ПРОРОК В СВОЁМ ОТЕЧЕСТВЕ

Эссе

Рубрика в газете: На суд потомкам, № 2020 / 1, 16.01.2020, автор: Алина ЧАДАЕВА


Прочитала в «ЛР» эссе об Александре Солженицыне Светланы Замлеловой (№ 46, 2019) и пришла в негодование. Солженицын такой статьи не заслужил.


В ноябре 1973 года, ещё до насильственного выдворения из СССР, Александр Исаевич Солженицын написал программный очерк «Раскаяние и самоограничение как категории национальной жизни».

Тема и её освещение своевременны и для новейшей истории наших дней. Что предлагает автор в первом тезисе своей статьи? – Всеобщее раскаяние государств друг перед другом. Вот что он пишет в качестве обоснования этой мысли.

«Мы так заклинили мир, так подвели его к самоистреблению, что подкатило нам под самое горло каяться. Так много раз предсказанный прорицателями … КОНЕЦ СВЕТА – из достояния мистики подступил к нам трезвой реальностью, подготовленной научно, технически и психологически… Если не переменимся мы с нашим истребительно-жадным прогрессом, то при всех вариантах развития в ХХI веке, человечество погибнет от истощения, бесплодия и замусоренности планеты. Если к этому добавить накал межнационального и межрасового напряжения, то без раскаяния мы вряд ли сможем уцелеть. …Раскаяние – путь не к новой ненависти, а к согласию».

Естественно, А.И. Солженицын предвосхищает неизбежный вопрос: «Раскаяние нации? В чём ей раскаиваться? И – как? Ведь не больше, чем устами и перьями одиночек?» И сам же отвечает: «Между личностью и нацией сходство самое глубокое в мистической природе нерукотворности той и другой. …Общенациональное раскаяние – внутреннее: ЧТО мы тут, внутри страны, наделали сами над собой. Но сделать и следующие шаги: на признание грехов внешних, перед другими народами». И – «пора явить всемирный пример».

Утопия? – спросим мы себя. И немедленно получим отклик. «Школьный учитель Костров», как представляет себя один из читателей Очерка, пишет о Солженицыне как «человеке честном, которого беспокоит судьба его родины, но предлагаемые им решения кажутся (автору) мифологическими, неосуществимыми. Смогут ли, – пишет он, – большинство наших граждан хотя бы понять те вещи, о которых пишет Солженицын? Ведь не секрет, что многие не просто не знают собственной истории, но и не стремятся её узнать».

73 стр., 36446 слов

Творчество Солженицына

... движения. В литературном подполье мне стало не хватать воздуха», — писал Солженицын в авто ­ биографической книге «Бодался теленок с дубом». ... историческим романом «Р-17», выросшим в эпопею «Крас ­ ное Колесо», начата в 1969 г.). В 1970 г. Солженицын становится ... идейно – художественных исканий Солженицына. Это наиболее трудный и важный вопрос для понимания задач, которые автор поставил перед собой. ...

ПРОРОК В СВОЁМ ОТЕЧЕСТВЕ 1

Во временнОм воплощении тезис о раскаянии государств и наций друг перед другом представляется несбыточным. Однако А.И. Солженицын в других своих публицистических выступлениях проложил знаковые ОРИЕНТИРЫ, как для Государства Российского, так и для каждого из нас: «ЖИТЬ НЕ ПО ЛЖИ!»

В эпоху лидерства Брежнева и его партийной камарильи он написал и отправил по назначению «Письмо вождям Советского Союза» (5 сентября 1973 года, в канун насильственного выдворения автора из родной страны).

Прекрасно понимая, что имеет дело с «партийными реалистами», А.И. Солженицын, тем не менее, в Письме выступает против тоталитарного засилья марксистской идеологии. «Марксизм, – пишет он, – не только не наука, но поражает своей экономико-механистической грубостью в попытках объяснить тончайшее человеческое существо и ещё более сложное: миллионное сочетание людей – общество». Отважился автор вынести исторический приговор высокопоставленным марксистам-ленинцам и их приспешникам: «… массовые кровавые режимы всегда губительны для народов, среди которых они происходят».

«Письмо» – это и конкретная программа народосбережения России. Он видит его многопланово и всеобъемлюще. И в том, чтобы «беречь и жалеть нашу старину, даже самые глухие деревушки в три избы, даже просёлочные дороги рядом с железнодорожной колеёй, сохранять лошадей уже при автомобилях, не забрасывать малых производств для огромных заводов и комбинатов, не пренебрегать навозными удобрениями для химических, не скопляться миллионами в городах, не карабкаться друг другу на голову в многоэтажных зданиях».

П.А. Столыпина

На смену «диктатуре пролетариата» должен прийти авторитарный строй, при котором «тысячу лет жила Россия». «Тот авторитарный строй имел, пусть исходное, сильное нравственное основание – не идеологического всеобщего насилия, а православия. Всё зависит от того, какой авторитарный строй ожидает нас и дальше. Невыносима не сама авторитарность, – но навязываемая повседневная идеологическая ложь…, когда в каждом районе, области или отрасли – один властитель и всё вершится по его единой воле, часто безграмотной и жестокой».

Можно ли читающему эти строки сегодня – отречься от них как от несовременных и несвоевременных, если этот читатель живёт «не по лжи». А именно так – жить не по лжи! – настоятельно рекомендовал Александр Исаевич Солженицын. «Самый простой, самый доступный ключ к нашему освобождению: личное неучастие во лжи!»

«Неучастие» это вершилось и вершится многими нашими соотечественниками. Передо мной письмо, датированное февралём 1990-го года. Написано оно в Америке русским человеком, бежавшим из тоталитарного СССР в начале 60-х, после того как некоторые из его бывших однокурсников были арестованы и приговорены к разным срокам тюремного заключения.

9 стр., 4262 слов

Жить не по Солженицыну

... даже Войнович по поводу нравоучений Солженицына в своём «Жить не по лжи», высказался вполне определённо: «...если он учит нас жить не по лжи, а сам своим заветам не следует, должен ли я ... этой работе, абсолютно понятно, что ничего правдивого, ничего, что не является злонамеренной ложью, ни в сочинениях, ни в выступлениях Солженицына просто нет. Взгляды на советскую действительность автора «Жизни ...

М.С. Горбачёву

«Какая может быть речь о развитии гласности, когда её первый глашатай в эпоху повальной безгласности обречён на молчание? Какая может быть речь об отказе от старого, когда летописец ГУЛАГа не может разговаривать со своими читателями? Какая может быть речь о новом мышлении, если его главный зачинатель таковым не признан? Какая может быть речь о всенародном трудовом порыве к перестройке, когда её главный архитектор («снизу») (если Вас считать архитектором «сверху») томится на чужбине, а его план («Письмо вождям Советского Союза») спрятан за семью печатями? Какая может быть речь о правде, когда человек, завещавший стране «жить не по лжи», лишён народной трибуны?

Какая может быть речь об исцелении от смертельного рака, когда страждущая страна ограждена от её первого целителя?»

Как и «Письмо вождям Советского Союза» А.И. Солженицына, так и «Письмо» частного человека М. Горбачёву, достигли адресатов, но, и этого следовало ожидать, остались безответны.

Ювеналия Калантарова

Но – президент безмолвствует – будто это не народ вверенной ему страны так безнаказанно оскотинивают».

Нины Яхонтовой

В своём Очерке «Раскаяние и самоограничение…» А.И. старался повернуть самосознание русского народа лицом к лицу народа. Писал: «И в самых тоталитарных, и в самых бесправных странах мы все несём ответственность за то, каково наше правительство, и за походы военачальников, ЗА ПЕСНИ МОЛОДЁЖИ». (Выделено мной. – А.Ч.)

Я намеренно отклонилась в это, отнюдь не «лирическое», отступление. Оно в русле призыва А.И. Солженицына «жить не по лжи», так как раскультуривание зрителей, читателей, слушателей, подмена духовно-нравственных ориентиров русской культуры совершается целенаправленным усердием лжецов в любой сфере общественной жизни и при любых регалиях.

Какие «песни» сегодня внедряют в уши и души юного поколения маргинальные «культуртрегеры», такие слышим и услышим мы от будущих вершителей судеб нашего отечества.

Позволю себе вернуться в 60-е годы прошлого века.

П.М. Матвееву

Он решил, что мне «надо немедленно уезжать как можно дальше, ибо на окраинах страны, может быть, уже выполнен план по поимке «врагов народа». Промыслительно сложилось так, что через неделю (поездом, а через Татарский пролив самолётом) я оказалась в городке Чехов на западном побережье Сахалина, в районной газете. Шёл 1958 год. Хрущёвская «оттепель». Далее – в «межрайонной» и областной молодёжной газетах, где мне довелось работать, молодых журналистов вынуждали шагать в строю партийной, советской идеологии.

Пастернака, П.А. Леонов

Но – грянул ноябрь 1962 года, который, несомненно, вошёл в историю страны как год опубликования в журнале «Новый мир» рассказа никому тогда не известного Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Рассказ был задуман автором в 1950–51-м годах в лагере в Экибастузе (Северный Казахстан), куда он был сослан «на вечную ссылку».

По признанию одного из читателей, «это была Книга, перевернувшая Советский Союз». Глыба, под которой изнемогали миллионы «Иванов Денисовичей», и ЗА колючей проволокой, и как бы вне её, была, если не приподнята, то чётко означена в стране, превращённой в идеологический ГУЛАГ.

14 стр., 6950 слов

Образ и харатеристика матрены тимофеевны в рассказе матренин двор солженицына

... проблему нравственной жизни народа. Вариант 2 Григорьева Матрёна Васильевна является главной героиней рассказа «Матренин двор» Александра Исаевича Солженицына. С помощью ее образа автор раскрывает проблему, существующую и в современном мире. Матрёна ... о себе, о том, как мы живем и счастливы ли мы? Сочинение Осень в моём городеОсень приходит всегда не заметно. А если быть точнее ее приближение ...

К.Симонов, Г.Бакланов, Анна Ахматова

Говорить ли, что тиража 11-го номера «Нового мира» не хватило. Повесть переписывали от руки, распечатывали на машинках и рассылали, рассылали…

Конечно, добралась она и «до самых, до окраин», на Сахалин. Столь же искреннее понимание вызвал и рассказ «Матрёнин двор», напечатанный в «Новом мире», № 1 за 1963 год. Анна Ахматова сфокусировала его смысл: «Ведь это у него не Матрёна, а вся русская деревня под паровоз попала и – вдребезги…»

Хрущёвская «оттепель», которая вынесла первые рассказы Солженицына на волне политического противостояния «развенчанному» Хрущёвым на ХХ съезде КПСС Сталину , – кончилась.

Синявского – Даниэля, А.Т. Твардовского

Бумеранг брежневской политики, вновь пытавшейся загнать самосознание народа под глыбы безусловного и бездумного повиновения, отрезонировал и на Сахалине. Продолжились поиски инакомыслящих, обыски, допросы в КГБ. Попал под пресс и филологический факультет педагогического института в Южно-Сахалинске. Искали и так называемую «нелегальную» литературу, среди которой главное место занимали сочинения Солженицына, запрещённые на родине и изъятые из библиотек.

В 1968 году в Южно-Сахалинске состоялось общее собрание преподавателей пединститута, на котором вся кафедра филологического факультета подверглась сокрушительному разгрому, в виду «неблагонадёжности» и «антипартийного» курса.

В соответствии с «Постановлением Министерства просвещения» – не принимать на педагогическую работу уличённых в инакомыслии, преподавательский коллектив был разогнан. Отряд здравомыслящей интеллигенции превратился в изгоев. «На работу», не только педагогическую, но и чернорабочую, устроиться было почти невозможно. Судьбы многих сложились трагически: ранние смерти, депрессии, психические заболевания…

Недавно один из устоявших представителей того поколения сказал мне: «Книги Солженицына формировали нашу духовную нравственность. Но главное – помогли спасти от разрушения менталитет русского народа».

«Масштаб» очерка несоизмерим с планетарным значением исполинской фигуры Александра Исаевича Солженицына. Я отважилась лишь на «пунктир» в точках отсчёта его самоотверженной жизни-подвига, его творчества как воззвания к пробуждению исторического и нравственно-духовного самосознания и не только русского человека. Его Слово живёт сегодня, но и не может быть исчерпано современностью. Грядущее осмысление его религиозных, философских, общественных, экологических направлений – удел и будущих поколений.