ее активная политика на Востоке вынудили парфян уступить ей ряд северных городов Междуречья. Аршакиды подвергались нападениям в столице, побывавшей в руках имперских солдат.

Новое объединение Ирана началось из другого центра. Провинция Парс, расположенная на юго-западе, где находились древние Пасаргады, родина Ахеменидов, вновь сыграла важную роль в истории Ирана. Парс, или Фарс, дал производные слова — перс, персидский, Персия,- усвоенные греками вместо названия Иран [7, с.41].

11 стр., 5476 слов

Периоды развития теории управления

... форм разделения труда, дал характеристику обязанности государя и государства. Роберт Оуэн – внес идею гуманизма и оценил ... науки управления (количественная). С 1960 г. информационный период. Управление рассматривается как логический процесс, который может быть ... для решения задач. Структура – является формальной классификацией частей организации. Технология – включает в себя технологические средства: ...

Хотя парфяне были иранцами и арийцами по происхождению, однако из-за своего образа жизни, культуры, взглядов на религию, верований и обычаев они всегда были в некотором смысле бедуинами, или, по крайней мере, их цивилизация была гораздо менее развита, нежели мидийская или персидская, и в глазах других иранцев они выглядели малокультурным суррогатом [8, с.110].

Добившись определенной политической независимости уже при Селевкидах, Парс входил в состав Парфянского государства на правах одного из вассальных царств. Его правители, принявшие около II в. до н. э. титул «шахов», чеканили, как и их предшественники «фратараки», свои монеты. Изображения на этих монетах свидетельствуют о сохранении древних местных политических традиций, почитании священного огня и божеств зороастрийского пантеона во главе с Ахурамаздой [4, с.106].

Причины и обстоятельства возвышения Сасанидов довольно туманны, но большинство специалистов сходится во мнении, что событие это связано с Папаком — жрецов храма богини Анахиты.

Начало возвышения династии Сасанидов окружено мраком неизвестности. По наиболее вероятным свидетельствам, это был род наследственных хранителей великого храма Анахид в городе Истахре в Парсе (основанного в честь богини Анахиты еще при Ахеменидах) [6, с.43].

Риза Шабани в «Краткой истории Ирана» считает, что Сасаниды имели в распоряжении такую политическую и религиозную силу, поскольку стали центром антипарфянской религиозно-политической революции и вступили на путь борьбы за власть, обладая мощным оружием — религией, и, как видно, очень скоро достигли цели [8, с.108].

По традиции позднесасанидского времени при Аршакидах Парсом правила династия Базрангидов, ее последним царем был Гочихр. Столицей Парса был Истахр (близ древнего Персеполиса).

В Парсе имелись также мелкие владения. Правитель одного из них Папак из рода Сасана, бывший одновременно жрецом широко почитавшегося в Парсе храма богини Анахиты, в 208 (или 209 г.) захватил царскую власть, свергнув и убив Гочихра. После смерти Папака (ок. 222 г.) его сын Ардешир (Арташир) распространил свое господство на некоторые соседние с Парсом области, Керман, Хузистан и др., в союзе с правителями ряда мелких царств, входивших в Парфянское государство, нанес поражение Аршакиду Артабану V. Вскоре после этого в 226 (или 227 г.) Ардешир короновался как «шаханшах (царь царей) Ирана» [4, с.107].

Он последовательно продолжал свои завоевания, подчинил Мидию с городом Хамаданом, области Сакастан и Хорасан. Путем настойчивой борьбы был захвачен Адорбайган (Азербайджан) и значительная часть Армении. Есть сведения, что ему были подчинены Маргиана (Мервский оазис), Оистан и Мекран. Таким образом, граница его государства доходила до низовий Аму-Дарьи, где находились области Хорезма. На востоке пределом была долина реки Кабула, так что часть кушанских областей находилась в составе Ирана. Это дало повод правителям Хорасана, обычно старшим царевичам сасанидского рода, к прочим титулам добавлять «царь кушан». Ко времени Арташира следует отнести и образование арабского государства Хиры (Хирты), в котором правили арабы рода Лахмидов. Хира находилась под протекторатом, или «под рукой» сасанидских царей и играла роль буфера в их столкновениях с империей. При Сасанидах вновь произошло объединение персоязычных областей в единое государство.

9 стр., 4089 слов

Общественно-политическое строение рабовладельческих государств ...

... сильное государство Луллуби.Во времена правления Анубанини государство ... культуру Месопотамии (Двуречья).Кутии и их правители имели тюркское происхождение. После падения власти кутиев в Месопотамии там установилась власть III Урской династии Шумера.Правители династии ... долины. В этот период возникло полукочевое ... и на южную часть Азербайджана.Уже в ... письменные сведения о племенах Азербайджана ...

Государственным языком сасанидской империи стало юго-восточное пехлевийское наречие, впитавшее в себя другие диалекты. Пехлевийский северо-восточный диалект, имевший распространение в парфянский период, не был забыт; об этом свидетельствуют некоторые надписи сасанидского времени.

Многочисленные памятники материальной культуры свидетельствуют о значительном подъеме производства и культуры в Иране в этот период, по сравнению с предшествующим. [7, с.44].

§ 2. Общественный и государственный строй

Социальная структура Ирана при Сасанидах, в общем, скудно освещена в источниках. Несомненно, лишь, что это был период разложения рабовладельческого строя и сложения раннефеодального общества. Но в каких формах происходил этот процесс и каковы его хронологические вехи, остается неясным.

Традиционное царство было единственной формой власти в Иране вплоть до Конституционной революции. Однако этот строй со всеми его недостатками основывался в Древнем Иране на одной основной династии, в теоретических и политических рамках которой царь обладал такими специфическими особенностями, свойствами и силами, что она возносила его до уровня сверхчеловека. Царь считался непосредственным представителем Бога, предназначенным для управления и политического руководства рабами, и, несмотря на методы и пути, избранные им для достижения власти, он считался проявлением божественной воли, высшим и исключительным существом [8, с.119].

Рабство издревле сосуществовало в Иране со свободной сельской общиной (катак, новоперс. «кеде»), первоначально большесемейной, позднее превратившейся в соседскую общину; при этом термин катакхватай («домовладыка», новоперс. «кедхуда») первоначально означал главу большесемейной общины, а позднее — сельского старосту. Рабство было распространено преимущественно в экономически более развитых областях — Месопотамии и Хузистане, в меньшей степени в Парсе и Мидии. В прикаспийских областях и в восточном Иране в III-IV вв. преобладали еще патриархально-общинные отношения. Данные о раннефеодальных отношениях и о появлении зависимости сельских общин от землевладельческой знати появляются в источниках не ранее второй половины V в. [5, с.108].

К концу IV в. основные черты сасанидского общества принимают более отчетливый характер. Тем не менее, ряд вопросов, которые было бы очень желательно выяснить, остаются нерешенными, ввиду отсутствия материала. Источники дают следующую характеристику общественного строя Ирана.

Во главе государства стоял шаханшах, который принадлежал к царствующей династии Сасанидов. Престолонаследие не имело еще строгих законов, поэтому шах стремился назначить своего наследника при жизни, но и это не спасало от больших затруднений при наследовании. Престол шаханшаха должен и мог быть занят лишь представителем рода Сасанидов. Иначе говоря, род Сасанидов считался царским. При господстве родовых отношений наследование имело черты старой родовой традиции, по которой престол переходил от брата к брату, от старшего из них к младшему в последовательном порядке. В то же время все больше права получал принцип прямого наследования от отца к сыну, с конца V в. престол преимущественно переходил именно таким образом [7, с.47].

8 стр., 3684 слов

«Идеальное государство» Платона и его критика

... человек должен служить государству, чем государство человеку. В данной работе рассматриваются основы идеального государства Платона, с помощью дошедших до нас трудов великого древнегреческого ученого. Раскрывая в своей работе «Государство» проект идеального, справедливого государства, Платон исходит из ...

Помимо царя и его рода, двор имел собственную особую администрацию, в которой самыми важными людьми были: глава двора, т. е. министр двора, церемонимейстер, главный камергер, или хранитель занавеса, кухмейстер, главный виночерпий, главный постельничий, главный царский конюший, распорядитель, начальник царской прислуги и охраны, главный царский евнух, начальник ворот царского дворца, главный царский советник и т. д. [8, с.133].

Особенно большая роль принадлежала в решении государственных вопросов мобедан мобеду, т. е. верховному жрецу. Положение, которое занимал последний, и его власть соперничали с властью шаха, поэтому наиболее сильные и энергичные цари старались ослабить положение жречества и власть мобедов, но только шаху Йездгерду I удалось несколько ограничить претензии знати и жречества. Источники сообщают о кровавых распрях и дворцовых переворотах, которые нарушали нормальное течение жизни сасанидского Ирана.

Наиболее высокое положение в государстве занимали шахрдары — самостоятельные правители областей, цари, находившиеся в подчинении у Сасанидов, как, например, царь хионитов или албан.

Следующий ранг после шахрдаров занимали виспухры. Это были семь древнейших иранских родов с наследственными правами, имевшие большой вес в государстве. Самые важные военные и государственные должности были в них наследственны. Это семьи Карен, Сурен, Михран, Аршакиды, и другие.

К знати, имевшей обширную земельную собственность, из которой вербовались высшие чины управления принадлежали вузурги.

Наиболее многочисленной группой были средние землевладельцы — азады, т. е. «свободные». Они были владетелями земли, деревень, назывались дехканами и деревенскими господами; в качестве непосредственных эксплуататоров крестьян они были необходимы государственной системе Ирана. Азады несли и основную службу, составляя ядро армии, ее прославленную конницу.

Источники делают различие между землевладельцем, свободным лицом (азад), и крестьянином, платившим подать (вастриошан).

Подать была главным источником доходов государства и верхов. Основная масса подати поступала в виде государственной ренты — налога. Поземельный налог составлял известную часть урожая, достигая размеров его трети или половины, назывался он хараг и сохранил это название и в арабское время (харадж).

Частью он выплачивался не натурой, а деньгами. Наряду с ним существовал и подушный (или поголовный) налог, который обязаны были вносить как мужчины, так и женщины в возрасте от 20 до 50 лет. От него были освобождены знать, жречество, воины, чиновники. Эксплуатируемое население постоянно привлекалось также для выполнения государственных строительных работ: строительства городских стен, ирригационных сооружений, дорог, мостов, оросительных каналов.

Основными источниками доходов Сасанидского государства были следующие:

  • Налог на сельскохозяйственные земли и сады (хараг).

  • Налог на доход торговцев, ремесленников и мастеровых (гезит, или подушная подать).

  • Налог на куплю-продажу имущества и товаров.
  • Таможенная пошлина и десятина, взимавшаяся на границах, внутри страны известная как дорожная подать.
  • Плата за чеканку золотых, серебряных и медных монет на монетных дворах.

6. Переменные источники, такие как военная добыча в случае победы, получение сумм за охрану перевалов Кавказа и Дарьяльского ущелья, штрафы преступников, конфискация имущества, и т. п. [8, с.137].

15 стр., 7177 слов

Искусство средневекового Ирана

... свой последний подъем, коснувшийся, однако, далеко не всех видов архитектуры и изобразительного искусства. Культура Ирана в этот период носила ярко выраженный придворный характер. Религия с ее ... условиях ожесточенной идеологической борьбы, которая косвенно, а иногда и прямо отражала народные движения, направленные против феодаль­ного гнета. В 10 в. арабский бого­слов Ашари ...

Об организации городских ремесленников (хутухшан) в IV и V вв. в Иране за недостатком сведений говорить трудно. Но известно, что в городах ремесленники селились кварталами, соответственно своей профессии.

В отдельных областях и провинциях Ирана сбор податей осуществлялся амаркарами, которые были подчинены вастриошансалару. Так как эти должности считались почетными и выгодными, их занимали крупные землевладельцы.

В торговле того времени Ирану принадлежала значительная роль. Великая «шелковая» дорога, доходившая до самой китайской стены, связывала его со Средней Азией. Шелк ввозился из Китая, проходя через руки трудолюбивых согдийцев, которые быстро освоили его производство и изготовление. Кроме того, существовала и оживленная морская торговля персов с Индией, островом Цейлоном, Южной Аравией и Эфиопией. Отсюда они вывозили пряности, драгоценные камни, золото и ряд других товаров. Торговля и ремесло были одним из источников богатства государства.

Для общественного строя Ирана несомненно играли роль древние традиции сословного деления, известного еще Авесте. С известными вариантами источники утверждают, что при Арташире I им было установлено деление на четыре сословия, по аналогии с данными священной книги зороастриицев. Эти четыре сословия были: жречество, военное сословие, писцы и, наконец, крестьяне, ремесленники и купцы, составлявшие одно податное сословие. [4,с.109-110].

Сословие писцов (дибхеран) составляли главным образом чиновники государства. Но к ним примыкали и в их число включались люди разнообразных профессий: всякого рода секретари, составители дипломатических документов, писем, биографы, врачи, астрологи, поэты. [7, с.51].

Суд находился в руках жреческого сословия. Сасанидское право различало три рода преступлений: против религии, против царя царей, против подданных. [4, с.110].

В пределах каждого сословия было множество градаций и имущественных различий, в экономическом отношении эти группы не составляли и не могли составлять экономического единства. Фактически рамки сословий, существовавшие в сасанидское время, не делали их кастами, а допускали относительную свободу перехода из одного сословия в другое. Но эти сословия Ирана не характеризуют его классового расслоения. В Иране было ярко выражено деление на классы. Эксплуататоры были главным образом землевладельцы, эксплуатируемые — сельское население, в разной степени зависимое и имеющее разное имущественное состояние [7, с.52].

§ 3. Религия Ирана в III-IV вв.

Первыми усилиями новообразованного Сасанидского государства было разъяснение важности религии и ее места в структуре государства. К этому Сасанидов неизбежно подтолкнуло то, что, с одной стороны, религия была их духовным и религиозным началом и, с другой стороны, мощным фундаментом храмов огня и святилища Анахиты Кроме этого первые правители этой династии ощущали потребность в поддержке своего царствования религиозными кругами и в объяснении духовными лидерами их способов управления государством и планов [8, с.114].

4 стр., 1563 слов

Архитектура Ирана

... в этой связи. Недавно состоялся форум под названием "Архитектура древнего Ирана". На нем изучались такие темы, как исторические шедевры Ирана: Пирамидальные храмы в Сузах, Персеполис, арка Хосрова, а также ... восточных деспотиях: грандиозность зданий должна была отражать блеск царского величия. Трудовая часть населения, испытывавшая, как и в Месопотамии, всю тяжесть деспотической власти, обладала, ...

Зороастризм был господствующей религией в Иране. Как государственная религия, она пользовалась специальным покровительством [2, с.284].

Другие религии, привлекавшие новых приверженцев, но почти неизвестные зороастрийцам до сасанидского периода, лишь на окраинах страны могли доставлять беспокойства зороастризму [6, с.39].

Древняя священная книга зороастризма Авеста дошла до III в. лишь отчасти и в различных списках, которые не имели единства. Арташир I отдал распоряжение о приведении ее в порядок и установлении единого текста, повторно об этом заботился Шапур I. Только при Шапуре II вся книга была Приведена в порядок, и текст Авесты был разделен на 21 наск (книг, или частей).

Список Авесты хранился в главном святилище в Шизе. До нашего времени дошли лишь немногочисленные фрагменты Авесты сасанидского времени.

В своих древнейших слоях Авеста связана с общими персам и индусам верованиями, которые отражены в «Гатах» (гимнах).

Другие части составляют литургические и законодательные книги. Наиболее часто переписывались книги, относящиеся к ритуалу, поэтому они и дошли до нас. Вообще, сохранившиеся до нашего времени части священной книги персов составляют едва одну четвертую ее состава того времени. Большой интерес представляют комментарии к Авесте на средне-персидском языке, называемые Зенд. Авеста была своего рода энциклопедией, в которую включались астрономические, космогонические, юридические, моральные, словом, самые разнообразные материалы.

Основной идеей дуалистического учения зороастризма была идея борьбы светлого начала-бога Ормузда (Ахурамазды) с темными силами — богом Ариманом (Анхра-Манью), в которую втянут весь мир. Человек должен принимать участие в этой борьбе, борясь с темным началом. В конечной страшной битве светлое начало (бог Ормузд) победит и свет восторжествует в мире. Исполнение мелочных обрядов и особого ритуала должно было сохранить человека от зла и тьмы. Сказания персов считают отцом Ормузда и Аримана время (Зрван), породившее их.

Иранский год был разделен на 12 месяцев (солнечный год), каждый из них носил имя какого-нибудь божества. Праздники, которые соблюдались персами, носили ярко выраженный характер земледельческих праздников. Особенно чтили новый год, ноуруз, в который персы делали друг другу подарки, отдыхали и веселились.

Жизнь каждого человека была связана мелочным ритуалом; на каждом шагу его ждало «осквернение», которое требовало немедленного очищения, что давало возможность жрецам постоянно вмешиваться в жизнь людей, особенно простых. Это вмешательство и ритуал очищения ложились в виде расходов на плечи населения и были источниками дохода и обогащения жречества. Недовольство населения в первую очередь обрушивалось поэтому на магов, и народные движения этого времени неизбежно принимали оттенок сектантства.

В качестве одной из новых религий, занявшей видное положение в Иране, следует считать манихейство, которое в значительной степени таило в себе элементы, способные удовлетворить недовольство масс зороастризмом. [7, с.73].

Биография и тонкости учения Мани в различной литературе рознятся. В частности, Мэри Бойс в своей работе «Зороастризм, его религия, верования и практика» утверждает следующее: «Мани был иранцем из благородной парфянской семьи, но его отец вступил в общину аскетов (возможно, эльхаизитов) в Вавилонии, и Мани вырос там и говорил по-арамейски. Достигнув зрелости, он почувствовал побуждение проповедовать собственную религию, которая была эклектической и включала в себя зороастрийские элементы. Мани, видимо не имел в юности контактов с зороастризмом, усвоил его принципы через иудео-христианскую традицию».

10 стр., 4708 слов

Предгородские культуры средней азии и ирана

... орошения даже хлопок, а во многих районах Гангской и Деканской областей и такие влаголюбивые культуры, как рис, сахарный тростник и джут. Поэтому водная проблема в Индии стояла далеко ... сплавов, изготовлялись мечи, ножи, наконечники копий и стрел, топоры и многие другие инструменты и предметы обихода. Знали люди индской цивилизации также и искусство (художественного литья, о чем свидетельствуют ...

В период царствования Арташира I Мани совершил путешествие в Индию, где проповедовал свое учение. Когда воцарился Шапур I, он вернулся в Иран и в Хузистане встретился с новым шахом. В день коронации Шапура (242 г.) Мани начал свою проповедь у персов. В течение некоторого времени Шапур допускал проповедь манихейства, которое быстро распространялось в Вавилонии, у персов, в областях Римской империи. Но затем Мани пришлось будто бы покинуть Иран, он отправился на восток и достиг областей Центральной Азии. По возвращении в Иран он был обвинен в ереси, схвачен и выдан жречеству. Пытки и казни в тюрьме довели его до смерти (276 г.) [4, с.122].

Появление Мани и его истолкование основ зороастризма и религиозного положения мистицизма и философии, которая содержала в себе избранное из христианства, зороастризма и буддизма, было не только критикой безраздельной власти мобедов и религиозных деятелей, но и, в действительности, считалось явным и очевидным протестом против теоретического обоснования законности политической власти царя. [8, с.128].

В III — IV в. н. э. в Двуречье, Хузистане, отчасти и в других областях Ирана получило большое распространение христианство. После того как в Римской империи христианство стало государственной религией, Сасаниды стали смотреть на христиан Ирана, как на политических сторонников Рима. Кровавые гонения на христиан Ирана продолжались с перерывами с 30-х годов IV в. до 80-х годов V в., пока сирийская церковь в Иране не приняла так называемое несторианское исповедание (признанное в Византии ересью) и не порвала с византийской (православной) церковью. С тех пор политические мотивы для гонений, отпали, и два христианских исповедания — несторианское и монофизитское — (но не православное) получили право легального существования в Иране [7, с.80].

§ 4. Внешняя политика Сасанидов в III-IV вв.

В III-IV вв. при Аршакидах борьба Ирана с Римской Империей велась за обладание Верхней месопотамией, Сирией, Арменией, странами Закавказья и за господство над путями караванной торговли, соединявшими Средиземноморье с Индией, Средней Азией и Китаем. Ардашир I, начав войну с Римом, вел ее с переменным успехом. При Шапуре I были одержаны важные победы; в 256 г. он взял и разорил великолепную столицу Сирии — Антиохию, а в 260 г., разгромив близ Эдессы римскую армию, захватил часть ее в плен вместе с римским императором Валерианом, который и умер в плену. Эти пленники были использованы при строительстве большой плотины на р. Карун.

Первый этап борьбы с Римом завершился для Ирана в 298 г. тяжелым поражением, после которого царь Нарсе (293-302) должен был по Нисибинскому миру отказаться от притязаний на Армению и уступить Риму часть Верхней Месопотамии. Шапур II по истечении 40-летнего срока Нисибинского мира снова, в 338 г., начал войну с Римом. В 363 г. император Юлиан с большим войском вторгся в иранскую Месопотамию и подошел к Селевкии, но в одном из сражений в июне 363 г. был смертельно ранен. Избранный тут же в лагере его преемник Иовнан заключил в 363 г. с Шапуром II новый Нисибинский мир, по которому Ирану были возвращены земли вместе с г. Нисибином, утраченные по договору 298 г. В 387 г. Ирану удалось заключить выгодный договор с Римом, по которому страны Закавказья были разделены на сферы влияния Рима — Западная Армения и Лазика (на западе Грузии) и Ирана — большая часть Армении («Персармения»), Восточная Грузия (Картлия) и Албания. Первоначально в них еще сохранялись цари в качестве вассалов Ирана, но постепенно они были устранены, и эти три страны стали провинциями Ирана, сохранившими автономию, привилегии местной знати и христианскую религию [4, с.111].

2 стр., 529 слов

Моя малая родина. Мой Санкт-Петербург. Моя малая родина — ...

... Моя малая родина -это мой зелёный двор, где в школьные годы я пропадал с утра до вечера ,но времени всё равно не хватало чтобы насладиться им. Впрочем, у моей родины ... всего было -а мой "сталкер" к тем далёким временам мой город. Он живёт со мной- а я его часть. Знаю что никогда не ... Невы ,Мойки ,Фонтанки или Карповки -люблю то ,что я часть этой молодёжи и у меня есть возможность с этой набережной ...

II. Иран в V-VI вв.

§ 1. Внутренняя политика

сасанидский иран

1.1 Маздакитское движение

На рубеже V и VI вв. Иран был потрясен социальным движением, которое привело к значительным изменениям в его государственном устройстве. Корни этого движения уходят в более раннее время. В царствование императора Диоклетиана, в конце III в. н.э., сообщает византийский хронист Иоанн Малала, в Риме стал проповедовать некий манихей Бундос, утверждавший, что в борьбе зла и добра в мире благое божество является победителем. Эту проповедь он продолжал и в Иране. Идея победы доброго начала вызывала соответствующий вывод о необходимости покончить со злом на земле, в чем должны принять активное участие люди. Проповедником этого учения у простонародья стал в конце V и начале VI вв. Маздак, от имени которого движение получило на звание маздакитского. [7, с.81].

Вождь движения, Маздаки-Бамдад, усвоил, по-видимому, учение предшествовавшего религиозного проповедника — он распространял веру, много заимствовавшую у манихейства. Идеи, провозглашавшиеся Маздаком, безусловно, напоминали своим пессимизмом и аскетическими чертами учение Мани и были такими же добрыми и нравственными [6, с.51].

Успех проповеди Маздака был связан с наличием в ней социальных лозунгов. Брожение широких масс населения особенно обострилось в конце V в., чему способствовали неблагоприятные естественные условия. Повторные природные бедствия — засуха, налеты саранчи, недород привели к голоду, от которого тяжело страдали крестьяне. Многие из них оставляли насиженные места и устремлялись в города. Смертность от голода была большой. Сирийская хроника Иешу Стилита, составленная в начале VI в. (до 518 г.), сообщает страшные подробности о том, как вымирало от голода население в византийской провинции Месопотамии, граничившей с Ираном. [7, с.81].

Самым важным пунктом теории Маздака была «философия равенства», так как он был уверен, что для создания общества, основанного на справедливости, необходимо, чтобы все люди равноправно пользовались женшинами и имуществом. Суть и главный акцент выступления Маздака — борьба за изменение порядка собственности, и именно это стало основным смыслом революции и общественных реформ Маздака как народного лидера Древнего Ирана [8, с.130].

Проследить этапы развития и детали в истории движения трудно вследствие того, что источники об этом не сообщают.

В развитии движения крупнейшую роль играли два лица — вдохновитель движения Маздак и шаханшах Кавад. Первого источники называют магом, мобедом, в качестве которого он нашел доступ к Каваду. Он склонил его на свою сторону, в то же время остался «проповедником простонародья» и убедил Кавада открыть для голодных хлебные амбары с государственным зерном. Такого рода меры иранское правительство предпринимало и раньше, но при Каваде на этом дело не остановилось. Движение масс, возглавленных маздакитами, приняло угрожающий характер. По словам источников, народ врывался в чужие дома, забирал всякое имущество, и никто ему в этом не препятствовал. Действия маздакитов нанесли тяжелый имущественный ущерб знатным родам. Учение об общности имущества требовало, чтобы то, чем владеют богатые, было роздано бедным, так как первые лишь случайно владеют тем, что принадлежит всем. «Имущество есть розданное среди людей, а эти все — рабы Всевышнего и дети Адама. Те, кто чувствуют нужду, пусть тратят имущество друг друга, чтобы никто не испытывал лишения и нищеты, все были бы равными по положению». Из этого делались соответствующие практические выводы. Но общность имущества простиралась и дальше. «Ваши жены — ваше имущество». Эти слова, приписываемые везиром XI в. Низам ал-Мульком Маздаку, вели к тому, что «в особенности простонародье» увлеклось новым учением «по причине общности имущества и женщин». Жалобы, что Маздак «растащил имущество людей, сорвал покрывало с гаремов, простонародье сделал властвующим», подтверждаются очень ранними источниками. Памятник начала VI в. (сирийская хроника Иешу Стилита) утверждает, что Кавад обновил отвратительную ересь магизма зарадуштакан, которая учит, что женщины должны быть общими и каждый может жить с кем хочет». Общность имущества была социально острой идеей, которая надолго сохранила свою силу в последующих народных движениях на востоке. Развернувшееся народное движение поддерживал шах Кавад, во всяком случае он его попускал. С помощью маздакитов шаханшах рассчитывал ослабить знать и обуздать жречество, вмешательство которых в государственные дела, особенно в вопросы престолонаследия, были губительны. Его политический расчет заключался в том, чтобы родовитые семьи знати и занимавшие высокое положение жрецы были ограничены в своих претензиях. «Благородные землевладельцы», стоявшие иерархически ниже их, стали опорой шаха и в значительной степени становились зависимыми от него.

Однако знать и жречество в 496 г. взяли верх и поставили шахом Замашпа. Кавад был вынужден бежать к царю эфталитов Ахшунвару, где он был оставлен заложником еще своим отцом Перозом. Легендарные сказания утверждают, что он бежал из тюрьмы, куда был брошен своими врагами. Породнившись с царем эфталитов (Кавад женился на его дочери), он убедил своего тестя, «плача перед ним каждый день», дать ему войско, с тем чтобы он мог вернуть свое царство. В 499 г. он вернул его без особого кровопролития, опираясь на симпатии некоторой части знати и царской семьи. Для этих групп маздакитское движение было способом ослабить своих врагов, как и выражением борьбы светской знати со жречеством. Что касается шаха Замашпа, он отказался от борьбы и в страхе бежал.

Воцарившись вновь, Кавад казнил часть знатни, особенно враждебной ему. Других он «простил» и нашел с ними общий язык. Войны, о которых ниже сообщено более подробно, способствовали обогащению царя, знати, военачальников и отчасти войска. Победы способствовали укреплению Кавада на престоле, и он уже не нуждался в поддержке маздакитов. В новой фазе политика шаха была направлена на ослабление маздакитов: окончательный и кровавый расчет с ними произвел при жизни Кавада его сын Хосров. Учение Маздака было отвергнуто общими усилиями зороастрийского жречества и христианского клира. Словесное состязание произошло на созванном во дворце собрании. Казнь Маздака была произведена по распоряжению Хосрова (529г.).

Легендарные подробности этого события сохранены позднейшими арабскими и персидскими источниками, почерпнувшими их из Маздак-намэ, романе о Маздаке, памятнике VI в. Связь с маздакизмом средневековых мусульманских ересей и антифеодальных движений была очевидна еще автору «Сийасет-намэ», всесильному везиру Низам ал-Мульку [7, с.82].

Маздакитское движение имело целый ряд последствий. Шаханшах получил всю полноту верховной власти, так как высшие круги старой родовой знати были значительно ослаблены. Жречество потеряло прежнее положение.

2 Реформы Хосрова I Аноширвана

Хосров Аноширван, вступивший на престол в 531 г. н.э. и царствовавший почти пятьдесят лет, — самый известный из сасанидских царей. Это объясняется разными причинами. Он был могущественным правителем, и его правление, относящееся к концу сасанидского периода, относительно хорошо засвидетельствовано письменными источниками [6, с.61].

Принято считать, что мысли и деяния Хосрова отражены в Карнамаги-Аноширван («Книга деяний Аноширвана»).

Из нее явствует: «Я благодарю Бога… за все благодеяния, которые он мне оказал… Множество благодеяний вызывает в ответ глубокое чувство благодарности… И поскольку я считаю, что благодарность должна выражаться и словами, и делами, я стремился поступать так, чтобы наилучшим образом угодить Богу, и я понял, что, пока существуют небо и земля, горы остаются недвижимы, реки текут и земля хранит чистоту, благодарность эта заключается в справедливости и законности» [1, с.26].

Информация по Хосрову также отражена у Динкарда как хвалебная ода, выражающая благодарность за сотрудничество и заботу о духовенстве.

Его нынешнее величество, Царь царей Хосров, сын Кавада, после того как подавил ересь и злые силы и дал им полнейший отпор в соответствии с откровением веры, тогда он сильно продвинул точное знание и изучение в деле всех ересей во всех четырех сословиях… И на соборе всех областей он провозгласил: «Истина религии почитания Мазды признана. Мудрецы могут с уверенностью утверждать ее действительность путем обсуждений. Но деятельная и сознательная пропаганда религии должна вестись в основном не путем обсуждений, а при помощи благих мыслей, благих слов и благих дел с вдохновением Благого духа, с поклонением божествам-язата, совершаемым в полном соответствии со священным писанием…» [Динкард 413, 9-414, 6; Zaehner, 1955, с. 8-9].

В первую очередь необходим был пересмотр системы податного обложения в Иране. Сама по себе старая система была архаична и непригодна для удовлетворения нужд государства. Сведения относительно реформы сохранились у нескольких историков, наиболее подробно она изложена у Табари.

Новая система взимания податей опиралась на кадастр. В конце своей жизни шах Кавад приказал произвести измерение земли, гор и долин. При жизни шаха это дело не было закончено. Хосров велел довести его до конца, учесть оливковые и финиковые деревья, а также людей, которые подлежали податному обложению. Установленная в зависимости от этих показателей сумма налога была постоянной для данной области или округа, а вносить ее требовалось трижды в год. Когда работы были закончены, Хосров приказал собрать людей, которым писцы должны были сообщить исчисленные суммы подати.

В своем обращении к собранию Хосров указывал на то, что исчисленная сумма взимается с обработанной земли, с учетом количества финиковых пальм и оливковых деревьев. Кроме того, была принята во внимание плотность населения, так как были подсчитаны «головы», т. е. число трудоспособных лиц. Определенная сумма подати даст необходимые средства государственной казне, и в случае войны не будет необходимости отягощать население новыми обложениями.

Затем Хосров избрал людей, которые должны были распределить сумму податей по округам и участкам. Поземельная подать взималась со всякого рода насаждений — пшеницы, ячменя, риса, люцерны, фиников, оливок, винограда. В зависимости от того, чем был засеян участок, производилась и расценка. С гариба земли, засеянной злаками, взимался 1 дирхем (серебряная монета), с гариба виноградника — 8 дирхемов, и т.д.

Подушную подать население в возрасте от 20 до 50 лет выплачивало в зависимости от имущественного состояния, в размере 12, 8, 6 или 4 дирхемов. Большинство выплачивало ее по последней, низшей расценке. Знатные, жрецы, государственные чиновники, писцы и войско податью не облагались.

Государственная казна получала деньгами не только подушную, но и часть поземельной подати, другая часть последней вносилась натурой, продуктами, которые шли главным образом на содержание войска. В различных пунктах провинций находились государственные амбары или магазины, в которые свозилась и сдавалась подать натурой. В связи с тем, что кадастр, не пересматривался или, если и пересматривался, то весьма редко, подать была тягостна населению. Возможно также, что не все области Ирана были переведены на новую форму подати, в части областей сохранилась старая система.

Политика Хосрова была направлена на восстановление ослабевших и обедневших знатных родов. Но предпринятые им меры не восстанавливают старую, в ничтожной степени зависимую от шаха знать, а поддерживают новый слой, который должен стать опорным и находиться в прямой феодальной зависимости от царя. Хосров обеспечивал материально семьи благородных, но требовал, чтобы они оставались при дворе». Он выдавал приданое девушкам и обеспечивал юношей разоренных семей. Таким путем создавался слой новой служилой придворной и землевладельческой знати, которая находилась в непосредственной зависимости от царя. Представителям этой знати он дает должности, делает их своими чиновниками. Средний землевладельческий слой, «деревенские господа», осуществлявшие эксплуатацию непосредственных производителей на земле, и после маздакитского движения остаются опорой государственной системы Сасанидов. Феодальная зависимость «благородных» от шаханшаха значительно возросла. Перегруппировка социальных сил ослабила знать и жречество, но часть знатных родов продолжала пользоваться привилегированным положением, а жречество сохранило известное политическое влияние. Эти группы имели большое значение. В то же время маздакитское движение усилило новые социальные слои.

Хосров предпринял и другое важное мероприятие — военную реформу. Войска формировались из отрядов конницы, вербовавшейся из свободных. Многие отряды принадлежали знатным, благодаря чему были слабо связаны с шахом. Стремясь создать непосредственно ему подчиненное войско, Хосров особенно усиленно стал вооружать средний землевладельческий слой, снабжая их оружием и конями. Пехота в иранском войске занимала второстепенное место. Кроме регулярных полков в VI в. иранское войско состояло из ополчения, которое собиралось знатью, и варварских дружин, состоявших на службе Ирана. Эти последние особенно часто направлялись на границы государства, где они препятствовали нападениям варварских народов.

Хосров упразднил должность единственного и главного военачальника Ирана — эранспахбеда, вместо него было назначено четыре спахбеда, которые были военачальниками армий четырех частей государства, по странам света. Спахбед севера командовал армиями Мидии и Азербайджана; спахбед запада — войсками Ирака; спахбед юга имел под командой войска Парса и Хузистана, а на востоке в подчинении шахбеду были войска Хорасана, Сакастана и Кермана. Гражданское управление провинции было в руках падгопанов [8, с.84].

3 Социально-экономическое развитие Ирана в VI веке

Феодальные отношения в Иране в VI в. укрепились, однако это было раннефеодальное общество, в котором далеко не все крестьяне находились в феодальной зависимости от землевладельцев и сохранялись уклады рабовладельческий и патриархальный, свободные крестьяне-общинники и кочевые племена. Старая рабовладельческая знать частью феодализировалась, частью была заменена новой знатью.

В процессе социального расслоения сельской общины из нее выделились зажиточные крестьяне-собственники земли; их называли дихканами (дехканами).

Постепенно они слились с мелкими землевладельцами — азадами (низами военного сословия), и тех и других стали называть дихканами. В VI в. Иран переживал экономический подъем, прежде всего в развитии ирригации и земледелия. По данным источников, в Иране уже в IV в. была распространена большая часть ныне существующих культурных растений — зерновых, плодовых (виноград, финиковая пальма и др.), красильных (шафран, марена и др.), технических (лен, конопля, хлопок), а также до 30 сортов цветов. В VI в. были ввезены из Индии новые культурные растения: рис, сахарный тростник (главным образом в Хузистане), индиго в Кермане. Хотя шелкоткачество в Иране существовало уже в IV в. (если не раньше), но на привозном шелке-сырце (из Китая).

В конце V или в начале VI в. культура шелковичного червя проникла из Средней Азии в Иран; в течение VI в. шелководство утвердилось в Мервеком оазисе и в Горгане. Экономически наиболее развитыми областями Сасанидской державы были Месопотамия со столицей Ктесифоном-Селевкией и Хузистан с городами Тустер, Гундишапур и др. Но и в других, менее развитых областях Ирана многие города — Рей, Тавваз, Истахр, Шапур, Нишапур, Мерв и др.- были центрами ремесла и торговли. Наиболее развито было текстильное ремесло — производство льняных, шелковых, шерстяных тканей и ковров, а также производство оружия, металлических, бронзовых и серебряных изделий. Поскольку через Иранское нагорье пролегали караванные пути, соединявшие порты восточного Средиземноморья со Средней Азией, Китаем и Индией, транзитная торговля получила большое развитие. Предметами транзита и ввоза были шелк-сырец и шелковые ткани из Китая, пряности, слоновая кость, сандаловое дерево и драгоценные камни из Индии, ладан и ароматы из Йемена, египетские ткани, стекло и драгоценности из Сирии и т. д. Через порты Персидского залива города Ирана вели торговлю с южной Аравией, Эфиопией, Индией и Цейлоном. Предметами вывоза из Ирана были шелковые и другие ткани, ковры, ювелирные и металлические изделия, шерсть из горных скотоводческих районов, а также зерно, оливковое масло и тростниковый сахар из Хузистана, финики, виноград, сушеные плоды. Социально-экономическая история Ирана того периода изучена еще недостаточно, сообщения источников ограничены. Несомненно лишь, что классовые противоречия между крестьянами и землевладельцами возрастали. Сасанидам не удалось уничтожить маздакитов, они продолжали существовать тайно в сельских местностях Ирана, особенно северного, и впоследствии проявили себя в новых восстаниях. Усилилась борьба горожан, особенно ремесленников, против высоких налогов и правового неравенства людей податного сословия. В середине 50-х гг. VI в. произошло восстание горожан в Хузистане; восстание возглавил сын Хосрова 1 царевич Аношазад, христианин. При Хосрове II произошло большое восстание в Нисибине, а также ряд местных восстаний и мятежей знати, о которых источники сообщают лишь вскользь. При Хосрове II впервые должность вастриошан-салара занял богатый купец-христианин Йаздин [4, с.116-117].

§ 2. Внешняя политика

1 Внешняя политика в V веке

В течение всего V в. отношения между Ираном и Византией оставались в основном мирными. Этому способствовало то, что обе державы в V в. должны были отражать постоянные вторжения кочевников: гуннов из нынешней Венгрии и с Северного Кавказа и последовательно хионитов, кидаритов и эфталитов на северо-востоке Иранского нагорья. Это побудило обе державы договориться о совместной обороне кавказских горных проходов — Аланского и Дербентского, поскольку гунны с Северного Кавказа вторгались во владения Византии, и Ирана. Иран обязался держать в проходах гарнизоны, а Византия — выплачивать за это Ирану субсидии. Сасаниды Бахрам V Гур (421-438) и Йездегирд II (438-457) вели борьбу с ними на территории Хорасана ц Тохаристана. Во второй половине V в. эфталиты создали сильную державу, подчинив себе Тохаристан, а также Согд и некоторые другие области Средней Азии. Царь Пероз (новоперс. Фируз) (459-484) в борьбе с эфталитами потерпел поражение, был взят в плен и за освобождение обязался уплатить большую контрибуцию и уступить районы к востоку Мерва. В новой войне с эфталитами войско Пероза было разгромлено и сам он погиб. Бахрам V Гур и Йездегирд II в отличие от политики Йездегирда I старались угождать знати и жречеству. Ради этого Йездегирд II задумал уничтожить автономию Армении и заменить там христианство зороастризмом с целью иранизации этой страны, а в дальнейшем и других стран Закавказья. В Армении были введены повышенные налоги, на административные посты назначались знатные персы. Под предлогом опасности со стороны кочевников Йездегирд II в течение 7 лет держал конные ополчения армянских нахараров (князей) вдали от родины, на восточных границах. В 450 г. Йездегирд II потребовал от нахараров принятия зороастризма, угрожая в противном случае лишить их владений. Но хотя феодальных ополчений в Армении почти не было, там вспыхнуло стихийное народное восстание, к которому примкнули нахарары и духовенство. Во главе восставших стал опытный и храбрый полководец Вардан Мамиконян. Восстание распространилось на Картлию и Албанию. После упорной борьбы иранским войскам удалось одержать решительную победу при Аварайре, где пал и Вардан Мамиконян (май 451 г.), и подавить восстание, но, напуганный его размерами, Йездегирд II ограничился казнью руководителей восстания, сохранил автономию стран Закавказья и отказался от насаждения там зороастризма. При Перозе, вновь попытавшемся ограничить самоуправление стран Закавказья, в Картлии, Армении и Албании опять вспыхнуло народное восстание, к которому присоединилась большая часть знати (481 г.).

Восстание возглавили царь Картлии Вахтанг Горгасали, командующий войсками Армении Вахан Мамиконян. После долгой борьбы преемник Пероза Валаш (новоперс. Балаш, 484-488 гг.) заключил со знатью стран Закавказья мирный договор (484 г.), по которому права и привилегии местной знати и христианского духовенства сохранялись в неприкосновенности. Источники указывают на процесс феодализации в Иране во второй половине V в. Значительная часть крестьян, прежде свободных общинников — находилась в зависимости от феодализировавшейся знати. Недовольство широких масс к концу V в. усилилось в связи с ростом налогового бремени и стихийными бедствиями — засухой и неурожаями, которые вызвали голод в стране и послужили толчком к грандиозному восстанию, известному под именем маздакитского [4, с.112-114].

2.2 Внешняя политика в VI веке

Еще Кавад в 502 г. возобновил войну с Византией, взял Амиду (ныне Диярбекир) и Феодосиополь (ныне Эрзерум), но эти успехи были временными. Войны Ирана с Византией с некоторыми перерывами продолжались в течение почти всего VI в. Хосров I, стремясь установить господство Ирана над караванными путями и приобрести выход к Средиземному и Черному морям, вторгся в Сирию, взял в 540 г. и сжег Антиохию, а жителей ее увел в плен; часть их он поселил в основанной им «Хосроевой Антиохии» близ Ктесифона. Войска Хосрова утвердились также в Западной Грузии. Но ему не удалось удержать захваченные территории, и мир 562 г. был заключен на основе прежних границ. Война возобновилась в 571 г. и велась теперь в основном за Армению, где вспыхнуло новое восстание. Война эта не принесла Ирану прочных успехов, но зато ему удалось отнять у союзницы Византии — Эфиопии — богатый и плодородный Йемен в южной Аравии, для завоевания которого Хосров I организовал в 570 г. морскую экспедицию. Обладание Йеменом обеспечило Ирану господство над важным караванным и морским путем, соединявшим порты восточного Средиземноморья, через Западную Аравию и Йемен и далее морем, с Индией. Сильное государство эфталитов между 563 и 567 гг. было разрушено воинственными кочевниками — алтайскими тюрками, которым Иран оказал поддержку и договорился с ними о разделе бывших владений эфталитов. Средняя Азия до Амударьи досталась тюркам, а земли к западу и югу от этой реки: Восточный Хорасан и Тохаристан — Ирану. Но вслед за тем отношения с тюрками испортились, так как Хосров в 568 г. запретил транзит шелковых тканей из Китая и Средней Азии через Иран. Тюрки, создавшие огромную державу и заинтересованные в торговле шелком с западными странами, заключили союз с Византией и оказались серьезными противниками Ирана. Но в 588-590 гг. иранским войскам во главе с полководцем Бахрамам Чубином удалось успешно отразить большое нашествие тюрков из Средней Азии на Восточный Иран. При преемнике Хосрова I — Хормизде IV (579-590) верхушка военной и жреческой знати снова пыталась подчинить своему влиянию царя. Но Хормизд в противовес ей опирался на мелких землевладельцев и покровительствовал христианам, которых было много в городах. Конфликт со знатью завершился переворотом и убийством Хормизда. Сын и преемник его Хосров II Апарвиз (590-628 гг.) фактически оказался пленником знатной верхушки во главе с дядями царя — Вистамом и Биндоем. Тем временем Бахрам Чубин с частью войска восстал, объявил себя шаханшахом и занял Ктесифон. Это был первый случай провозглашения царем царей не Сасанида. Хосров II бежал в Византию и просил помощи у императора Маврикия. С помощью византийских войск Хосров II вернулся в Иран и разбил Бахрама Чубина. За эту помощь Хосров II, в 591 г. заключив с Византией «вечный мир», должен был уступить ей часть Картлии, большую часть Армении и часть верхней Месопотамии. Затем Хосрову II удалось устранить Виндоя и Бистама и обуздать верхушку знати. В войнах Ирана с Византией в VI в. важную и активную роль играли войска вассальных арабских царств: на стороне Ирана- царства Лахмидов к западу от р. Евфрата со столицей в г. Хире, а на стороне Византии — царства Гассанидов в нынешней Иордании и восточной Сирии. Но Хосров II, опасаясь роста могущества царства Лахмидов, в 602 г. его ликвидировал. Это привело к тому, что западная граница оказалась не защищенной от набегов кочевников арабов (бедуинов) из внутренней Аравии. Между 604 и 611 гг. вторжение бедуинов, нанесших поражение иранскому войску, оказалось как бы прелюдией последующего завоевания Ирана арабами [4, с.115-116].

III. Иран при последних Сасанидах

§ 1. Социально-экономическое положение

В 608 г. был произведен подсчет денежных поступлений в казну за этот год. Не вся подать поступала в казну в деньгах. Известно, что часть поземельной подати отчислялась натурой и шла на содержание войска и двора. Деньгами вносилась подушная подать, которую выплачивали крестьяне и ремесленники, а также всякого рода налоги на ремесленную продукцию и торговлю. В названном году звонкой монетой в казну поступило 420 миллионов мискалей по весу, что составляло 600 миллионов дирхемов, исходя из расчета, что 10 дирхемов составляли 7 мискалей. Все эти деньги находились в специальном казнохранилище, выстроенном Хосровом в Ктесифоне. Дирхем, как известно, был обычным названием серебряной монеты. Мискаль являлся мерой веса. Дирхем Сасанидов представлял собою серебряную монету. Годовой бюджет Хосрова II составлял около 120 млн. рублей.

В казнохранилище по распоряжению Хосрова были перенесены и мешки с монетами, выбитыми еще при его предках Перозе и Каваде, что составило 48 миллионов мискалей. В числе старых монет источники называют только выбитые в V и в начале VI в.; позднейшие, очевидно, «имели хождение» в государстве.

В 13-м году царствования Хосрова (603 г.) была произведена перечеканка монет по новому образцу. За вычетом тех сумм, которые были необходимы для содержания войск, звонкой монеты оказалось 200 000 мешков (800 миллионов мискалей, следовательно, около 230 миллионов рублей).

Очень показательна другая цифра, относящаяся уже к 30-му году царствования Хосрова (620 г.), когда завоевания византийских областей сосредоточили в руках Сасанидского владыки огромные богатства. Если доверять этой несколько округленной цифре, казна к этому времени удвоилась, так как после перечеканки казнохранилища имели 400 000 мешков звонкой монеты, весом в 1600 миллионов мискалей, без средств на войско.

На основании другого источника, почерпнувшего свои сведения у Ибн ал-Мукаффы, писателя эпохи расцвета арабской мусульманской литературы, можно утверждать, что бюджет Сасанидского государства ежегодно утверждался шаханшахом. Во главе фиска стоял начальник дивана хараджа, т. е. начальник ведомства податей или, как он назывался сокращенно, начальник хараджа. Он представлял царю в письменном виде общую сумму, составлявшую расходы государства, и, на конец, сумму, которая поступала в сокровищницу или казначейство. Утвержденный шахом бюджет скреплялся печатью.

В военное время большое значение имела добыча, главная часть которой поступала в царскую казну. Примеров этому много. При Каваде I, когда был взят Амид, все богатства города были вывезены в столицу Ирана на лодках по Тигру. Хотя военная добыча значительно подняла казну, она была случайной, непостоянной статьей дохода. Главными расходами казны были расходы на содержание армии, поэтому их и вычитали при составлении государственного бюджета. Большая доля расходов падала также на содержание двора, роскошь которого была воистину сказочной, на содержание гарема и другие расходы шаха.

Основные доходы поступали в казну в качестве податей. Система взимания таковых известна на основании немногочисленных сведений арабских источников. При Хосрове I была произведена реформа, о которой говорилось выше. Эта система обложения просуществовала до арабского завоевания и была в значительной степени заимствована арабами. На основании сообщений арабских источников можно заключить, что поземельная подать в Иране после реформы Хосрова взималась с измеренных земель и натурой и деньгами. Возможно, что не все области сасанидского Ирана были переведены на такую форму податного режима, и в отдельных округах могла сохраниться старая система хараджа мукасама, к которой вновь вернулся в части своей халифат. Подать натурой была нужна для снабжения продовольствием и фуражом армии. Деньги были нужны на армию.

К сожалению, кадастровые записи, или писцовые книги, сасанидского государства не сохранились. «Книга хараджа» Абу Юсуфа Якуба (VIII в.) говорит, что описи дивана были сожжены и уничтожены.

§ 2. Культура и развитие ремесла

Памятники материальной культуры сасанидского Ирана дают образцы высокого мастерства этого времени, но не много данных, которые позволили бы сделать выводы относительно организации ремесленников и их труда. Однако следует указать на некоторые факты, которым не было до настоящего времени уделено внимания. Сведения о материальной культуре сасанидского Ирана за последние два десятилетия решительно вышли за пределы возможности упоминать о них мимоходом или даже уделять им небольшую главу в исследовании, основной темой которого они не являются.

При Сасанидах в Иране создалась богатая литература на среднеперсидском языке, близком к новоперсидскому, но с другой системой письменности — арамейского происхождения. Лишь небольшая часть среднеперсидской литературы дошла до нас, однако некоторые произведения известны по более поздним переработкам, арабским или персидским. Можно отметить такие сочинения, как «Артак-Вираз-намак» — своего рода зороастрийская «божественная комедия». «Яткаре-Зариран» — обработку легенды еще парфянского времени о герое Зарире, отдавшем жизнь за родину, исторический роман «Книга деяний Арташира Папакана» и др. [7, с.93].

Большой известностью пользовались основанные сирийцами-христианами высшая богословская школа в Нисибине и медицинская академия в Гундишапуре, — продолжавшие существовать и после арабского завоевания. При Сасанидах укрепились и культурные связи Ирана с Индией [4, с.119-120].

Памятникам архитектуры этого времени посвящены солидные археологические разыскания, скульптуре — большие специальные работы. Превосходные образцы Сасанидского серебра и нумизматики являются гордостью Государственного Эрмитажа. Одни только гроты Так-и Бостана, высеченные в скалах, представляют собою материал для исследования как особый, грандиозный вид искусства. Богатство материальной культуры сасанидской Персии необозримо. Роскошь царского двора и знати была сказочной, сохранились чудесные кувшины, вазы, кубки, чаши, светильники, лампады.

Среди чудес империи Сасанидов называют трон и короны шаханшахов, богатство которых ослепляло. В числе величайших сокровищ, которыми обладал Хосров Парвез, был ковер, изображавший весну, разостланный в приемном зале царя зимой он создавал иллюзию расцвета природы.

Все эти памятники свидетельствуют о высоком уровне материальной культуры, создававшейся многочисленными кадрами ремесленников.

Города Сасанидского Ирана были центрами торговли и ремесла. Сердцем каждого из них был рынок, куда по дорогам-артериям свозились различные изделия и товары. Из источников известно о торговых связях, которые тянулись через Среднюю Азию на Дальний Восток, в Индию и на остров Цейлон (Тапробан), в Южную Аравию и Нубию, Города Ирана являлись оживленными центрами торговли; их городские ворота были открыты для караванов, везущих шелк из Средней Азии, слоновую кость из Индии, шерсть из скотоводческих горных районов, зерно, овощи, фрукты, виноград, финики, оливковое масло я вино — из земледельческих областей. На городских площадях и рынках было всегда оживленно, толкалось множество народа; здесь продавали, покупали, узнавали последние новости, глазели на все неожиданное. Высокое развитие ремесла и оживленные торговые связи имели опору в некоторой организации, о чем имеются свидетельства. От несторианских соборов, которые неоднократно собирались в V и в VI вв. в Иране с разрешения шаха, сохранились «деяния», или акты. Постановления этих соборов, составленные на сирийском языке, скреплены подписями не только клириков — католикоса, епископов, архидиаконов, но и подписями ряда светских лиц. Эти лица представляли собою наиболее выдающихся по положению мирян, принадлежавших к несторианской христианской церкви. Здесь имеются подписи лиц, представлявших группы ремесленников, организованных в корпорации. «Начальник ремесленников», или «глава работ», Вардаяб подписался под деяниями собора 544 г. Звание это, приведенное в сирийской транскрипции, — персидское каругбед. Но звание это не определяет, старшиной каких именно работ являлся Вардаяб или какие ремесленники им представлены; речь идет, очевидно, о лице, возглавлявшем людей, занятых вообще физическим трудом. Но акты соборов сохранили нам и другие звания, которые позволяют делать выводы относительно организации отдельных отраслей производства. Носят они обычно сирийское наименование каша (староста, или старейшина) и риша (глава).

Известно, на какой исключительной высоте в Иране находилось изготовление всякого-рода металлических изделий; поэтому неудивительно, что встречается старшина серебряников, глава ювелиров, глава занятых работой над свинцом и другими металлами. Подписи этих лиц под деяниями соборов указывают на то, что представители корпораций были видными и пользовавшимися влиянием в своем городе людьми.

Располагая очень немногими данными, в настоящее время нельзя выявить внутренней структуры и жизни корпораций, среди которых был и цех торговцев. Под актами одного из христианских соборов VI в. встречаются имена торговца и старшины торговцев. «Старейший», «старый», «старшина» как звания встречаются в актах соборов и в числе приведенных там имен старших ремесленников. Старшины и глава ремесленников и торговцев объединялись не только для церковных дел, они были представителями цехов, вступая в непосредственные отношения с иранскими властями. Из других источников известно, что были селения, в которых специально занимались какой-нибудь отраслью ремесла. Так, в селении Паллугта, там, где разделяются воды Евфрата для орошения земель», жили ткачи, ковроделы, прачки и, красильщики.

Ко времени Хосрова относится одно важное мероприятие правительства — постройка плотины на Тигре. Работы велись с большой затратой средств. Табари, ссылаясь не авторитеты, говорит, что было выдано бесчисленное количество денег. Сооружение это оказалось, однако, непрочным, и река прорвала свою преграду. По совету придворных ученых, числом якобы в 360 человек, среди которых были ведуны и звездочеты, работы на Тигре были возобновлены в благоприятный, соответственно с положением светил на небе, момент. Строительные работы продолжались восемь месяцев и стоили дорого. Затем произошло торжественное открытие дамбы.

Судя по тому, что это строительство стоило больших средств, можно предполагать, что оно производилось не только рабским трудом, но и трудом свободных людей, который было необходимо оплачивать. Такое большое предприятие вообще требовало участия квалифицированных мастеров и инженеров. Сомневаться в наличии такого рода специалистов в Иране не приходится.

§ 3. Армия при последних Сасанидах

В сасанидской империи превосходно учитывали значение хорошо обученной и сильной армии. Реформа, которую произвел Хосров I Аношерван, чрезвычайно подняла дисциплину армии, усовершенствовала ее вооружение.

Хорошо вымуштрованные войска, высокая по тому времени военная техника персов не могла не иметь в основе выработанной теории военного дела.

Для сражений существовала определенная схема. Конница выстраивалась впереди пехоты, но при наступлении она обычно раздвигалась, пропуская вперед пешие войска. Правое крыло и середина вели наступательное движение, левое крыло — для обороны. Поэтому левое крыло принимало участие лишь в решительных стычках, а также должно было предотвращать возможность обхода войска неприятелем. Военная наука персов предписывала биться только в случае, если это неизбежно, битву начинать вечером, чтобы иметь возможность отступить в темноте. Имелись наставления относительно ночного нападения, завлечения врага по ложному следу, применения скрытых рвов, всяких приемов устрашения врага шумом. Широко применялись посылка шпионов, разведка, обман.

Давались подробные указания относительно правил стрельбы из лука, чтобы удар стрелы был силен и меток. Персы издревле славились своим искусством метать стрелы, об этом говорит Геродот, а после него Аммиан Марцеллин и Прокопий. Вполне понятно, что это мастерство имело свою теорию и точные указания, как его достигнуть.

Подготовка войска, его тренировка требовали соответствующих условий. Одним из приемов тренировки была специальная военная игра, своего рода поло. О ней упоминает пехлевийский роман об Арташире, как об одном из любимых развлечений того времени. Высокий уровень, боеспособность армии создавались длительной выучкой и целой системой подготовки.

Иранские войска состояли из конницы и пехоты, из которых первая была цветом и силой армии. Кавалерия вербовалась из землевладельцев, «благородных» и из независимых крестьян-собственников. Среди пехоты выдающееся место принадлежало лучникам, выступление которых в бою могло иметь решающее значение. Часть пехоты выполняла лишь всякого рода подсобные работы, делала насыпи, копала рвы, заботилась об обозе. [7, с.95].

Заключение

В данной работе рассмотрен заключительный этап доисламской истории Ирана, а именно Ирана эпохи Сасанидов. Рассмотрены основные вехи данного периода, внешняя и внутренняя политика. Отдельные разделы посвящены зороастризму, а также ересям манихейства и маздакитства.

Сегодня Иран является главным оплотом шиитов Ближнего Востока и иранского нагорья. Традиционно это важнейший геополитический субъект данного региона. Ряд экспертов утверждают, что Иран — это одно из немногих современных государств, самостоятельно принимающих важные государственные решения и действующий на мировой арене независимо. Сейчас не каждый вспомнит, что корни иранцев следует искать среди индоариев, переселившихся более трех тысяч лет из районов северного прикаспия, северного причерноморья в район иранского нагорья. Иранцы по праву считаются первыми создателями империи, что как известно удавалось немногим народам.

Рассматривая эпоху Сасанидов сквозь призму теории этногенеза Л.Н. Гумилева, следует отметить, что вероятнее всего в тот период иранцы переживали последовательно фазы подъема и надлома. Именно в фазе надлома чаще всего случаются революции. Этим можно объяснить исламизацию. Не смотря на это, последователи зороастризма существуют и поныне, проживают в основном в Тегеране на территории Ирана, а также большей частью в Индии. Сегодня народ Ирана по-видимому испытывает фазу инерции, поскольку религиозность, традиционные ценности, последовательность и стойкость в принятии решений и действий на мировой арене говорит о высокой сплоченности народа, что в свою очередь характеризует высокую внутриэтническую солидарность.

Следует отметить, что Иран по праву занимал и занимает ведущие позиции в мировой политике и геополитике. Многие видные ученые выделяли культуру Ирана как великую культуру. В частности, Данилевский и Леонтьев, Шпенглер и Тойнби, Гумилев и Шубарт однозначно выделяли культуру Ирана, при этом называя её по-разному. Так у Гумилева это «суперэтнос», у Данилевского «культурно-исторический тип», у Шпенглера «великая культура», у Тойнби «цивилизация».

Есть мнение, что нельзя в истории однозначно охарактеризовать субъект как «белый» или «черный», это всегда будет синтез. Вся предшествующая история отношений Ирана и России в этой связи скорее будет иметь более светлый оттенок, хотя без конфликтов не обошлось, особенно касаемо грузинских царств и княжеств. Не смотря на это, Россия в своей стратегии не должна закрывать глаза на современный Иран, обязана всегда держать его в поле зрения. Многие историки полагают, что Иран сейчас присматривается к тому, что происходит в России, появится ли там лидер, способный вновь создать сильное государство и стабильную систему передачи власти. Это подтверждает древнее иранское поверье, в соответствии с которым на севере живет и правит «большой белый царь», который защищает иранцев от прихода сатаны. И если со временем в России не возникнет сильного государства, то по всей видимости Иран будет рассматривать Россию, как объект влияния своей политики.

Список использованных источников и литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/kursovaya/kultura-sasanidskogo-irana/

1. Анонимная сирийская хроника. Н.В. Пигулевская. Анонимная сирийская хроника времени Сасанидов. Записки ИВ АН СССР, т. VII, М.-Л., 1939 (русск. Перевод и статья).

  • Васильев Л.С. История Востока: в 2 т. Т. 1: Учеб. по спец. «История».- М.: Высш. шк., 1998.
  • Дьяконов M.

M. Очерк истории Древнего Ирана. M., 1961.

  • Иванов М.С. Очерк истории Ирана. — М.: Госполитиздат, 1952. — 467 с.
  • Луконин В.

Г. Культура сасанидского Ирана. M., 1969.

  • Мэри Бойс. Зороастрийцы. Верования и обычаи. М., 1996. — 87 с.
  • Пигулевская Н.В., Якубовский А.Ю., Петрушевский И.П., Строева Л.В., Беленицкий А.М.

История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. — СПб.: Изд-во Ленинградского университета, 1958. — 386 с.

  • Риза Шабани. Краткая история Ирана. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2008. — 384 с.