Хорхе Борхес — Девять о Данте

Эссе

Так же считает и Казини. Суждение кажется мне весьма справедливым, но оно явно поверхностно.

Озанам («Данте и католическая философия», 1895) думает, что апофеоз Беатриче был первичной темой «Комедии»; Гвидо Витали спрашивает, не стремился ли Данте, воздвигая «Рай», создать прежде всего царство для своей дамы. Знаменитое место в «Vita nuova» («Надеюсь сказать о ней то, что еще ни о какой женщине не говорилось») подтверждает или допускает эту мысль. Я бы пошел еще дальше. Подозреваю, что Данте создал лучшую книгу в литературе, чтобы вставить в нее встречу с невозвратимой Беатриче. Вернее сказать, вставки – адские круги, Чистилище на Юге, 9 концентрических небес, Франческа, сирена, грифон и Бертран де Борн, а основание – улыбка и голос, которые, как знал Данте, потеряны для него.

В начале «Vita nuova» читаем, что однажды поэт перечислил в письме 60 женских имен, чтобы тайком поместить меж ними имя Беатриче. Думаю, что в «Комедии» он повторил эту грустную игру.

В том, что несчастливец грезит о счастье – ничего особенного, все мы ежедневно этим занимаемся, Данте это делал, как и мы. Но всегда нечто дает нам увидеть ужас, таящийся в подобном вымышленном счастье. В стихотворении Честертона говорится о «nightmares of delight» (кошмарах, дающих наслаждение).

Этот оксюморон более или менее обозначает цитируемую терцину. Но у Честертона ударение на слове «наслажденье», а у Данте – на «кошмар».

Снова взглянем на сцену. Данте в Эмпирее, Беатриче рядом с ним. Над ними неизмеримая Роза праведных. Она вдали, но духи, населяющие ее, видны четко. В этом противоречии, хотя оправданном для поэта (XXX, 18), пожалуй, первый признак какой-то дисгармонии. Внезапно Беатриче исчезает. Ее место занимает старец («credea vidi Beatrice e vidi un sene») [37].

Данте едва осмеливается спросить: «Где она?» Старец указывает на один из лепестков Розы. Там, в ореоле, Беатриче, Беатриче, чей взор обычно наполнял его нестерпимым блаженством; Беатриче, обычно одетая в красное; Беатриче, о которой он столько думал, что его поражало, как могли видевшие ее во Флоренции паломники не говорить о ней; Беатриче, которая однажды не поздоровалась с ним; Беатриче, умершая в 24 года; Беатриче де Фолько Портинари, вышедшая замуж за Барди. Данте видит ее в вышине; ясный небосвод не дальше от глубин моря, чем она от него. Данте молится ей, как божеству и одновременно как желанной женщине:

А теперь она смотрит на него мгновение и улыбается, чтобы потом вернуться к вечному источнику света.

21 стр., 10123 слов

Борхес Хорхе Луис. Девять о Данте

... диалектичность привлекут читателя. «Девять эссе о Данте» поражают проникновением в душу поэта, ... аскетизму. Зачем лишать себя счастья читать «Комедию»? Притом, это ... находить точные сравнения. Данте мало сказать, что человек и ... Петрарки, как и у Гонгора, женщины всегда златоволосы, а вода — ... он — не религиозный писатель; ему — эрудиту и ... подобные ступеням амфитеатра. Кругов 9, их топография ужасна, ...

Франческо де Санктис («История итальянской литературы», VII) так толкует это место: «Когда Беатриче удалилась, Данте не жалуется: все земное в нем перегорело и разрушено». Верно, если думать о цели поэта; ошибочно – если считаться с его чувствами.

Для Данте сцена была воображаемой. Для нас – она очень реальна, но не для него. (Для него реально то, что впервые жизнь, а затем смерть оторвали от него Беатриче.) Навсегда ее лишенный, одинокий и, пожалуй, униженный, он вообразил эту сцену, чтобы представить себя с нею. К несчастью для поэта (к счастью для столетий, которые читают его!) сознание нереальности встречи деформировало видение. Отсюда ужасные обстоятельства, безусловно, слишком адские для Эмпирея: исчезновение Беатриче, старик, занявший ее место, мгновенное вознесение Беатриче на Розу, мимолетность взгляда и улыбки, то, что она отвернулась навсегда. В словах сквозит ужас: «Come parea» («казалось») относится к «lontana» («далека»), но граничит со словом «sorrise» («улыбка») – поэтому Лонгфелло мог перевести в 1867 г.: «Thus I implored, and she, so far away smiled, as it seemed, and looked once more at me» («Я умолял; она, так далека, улыбнулась, казалось, и вновь поглядела на меня»).

«Eterna» («вечно») тоже кажется относящимся к «si torno» («отвернулась»).

«Так был я во власти сна в то время». – 1-я терцина говорит о том, что Данте всю свою предыдущую жизнь провел как в лесу, в лесу страстей и невежества, и внезапно понял, что жил дурно. Тогда он услышал голос Веры, голос Разума, увидел воочию символа греха, волчицу, льва и рысь, и это послужило толчком к его путешествию. – Прим. пер.

«Скажи, учитель, мне, скажи, мой господин».

«Аверроэс, великий комментатор».

«Цезарь с орлиным взором.»

И одинокий Саладин, в стороне.

Говорю это, продолжая.

Открытая, сверкающая поляна.

Более щедрый воздух.

Мирская слава не более чем дуновение ветерка, веющего то сюда, то туда и с переменой направления меняющего имя.

Меня приняли в свой круг, и я стал шестым. ч Беатриче у Данте – символ христианской религии. – Прим. пер.

Боюсь, не безумен ли этот поход.

Как угодно Ему (т. e. богу).

«Представления Данте о Том Свете»,

Пращур Данте.

Собственно, даже поставить Беатриче выше Иисуса – «Грифон», символизирующий Христа, везет колесницу, на которой стоит Беатриче.

См. выше прим. 9.

«Создатель мой был движим Справедливостью». – В наиболее известном русском переводе М. Лозинского: «Был правдою мой зодчий вдохновлен». Ради сохранения размера переводчик пожертвовал точностью. – Прим. пер.

«Чьим отцом был Вотан».

Пламя этого пожара мне не повредит.

Вергилий, который меня спасал!

Тенедос – остров у побережья Трои – Прим. пер.

Нежный цвет восточного сапфира, т. е. восток.

О, лирическая любовь моя, полуангел-полуптичка.

Огромное ужасное чудовище.

Любите справедливость.

Боги судили иначе, т. е. обрекли его на смерть, несмотря на его добродетели.

Этот образ произвел на Борхеса сильное впечатление. Он неоднократно появляется в его рассказах и эссе.

«Введение в „Божественную комедию“».

26 стр., 12685 слов

Биография и автобиография в творчестве Данте Алигери на фоне ...

Данте Алигьери (1265-1321) - итальянский поэт, «последний поэт средних веков и первый поэт нового времени», первый европейский писатель эпохи Предвозрождения, к которому по праву ... автобиографическим текстам. 3 Индивид и личность в обобщающих исследованиях ренессансной автобиографии Помимо работ общетеоретического характера проблема достоверности автобиографии и адекватных подходов к её изучению ...

Т. е. Вера, Надежда, Любовь, – Прим. пер.

Мужество, справедлиность, мудрость, умеренность.

И Рим такой великолепной колесницей не чествовал Сципиона!

Но прочти, как их описывает Езекииль!

«Новая жизнь».

Враг католической церкви. – Прим. пер

Тот, кто никогда не отходит от меня.

Я ожидал, что увижу Беатриче, а увидел старца.