Национально-культурные особенности фразеологизмов

Актуальность выбранной темы определяется тем, что данное исследование находится в русле наиболее востребованных направлений лингвистики и социально-гуманитарного знания. В фокусе внимания современного языкознания — пограничные темы, связанные с понятиями, имеющими выход в другие науки. Лингвокультурология — одна из наиболее активно развивающихся отраслей лингвистики, которая изучает связь языка и культуры. В начале своей работы мне хотелось бы подчеркнуть актуальность изучения национально — культурных особенностей фразеологизмов

У каждого языка есть свои неповторимые черты. В каждом языке отражаются особенности культуры народа, который на нем говорит. Язык — главное внутреннее орудие человеческой культуры. Язык теснейшим образом связан с культурой. На основе этой идеи возникла новая наука — лингвокультурология — наука, возникшая на стыке лингвистики и культурологии и исследующая проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке. Показано, как культура формирует и организует мышление языковой личности, языковые категории и концепты, каким образом осуществляется одна из фундаментальных функций языка — быть орудием создания, развития, хранения и трансляции культуры.

Все тонкости культуры народа отражены в языке. В фразеологических формах языка «законсервированы» представления народа о мифах, морали, поведении и т.д.

Цель данной работы заключается, прежде всего, в выявлении национально — культурных особенностей фразеологизмов и их функционировании.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

  • Изучение круга литературы по теме исследования.
  • Выборка языкового материала из словарей и других источников, раскрывающего национально — культурные особенности фразеологизмов
  • Описать фразеологические единицы русского языка с лингвистической точки зрения и выявить их национально — культурные особенности

Практическая значимость настоящей работы заключается в том, что материалы этой работы могут быть использованы в школьном и вузовском курсе языка.

Глава 1. Фразеологическая единица и фразеологический состав русского языка

1 Фразеологические единицы и их основные признаки

Фразеологизм представляет собой многоаспектную единицу, являющуюся косвенно — номинативным знаком языка, что определяет его специфические особенности. Во фразеологизме сочетаются как признаки слова, так и свои, самостоятельные дифференциальные признаки. Как и слово ФЕ может быть однозначной и многозначной; вступает в омонимические, синонимические, антонимические и другие ряды; обладает сочетаемостью с тем или иным кругом слов. Следовательно, как и слово, ФЕ обладает тремя подсистемами: 1) эпидигматикой — исторически образовавшейся многозначностью (по аналогии со словом, фразеолого-семантическими вариантами — ФСВ); 2) парадигматикой — противопоставленностью значения (ФСВ) одной ФЕ значению (ФСВ) другой ФЕ; 3) синтагматикой — сочетаемостью ФЕ со словами или иными ФЕ.

16 стр., 7903 слов

Культура и быт народов Бурятии

... стужи. бухээхэ - По мере развития скотоводства бурятские племена оставляют свою прежнюю жизнь бродячих охотников. Скотоводческое кочевье имело свои особенности, отличные от охотничьего. Летом нужно было ... жилище, мобильное, легкое и простое по устройству. Это одно из значительных достижений культуры кочевников, многовековой путь совершенствования жилища от простого охотничьего шалаша до войлочной ...

ФЕ, как слово, является единицей номинации. Но в отличие от слова — одинарного именования фразеологизм представляет собой составную, целостную номинацию, обладающую особым, косвенно — номинативным значением. Это значение создается общим метафорическим или метонимическим переосмыслением слов — компонентов, входящих в ФЕ, что обычно приводит к оценочному, экспрессивному и образному характеру семантики единицы и отражает идиоматическое, обобщенно — целостное обозначение какого — либо явления действительности: Какого туману напустил! разбери, кто хочет (Н. Гоголь); Антон Иванович чувствовал себя как рыба в воде (Д. Мамин — Сибиряк).

См.: туману напустил «запутал кого — либо», как рыба в воде «свободно, непринужденно».

Конститутивными признаками ФЕ являются: 1) косвенно — номинативное значение, 2) социально закрепленное соотношение смыслового содержания и лексико-грамматического состава единицы; 3) постоянство воспроизведения одного и того же компонентного состав; 4) раздельнооформленность единицы (ФЕ состоит не менее чем из двух слов — компонентов).

Фразеологизм обладает признаками:

структурная расчленённость или раздельнооформеленность.

Все фраз. сверхсловны, т.е. имеют расчленённую структуру и членятся на компоненты, которые только формально относятся на слово, но в составе фразиологич. оборота не реализуют ни одного из своих лексических значений: без году неделя.

постоянство компонентного состава

Каждый компонент фразеологизма сохраняет орфографическую отдельность — раздельнооформленность. Для фразеологизма характерно постоянство компонентов и устойчивость лексического состава: медовый месяц.

устойчивость грамматической структуры. Особый характер грамматической

Каждый фразеологизм грамматически оформлен, т.е. он входит в тот или иной грамматический разряд, соотносится с какой-то частью речи и поэтому обладает набором форм, выполняет ту же синтаксическую функцию, которую выполняет данная часть речи: выходить сухим, выйду, вышел

семантическая эквивалентность слову

фразеологизм — более сложная ед. языка чем слово и с точки зрения структуры и с т.з. семантики. Но для большинства ф. характерна функциональная близость слову и эквивалентность слову.

воспроизводимость

семантическая целостность, постоянство компонентов и структуры определяют важную особенность структуры. В системе языка ф. существуют как готовые единицы, они не создаются в процессе речи, а извлекаются из памяти в готовом виде.

Фразеологизмы в системе языка тесно соприкасаются и со словами и со свободными сочетаниями. Отличие заключается в структурных особенностях и в характере грамматической оформленности. Классические слова состоят из частей, которые самостоятельно не употребляются, слова состоят из морфем, которые существуют только в слове: молчать. Фразеологизмы состоят из слов, которые могут употребляться самостоятельно. Слова, состоящие из морфем являются единооформленными образованиями, а фразеологизмы функционируют как раздельнооформленные образования: держать язык за зубами.

29 стр., 14372 слов

Использование фразеологических единиц в языке детективного жанра ...

... в настоящее время представляет собой совокупность устойчивых выражений, имеющих самостоятельное, целостное значение. Знание единиц фразеологии облегчает понимание публицистических и художественных текстов. Грамотное использование фразеологических ... и крылатые слова в систему фразеологизмов, полагая, что по своей семантике и синтаксической структуре они отличны от фразеологических единиц. Акад. ...

Лексическое значение каждого слова обособлено и слово называет предмет, явление. Значение фразеологизма — единое, целостное и обобщённое.

Свободное словосочетание каждый раз моделируется заново, оно существует в пределах определённого контекста. Фразеологизм воспроизводится всегда в готовом виде. В свободном словосочетании каждое слово относится к той или иной части речи и выполняет самостоятельные синтаксические функции в предложении. Функции едины для всего фразеологизма: парень рванулся в сторону с такой силой, что куртка на нём затрещала по всем швам. Да, бывают положения — затрещит жизнь по всем швам.

Фразеологическое значение — особый вид значения оборота, который представляет собой обобщённый тип всего оборота, который не складывается из сумм значений слов-компонентов.

2 Семантические типы фразеологических единиц

Фразеологические сращения (идиомы)

Фразеологическое сращение, или идиома (от греч. <#»586590.files/image001.gif»>«базальт науки») или изменению экспрессивного смысла: «попасться на удочку» и «попасть в сети» являются фразеологическими синонимами, но выражают различные оттенки экспрессии.

Однако, в отличие от идиом, единства мотивированы реалиями современного языка и могут допускать в речи вставку других слов между своими частями: например, «довести (себя, его, кого-либо) до белого каления», «лить воду на мельницу (чего-либо или кого-либо)» и «лить воду (свою, чужую и т.п.) на мельницу».

Фразеологические сочетания

Фразеологическое сочетание — это устойчивый оборот, в состав которого входят слова как со свободным значением, так и с фразеологически связанным, несвободным (употребляемым лишь в данном сочетании).

Фразеологические сочетания являются устойчивыми оборотами, однако их целостное значение следует из значений составляющих их отдельных слов.

В отличие от фразеологических сращений и единств, сочетания семантически делимы — их состав допускает ограниченную синонимическую подстановку или замену отдельных слов, при этом один из членов фразеологического сочетания оказывается постоянным, другие же — переменными: так, например, в словосочетаниях «сгорать от любви, ненависти, стыда, нетерпения» слово «сгорать» является постоянным членом с фразеологически связанным значением.

В качестве переменных членов сочетания может использоваться ограниченный круг слов, определяемый семантическими отношениями внутри языковой системы: так, фразеологическое сочетание «сгорать от страсти» является гиперонимом <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B8%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BC> по отношению к сочетаниям типа «сгорать от…», при этом за счёт варьирования переменной части возможно образование синонимических рядов «сгорать от стыда, позора, срама», «сгорать от ревности, жажды мести».

17 стр., 8483 слов

Стародавня культура східних слов ян

... бога торгівлі. Отже, стародавні літописи проливають світло не лише на релігійну, але й на політичну культуру стародавніх слов'ян. Різні літературні джерела відтворюють давні історичні події з ... про культуру стародавніх слов'ян нерідко ігнорувались. Походження слов'ян та їх культури проблема досить складна і суперечлива. Слов'яни — це один з величезних давньоєвропейських етносів, що, на відміну ...

Фразеологические выражения

Фразеологические выражения — устойчивые в своём составе и употреблении фразеологические обороты, которые не только являются семантически членимыми, но и состоят целиком из слов со свободным номинативным значением. Их единственная особенность — воспроизводимость: они используются как готовые речевые единицы с постоянным лексическим составом и определенной семантикой.

Часто фразеологическое выражение представляет собой законченное предложение с утверждением, назиданием или выводом. Примерами таких фразеологических выражений являются пословицы <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%86%D0%B0> и афоризмы <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%BC>. Если во фразеологическом выражении отсутствует назидание или имеются элементы недосказанности, то это поговорка <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%BA%D0%B0> или крылатая фраза <http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D1%8B%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%B0%D1%8F_%D1%84%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B0>. Другим источником фразеологических выражений является профессиональная речь. В категорию фразеологических выражений попадают также речевые штампы — устойчивые формулы типа «всего хорошего», «до новых встреч» и т.п.

Многие лингвисты не относят фразеологические выражения к фразеологическим единицам, так как они лишены основных признаков фразеологизмов. (Виноградов, 1977; с. 140 — 161).

Глава 2. Национально — культурная специфика фразеологизмов

1 Язык и культура — проблема взаимовлияния

Язык — составная часть культуры и ее орудие, это действительность нашего духа, лик культуры; он выражает в обнаженном виде специфические черты национальной ментальности. Язык есть механизм, открывший перед человеком область сознания (Н.И.Жинкин, 1982; с. 43).

Отношения между языком и культурой могут рассматриваться как отношения части и целого. Язык может быть воспринят как компонент культуры и как орудие культуры (что не одно и то же).

Однако язык в то же время автономен по отношению к культуре в целом, и он может рассматриваться как независимая, автономная семиотическая система, т.е. отдельно от культуры, что делается в традиционной лингвистике.

Для того чтобы понять как взаимосвязаны язык и культура прежде всего необходимо узнать, что же такое культура.

Культура — это одно из фундаментальных понятий социально-гуманитарного познания. Первоначальное определение культуры в научной литературе принадлежит Э. Тайлору, который понимал культуру как комплекс, включающий знания, верования, искусства, законы, мораль, обычаи и другие способности и привычки, обретенные человеком как членом общества.

Учитывая имеющийся разнобой в определениях, примем рабочее определение этой сущности. Культура — это совокупность всех форм деятельности субъекта в мире, основанная на системе установок и предписаний, ценностей и норм, образцов и идеалов, это наследственная память коллектива, которая «живет» лишь в диалоге с другими культурами. Итак, мы понимаем под культурой свод «правил игры» коллективного существования, набор способов социальной практики, хранимых в социальной памяти коллектива, которые выработаны людьми для социально значимых практических и интеллектуальных действий. Нормы культуры не наследуются генетически, а усваиваются через научение, поэтому овладение национальной культурой требует серьезных интеллектуальных и волевых усилий.

7 стр., 3230 слов

Роль культуры в жизни человека

... всё, что создано человеком в отличие от естественного мира, природы. С позиций современной философии и науки, культура - очеловеченный, преобразованный людьми мир. Это вторая природа, надстроенная человеком над первой, «натуральной». ...

Культура не существует вне деятельности человека и социальных общностей, ибо именно деятельность человека породила новую «сверхприродную» среду обитания — четвертую форму бытия — культуру (М. С. Каган, 1988; с. 244).

Но культура — это не просто совокупность артефактов, т.е. вещного мира, созданного руками человека, это мир смыслов, которые человек вкладывает в продукты своей деятельности и в саму деятельность. Создание новых смыслов само становится смыслом деятельности в духовной культуре — в искусстве, религии, науке.

Культура создает средства и способы развития духовного начала в человеке, а цивилизация снабжает его средствами существования, она направлена на удовлетворение практических нужд. Культура облагораживает и возвышает душу человека, а цивилизация обеспечивает комфорт для тела. Для лингвокультурологии больший интерес представляет культура, чем цивилизация, ибо цивилизация материальна, а культура символична. Лингвокулыурология изучает, прежде всего, мифы, обычаи, привычки, обряды, ритуалы, символы культуры и т.д. Эти концепты принадлежат культуре, они закрепляются в формах бытового и ритуального поведения, в языке.

Итак, культура — сложное, многогранное явление, которое имеет коммуникативно — деятельностную, ценностную и символическую природу. Она устанавливает место человека в системе общественного производства, распределения и потребления материальных ценностей. Она целостна, имеет индивидуальное своеобразие и общую идею и стиль, т. е. особый вариант борьбы жизни со смертью, духа с материей.

Язык — факт культуры потому что: 1) он составная часть культуры, которую мы наследуем от наших предков; 2) язык — основной инструмент, посредством которого мы усваиваем культуру; 3) язык — важнейшее из всех явлений культурного порядка, ибо если мы хотим понять сущность культуры — науку, религию, литературу, то должны рассматривать эти явления как коды, формируемые подобно языку, ибо естественный язык имеет лучше всего разработанную модель. Поэтому концептуальное осмысление культуры может произойти только посредством естественного языка.

Каждый новый носитель языка формирует свое видение мира не на основе самостоятельной переработки своих мыслей и переживаний, а в рамках закрепленного в понятиях языка опыта его языковых предков, который зафиксирован в мифах и архетипах; усваивая этот опыт, мы лишь пытаемся его применить и слегка усовершенствовать.

Все языкознание пронизано культурно-историческим содержанием, ибо своим предметом имеет язык, который является условием, основой и продуктом культуры.

Культура формирует и организует мысль языковой личности, формирует и языковые категории и концепты. Изучение культуры через язык — идея, которая «носилась в воздухе» в последние годы: о том, что языковой материал является наиболее весомой, часто самодовлеющей, информацией о мире и человеке в нем.

Следовательно, изучение культуры через язык — идея не новая; об этом писали А.Брюкнер, В.В.Иванов, В.Н.Топоров, Н.И.Толстой и др. Большой вклад в решение проблемы на рубеже III тысячелетия внес польский антрополог Ежи Бартминьский. Культура в их работах рассматривается не просто как смежная с лингвистикой наука, а как феномен, без глубокого анализа которого нельзя постичь тайны человека, тайны языка и текста.

2 стр., 628 слов

«Культура языка современного чиновника»

... в свою очередь, действительно важны для решения современных политических, экономических, национальных и иных проблем государственного масштаба. Неотъемлемой частью работы чиновников является грамотная и правильная речь. В ... По моему мнению, культура речи человека свидетельствует Язык, используемый правительством и государственными органами, является фактором ощутимого влияния на уровень жизни ...

Таким образом, в лингвистике конца XX в. стало возможным принять следующий постулат, который вытекает из достижений названных ученых — как русских, так и зарубежных: язык не только связан с культурой: он растет из нее и выражает ее. Язык одновременно является и орудием создания, развития, хранения (в виде текстов) культуры, и ее частью, потому что с помощью языка создаются реальные, объективно существующие произведения материальной и духовной культуры. На основе этой идеи на рубеже тысячелетий возникает новая наука — лингвокультурология.

Лингвокультурология — это наука, возникшая на стыке лингвистики и культурологии и исследующая проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке. Вместе с тем не следует акцентировать внимание на «стыковом» характере новой науки, ибо это не простое «сложение» возможностей двух контактирующих наук, а именно разработка нового научного направления, способного преодолеть ограниченность «узковедомственного» изучения фактов и тем самым обеспечить новое их видение и объяснение.

Культурная информация языковых знаков имеет по преимуществу имплицитный характер, она как бы скрывается за языковыми значениями.

Например, русский фразеологизм — выносить сор из избы имеет следующее значение, зафиксированное в словаре: «Разглашать сведения о каких-то неприятностях, касающихся узкого круга лиц» (Словарь образных выражений русского языка. — М., 1995. — С. 211), а культурная информация здесь глубоко запрятана — это славянский архетип: выносить сор из избы нельзя, ибо тем самым мы ослабляем «свое» пространство, делаем его уязвимым и можем причинить вред членам своей семьи, а человеку недостойно заниматься ослаблением ближних. Поэтому маркером культурной информации при фразеологизме становится помета «неодобр.», имеющаяся в большинстве современных фразеологических словарей.

Другой пример: идиома ни кола, ни двора означает: нет ни своего двора, ни хозяйства, а культурным знаком она становится, выражая следующую культурную установку: недостойно человека не иметь своего дома и имущества.

Нельзя не видеть, что есть многие вещи в жизни и поведении нации, которые объясняются культурными факторами. Например, обязательное присутствие отчества у русского человека — это особый почет и уважение, которые ему оказывают соплеменники. Русские говорят: по имени называют, по отчеству — величают.

В каждом конкретном фразеологизме отражается не целостный миф, а мифологема. Мифологема — это важный для мифа персонаж или ситуация, это как бы «главный герой» мифа, который может переходить из мифа в миф. В основе мифа, как правило, лежит архетип. Архетип — это устойчивый образ, повсеместно возникающий в индивидуальных сознаниях и имеющий распространение в культуре (С. Сендерович, 1974; с.134).

Например, в основе фразеологизмов с компонентом хлеб — есть чужой хлеб, жить на хлебах у кого-либо, зарабатывать на хлеб, хлебом не корми — лежит архетип хлеба как символа жизни, благополучия, материального достатка. Хлеб обязательно должен быть «своим», т.е. заработанным собственным трудом (вспомните слова из Библии, обращенные к первым людям Адаму и Еве: «Хлеб будете добывать в поте лица своего»).

2 стр., 868 слов

Обзор статьи Л.И. Скворцова «Язык общения и культура (экология ...

... культуры становится одной из актуальных задач современности. Л.И. Скворцов выделяет три фактора развития современного русского языка. Во-первых, это общенародность литературного языка, которая приводила и приводит к постоянному обновлению литературных норм, ... На мой взгляд, статья Л.И. Скворцова очень интересная и патриотичная по отношению к русскому языку и культуре речи. Приведено много примеров ...

Если же есть чужой хлеб, то такое поведение осуждается обществом. Основой для осуждения является библейская установка на то, что хлеб должен добываться трудом, а также представление о хлебе (архетип) как о ритуальном предмете, способном оказать влияние на различные стороны жизни человека, — с хлебом связаны весенние обряды, гадания, ворожба, заговоры. Хлеб — символ солнечного Бога, он не просто дар Божий, а сам есть божественное существо. Таким образом, понятие архетипа — важнейшее в феноменологии культуры.

В древности считалось, что если человек ест «твой» хлеб, он может навредить тебе. Есть и прямо противоположная точка зрения: «странник, вкусивший нашего хлеба-соли, уже не может питать к нам неприязненного чувства, становится как бы родственным нам человеком». О святости хлеба есть множество свидетельств у славян. Так, по словацкому обычаю в пеленки новорожденному кладут кусок хлеба, чтобы его никто не сглазил. Чехи и украинцы считают, что хлеб способен защитить от нечистой силы. Отсюда и поговорка, бытующая у русских: «Хлеб-соль не пропустит зла», a одна из функций хлеба-соли, оставляемого в течение 40 дней после смерти человека, — быть оберегом. Эти архетипические представления о хлебе до сих пор живут у славян. Например, на Украине на том месте, где хотят построить дом, сыплют по всем четырем углам зерно. Если место хорошее, то зерно в течение трех дней будет лежать на месте. В России под строящуюся избу закладывают хлеб. В Белоруссии широко распространено употребление каравая — обрядового хлеба как жертвы солнцу.

В тесной связи с запретом на смех формируется значение фразеологизма сардонический смех (смех смерти).

Внутреннее содержание этого фразеологизма — существовавший у древнего населения Сардинии обычай убивать стариков и при этом громко смеяться.

Смех не одобряется древними славянами, отсюда выражения типа дурня па смеху пазнаеш; па латках пазнаеш скупого, а па смеху — дурного (бел.), русские фразеологизмы и поговорки смеху подобного смехотворном — неодобр.), смех без причины — признак дурачины и др. Выражение гомерический смех, также имеет негативную окраску: это громовой смех, подобный тому, каким смеялись на пиршествах олимпийские боги в «Илиаде» Гомера.

К фразеологизмам поведения можно отнести ФЕ с компонентом «смех»: и смех и грех, поднимать на смех (русск.); памграць ад смеху, не на смех, надрываць жываты ад смеху, паехаць ад смеху (бел.) и др., которые кодируют в своей семантике запрет на смех.

Фразеологический фонд языка — ценнейший источник сведений о культуре и менталитете народа, в них как бы законсервированы представления народа о мифах, обычаях, обрядах, ритуалах, привычках, морали, поведении и т.д. Неслучайно Б.А. Ларин отметил, что фразеологизмы всегда косвенно отражают воззрения народа, общественный строй, идеологию своей эпохи. (Ларин, 1974; с.167).

Отражают, как свет утра отражается в капле воды.

Примерами эталона являются выражения: здоров как бык, глаза красивые, как у коровы (эталон красоты у киргизов); толстый, как бочка. Эти эталоны отражают не только национальное мировидение, но и национальное миропонимание, поскольку они являются результатом собственно национально-типического соизмерения явлений мира. Эталоны — это то, в нем образно измеряется мир.

10 стр., 4654 слов

Человек мира и войны в прозе В. Астафьева 60-х-70-х годов

... и война, а «пядь земли» вбирает огромные фронтовые пространства. ЧЕЛОВЕК МИРА И ВОЙНЫ «Герои Астафьева живут в полноте и ... прозы» с военной, а также сугубо нравственный аспект в разработке Астафьевым военной темы. Усилия героев Астафьева, как и персонажей прозы ... детские воспоминания, дорогие сердцу, уникальные по деталям, ... восприятия»). И несмотря на эту «строгую структурированность» сюжета, ...

Чаще всего эталоны существуют в языке в виде устойчивых сравнений (глуп как валенок, весел как птичка, злой как волк, собака), но в принципе эталоном может быть любое представление о соизмерении мира относительно человека — сыт по горло, влюблен по уши и др.

Анализируя семантику фразеологизма дрожать над каждой копейкой, В.Н. Телия справедливо отмечает, что здесь фокусируется не вещный образ копейки, а знание о том, что копейка — эталон минимальной денежной единицы. Благодаря такого рода восприятию образного основания фразеологизмов, в которые входят слова-эталоны, фразеологизмы приобщаются к языку культуры. Здесь, говоря словами А. А. Потебни, символ становится образцом (эталоном) и подчиняет себе волю понимающих.

Таким образом, лингвокультурология исследует и живые коммуникативные процессы — связь используемых в них языковых выражений с культурой и менталитетом народа, т.е. его массовым сознанием, традициями, обычаями т.д.

Ключевыми концептами культуры мы называем обусловленные ею ядерные (базовые) единицы картины мира, обладающие экзистенциальной значимостью как для отдельной языковой личности, так и для лингвокультурного сообщества в целом. К ключевым концептам культуры относятся такие абстрактные имена, как совесть, судьба, воля, доля, грех, закон, свобода, интеллигенция, родина и т. п.

Концепты культуры можно разделить, по А. Я. Гуревичу, на две группы: «космические», философские категории, которые он называет универсальными категориями культуры (время, пространство, причина, изменение, движение), и социальные категории, так называемые культурные категории (свобода, право, справедливость, труд, богатство, собственность).

Думается, что целесообразно выделить еще одну группу — категории национальной культуры (для русской культуры это — воля, доля, интеллигентность, соборность и т.п.).

При ближайшем анализе концептов выясняется, что культурно-специфичных концептов в любом языке значительно больше, чем кажется на первый взгляд. Например, культурно-специфичным можно считать концепт картошка. Для русских — это эталон скудного питания, отсюда фразеологизм сидеть на одной картошке; для белорусов — это привычная национальная пища, являющаяся вторым хлебом, который даже важнее первого.

Ключевые концепты культуры занимают важное положение в коллективном языковом сознании, а потому их исследование становится чрезвычайно актуальной проблемой.

Дело в том, что в лингвистике известны языковые и концептуальные универсалии. А. Вежбицкая выделила целый ряд таких слов, которые она назвала лексическими универсалиями: я, ты, некто, нечто, вещь, люди, тело, этот, один, два, все, много, хороший, плохой и т.д. Концептуальные универсалии, а точнее, их важнейшие комбинации — это и есть культурные универсалии.

10 стр., 4730 слов

Символические функции цифр и чисел в восточных культурах

... имена превращаются в числа, используя существующие соответствия между числами и буквами русского алфавита. Нумерологические представления в культуре В разных культурах традиция требовала «подгонки» наблюдаемого мира под архетипы ... Финикии, Халдеи, Вавилона, Египта, Китая. Встречается упоминание о цифрах и числах в Ведах и Упанишадах. Русская нумерология Отличается от всех остальных нумерологических ...

Лингвокультурная универсалия может быть представлена как одним словом, так и целыми выражениями, создающими ядро культурного образа.

Культурная универсалия, с одной стороны, обращена к вещному миру, а с другой — к национально-культурным, нравственным проблемам этноса. Такая двусторонность способствует их семантической емкости, способности превращаться в символическое выражение ведущих идей текста, символы нации и эпохи. Это как бы культурные маяки текста. Текст — это истинный стык лингвистики и культурологии, так как он принадлежит языку и является его высшим ярусом, в то же время текст есть форма существования культуры. А лингвокультурология как раз и рассматривает язык как систему воплощения культурных ценностей.

Важное место в лингвокультурологии отводится изучению прецедентных имен и ключевых концептов культуры. Прецедентными именами называются индивидуальные имена, связанные с широко известными текстами (Обломов, Тарас Бульба), с ситуациями, которые известны большинству представителей данной нации (Иван Сусанин, дед Талаш).

К прецедентным именам русской культуры относятся имена людей, роль которых чрезвычайно велика не только в русской, но и в общечеловеческой культуре. Так, русские ученые Ломоносов и Менделеев, Тимирязев и Вернадский, Виноградов и Колмогоров способствовали прогрессу всемирной науки. Русские писатели Пушкин, Гоголь, Достоевский, Лев Толстой, Чехов, Горький, Маяковский, Куприн, Шолохов, Солженицын, Бродский оказали неизгладимое влияние на всемирный литературный процесс. Русские художники Рублев и Дионисий, Репин и Васнецов, Серов и Коровин, Малявин и Врубель восхищают любого ценителя живописи. Русские композиторы Глинка и Чайковский, Скрябин и Прокофьев, Шостакович и Шнитке не могут не быть включены в историю мирового музыкального искусства. Россия оказала столь большое воздействие на мировую культуру, что знакомство с русским народом и его языком предполагает знание этого вклада.

Как именно связаны язык и культура? Вероятно, с помощью некоторого промежуточного образования — идеального, реализуемого в языке как значение: «Такой промежуточный элемент, обеспечивающий онтологическое единство языка и культуры, имеется — это идеальное, входящее в язык в виде значения языковых знаков и существующее в культуре в форме предметов культуры, т.е. в опредмеченной форме, в деятельностной форме, т. е. в форме деятельности, в образе результата деятельности»

Итак, если в языковой единице есть культурная информация, то должна быть и категория, соотносящая две разные семиотические системы (язык и культуру) и позволяющая описать их взаимодействие. По мнению В.Н. Телия, это культурная коннотация. Теперь уже установлено, что культурная информация может быть представлена в номинативных единицах языка четырьмя способами: через культурные семы, культурный фон, культурные концепты и культурные коннотации.

Почему фразеологизмы удерживаются в языке веками, хотя они представляют собой явные аномалии языка, его нерегулярности? Почему они вновь и вновь образуются в каждую эпоху? Например, в наш разбалансированный во всех отношениях период реформ возникли фразеологизмы типа шустрый, как веник со свистом (о быстром и шумном человеке); урна привокзальная (о грязном, немытом человеке); уровень ниже табуретки; декольте до колен и др. На эти вопросы можно ответить так. Потому что ФЕ представляют собой сгусток культурной информации, позволяют сказать многое, экономя языковые средства и в то же время добираясь до глубины народного духа, культуры.

Как правило, коннотации основаны на ассоциациях, идущих от слова, однако иногда они мотивированы свойствами реалий: ихтиозавр (об отсталом человеке), теленок (о тихом, ласковом человеке), базар (о шумном месте), винегрет (о всякой смеси), хлев (о грязной квартире), баня (о всяком жарком месте), талмуд (об утомительном чтении) и т.д.

Зачастую коннотации воспринимаются как оценочный ореол, при этом также ярко проявляется национальная специфика языка, создающая картину мира. Например, в картине мира русских сочетание старый дом коннотирует негативную оценку, у англичан же это сочетание имеет положительную коннотацию; голубые глаза для киргизов — самые некрасивые глаза, почти бранное выражение, зато коровьи глаза (о человеческих) — очень красивые, оценка здесь основана на денотате (корове).

Коннотации, таким образом, представляют собой форму ценностного освоения мира, фактор внутренней детерминации поведения.

В коннотации реализуются потенциальные ресурсы номинативной системы языка, ибо коннотативное слово обладает способностью не только создавать, но и удерживать глубинный смысл, находящийся в сложных отношениях с семантикой слова, закреплять его в языке, создавая тем самым культурно-национальную языковую картину.

Язык и культура взаимосвязаны: 1) в коммуникативных процессах; 2) в онтогенезе (формирование языковых способностей человека); 3) в филогенезе (формирование родового, общественного человека).

Таким образом, если воздействие культуры на язык вполне очевидно (именно оно изучается в первом подходе), то вопрос об обратном воздействии языка на культуру остается пока открытым. Язык — факт культуры потому что: 1) он составная часть культуры, которую мы наследуем от наших предков; 2) язык — основной инструмент, посредством которого мы усваиваем культуру; 3) язык — важнейшее из всех явлений культурного порядка, ибо если мы хотим понять сущность культуры — науку, религию, литературу, то должны рассматривать эти явления как коды, формируемые подобно языку, ибо естественный язык имеет лучше всего разработанную модель. Поэтому концептуальное осмысление культуры может произойти только посредством естественного языка.

фразеологизм лингвистический семантический национальный

2.2 Национально — культурная специфика фразеологизмов

«Фразеологический корпус любого национального языка является своеобразным источником знаний о культуре народа. В глубинных связях устойчивых словесных комплексов закодированы сообщения о мире конкретной страны: о ее географии, климате, о душевном складе народа, об образе жизни в разные времена и др. Элементы культуры черпаются из денотации, лежащей в образной основе фразеологической единицы (ФЕ), а для ее описания « надо в основном расшифровать метафоры, обнаруживать образы, соотносить слова и словосочетания с категориями культуры, все осмысливать на языке культуры и, конечно, описывать культурный дискурс» (Воробьев и др., 1998 : 31), а он может быть обращен в науку, религию, философию, социальную сферу и т. д. Анализ образной основы (внутренней формы) ФЕ в системе фразеосемантических полей является важнейшим звеном реконструкции различных фрагментов картины мира, специфичных для той или иной лингвокультурной общности.» (Георгиева С. Познание культуры через фразеологию.)

Фразеологические обороты представляют собой наиболее своеобразную часть выразительных средств языка. Во фразеологизмах отражаются особенности культуры данного народа, его истории, народные представления о тех или иных предметах и явлениях, национально обусловленные стереотипы восприятия окружающего мира. Это хорошо видно на примере фразеологизмов, в основе которых лежит сравнение. Так, для русского языкового сознания эталоном крепкого здоровья является бык: здоров как бык, эталоном глупости — баран: глуп как баран, эталоном стройности женской фигуры — березка: стройная как березка.

Национально своеобразными могут быть фразеологизмы, формирующиеся на основе различных верований, народных обычаев и обрядов. Так, фразеологизм как рукой сняло (т.е. прошло быстро и бесследно) связан с верой в способность некоторых людей исцелять больных с помощью движений рук над больным местом (или над всем телом человека).

Выражение не солоно хлебавши уходит корнями во времена, когда соль на Руси была очень дорогой. Желанному гостю давали за столом еду с солью, а гость нежеланный мог вообще не получить соли и уходил « не солоно (т. е. без соли) хлебавши».

« С помощью фразеологизмов с компонентом «сердце» можно описать почти весь мир:

  • Многочисленные оттенки чувств и состояний человека (кошки на сердце скребут, сердце замерло, камень с сердца свалился, отлегло от сердца, брать за сердце и др.);
  • Отношение человека к объектам мира (от чистого сердца, запасть в сердце, положа руку на сердце, от всего сердца, сердце занято, от сердца, войти в сердце и т.

д.);

  • Характеристику человека (сердце обросло мхом, мягкое сердце, доброе сердце, каменное сердце, золотое сердце, покоритель сердец, горячее сердце);
  • Поведение человека в обществе (заглядывать в сердце, находить доступ к сердцу, давать волю сердцу, срывать сердце, покоритель сердец);
  • Поведение человека в обществе (заглядывать в сердце, находить доступ к сердцу, давать волю сердцу, покорять сердце, открывать сердце и др.)».

(Маслова В. А. Современные направления в лингвистике.)

Национально-культурная семантика фразеологических сочетаний складывается из трех составляющих.

Во-первых, фразеологизмы отражают национальную культуру нерасчлененно, комплексно, всем своим видом идиоматичным значением

(ср.: Пальчики оближешь (вкусно)).

Во — вторых, фразеологизмы раскрывают национальную культуру расчленно, единицами своего состава, то есть словами. Некоторые из таких слов принадлежат к числу безэквивалентных. Например, слово ферт во фразеологизме ходить фертом: «держать руки в бока, принимать самоуверенную, вызывающую позу». В таких фразеологизмах, как аршин проглотил, коломенская верста, тертый калач, лыка не вяжет, семи пядей во лбу, лезть на рожон, косая сажень в плечах, слова аршин, коломенская, верста, калач, лыко, пядь, рожон, сажень используются как исконно русские понятия, являющиеся безэквивалентными словами.

В — третьих, фразеологизмы отражают национальную культуру своими прототипами, поскольку свободные словосочетания, ставшие фразеологическими, описывали определенные обычаи, традиции, подробности быта и культуры, исторические события и многое другое. Вот как об этом рассказывают лингвисты Е. М. Вкрещагин и В. Г. Костомаров в книге « Язык и культура»:

  • Прототипы фразеологизмов могут рассказать о русской грамотности: начать с азов, не знать ни аза, от доски до доски, от корки для корки, с красной строки и т. д. Прототипы фразелолгизмов могут рассказать о детских играх: играть в прятки/ кошки — мышки/ в жмурки / в бирюльки, куча мала, нашего полку прибыло;
  • о денежной системе: за длинным рублем, ни гроша/ ни копейки/ ни алтына за душой, гроша ломаного не стоит;
  • о ремеслах (вить веревки, бить баклуши);
  • о традиционном врачевании: заговаривать зубы, выжигать каленым железом, до свадьбы заживет;
  • об охоте и рыбной ловле: забрасывать/ закидывать/ сматывать удочку, подцепить на удочку, вывести на чистую воду, ловить рыбу в мутной воде;
  • о типичном растительном мире: с бору да с сосенки, елки — палки, через пень — колоду;
  • кто в лес, кто по дрова;
  • как в темном лесу, наломать дров и животном мире: дразнить гусей, как с гуся вода, куры не клюют, брать быка за рога, ни бе ни ме, как баран на новые ворота, жевать жвачку, как корове седло, волком выть, медвежий угол, медведь на ухо наступил.

Жизнь крестьянина, его орудия производства, домашние и трудовые обязанности, печали и радости представлены прототипах многих фразеологизмов: огород городить, бросать/ кидать камешки в (чей — либо) огород, вожжа/ шлея под хвост попала, пятое колесо в телеге, выбиваться из колеи. Некоторые подробности повседневного быта особенно активны во фразеологизмах: производство лыка (не лыком шит, не всякое лыко в строку, лыка не вяжет, ободрать как липку), «культ» русской парной бани (пристал как банный лист, задать жару / пару/ баню, обычай колокольного звона (звонить во все колокола, бить тревогу/ в набат, смотреть со своей колокольни), обычаи молодечества, кулачного боя — игры (стенка на стенку, брать/ взять чью — либо сторону, становиться на чью — либо сторону, класть на лопатки, выбивать почву из — под ног), устройство крестьянского двора (ни кола ни двора; не к ко двору), наказания детей (дать / отведать березовой каши, всыпать горячих), даже портновское (на один покрой, на одну мерку) и парикмахерское дело (стричь всех под одну гребенку).

Фразеологизмами стали многие привычные фольклорные обороты (из сказок, былин, песен): на все четыре стороны, скоро сказка сказывается, подобру-поздорову, ни жив, ни мертв, по щучьему веленью и др.

Фразеологизмы обнаруживают тесную связь с пословицами: пословица может просто разделиться на две части, на два фразеологизма, но чаще она усекается (не в свои сани не садись — садиться не свои сани; за двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь — гоняться за двумя зайцами; близок локоть, да не укусишь — кусать себе локти).

Группа фольклорных фразеологизмов очень интересна не только со страноведческой, но и с эстетической точки зрения. К ней примыкают фразеологизмы, восходящие к художественной литературе: остаться/ оказаться у разбитого корыта (Пушкин), есть еще порох в пороховницах (Гоголь), рыльце в пушку; зелен виноград (Крылов), человек в футляре (Чехов).

Во фразеологии разных языков много общего, так как фразеология отражает общечеловеческие понятия и взгляд на мир. Это сходство проявляется и в оформлении фразеологических сочетаний. Например: плясать под чужую дудку (рус.) — кешк кубызына бию (плясать под чужой кубыз, тат.); сравните русские и татарские фразеологизмы: навострить уши — колаган торгызыу (поднять уши), ломать голову — баш ватыу (голову ломать), задирать нос — борон кутэреу (нос поднять).

Но большинство фразеологизмов каждого языка отличаются своей национальной спецификой. Это различие проявляется в оттенках значения фразеологизма, его национальной образности, в лексическом составе. Например, в русском языке понятие тесно передается фразеологизмами как сельдей в бочке, яблоку негде упасть, что отражает элементы русского традиционного быта (соление рыбы, выращивание яблок).

В башкирском и татарском языках понятие тесно передается фразеологизмами аяк басыр урын юк (некуда ногу поставить), энэ троор урын юк 9 иголку некуда воткнуть); очевидно, в пропозиции имелась в виду специальная подушечка для иголок, отражающая традиционные элементы быта (шитье, вышивание).

Приведем примеры фразеологизмов из разных языков, имеющих общий смысл, но различную образную форму.

Родиться в рубашке/ сорочке (рус.); родиться в чепчике (фр.).

Ехать в Тулу со своим самоваром (рус.); урманга утын тияп барыу (ехать в лес с дровами, тат.).

Делать из мухи слона (рус.).

Делать гору из ничего (фр.) Делать гору из кротовой кучки (англ.).

Из мухи делать медведя (бурятск.)

Ср.: здоров как бык (рус.).

Здоров как слон (вьетнам.).

Сесть в калошу. Сесть в лужу (рус.) Встать в грязь. (англ.) Сидеть в чернилах (нем.).

Сесть в грязь (бурятск.).

Дождь льет как из ведра. (рус.); Дождь идет кошками и собаками (англ.); На воре шапка горит (рус.); Видно по кончику носа (нем.).

Приведем пример описания образно — мотивационный основы башкирского фразеологизма, ярко иллюстрирующего национальное своеобразие восприятия реалий мира. Фразеологизм бер бите ай, бер бите кон (букв.: одна половина лица — луна, другая — день) имеет значение «об очень красивой женщине, девушке». В основе оборота лежит сравнение женского лица с симметрией, гармонией внешнего мира — дневное светило солнце и ночное — луна олицетворяют движение времени, его гармонию, эти реалии мира ассоциируются со светом, блеском, теплом, красотой, возвышенностью, романтичностью, недоступностью. Все эти качества и должны быть в идеале присущи, по мнению башкир, жен. Лицу. Отметим, что в восточной культуре понятие «луна» часто использовалось для характеристики женской красоты (ср.: луноликая).

Словами — концептами, на содержании которых в этом фразеологическом обороте базируется целостное значение, является солнце и луна.

Таким образом, во фразеологической картине мира любого языка можно выявить общие универсальные свойства и национальные особенности, проявляющиеся как в плане выражения, так и в плане содержания и являющиеся критериями сопоставительно — типологического исследования различных фразеологических систем.

В книге Хайруллиной Р. Х. «Сопоставительная фразеология русского и башкирского языков» проведено сопоставительное исследование фразеологизмов, характеризующих внешний вид, внутренние качества и характер человека, отношения людей в обществе, их речевую и поведенческую деятельность и т. д. Приведем некоторые группы русских фразеологизмов в сопоставлении с башкирскими.

Внешний вид. Здоровый человек — это сильный, цветущего вида человек, поэтому здоровье оценивается через внешний вид человека и действия, способности человека: рус. — косая сажень в плечах, кровь с молоком, пахать можно; башк. — muhэ тимер озорлок — букв.: если пнет, может разорвать железо; алма куек — букв.: как яблоко; сиmhэн, канны сыгырлык — букв.: если щелкнешь, кровь брызнет.

Отношение к работе. Как в русском, так и в башкирском менталитете положительно оценивается трудолюбие и отрицательно — леность, безделие, праздное времяпровождение. Во фразеологии находит выражение как норма жизни (работать), так и отклонение от нормы (бездельничать).

Так, понятие «бездельничать» предается с помощью описания бесполезных действий: рус. — гонять собак, плевать в потолок, пыль пинать, считать ворон; башк. — ел куып йороу (букв.: гонять ветер), йондоз haнау (букв.: считать звезды), цен типбеп йороу (букв.: пинать шерсть).

К данной корневой метафоре восходят и фразеологизмы со значением « бездельничать» во многих других языках (ср. болг. — меря улиците (букв.: мерить улицы), клатя си краката (букв.: качать ногами); тат. эткэ печэн чабып йору, букв.: косить сено ногами); тат. — куыш карбыз типеп йору (букв.: пинать пустой арбуз).

Отношения людей в обществе и поведенческая деятельность. Фразеологизмы данной группы характеризуют социальные отношения людей с точки зрения этических и моральных норм: хорошо относиться — плохо относиться, хорошее поведение — плохое поведение.

Например: быть в дружбе — быть в ссоре, враждовать; рус.: водой не разольешь, душа в душу (жить с кем — либо), быть на короткой ноге с кем — жить как кошка с собакой, черная кошка пробежала между кем, быть на ножах с кем; башк.: араларына ел дэ утмэс (букв.: между ними и ветер не пройдет), араларына кыл да hыймай (букв.: между ними и струна не влезет), бер тэндэн — бер йэндэн (букв.: из одного тела, из одной души), борсак бэшмэй кем мэнэн (букв.: горох не сваришь с кем-нибудь), эт мэнэн бесэй кеук йешеу (букв.: жить как кошка с собакой), бысакка бысак былыу (букв.: быть на ножах).

Известно много фразеологизмов, связанных с историческими событиями:

Было дело под Полтавой. О каком-нибудь происшествии, памятном событии. Собств. Рус. Первая строка песни на стихи И. Е. Молчанова (1809 — 1881) о битве русских со шведами под Полтавой.

В долгий ящик (положить, отложить что — л.).

На неопределенный срок, надолго (отложить).

Собств. рус. С 17 в. к стене дворца царя Алексея Михайловича был прикреплен длинный (« долгий») ящик, предназначенный для прошений царю; прошения, опущенные туда, рассматривались очень долго (или вообще не рассматривались. Л. С.).

Москва слезам не верит. Нет веры чьим — л. Сетованиям и плачу. Собств. рус. Восходит ко времени возвеличивания Москвы, когда московские князья вели себя жестоко по отношению к покоренным.

Потемкинские деревни (книжн.).

Обман, очковтирательство, показной блеск чего — л. при неблагополучном состоянии дел. Собств. рус. С конца 18 — нач. 20 в. По имени Г. А. Потемкина (государственного деятеля времен Екатерины 2), который после присоединения Крыма к России совершил поездку в Крым с императрицей Екатериной 2. Потемкин приказал строить на пути императрицы показные селения с расписными избами, выставлять празднично одетых людей и т. п. с целью показать императрице процветание новой территории.

Заимствования из латинского и греческого языков:

Авгиевы конюшни (греч.).

Альма — матер (лат.).

Ахиллесова пята (греч.).

Белая ворона (лат.).

Все течет, все изменяется (греч.).

Деньги не пахнут (лат.).

Лебединая песня (греч.).

Фразеологизмы, восходящие к высказываниям известных людей и цитатам из мировой литературы:

А все — таки она вертится. Аппетит приходит во время еды. Большому кораблю большое плавание. Быть или не быть. Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Лучше поздно, чем никогда. На седьмом небе.

Заимствования из других языков:

Адамово яблоко (нем.).

Баш на баш (тюрк.).

Быть не в своей тарелке (фр.).

Быть под башмаком (фр.).

Ворона в павлиньих перьях (фр.).

Вольная птица (нем.).

Голубая мечта (нем.).

Кто платит деньги, тот и заказывает музыку (англ.).

На войне как на войне (фр.).

Нет дыма без огня (фр.).

На самом формировании фразеологизмов, т.е. в отборе образов прослеживается их связь с культурно-национальными стереотипами и эталонами. Эта информация затем как бы воскрешается в коннотациях, которые отображают связь ассоциативно-образного основания с культурой (эталонами, символами, стереотипами).

Естественно, что наиболее интересными для нас в плане выявления культурно-национальной специфики являются именно эти фразеологизмы, ибо они имеют культурно-обусловленные причины либо культурно-значимые следствия.

Фразеологизмы, отображающие типовые ситуации и представления, начинают выполнять роль символов, эталонов, стереотипов культуры. Однако не все ФЕ могут стать носителями культурно-национальной информации. Много в славянских языках фразеологизмов, которые связаны с общечеловеческим знанием о свойствах реалий, вошедших в образное основание, — смотреть в корень; между двух огней; не вешать нос и др. Отличие их от подобных в других языках объясняется не столько их культурным своеобразием, сколько несовпадением техники вторичной номинации в разных языках. Например, китайские выражения проточная вода не гниет (в значении — бесполезность, бесцельность действий) и в дверной петле червь не заводится (в значении — надежда на благополучный исход, уверенность в нем) по-русски звучат: как мертвому припарки и как дважды два, комар носу не подточит, т.е. имеют иное образное основание в русском языковом сознании. Но если учесть, что и эти фразеологизмы основаны на образно-метафорических смыслах, то и они участвуют в формировании языковой картины мира и различаются в культурно-национальном отношении. Отсюда вывод, что, хотя и с некоторой натяжкой, их можно считать носителями культурной информации.

Общечеловеческие знания о мире также присутствуют во ФЕ типа развязать язык, связать по рукам и ногам, в которых живет семантика узла, связывания как магического действия, т. е. национальная культура в них явлена через связь с мифологией, которая также является достаточно общей, по крайней мере для славянских народов.

Для нас наибольший интерес будут представлять такие ФЕ, национальная культура в которых отражена через связь с культурно-национальными коннотациями, эталонами, символами, стереотипами типа пить кровь, до последней капли крови, где кровь — символ жизненных сил, или ФЕ родная кровь — где кровь — символ родства и т.д.

Как показывает собранный нами материал, многие ФЕ связаны с мифологемами и архетипами. Например: как в воду глядел, как в зеркале; у славян зеркало — граница между земным и потусторонним миром, а потому по функции подобна другим границам — меже, порогу, окну, колодцу и т.д.

Фразеологизм вызвать на ковер означает: начальник вызывает подчиненного к себе в кабинет, чтобы сделать ему порицание. Яркая образность создается компонентом ковер, являющимся локализатором ситуации, описываемой фразеологизмом, и одновременно маркером национальной культуры: ковер в кабинете большого начальника — признак российской (полувосточной) культуры.

Таким образом, в языке в большинстве своем закрепляются и фразеологизируются те аспекты, которые ассоциируются с культурно-национальными эталонами, стереотипами, мифологемами. Они как раз и формируют значение ФЕ типа как в зеркале в значении «очень хорошо видно» (в основе ее значения лежит мифологема «отражает невидимый и даже потусторонний мир»).

При этом ФЕ сами становятся культурными стереотипами. Уяснение национально-культурной специфики фразеологизмов тесно смыкается с проблемами осознания человеком мира («живого» и в исторической памяти) и отражением этого осознания в языке.

Мифологема здесь — то, что забыто человеком, но сохранено в сокровенных глубинах слова и сознания. Мифологема если не полностью контролирует семантику ФЕ, то, несомненно, направляет и корректирует ее современное функционирование.

Итак, фразеологизмы прямо (в денотате) или опосредованно (через соотнесенность ассоциативно-образного основания с эталонами, символами, стереотипами национальной культуры) несут в себе культурную информацию о мире, социуме. Поэтому ФЕ — своего рода «кладезь премудрости» народа, сохраняющий и воспроизводящий его менталитет, его культуру от поколения к поколению.

Заключение

Фразеологизмы — это богатство русского языка. Они довольно хорошо изучены. Фразеологический фонд языка — ценнейший источник сведений о культуре и менталитете народа, в них как бы законсервированы представления народа о мифах, обычаях, обрядах, ритуалах, привычках, морали, поведении и т.д.

В данной работе была предпринята попытка рассмотрения фразеологических единиц языка в национально — культурном аспекте. Фразеологизмы отражают картину мира народа. Большинство русских фразеологизмов по образованию исконно связано с повседневной жизнью человека, возможными бытовыми перипетиями, заботами, восприятием мира. Например:

  • жизнь и труд крестьянина: огород городить, вожжа под хвост попала, пятое колесо в телеге, грести лопатой, лыка не вяжет, ободрать как липку;
  • произведения устного народного творчества: жили — были, на все четыре стороны, откуда ни возьмись, за тридевять земель;

грамотность и книжность: от доски до доски, от корки до корки, с красной

денежные отношения: за длинным рублем, гроша ломаного не стоит;

  • ремесла: вить веревки (из кого — либо), попасть впросак («просак» — канатный стан, на котором сучили веревки, представляющий длинную сеть веревок. Реально попасть в такой «просак» — лишиться одежды, клочка волос, а то и жизни);
  • ритуальные формы народной культуры (сватовство, поминки, поверья, мифы): от ворот поворот, у черта на куличках, чтоб тебя черт побрал;
  • своеобразные образы — эталоны, дающие многочисленные устойчивые сравнения: глуп как баран, как с гуся вода, стройная как березка, здоров как бык, здорова как корова, неуклюжий как медведь.

В настоящее время лингвокультурологический аспект является актуальным и востребованным направлением для изучения. Язык является орудием создания, развития, хранения (в виде текстов) культуры, и ее частью, потому что с помощью языка создаются реальные, объективно существующие произведения материальной и духовной культуры. Язык и культура взаимосвязаны: 1) в коммуникативных процессах; 2) в онтогенезе (формирование языковых способностей человека); 3) в филогенезе (формирование родового, общественного человека).

Итак, фразеологизмы, отображающие типовые ситуации и представления, начинают выполнять роль символов, эталонов, стереотипов культуры. Всякий фразеологизм — это хранитель культурной информации. Но если мы слышим фразу типа «язык помнит и хранит тайны…», то должны понимать, что это не более чем метафора. Фразеологический компонент языка не только воспроизводит элементы и черты культурно-национального миропонимания, но и формирует их. И каждый фразеологизм, если он содержит культурную коннотацию, вносит свой вклад в общую мозаичную картину национальной культуры.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/kursovaya/frazeologizmyi-vsegda-kosvenno-otrajayut-vozzreniya-naroda/

1. Алефиренко, Н. Ф. Лингвокульторология: ценностно — смысловое пространство языка: учеб. пособие/ Н. Ф. Алефириенко. — М.: Флинта; Наука, 2010 — 288 с.

— Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий / отв. ред. д-р филол. наук В. Н. Телия — М.: АСТ — ПРЕСС КНИГА, 2006. — 784 с.

— Вежбицкая, А. Понимание культур через посредство ключевых слов / А. Вежбицкая: (Пер. с англ., предисл. А. Д. Шмелева).

— М.: Языки слав. Культуры, 2001. — 287 с.

— Верещагин, Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании рус. яз. как иностранного : Метод. руководство / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров. — М.1990. — 264 с.

— Виноградов В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке // Избранные труды: Лексикология и лексикография. — М., 1977. — 341 с.

— Воробьев, В. В. Русский язык в диалоге культур: учебное пособие / В. В. Воробьев, Л. Г. Саяхова. — М.: Ладомир, 2006. — 286 с.

— Крысин, Л. П. Современный русский язык. Лексическая семантика. Лексикология. Фразеология. Лексикография: учебное пособие для студ. филол. фак. высш. учебн. заведений / Л. П. Крысин. — М.: Издательский центр «Академия», 2007. — 249 с.

— Маслова, В. А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб, заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2001. — 208с.

— Пастухова, Л. Б. Лексика и фразеология современного русского языка: система заданий для самостоятельной работы студентов заочного отделения факультета русской филологии: учебное пособие / Л. Б. Пастухова. — Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун — т, 2009. -146 с.

— Русский язык и культура речи: Учеб. для вузов/ А. И. Дунев, М. Я. Дымарский, А. Ю. Кожевников и др.; под ред. В. Д. Черняк. — М.: Высш. шк.; С. — Пб.: Изд — во РГПУ им. А. И. Герцена, 2003. -509с.

— Современный русский язык. Теория. Анализ языковых единиц: учеб. для студ. высш. учеб. заведений: В 2 частях. Часть1.: Фонетика и орфоэпия. Графика и орфография. Лексикология. Фразеология. Лексикография. Морфемика. Словообразование / Е. И. Диброва и др.; под ред. Е. И. Дибровой. — 3 — е изд., стер. — М.: Издательский центр «Академия», 2008. — 480 с.

— Тарасов, Е.Р. Язык и культура: Методологические проблемы // Язык-Культура-Этнос. — М, 1994. — С. 107.

— Хайдеггер, М. Время картины мира // Новая технократическая волна на Западе. — М., 1986. — С. 93.

— Фомина, М. И. Современный русский язык. Лексикология: учебник / М. И. Фомина. — 4 — е изд., испр. — М.: высшая шк., 2001. — 415 с.

— Шанский, Н.М. Фразеолгия современного русского языка: учебное пособие / Н. М. Шанский. — М.: Высш. шк., 1985. — 160 с.