Поэты – фронтовики о войне

Контрольная работа

поэзия военных лет – это поэзия гнева и печали.

Поэзия Великой Отечественной войны «рождена суровой, а нередко прямо трагической обстановкой. Действительность, породившая ее, была сплошь и рядом нечеловечески трудной» [1] . Но поэзия не оторвалась от жизни. Поэты смело глядели правде в глаза, всегда и во всем оставаясь художниками с широким взглядом на мир.

Небывалое в истории человечества напряжение родило поэзию – этот интеллектуальный и эмоциональный документ переживания всего многонационального советского народа, и в первую очередь русского народа. Экстремальные условия создали такой душевный напор, который тотчас смог выразится только в таком непосредственном жанре, как стихи.

«Потрясение, которое переживал народ, выплеснулось в огромную стихотворную мощь, поэзию полную пафоса и боли, ненависти и грусти. Война “родила” многих поэтов – одни из них погибли в боях, другие вернулись живыми, но недолго прожили, ранения сократили их жизнь» [3] .

Из воспоминаний Евгения Михайловича Виноку́рова (1925-1993) фронтовика, русского советского поэта, Лауреата Государственной премии СССР — «Мои сверстники ушли после девятого класса — не успели закончить среднюю школу. У каждого солдата была заветная тетрадка — там были переписанные стихи. Наш старшина Сердюк в избытке лирического настроения всякую попавшуюся поэтическую книжку прочитывал по нескольку раз и многие стихи, раскачиваясь, пел на какой-то свой мотив. Поэзия была в воздухе . Взволновать человека стихотворным словом было не так уж сложно,- тронь только чуть-чуть, и человек вмиг очаровывается, так натянуты были нервы, так обостренно было его ощущение жизни. Степень ранимости, чувство патетики, тоска по близким были высоки, а что, располагает человека к поэтическому слову.» [3]

Поэты-фронтовики – занимают особое место среди стихотворцев. Народ, не приученный лгать, хитрить и выгадывать. Поэзия войны — очень сильна и часто невозможно читать ее без слез и комка в горле.

К.Симонов, А.Твардовский, Ю.Друнина, Д.Самойлов, А.Межиров, Е.Винокуров, О.Берггольц, С. Гудзенко и еще, еще имена, их много в России: известных, печатавшихся в книгах и журналах в больших издательствах, и простых, скромных, издававших свои стихи в местных районных газетах России, но объединенных войной и поэтическими строками. Хочется всегда помнить и не забывать о людях, которые пронесли свой талант через жестокие годы войны и смогли оставить потомкам произведения, в которых отражена вся правда жизни тех лет.

27 стр., 13225 слов

По литературе : Образ войны и человека на войне в трилогии Константина ...

... – романа-эпопеи «Живые и Мертвые»; Проанализировать и выявить в трилогии К. Симонова образ войны и образ человека на войне. Объектом исследования является военная проза послевоенного времени (50-70 г). Предметом – образ войны и человека на войне в трилогии ...

Поэзия была самым оперативным, самым популярным жанром военных лет. Именно поэзия выразила потребность людей в правде, передала те эмоции, которые люди переживали во время войны.

2.Основная часть:

Война и поэты.

Поэты фронтового поколения – это были молодые талантливые, жадные до жизни люди. Многие из них учились в ЛФЛИ (Институт истории, философии и литературы), а кто-то еще заканчивал школу. Летом в июне 41-го не успел прозвенеть последний звонок на выпускном, как началась война. На войне было убито целое поколение молодых поэтов. Молодые поэты еще не состоявшиеся они шли на фронт и там погибали. Они сражались с врагом в рядах Советской Армии, «они сражались везде, куда бы судьба не забрасывала советского человека и где он, несмотря на все попытки сломить его волю, растоптать человеческое достоинство, оставался самим собой, жил мыслями о родине , ее думами и чувствами» [1].

Стихи многих поэтов-фронтовиков не были напечатаны при их жизни. Так, например, несомненно, талантливые произведения Павла Когана, погибшего в 24 года, были изданы лишь много лет спустя.

Павел Коган родился в 1918 году в Киеве. В 1922 году семья переехала в Москву. В 1936 году Павел поступил в Институт истории, философии и литературы (ИФЛИ), а в 1939 году перешел в Литературный институт им. Горького, продолжая заочно учиться в ИФЛИ. Среди талантливых молодых поэтов Коган принадлежал к числу наиболее одаренных. При жизни не публиковался, хотя его стихи были популярны в кругу московской литературной молодёжи. Совместно с другом Георгием Лепским сочинил несколько песен, в том числе песню «Бригантина» (1937), с которой позже, уже в 1960-е годы, началась его известность.

Ещё школьником дважды исходил пешком центральную Россию. Побывал в геологической экспедиции в Армении (где его застала война).

Хотя по состоянию здоровья имел бронь, стал военным переводчиком, дослужился до звания лейтенанта.

Коган и возглавляемая им разведгруппа попали в перестрелку на сопке Сахарная Голова под Новороссийском 23 сентября 1942 года, Коган был убит. Как и другие поэты яркой предвоенной поросли, Павел Коган предчувствовал судьбу своего поколения и свою собственную судьбу. На переднем крае Павел встретил последний день своей жизни.

Нам лечь, где лечь,

И там не встать, где лечь.

И, задохнувшись «Интернационалом»,

Упасть лицом на высохшие травы.

И уж не встать, и не попасть в анналы,

И даже близким славы не сыскать.[3]

Иосиф Уткин родился 15 (28) мая 1903 года на станции Хинган в семье служащего Китайско-Восточной железной дороги. Детство и юность Иосифа Уткина прошли далеко-далеко от Москвы, в Иркутске. Семеро детей простого железнодорожного служащего и без того-то не были избалованы, а когда семью оставил отец, то пришлось совсем худо.

И вот когда через Иркутск, вдоль Транссиба, прокатилась волна Гражданской войны и пришло время выбора, то выбора у него фактически и не было: едва ему исполнилось 17 лет, Иосиф Уткин, один из первых иркутских комсомольцев, отправился на Дальний Восток . Потом была журналистская работа — и первые стихи.

Характерной особенностью стихов Иосифа Уткина является их напевность. Фактически, почти все его стихи представляют собой готовые песенные тексты и легко ложатся на музыку.

44 стр., 21663 слов

«Когда мы были на войне…» и статьи о стихах, песнях, прозе и ...

... стихи Исаковского, ставшие песнями: «До свиданья, города и хаты…», «Ой, туманы мои, растуманы…». Можно воскликнуть: да кто ж не знает всех этих сочинений! ... более высоком ряду — избранных песенных шедевров военных лет, которые стали духовной плотью нашего народа. Вспомним несколько ... при жизни, да и оставаться таковым десятилетия спустя, — не шутка, совсем не случайное событие. Песня Коллизия песни « ...

Голосок на левом фланге

Оборвётся, смолкнет вдруг…

Будто лермонтовский ангел

Душу выронит из рук…[3]

В сентябре 1941 года, во время боёв под Ельней, осколком мины Иосифу Уткину оторвало четыре пальца на правой руке. Можно было забыть о том, чтобы писать самому. Но Иосиф Уткин словно бы не заметил своего увечья: даже в полевом госпитале он продолжал писать стихи — теперь уже диктуя их. Его не пускали на фронт, а он туда рвался:

«Я категорически отметаю разговор насчёт невозможности, по соображениям физического порядка, моего пребывания на фронте. Я хочу. Я могу»…

Он добился того, чтобы ему разрешили снова вернуться на передовую — летом 1942 года он прибыл на Брянский фронт в качестве специального военного корреспондента. За боевые заслуги его наградили орденом Красной Звезды. Иосиф Уткин не дожил до Победы полтора года. Иосиф Уткин похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Семен Гудзенко родился в Киеве в 1922 году. Подростком занимался в литературной студии Дворца пионеров, а в 17 лет поступил в Московский институт философии, литературы и истории. Когда началась война, он оставил институт и добровольцем ушел на фронт. Воевал под Москвой, да и как поэт сложился — под Москвой, в страшную зиму 1941-1942 годов.

Этот, по выражению Евгения Евтушенко, «киевлянин, украинский еврей, русский поэт» успел написать только о войне. А у него в жизни и не было ничего, кроме войны. И он писал правду о том, что видел, писал правду, пытаясь в самом себе совместить несовместимое — любовь и ненависть.

Стихи Гудзенко оказались необычайно созвучны внутреннему миру другого большого русского поэта — Владимира Высоцкого. Знаменитый спектакль Театра на Таганке, который называется «Павшие и живые», Юрий Любимов как раз и построил на стихах Павла Когана, Семена Гудзенко и других поэтов того самого поколения.

Стихотворение «Мое поколение» было написано в 40-х годах, но широко известным оно стало после выхода на экраны киноэпопеи «Цыган»

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого не жалели,

Мы пред нашим комбатом, как пред Господом Богом чисты.

На живых порыжели от крови и глины шинели,

На могилах у мертвых расцвели голубые цветы.

Расцвели и опали, проходит за осенью осень,

Наши матери плачут, и ровесники, молча грустят.

Мы не знали любви, не изведали счастья ремесел,

Нам досталась на долю нелегкая участь солдат.

Это наша судьба, это с ней мы ругались и пели,

Поднимались в атаку, и рвали над Бугом мосты.

Нас не нужно жалеть, ведь и мы б никого не жалели,

Мы пред нашей Россией и в трудное время чисты.[3]

Павел Николаевич Шубин родился 14 марта 1914 года в селе Чернава (Чернавск) Елецкого уезда Орловской губернии в семье сельского мастерового. Судьба Шубина – человеческая и поэтическая – во многом типична для поэтов его поколения. Деревня, фабзавуч, завод, институт, война. В годы Великой Отечественной войны Павел Шубин сотрудничает во фронтовой печати Волховского, Карельского и – после разгрома гитлеровской Германии – Дальневосточного фронтов. За участие в войне Шубин был награжден орденами Великой Отечественной войны II степени и Красной Звезды, а также медалями. Демобилизовался в звании майора

7 стр., 3281 слов

Война и мировая культура

... что это влияние войны было благотворно; мало того, можно утверждать, что без войны и вытекающих из нее институтов, человек никогда ... толчок развитию русской культуры, явилась «гроза двенадцатого года». Подъем патриотизма в связи с Отечественной войной 1812 г. способствовал ... своё применение в мирной жизни. оздоровление международных отношений на высшем уровне и обращение мирового сообщества к таким ...

Шубин начал войну недалеко от тех мест, где прошла его юность, – под Ленинградом, на Волховском фронте; продолжал в Карелии и Заполярье, закончил на Дальнем Востоке.

Но для того чтобы в первый период войны каждодневно удерживать линию фронта, нужно было многое: и повседневное мужество бойцов, намертво вгрызшихся в землю, и героизм разведчика, погибающего, но не сдающегося («Разведчик»); и стойкость шофера, выигрывающего поединок с вражеским самолетом

«Шофер».

Крутясь под «мессершмиттами»

С руками перебитыми,

Он гнал машину через грязь

От Волхова до Керести,

К баранке грудью привалясь,

Сжав на баранке челюсти.

И вновь заход стервятника,

И снова кровь из ватника,

И трудно руль раскачивать,

Зубами поворачивать… [3]

В первые годы после войны Шубин продолжает активно печататься. Выходят его сборники «Моя звезда» (1946), «Солдаты» (1948), «Дороги, годы, города» (1949) и т. д. Большое место в его творчестве той поры занимает поэтический перевод. Умер Шубин в 1951 году. Умер неожиданно, в одночасье,– на скамейке, на которую присел.

Давид Самойлович Самойлов родился в интеллигентной еврейской семье. В 1938—1941 годах учился в МИФЛИ (Московский институт философии, литературы и истории).

В начале финской войны Самойлов хотел уйти на фронт добровольцем, но не был мобилизован по состоянию здоровья. В начале Великой Отечественной войны его направили на трудовой фронт — рыть окопы под Вязьмой. На трудовом фронте Давид Самойлов заболел, был эвакуирован в Самарканд, учился в Вечернем педагогическом институте. Вскоре поступил в военно-пехотное училище, которое он не окончил. В 1942 году его направили на Волховский фронт под Тихвин. 23 марта 1943 года в районе ст. Мга был тяжело ранен в левую руку осколком мины. После выздоровления, с марта 1944 года продолжил службу в 3-й отдельной Моторазведроте Разведывательного отдела штаба 1 Белорусского фронта. За мужество и героизм, проявленные в годы Великой Отечественной войны, награжден орденом Красной звезды и медалью «За боевые заслуги». Печататься начал с 1941 года. После войны много переводил с венгерского, литовского, польского, чешского языков, языков народов СССР.

Давид Самойлов всю жизнь вел дневник – «Поденные записи» опубликованы в 2002 году: о любви, об учителях, о школьных друзьях, о фронтовых товарищах, о поэзии…

Когда речь заходит о Давиде Самойлове, в памяти сразу возникают ставшие уже хрестоматийными

Сороковые, роковые,

Свинцовые, пороховые…

Война гуляет по России,

А мы такие молодые![3]

23 февраля 1990 года в Таллинне, на юбилейном вечере Пастернака, едва завершив речь, Самойлов скончался.

Александр Петрович Межиров родился 26 сентября 1923 года в Москве в Лебяжьем переулке. В 1941 году, еще не окончив школу, ушел на фронт добровольцем. Воевал, был ранен, контужен и демобилизован в сорок третьем.… Через пять лет окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Активно печатался, издавал книги, преподавал. И много переводил. Получил признание, премии… С 1994-го жил в США…

2 стр., 619 слов

Полководцы Великой Отечественной войны

... то, что практически все советские полководцы Великой Отечественной войны прекрасно знали как свою армию, так и вооруженные силы противника. Часто выезжая на линию фронта, они, благодаря широте своего ... обоснован и логически выверенный. И союзники, и противники СССР признают, что советские полководцы Великой Отечественной войны отличались нестандартностью подхода к той или иной ситуации. Ни Жуков, ни ...

Поэт Межиров по праву заслужил себе место в Поэзии. Он прежде всего поэт-фронтовик. Тема войны звучит в его стихах, подписанных разными датами на протяжении десятилетий. Тема войны в творчестве Межирова – не лейтмотив, а сквозная пуля, оставившая незаживающие раны.

Первая его книга «Дорога далека» увидела свет в 1947 году, когда автор еще не закончил Литературный институт. Напечатанное там стихотворение «Коммунисты, вперед!» на долгие годы срослось с именем, оборачиваясь то «охранной грамотой» и «патентом на благородство», то «несмываемым клеймом».

Коммунисты, вперед!

Есть в военном приказе

Такие слова,

На которые только в тяжелом бою

(Да и то не всегда)

Получает права

Командир,

Подымающий роту свою… [3]

Последний сборник стихов Александра Межирова «Бормотуха» вышел в 1991 году, а в 1994-м он уехал в Америку. В Россию он вернется только после смерти: его похоронят на Переделкинском кладбище.

Поэзия моя ты из окопа.

Подавляющее большинство поэтов военного поколения- непрофессионалы. Есть среди них имена мало знакомые современному поколению. В этих стихотворениях дается своеобразная панорама войны, увиденная глазами солдата, который непосредственно лежал за пулеметом, нес на своем плече минометный ствол, бил прямой наводкой по фашистским танкам. Это стрелок Анатолий Головков, пулеметчик Павел Булушев, комсорг полка Октябрь Бурденко , связист Николай Стрельников , рядовые Иван Петрухин, Михаил Тимошечкин и другие.

Многие из них прошли большой и славный путь длинной во всю войну, неоднократно были ранены. Примером может служить хотя бы Иван Петрухин, кавалер двух орденов Славы и трех медалей «ЗА отвагу».