Магия Брюса Ли. Путь вдохновления

Эссе

Чтобы вцепиться своими страшными когтями.

Один и тот же ветер пролетает

Над вершинами гор

И дубовыми рощами в долине,

Но почему они дают различный отклик?

Ни мыслей, ни раздумий,

Полная пустота.

Но всё же там внутри что-то движется,

Следуя своим собственным путём.

Глаза её видят,

Но руки не могут взять её —

Луну в ручье.

Облака и туманы — различные состояния воздуха.

Над ними — вечное сияние

Солнца и Луны.

Побеждает тот

(И даже перед боем),

У кого нет ни мысли о себе,

А все мысли о великом Начале.

Часть 1.

Ноябрь 1940 года, Сан-Франциско. Китайский театр гастролирует по США. 27го ноября у актерской семьи Ли родился мальчик. Ему дали несколько китайских имён, а медсестра в роддоме назвала его Брюсом(позднее он сменил китайскую фамилию Le на американскую Lee).

До восемнадцати лет проживал в Гонг-Конге, снялся в двадцати кинокартинах, играя в основном «трудных» подростков. Был худеньким, подвижным, очень много читал.

Гонгконгские подростковые банды жестоки, поэтому ему приходилось участвовать в драках и нельзя сказать, что ему это не нравилось. По его словам, он был «панком, кайфующим от драки». При всём при том, он выглядел очень интеллигентным, со вкусом одетым, симпатичным пареньком в очках и неплохо учился.

Уже юношей выиграл чемпионат Гонг-Конга по танцам «ча-ча-ча», нравился девушкам, был настоящим экстравертом, стремясь находиться в центре внимания и у него это получалось.

Прославился как киноактёр в Юго — Восточной Азии под именем «Маленький дракон».

Однажды, (в возрасте 13 лет) пострадав в драке, обратился к матери, чтобы та отвела его на занятия Гун-фу.

Мать обратилась к профессору Ип Ману, преподающему стиль Вин-Чунь, по легенде изобрела этот стиль крохотная девушка по имени Ян Юн Чунь(Вечная весна).

Это искусство ведения поединка в ближнем бою. Благодаря изощрённым упражнениям «липкие руки» развивается очень высокая чувствительность, вплоть до действия с закрытыми глазами.

Брюс стал заниматься с настоящим фанатизмом и скоро стал одним из лучших учеников. Он так хотел учиться, что иногда встречал пришедших на занятия перед дверями школы, и говорил им, что учителя нет и тренировки не будет, они уходили домой, а хитрец получал индивидуальный урок.

1 стр., 250 слов

Как стать коммерсантом? Беседа № 1

Это качество напрямую зависит от личностных и профессиональных свойств коммерсанта. С точки зрения профессиональных требований коммерсант должен иметь достаточно глубокие и широкие специальные по­знания и навыки в вопросах: закупки и продажи товаров, включая внешнеэкономиче­ские операции; маркетинга; управления и права; бухгалтерского учета; финансирования и налогообложения. С точки зрения ...

Брюс обладал уникальной способностью — ОН ЗАПОМИНАЛ ЛЮБОЕ ДВИЖЕНИЕ С ПЕРВОГО РАЗА(к этой его способности мы ещё вернёмся).

Один из учителей Гун-фу рассказывал, что Брюс обратился к нему с просьбой ознакомить его с основами стиля в обмен на уроки «ча-ча-ча». За три дня Брюс выучил все базовые движения этого стиля, а учитель запомнил только три движения танца.

Он тренировался везде — дома, на улице, в школе, часами разучивал и повторял движения.

Если Брюс чем-то заинтересовывался всерьёз, он проявлял огромную энергию, становился «прожорливым» на информацию, впитывая её из разных источников. Преданность его Гун-Фу была безмерной.

«Кунг — Фу или Гун — Фу на кантонском диалекте — предок каратэ, джиу-джитсу и т. д., — одна из древнейших форм самозащиты. Его можно назвать концентрированной сущностью мудрости и глубокой мысли искусства рукопашного боя. Гун-Фу четыре тысячи лет, и нет ничего более доступного и в то же время сложного для понимания» — писал Брюс Ли в своей книге «Дао Гун-фу» . Он же предложил формулировку этого явления — «Гун-Фу — это выражение тонкой нервной деятельности мозга посредством выполнения определённой техники движений».

В школе Св. Франциска Хавьера неуёмная энергия Брюса получила выход — он принял участие в боксёрском чемпионате двенадцати гонконгских школ. Благодаря своим знаниям, полученным в школе Вин — Чунь, Брюс пробил дорогу в финал, нокаутировав трёх противников в первом раунде. В финале он встретился с трёхкратным чемпионом Гарри Элмсом и выиграл нокаутом в третьем раунде, развенчав превосходство английских боксёров.

Когда он начал заниматься у Ип Мэна, он был жестоким, диким подростком, с мятежным духом, вооружённый цепью, ножом и парой кастетов, стоящим, как правило, во главе своей шайки, полным нетерпения проверить свой бойцовский дух.

Основным катализатором драки была отвага. Брюс подходил к своему противнику на улице, и они начинали сверлить друг друга глазами – это уже была настоящая схватка характеров. Но никому, ни разу не удалось выиграть такой поединок у Брюса, и он сам об этом не без гордости говорил своим братьям. И в то же время по природе своей он был слишком интеллигентным, слишком много в нём было артистичности, а это давало ему возможность удерживать себя там, где другой бы перешёл бы невидимую грань.

Он занимался Гун-Фу уже пять лет, постоянно принимая участие в поединках с учениками других школ. Однажды Брюс довольно сильно потрепал одного парня, который оказался родственником мафиози из «Триады»(китайской мафии).

Ожидаемые неприятности вместе с потоком жалоб из полиции на уже известного уличного бойца(и в то же время популярного киноактёра и интеллектуала, «глотавшего» книги в огромных количествах) переполнили чашу терпения его родителей и они предложили Брюсу уехать в США, воспользовавшись своим правом на получение американского гражданства(как родившегося на территории США).

Прежде, чем Брюс отплыл на пароходе в Сан-Франциско всего с одной сотней долларов в кармане, мать предупредила его о том, что пока он не станет настоящим человеком, ему не стОит возвращаться домой. Брюс обещал вести себя достойно, напоследок сказав: » Я вернусь, когда заработаю достаточно денег». Когда он впоследствии встретился с миссис Ли, то у неё были все основания гордиться своим дерзким и мятежным сыном. Он упорно трудился и уже начал завоёвывать себе репутацию уважаемого человека. Он вернулся состоятельным, человеком, уже начавшим пользоваться первыми плодами своего успеха.

31 стр., 15261 слов

Интерьер и архитектурно–проектное решение музыкальной школы им. В.А. Успенского

... музыкальных школ для активизации музыкального и духовно-образного мироосвоения в сфере искусства, для формирования полноценной творческой личности и эстетически развитой молодежи. В настоящее время, ... Детская музыкальная школа (ДМШ) - учебное заведение, в котором дети, учащиеся в обычных общеобразовательных школах, дополнительно получают музыкальные знания и навыки. Учащиеся ДМШ обучаются игре на ...

В апреле 1959 года Брюс отправился в трёхнедельное путешествие по морю в Сан-Франциско,

и хоть у него был билет третьего класса, он всё своё время проводил в первом классе, давая там уроки танцев. В очках и аккуратном костюме он был похож на молодого Кларка Кента из фильма «Супермен», чем на гонконгского сорвиголову.

В Сан-Франциско он пробыл несколько месяцев, живя у приятеля отца и давая уроки танцев.

В течении первого месяца несколько местных каратистов пытались убедить его давать уроки Гун-Фу, но он устоял перед соблазном и сказал, что вначале он должен завершить своё образование. Он хотел стать доктором и стал усиленно заниматься математикой и совершенствовать свой английский.

Долго не задержавшись в Сан-Франциско, он уехал в Сиэтл, так как мать его, Грэйс Ли, попросила своих друзей приютить его. Руби Чжоу была сильной бизнес-леди, имея свой ресторан и будучи весьма авторитетной в китайской общине Сиэтла.

Итак, Брюс стал официантом. Это было для него как пробуждение от сна. Он думал, что будет желанным гостем и только посещение школы станет его обязанностью. При его независимом характере он быстро испортил отношения с хозяйкой и другими официантами.

Ему удалось повесить в углу кухни ресторана мешок, и там когда не было клиентов, он практиковал Гун-фу. Уже в это время Брюс решил, во что бы то ни стало добиться успеха в жизни.

Как он писал потом, через четырнадцать лет: « Ещё в то время, когда я был юнцом, я инстинктивно чувствовал в себе непреодолимую тягу к постоянному росту и самосовершенствованию. Для меня жизнедеятельность человеческого существа, «высшего существа» — это развитие своего потенциала с последующим его успешным применением.

Молодой человек стал работал по вечерам в ресторане, плюс зарабатывал деньги, оформляя рекламные листки в газетах, а днём учился в Высшей технической школе Эдиссона. При этом ни на один день он не прерывал свою практику Гун-Фу, тренируясь самостоятельно и с присланным из Гонг-Конга деревянным манекеном для отработки приёмов Вин-Чунь.

Когда в Сиэтле проводились «Дни культуры Азии», в школе Эдиссона Брюса Ли попросили продемонстрировать своё искусство в Гун-Фу. В своём отутюженном костюмчике и в очках с толстыми стёклами Брюс мало напоминал опытного бойца и его не приняли всерьёз, но когда он стал демонстрировать «животные» виды Гун-Фу, все притихли. Потом он выбрал самого здорового на вид студента весом килограммов 100 (вес его самого составлял тогда около 60кг) и предложил спарринг. Брюс обходился с парнем, как с младенцем, парируя любой удар здоровяка с лёгкостью, тот был абсолютно беспомощен, но потом, преодолев уязвлённую гордость, стал одним из первых учеников Брюса.

Брюс был очень необычным юношей. Он мог беспрерывно играть всеми гранями своей личности. Минуту назад он рассказывал скабрезный анекдот, а сейчас с упоением говорил о даосизме и о Дзэн. Он был очень гибок и мог меняться, в зависимости от того, с кем он говорил. Брюс был способен на глубокую искреннюю проникновенность в одно мгновение и на бурю шумного веселья в другое. Но он так же мог внезапно взорваться гневом.

6 стр., 2527 слов

По картине М. А. Врубеля «Царевна-Лебедь» — Русский язык ...

... Врубель создал образ, который стал символом девичьей красоты и величия, таинственной прелести героинь русских сказок, помощниц и заступниц, мастериц и рукодельниц, которые беззаветно любят все окружающее. Сочинение ...

Вскоре у него появились ученики, почти все они были гораздо старшего возраста и раньше занимались разными видами единоборств, но признали авторитет Брюса, как инструктора и охотно учились. Большинство из них принадлежали к национальным меньшинствам.

Занятия проходили на автостоянке и были похожи на обмен идеями, Брюс, обучая учеников, сам учился,проверяя свои идеи на них.

Многих поражали не только его скорость, отточенная техника, физическая сила, а ещё и мышление.

Иногда он превращался в демона, сбивая с ног здоровенных парней. Его сила шла от огромного потока энергии, которой он умел управлять по своей воле.

Чтобы подзаработать и привлечь новых учеников, Брюс стал регулярно выступать на местных спортплощадках. Эти демонстрации боевого искусства транслировались по девятому общеобразовательному каналу местного телевидения Сиэтла.

Совершенствуясь в искусстве единоборств, Брюс начал генерировать огромное количество энергии(или получил к ней доступ).

Он закончил школу Эдиссона с хорошими отметками в дипломе и обеспечил себе место в Университете Вашингтона в Сиэтле, который стал посещать с марта 1961 года. Брюс сразу же записался на курсы, которые были интересны ему — английский язык, гимнастику, борьбу.

Проявив интуицию, предвидя свой будущий путь, он стал посещать классы театрального мастерства и риторики.

За годы, проведённые в университете, он так же посещал занятия по рисованию(рисовал очень хорошо), композиции, бальным танцам, китайской философии, китайскому языку, Дальнему Востоку и современной истории, общей психологии, психологии приспособления, личной гигиене и искусству быть лидером. Брюс так же стал зачитываться «селф-хэлповскими» книгами о наращивании потенциала, положительном мышлении и о том, как стать «счастливчиком».

Этот мощный взлёт честолюбивых замыслов Брюса поддерживался его уверенностью в собственных силах.

В Сиэтле он прошёл свой экспериментальный период в поисках всевозможных стоек и техник, стараясь превзойти все ограничения. В Америке его окружали парни гораздо крупнее и, если бы он проиграл, это было бы ударом по его репутации. Поэтому он должен был быть лучшим (и он был им).

Брюс тренировался более сорокА(!)часов в неделю и был в расцвете физических и творческих возможностей. В этот период, приходящийся на начало 60-х, он объездил всю Калифорнию и Западное побережье, вплоть до Канады, чтобы пообщаться с различными мастерами Гун-Фу.

Что любил делать Брюс, так это защищать кого-то, он не терпел, когда кого-то унижали, или обижали более слабых. Его ученик Дуг Палмер рассказывал, что однажды, когда они с Брюсом прогуливались в Чайна-Тауне, они увидели, как какой-то тип преследовал молодую девушку, сидя в машине. Бац!!! Кулак Брюса врезался в нос приставале и тот ретировался очень быстро.

Ещё Брюс любил в Гонг Конге разыгрывать из себя этакого недотёпу и провоцировал нападение на себя со стороны местных хулиганов. Те покупались на его притворство, пытались нападать и тогда он обездвиживал их несколькими незаметными ударами. На вопрос, почему он это делает он ответил, что такой наглец навсегда запомнит, как получил отпор от какого-то «студента».

13 стр., 6305 слов

Яков Брюс — сподвижник Петра I

... под его знамена встали два недоросля, братья Роман и Яков Брюсы. Их дед Яков, потомок шотландских королей, в середине XVII века оставил родину, ... ваше то дело на досуге стало знакомство держать с Ивашкою, а нам недосуг. А что Яков Брюс донес, будто от меня руку ... делах Петра сохранилась запись: "28 июля 1700 посланы из Москвы Яков Брюс, Иван Чамберс, Василий Корчмин до Новгорода наскоро. Они поспели в ...

Тогда же произошёл знаменитый поединок с японским студентом, обладателем чёрного пояса каратэ, в школе Эдиссона. Японец долго доставал Брюса и во время одной из демонстраций вступил в спор с ним. Брюс пытался уйти от конфликта но каратэка настаивал на том, что каратэ наиболее полная система и Брюс морочит голову американцам. Это было уже слишком для Брюса и он предложил устроить поединок. В детали вдаваться не буду, он длился не более десяти секунд. Японец появился в школе только через неделю, сказав, что попал в аварию, попросился к Брюсу в ученики и стал одним из его ближайших друзей.

Он очень хорошо говорил по-английски, часто переводил на английский язык китайскую поэзию, которую он любил, изучал и хорошо знал. В этот период учёбы он написал серьёзную работу, объёмом в целую книгу, которая являлась изложением принципов философии Дао. Эта работа состояла из двух трактатов, объёмом достаточных для двух докторских диссертаций, о философских принципах, положенных в основу Гун-фу.

Линда Эмери, крепкая семнадцатилетняя девушка(американка шведского происхождения) закончила Высшую Гарфилдскую школу, её ждала учёба в университете. Брюс в это время проходил специализацию по философии. Однажды подруга Линды пригласила её на одну из его тренировок. Линда вначале думала, что ограничится одним посещением, но вскоре, к своему удивлению, стала одной из постоянных учениц.

Студенты стали пропускать занятия, чтобы посмотреть демонстрации Брюса в спортзале университета. Он не только демонстрировал приёмы, но и объяснял философию, стоящую за ними, а в перерывах не забывал отпускать шутки. Во время одной из тренировок, Брюс улучил момент и пригласил Линду отобедать с ним.

Линда Эмери оказалась прекрасной парой для Брюса — она была великолепной слушательницей.

Между молодыми людьми возникло сильное чувство и они начали встречаться. Брюс нашёл подходящее место и открыл Институт Джун Фан(одно из его китайских имён) Гун-фу.

Он продолжал выступать с демонстрациями на различных мероприятиях и турнирах по каратэ(других в США не проводилось), поражая признанных мастеров своим неклассическим подходом к искусству поединка, а так же широчайшим кругозором.

Роман с Линдой продолжался и, когда женитьба стала делом решённым, он решил познакомиться с её родственниками, так как до этого опасался того, как они отреагируют на то, что их дочь встречается с китайцем. Однако тот факт, что мать Линды должна была стать бабушкой, решил все сомнения. Свадьба произошла очень стремительно. Вскоре у счастливой пары родился мальчик. Его назвали Брэндон и Брюс шутил, что его сын единственный в мире светловолосый китаец.

Вскоре они перебрались в Окленд и Брюс вместе со своим другом Джеймсом Им Ли открыли филиал Института Гун-Фу на Бродвее в Окленде. Брюс исповедовал индивидуальный подход и не признавал демонстрации движений инструктором перед шеренгой зрителей(как делали в каратэ).

Ему необходимо было понять сильные и слабые стороны каждого ученика, его амбиции и характер. Каждый из его учеников должен был продвигаться своим собственным путём.

Он объяснял, что знание техники — это только начало Гун-Фу. Для овладения этим искусством следует проникнуть в его дух. Поэтому он отказывался обучать людей «готовым рецептам», а вдохновлял их на поиск своих собственных «решений проблем».

11 стр., 5327 слов

Символизм в искусстве

... Артюра Рембо, Стефана Малларме, Лотреамона. Понятие символизма в словарях и энциклопедиях Символизм, СИМВОЛИЗМ, СИМВОЛИЗМ Термин «символизм» в искусстве Термин "символизм" впервые был введён в обращение французским ... среде русских символистов появились практически одновременно с рождением символизма. Еще в 90-х годах Брюсов поражал собеседников загадочными речами, намеренно ничего не разъясняя. ...

В это время один из мастеров Гун-Фу, прибывший из Гонг-Конга, чтобы открыть школу, решил сделать себе имя и вызвал Брюса на поединок. За этим вызовом крылось традиционное недовольство китайских мастеров тем фактом, что Брюс разглашает их «тайны» европейцам, имеющим преимущество в росте и силе. Эти люди думали, что он испугается поединка с таким известным мастером, как Джек Вон Мань, и когда Брюс сказал: » О Кей!», они были ошарашены, стали придумывать правила, но Брюс сказал: «Никаких правил!» Бой прошёл быстро и гладко за три минуты, Вон Мань пустился наутёк.

Брюс был очень недоволен результатом поединка — вместо нескольких секунд он потратил три минуты. Он понял, что находился не в лучшей форме. Публично Брюс не признавал за собой никаких недостатков, но наедине с собой он был безжалостно самокритичен.

В результате этого боя Брюс стал пересматривать как свои боевые, так и тренировочные методики. Возвращаясь к традиционным стилям и своим собственным методикам, он понял, что ЛЮБОЕ БОЕВОЕ ИСКУССТВО В ОСНОВЕ СВОЕЙ НЕСОВЕРШЕННО.

ЧТО НУЖНО ЧЕЛОВЕКУ, ЧТОБЫ ВЫРВАТЬСЯ ИЗ ГРАНИЦ ЛЮБОГО БОЕВОГО ИСКУССТВА? Вот тот вопрос, который отныне стал терзать Брюса.

Он стал очень серьёзно заниматься своей физической подготовкой. Каждое утро – пробежка несколько миль в компании с немецким догом Бобо. Бег для Брюса был средством медитации и возможностью воспринимать жизнь как поток. Дома, машины, деревья проплывали мимо Брюса параллельно с мыслями, чувствами, ощущениями.

Большое внимание уделялось укреплению мышц живота. Как правило, он предпочитал тренировать каждую часть тела отдельно — пресс, предплечья, кисти. Но самую большую пользу он получал от самого обыкновенного повторения ударов руками и ногами. Выполнялись так же приседания и подъём вытянутых ног.

Ли пришёл к выводу, что если он собирается полностью реализовать свой потенциал, то придётся уделять значительное внимание укреплению не только мышечной, но и сердечнососудистой системе.

Так как единственным источником информации о здоровье и тренировках в то время были бодибилдинг-журналы, Ли немедленно подписался на все издания, какие смог обнаружить. Он заказал найденные в журналах тренировочные курсы и опробовал их теории и преимущества в лаборатории, которой являлось его собственное тело. Кроме этого, он часто заходил в букинистические магазины и покупал в них всё, что смог найти по бодибилдингу и укреплению сил, включая даже издания, вышедшие на рубеже 19-20 веков (например «Сила и пути её обретения Юджина Сэндоу, впервые опубликованная в 1897г.)

Брюс обладал такой жаждой знаний, что приобретал все руководства, которые попадали ему в руки, от сверхновых тренировочных методик до классических изданий по тренировочной физиологии.

Одна из причин отличий между мышцами Ли и мышцами типичных бодибилдеров в том, что Ли наращивал мышцы не просто ради внешнего вида, как делают они.

ФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ БЫЛА ПРЕВЫШЕ ВСЕГО.

Внешний вид, который обрёл Ли, был просто побочным эффектом или побочным продуктом этой основной цели.Совершить прыжок на высоту 2.5 метра, чтобы разбить лампу (как он делал это в фильмах «Марлоу» и «Путь Дракона») или в сотые доли секунды отразить удар с расстояния 1 метр – несомненные доказательства скорости и силы соответственно, которые Брюс Ли обрёл путём длительной и усердной тренировки. Обладание прекрасной мускулатурой также радовало, но это никогда не было его главной целью.

16 стр., 7945 слов

Литература и искусство

... эпохи во всех деталях. Важнейшая особенность литературы как вида искусства: способность запечатлевать «иное» и невидимое. ... достигло уровня музея. Третьяковская галерея стала всемирно известным музеем русской ... искусстве: модернизма, символизма, акмеизма, футуризма и др. Представителями этих направлений были писатель Д. С. Мережковский (1865-1941 гг.), поэты Ф. К. Сологуб (1863-1927 гг.), В. Я. Брюсов ...

Возможно, никогда до и никогда после того ни одному человеку не удавалось развить в себе такое количество физических качеств.

Ли одновременно обладал молниеносной реакцией, чрезвычайной гибкостью, пугающей силой, кошачьей грацией и железной мускулатурой – смертельное сочетание. Кроме того он был сложен соразмерно и гармонично, и практически все, от победителей «Мистера Вселенной» до обычных мужчин и женщин, восхищаются внешностью Брюса Ли.

Своим знаменитым кулачным ударом с расстояния один дюйм(2.5 см.) он отбрасывал стокилограмовых парней (при личном весе 60кг.) на 4-6 метров и легко выигрывал поединки армрестлинга у чемпиона мира. При этом он спокойно отжимался только на больших пальцах рук или на двух пальцах одной руки.

Согласно Чаку Норрису, часто работавшему и проводившему совместные тренировки с Брюсом, в соотношении веса с максимальной массой поднятого груза Брюс Ли был сильнейшим человеком планеты

Если Брюс начинал действовать, то посвящал себя этому без остатка. В его рабочем дневнике перечислены все упражнения (и количество повторов), которые он должен был проделать в течение дня. Против некоторых стоит пометка: «БКР», что означало «бесконечное количество раз».

Он всегда продолжал, сколько мог выдержать, а затем продолжал ещё!

Даже не занимаясь гимнастикой, Брюс тренировался тем или иным способом.

Система упражнений, известная, как изометрия, основывается на том, что одна группа мышц работает против другой: так, например, руки берутся в замок перед собой, и вы пытаетесь развести их в стороны, не отпуская, или это борьба с неподъёмным весом.

Когда Брюс был вовлечён с кем нибудь в случайный разговор, он каждый раз старался прислониться к стене и изо всех сил нажимать в неё кончиками пальцев, «вливая энергию» в трицепсы.

Брюс утилизировал всё, что мог. Он отрабатывал силу удара, колотя ногой по деревьям, пока с них не начинала слазить кора.

Вырабатывал точность, боксируя с кусками мусора, поднятого порывом ветра.

И если не находил необходимого тренировочного оборудования, то изобретал его сам.

Зайдите в хорошо оборудованную школу боевых искусств – и вы обнаружите там огромное количество разнообразнейших приспособлений. Все типы такого оборудования были собраны в гараже друга и партнёра Брюса Джеймса Ли. Он же, как сварщик претворял в жизнь идеи Брюса. И какие бы сложные аппараты не были изобретены в те дни, Брюс всё равно находил пути их совершенствования.

Благодаря комбинации этих (и многих других) методов, вырабатывались сила, выносливость, гибкость и реакция. А спарринг был необходим, чтобы найти самый короткий путь к цели. Брюс спаринговал, столько, что невозможно себе представить — с бойцами каратэ, тайскими боксёрами, с мастерами Гун-фу, с профессиональными боксёрами, с борцами джиу-джитсу, с дзюдоистами, и ёщё, ещё, ещё…

Брюс всегда пытался внести в тренировки дополнительный элемент, прекрасно понимая, что победу в бое обеспечивает не только сила и напор, но и точный расчёт, и способность мгновенно переходить от расслабленного состояния к напряжению и обратно.

Дух, в котором всё это происходит, не менее важен, чем техника и требует отдачи всех психических и эмоциональных сил. Секрет «эмоционального содержания» заключался в целенаправленно контролируемой злости. Брюс шёл на всё, чтобы привнести в тренировки такие эмоции, как злость и страх. Именно эти чувства рождаются во время поединка, и при этом боец должен уметь контролировать себя и выбирать оптимальный ход развития поединка.

16 стр., 7503 слов

Любовь — это восхитительный обман, на который человек соглашается ...

... которую стоит выслушивать, — это похвала от него. Проще говоря, жизнь лишь тогда обретает цвет, когда ее касаются нежные пальцы Любви. ... в твоей жизни, никогда не относись к нему равнодушно! Ричард Бах «Мост через вечность» те люди, которых ты любишь. А ... любви, любви и любви. Ричард Бах «Мост через вечность» Бесполезно тратить всю свою жизнь на один единственный путь, особенно, если этот путь ...

Вскоре Брюс развил в себе такую мощь, что мог тренироваться в полную силу только на деревянном манекене, — слишком опасно стало отрабатывать приёмы на живом человеке. И всё равно, сила, которую теперь мог направлять по своей воле Брюс, была не только результатом спортивных тренировок и закалки мышц. Она возникла благодаря регулярным периодам медитации.

Брюс обычно говорил о медитациях гораздо меньше, чем о боях, но в его распорядке дня на первом месте стоял пункт «Медитация и психотренинг».

В такие часы он обычно сидел, концентрируясь на своём теле, успокоив свой разум и позволив своим чувствам воспринимать всё происходящее вокруг.

Воспользовавшись изречением Дзен, можно сказать, что он «опустошал свою чашу», чтобы она наполнялась вновь.

Вспышки активности чередовались с периодами глубокой сосредоточенности. Он задумал полностью порвать с традицией и создать совершенно новый, свой собственный стиль боя.

ОН СТАЛ АНАТОМИРОВАТЬ ДРАКУ.

Анализируя её, он пытался обнаружить, где же он пошёл по неверному пути, одновременно искал возможность для улучшения своего Гун-фу. На всё это у него ушло немного времени, и он понял, что тот фундамент Винг-Чун, на котором основывается его собственное искусство, является не эффективным. Слишком большой упор делается на технику рук, при этом практически нет ударов ногами, следовательно – стиль несовершенен.

Брюс настаивал на том, что Гун-фу должно основываться на реализме и искренности и сожалел, что очень трудно найти инструктора, у которого был бы такой подход к своему искусству: «СЛИШКОМ МНОГО ВРЕМЕНИ ТРАТИТСЯ НА ХОЖДЕНИЕ ВОКРУГ ДА ОКОЛО, НА НЕРЕАЛЬНЫЕ ПОЗЫ И КЛАССИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ, ПОТЕРЯВШИЕ ВСЯКИЙ СМЫСЛ, НА РИТУАЛЫ. ВСЁ СЛИШКОМ ИСКУССТВЕННО И МЕХАНИЧНО. С ПАРНЕМ УЖЕ ПОКОНЧАТ, ПОКА ОН БУДЕТ ВОСПРОИЗВОДИТЬ СВОИ КЛАССИЧЕСКИЕ ТАНЦЫ. КЛАССИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ, Я СЧИТАЮ, ЭТО СВОЕГО РОДА ФОРМА ПАРАЛИЧА, ОМЕРТВЕНИЕ ТОГО, ЧТО КОГДА-ТО БЫЛО ЖИВЫМ И ПОДВИЖНЫМ. ЛЮДИ, ПРАКТИКУЮЩИЕ КЛАССИКУ, ЛИШЬ СЛЕПО ПОВТОРЯЮТ ИЗ РАЗА В РАЗ ЭТУ РУТИНУ, ВСЕ ЭТИ ТРЮКИ И ФОКУСЫ, КОТОРЫЕ УВОДЯТ ИХ В НИКУДА. « Он охарактеризовал такую систему преподавания как «организованное околпачивание», говоря, что лишь в простоте и направленности лежит путь к успеху.

Многие относились к его заявлениям с сарказмом, но стоило им увидеть его в действии, как они тут же хотели к нему присоединиться.

«МОИХ ЗНАНИЙ ТЕХНИКИ ГУН-ФУ НЕДОСТАТОЧНО, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ИЗ УЧЕНИКА МАСТЕРА СВОЕГО ДЕЛА, ЕСЛИ ОН НЕ ПРОНИКСЯ ВНУТРЕННИМ ДУХОМ ЭТОГО ИСКУССТВА. В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, ВНУТРЕННЕЕ СОДЕРЖАНИЕ СТАНЕТ ДОСТУПНО УЧЕНИКУ В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ЕГО РАЗУМ БУДЕТ НАХОДИТЬСЯ В ПОЛНОЙ ГАРМОНИИ С ОКРУЖАЮЩИМ МИРОМ, А ЭТО ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО КОГДА ОН ДОСТИГНЕТ СОСТОЯНИЯ, КОТОРОЕ В ДАОИЗМЕ ПРИЗЫВАЕТ НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ В ХОД ВЕЩЕЙ СВОИМ СОЗНАНИЕМ, И ОСНОВАНО НА ПОЛНОЙ ПОДВИЖНОСТИ (ВОСПРИИМЧИВОСТИ) РАЗУМА, ЧТО ВОЗМОЖНО ЛИШЬ В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ МОЗГ БУДЕТ СВОБОДЕН ОТ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ СОМНЕНИЙ И ВОЛНЕНИЙ.

1 стр., 472 слов

Какие поступки человека говорят о его отзывчивости? материал ...

... говорит о высших ценностях человека, его нравственности и добродушии. Так, хочется добавить, что люди ... на крайний, а может и безнравственный поступок: играет с мальчиком в игру на деньги. Это неправильный поступок ... пример бескорыстия и отзывчивости. Затрагивая тему отзывчивости, хочется привести в пример ... и старательно, даже несмотря на неуспеваемость по французскому языку. О проблемах мальчика узнает ...

Я ВЕРЮ, ЧТО КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК СПОСОБЕН НАСТРОИТЬ СЕБЯ НА ДОСТИЖЕНИЕ ПОСТАВЛЕННОЙ ЦЕЛИ, ЕСЛИ ОН СОЕДИНИТ СВОИ ПОМЫСЛЫ С ОПРЕДЕЛЁННОСТЬЮ ЦЕЛИ, УПОРСТВОМ И ЖГУЧИМ ЖЕЛАНИЕМ РЕАЛИЗОВАТЬ ТО, ЧТО ЗАДУМАЛ».

«НЕ БУДЬ НАПРЯЖЕН, НО БУДЬ НАЧЕКУ. НЕ ДУМАЙ, НО И НЕ СПИ.

НЕ ЗАСТЫВАЙ, БУДЬ ПОДВИЖЕН И ГИБОК.

ОСВОБОДИ СВОЙ РАЗУМ ОТ МЕШАЮЩИХ УСЛОВНОСТЕЙ И ОГРАНИЧЕНИЙ.

ЭТО ЗНАЧИТ – БЫТЬ ЖИВЫМ, СПОСОБНЫМ ВИДЕТЬ И ВОСПРИНИМАТЬ.

И, ЧТО БЫ НИ ПРОИЗОШЛО, БЫТЬ КО ВСЕМУ ГОТОВЫМ.

Брюс никогда не был ортодоксом, он был всегда новатором, скептиком, ниспровергателем авторитетов. Ещё в самом начале преподавания он выразил своё отношение к существующей в каратэ системе поясов и прочих отличий класса. Известно его изречение: « Пояс нужен для того, чтобы не спадали штаны».

Несколькими годами позже, когда он уже стал национальной знаменитостью, ему был задан журналистом вопрос: « Существует ли в Гунг-фу классификационная система?» Он ответил следующее: « В традиционном Гунг-фу нет, но мы в своём стиле имеем уникальную систему градаций. В действительности, я должен сказать, что это система градаций без градаций.

Первая ступень – просто контур круга, означающий полную свободу;

  • Вторая – круг зелёный с белым в виде символа Инь — Ян, и двумя стрелами вокруг него;
  • Третья – фиолетовый с белым;
  • Четвёртая – серый с белым;
  • Пятая – красный с белым;
  • Шестая – золотой с белым;
  • Седьмая – красный с золотым, одновременно это эмблема нашей школы;
  • Восьмая – высшая ступень – опять же контур круга, возвращающийся к самому началу».

Хочется отметить тот факт, что личная библиотека Брюса Ли состояла из более двух тысяч томов на различные темы – боевые искусства мира, психология, философия, здоровье и многие многие другие. Он никогда не жалел денег на книги и платил по 400 долларов за нужные ему. Думаю, что любой человек может сделать для себя вывод, каким широчайшим кругозором обладал Брюс.

Кроме этого его методики преподавания были уникальны (интеллектуальный контакт и последующие индивидуальные указания).

То, что он говорил одному ученику всегда отличалось от того, что слышал другой. Чак Норрис, до знакомства с Брюсом, неоднократный чемпион Америки по каратэ, признал его методы революционными и стал учеником Брюса, как и ещё два чемпиона Америки – Джо Льюис и Майк Стоун.

Чак Норрис отдал ему дань своего уважения c экрана телевизора перед миллионами зрителей и в своей книге «Тайная сила внутри нас», назвав его своим учителем, ЛУЧШИМ ТРЕНЕРОМ 20ГО ВЕКА и просто «фантастическим явлением».

Однажды Брюс и Дэн Иносенто ехали на машине, обсуждая искусство фехтования на шпагах. Брюс сказал, что самым эффективным способом контратаки является так называемый «СТОП-УДАР», то есть отражение выпада и контрудар, соединённые в одном движении. Идея заключается в том, что самый экономный способ нанести ответный удар – это прервать действия противника в их кульминационной точке.

«Мы должны назвать этот способ «стилем опережающего кулака» — предложил Брюс: «По-китайски это будет называться «Джит Кюн До»».

«Но это только термин, — говорил он. – Не стоит обращать на него слишком много внимания. Нет такой вещи, как стиль, если ты понимаешь саму суть боя».

Брюс часто говорил о сходстве между боевыми искусствами с религией и предвидел, что та же судьба может ожидать и его учение. Он считал классическое искусство столь же ограничивающим и оторванным от жизни, как и догмы ортодоксальных религий.

Точно так же он не считал, что один человек должен навязывать свою веру остальным или, напротив, пассивно ждать, когда ему покажут истинный путь. Нет, человек должен нести ответственность за свою жизнь.

Когда его спросили, верит ли он в Бога, Брюс ответил: « Если Бог есть, то Он – в каждом из нас. Вы не можете просить Бога дать вам какую-то вещь, Бог – для вашего внутреннего мира».

Больше всего его занимала мысль о воплощении живого духа, которым пронизаны подлинное искусство, религия и философия. Но этот дух жив лишь в тот момент, когда ты соприкасаешься с ним.

ДУХОВНОЕ ПРОСВЕТЛЕНИЕ ИЛИ ФИЛОСОФСКОЕ ОЗАРЕНИЕ МОГУТ БЫТЬ ПОНЯТЫ ЧЕЛОВЕКОМ ТОЛЬКО В МОМЕНТ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ПЕРЕЖИВАНИЯ, А НЕ ПРИ ЧТЕНИИ О ЧЬЁМ-ТО ЧУЖОМ ОПЫТЕ.

Брюс Ли знал, что искусство боя может быть достигнуто только через непосредственный опыт. В основе этого опыта лежат интимные взаимоотношения между физическим и духовным аспектами энергии (для которых Брюс изобрёл выражение «чувство тела») – отражение учения Бодхидхармы о нераздельности духа и тела.

Первым условием является развитие полноценного чувства расслабления. Если вы сбросите напряжение с каждой части своего тела, то тем самым позволите ему ощутить самые тонкие энергии мира. В конечном счете, это и есть процесс медитации, которую вы можете практиковать, находясь в покое и в движении, даже во время спарринга или боя. Для этого следует изначально практиковать релаксацию – чтобы прочувствовать её, и практиковать как можно чаще, чтобы входить в это состояние по желанию, даже в самых стрессовых ситуациях.

Откровения духа происходят в теле. Осознание тела и осанки, а так же ощущение грациозности или неуклюжести служат критерием психического состояния. Интересно, что английское слово »grace» означает как лёгкость движения, так и нисхождение духовной энергии. Как сказано в «И-Цзине»: «Принимая определённую физическую позу, мы задеваем звучную струну Духа.

Брюс Ли описывал, как человек, изучающий искусство единоборства, проходит три стадии.

НА ПЕРВОЙ СТАДИИ ОН ПОНИМАЕТ ЛИШЬ НЕМНОГОЕ В ЭТОМ ИСКУССТВЕ. ВСЕ БЛОКИ ИЛИ УДАРЫ УЧЕНИКА ВО ВРЕМЯ БОЯ ЯВЛЯЮТСЯ ЛИШЬ «ИНСТИНКТИВНЫМИ», ИЛИ АВТОМАТИЧЕСКИМИ РЕАКЦИЯМИ, ОНИ НЕКОНТРОЛИРУЕМЫ И В БОЛЬШИНСТВЕ СЛУЧАЕВ НЕТОЧНЫ.

НАПРИМЕР, ПРИ НЕОЖИДАННОМ НАПАДЕНИИ НА УЛИЦЕ БЕСКОНТРОЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ ПРОЯВЛЯЕТСЯ ЛИБО В БЕСПОМОЩНОМ ОТСТУПЛЕНИИ, ЛИБО В БЕЗРАССУДНОЙ КОНТРАТАКЕ, — НЕТРЕНИРОВАННЫЙ ЧЕЛОВЕК ЗАСТЫВАЕТ НА МЕСТЕ ИЛИ НАНОСИТ УДАРЫ ВСЛЕПУЮ, НО НИКОГДА НЕ ЗАЩИЩАЕТСЯ ЭФФЕКТИВНО. НА ЭТОЙ СТАДИИ ДЕЙСТВИЯ ПРОЯВЛЯЮТСЯ НЕ БОЛЕЕ ЧЕМ РЕАКЦИЯМИ ЗЛОСТИ И ИСПУГА.

ВТОРАЯ СТАДИЯ ВКЛЮЧАЕТ В СЕБЯ ДЛИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД ТРЕНИРОВОК, НА КОТОРОЙ УЧЕНИК ОВЛАДЕВАЕТ ТЕХНИКОЙ ВСЕВОЗМОЖНЫХ УДАРОВ И БЛОКОВ. УЧЕНИК НАЧИНАЕТ ОСОЗНАВАТЬ, ЧТО ДОЛЖЕН НАЧАТЬ ДВИГАТЬСЯ И ДЫШАТЬ СОВЕРШЕННО ПО-ДРУГОМУ, И ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО ДОЛЖЕН ИЗМЕНИТЬСЯ ТАК ЖЕ ЕГО СПОСОБ ОЩУЩАТЬ И МЫСЛИТЬ. ВО ВРЕМЯ БОЁВ ИЛИ СПАРРИНГОВ ВОЗНИКАЮТ СОСТОЯНИЯ «ОСТАНОВКИ ПСИХИКИ», ТО ЕСТЬ УЧЕНИК НА МГНОВЕНИЕ ЗАМИРАЕТ, ЧТОБЫ ОЦЕНИТЬ СИТУАЦИЮ ИЛИ ОСМЫСЛИТЬ ОТВЕТ. В ЭТОТ ПЕРИОД УЧЕНИК ТЕРЯЕТ СПОСОБНОСТЬ ДРАТЬСЯ «ИНСТИНКТИВНО».

ТРЕТЬЯ, ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ СТАДИЯ, НА КОТОРОЙ НУЖНЫЕ ДВИЖЕНИЯ ВОЗНИКАЮТ АВТОМАТИЧЕСКИ, ВКЛЮЧАЕТ В СЕБЯ РЯД ФАКТОРОВ. ПЕРЕХОД ОТ НЕКООРДИНИРОВАННЫХ УСИЛИЙ К УМЕНИЮ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ПОСТОЯННУЮ ПРАКТИКУ ДАННОЙ ТЕХНИКИ.

ЭТО ОТКРЫВАЕТ, А ЗАТЕМ И УЛУЧШАЕТ РАБОТУ ОПРЕДЕЛЁННЫХ БИОЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ЦЕПЕЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ. ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ПРОСТО ДУМАТЬ О ВОЗМОЖНОЙ СТРАТЕГИИ БОЯ, СЛЕДУЕТ ОВЛАДЕТЬ ОСНОВНОЙ ТЕХНИКОЙ И СПОСОБНОСТЬЮ К РЕЛАКСАЦИИ.

И ХОТЯ РЕЛАКСАЦИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ПСИХИЧЕСКИМ СОСТОЯНИЕМ, ОНА ПРОИСХОДИТ ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА РАЗУМ НАПРАВЛЕН НА ТЕЛО.

ВНИМАНИЕ ВСЁ РЕЖЕ ВСТРЕЧАЕТСЯ В НАШИ ДНИ. МУЗЫКАЛЬНЫЕ КЛИПЫ И КОРОТКИЕ ВЫПУСКИ НОВОСТЕЙ, ПОСТОЯННО ТРАНСЛИРУЕМЫЕ ПО ТЕЛЕВИДЕНИЮ, РАССЧИТАНЫ НА ТЕХ, КТО ЛИБО НЕ МОЖЕТ, ЛИБО НЕ ХОЧЕТ ПО-НАСТОЯЩЕМУ СМОТРЕТЬ ИЛИ СЛУШАТЬ.

Брюс Ли знал, что главным для мастера боя является длительный и трудный процесс развития внимания.

МАСТЕРСТВО ЗАВИСИТ ОТ СПОСОБНОСТИ РЕГИСТРИРОВАТЬ ИЗМЕНЕНИЕ СТЕПЕНИ ВНИМАНИЯ (А, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, И ИЗМЕНЕНИЕ НАМЕРЕНИЙ) ПРОТИВНИКА, БЛАГОДАРЯ КОТОРОЙ БОЕЦ ОСОЗНАЁТ, КОГДА СЛЕДУЕТ ЗАЩИЩАТЬСЯ ИЛИ АТАКОВАТЬ. СТРАТЕГИЯ ПОЛНОСТЬЮ ЗАВИСИТ ОТ СПОСОБНОСТИ КОНТРОЛИРОВАТЬ ТЕЛО СОПЕРНИКА И ЕГО ВНИМАНИЕ.

НО ПОКА МЫ НЕ РАЗВИЛИ СВОЁ СОБСТВЕННОЕ ОСОЗНАНИЕ, КАК МЫ МОЖЕМ ВЛИЯТЬ НА ЧУЖОЕ?

ПОДВОДЯ ИТОГ, МОЖНО СКАЗАТЬ, ЧТО ЦЕЛЬ ТРЕНИРОВКИ – ЗАМЕНИТЬ ПЛОХИЕ ИЛИ НЕПОДХОДЯЩИЕ РЕФЛЕКСЫ ХОРОШИМИ ИЛИ ПРАВИЛЬНЫМИ. ВНАЧАЛЕ УЧЕНИК СМОЖЕТ НАНОСИТЬ УДАРЫ ТОЛЬКО ПО-СТАРОМУ. ЗАТЕМ, В РЕЗУЛЬТАТЕ ДОЛГОЙ ПРАКТИКИ ОН ОТКРОЕТ ДЛЯ СЕБЯ НОВЫЙ СПОСОБ НАНОСИТЬ УДАРЫ.

В ИТОГЕ НОВЫЙ СПОСОБ СТАНЕТ ДЛЯ НЕГО ИНСТИНКТИВНЫМ.

ЭТО И ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВНЫМ СМЫСЛОМ АФОРИЗМА, КОТОРЫЙ БРЮС ПОЗАИМСТВОВАЛ НЕПОСРЕДСТВЕННО ИЗ ТРАДИЦИИ ДЗЕН(ПРОСТО ЗАМЕНИВ ОБЛАКА И ГОРЫ УДАРАМИ И БЛОКАМИ):

«ДО ТОГО КАК Я СТАЛ ПРАКТИКОВАТЬ ПУТЬ, ГОРА БЫЛА ДЛЯ МЕНЯ ПРОСТО ГОРОЙ, А ОБЛАКО – ОБЛАКОМ. КОГДА Я ИЗУЧИЛ ПУТЬ, ГОРА ПЕРЕСТАЛА БЫТЬ ПРОСТО ГОРОЙ, А ОБЛАКО – ПРОСТО ОБЛАКОМ. СЕЙЧАС ЖЕ, КОГДА Я ПОНИМАЮ ПУТЬ, ГОРА СНОВА СТАЛА ПРОСТО ГОРОЙ, А ОБЛАКО – ПРОСТО ОБЛАКОМ.

ТРИ СТАДИИ ОБУЧЕНИЯ ОТНОСЯТСЯ НЕ ТОЛЬКО К БОЕВЫМ ИСКУССТВАМ, НО И К ЛЮБЫМ ПРОЦЕССАМ ОВЛАДЕНИЯ КАКИМ-ЛИБО ВИДОМ ЗНАНИЯ – ВОЖДЕНИЯ МАШИНЫ, ИГРЫ НА МУЗЫКАЛЬНОМ ИНСТРУМЕНТЕ, РАБОТЕ НА КОМПЬЮТЕРЕ И Т. Д.

Дэн Инносенто, первый ассистент Брюса Ли сравнивал этот процесс с обучением чтению.

«ВНЕЗАПНО ВЫ ОБНАРУЖИВАЕТЕ, ЧТО СПОСОБНЫ СРАЗУ ВОСПРИНИМАТЬ ЦЕЛЫЕ ГРУППЫ СЛОВ. ТАМ, ГДЕ УЧЕНИК ВИДИТ ТРИ РАЗЛИЧНЫХ ДВИЖЕНИЯ, ОПЫТНЫЙ БОЕЦ ВИДИТ ТОЛЬКО ОДНО, ТАК КАК ОН ВОСПРИНИМАЕТ ВЕСЬ ПОТОК ЭНЕРГИИ».

Брюс Ли старался постепенно развивать в своих учениках физическую, эмоциональную и психическую координацию, которая позволила бы им совершать спонтанные и одухотворённые действия во время боя. Короче говоря, он хотел, чтобы люди дрались так же естественно, как и ловили брошенный в них мяч.

На этом уровне совершенства мастер единоборства стоит выше простого «исполнения» техник: всё просто перетекает прямо и непосредственно, согласно той тренировке, которую он прошёл.

Здесь происходит сражение действий, а не личностей, то есть абсолютное слияние – гибкий как пружина боец становится дополнение энергии противника.

Осознав и пережив этот переход энергии, мастер уже не может отделить себя ни от своего противника, ни от боя. Происходит процесс неделимости, где нет места для собственного «я» и бой разрешается сам по себе в соответствии с природой.

ЭТОТ УРОВЕНЬ РАЗВИТИЯ, КОТОРЫЙ НЕВОЗМОЖНО ПРЕДУГАДАТЬ, НИ ПРЕДВИДЕТЬ. ОН ДОЛЖЕН РАСКРЫТЬСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНО ИЗНУТРИ. НА НЕГО НЕВОЗМОЖНО ВЫЙТИ, ПРОСТО ИЗУЧАЯ ВСЁ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ ТЕХНИК.

ЗДЕСЬ НУЖНО ДОСТИЧЬ СОВЕРШЕННО НОВОГО ИЗМЕРЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ, – ПРИ КОТОРОМ СУТЬ ВЕЩЕЙ КАЖЕТСЯ ГОРАЗДО ПРОЩЕ.

Брюс Ли полностью отвергал идею о том, что в основе обучения лежит процесс простого накопления. Мастерство достигается не путём обретения всё больших знаний, но благодаря отбрасыванию прочь второстепенного. Скульптор, работающий с камнем, очищает его с помощью своего резца от всего ненужного и таким образом открывает форму, скрытую внутри материала. Развивая эту аналогию, Брюс всегда говорил об ударах, как об «инструментах».

Брюс находил обучение «с нуля» как трудным, так и угнетающим процессом. Искусство ДЖИТ КЮН ДО являло собой концептуальный подход — философию. Оно было полезно продвинутым и опытным бойцам, желавшим продвигаться дальше в своём развитии.

Что больше всего поразило Денни Иносанто, ставшего его инструктором-ассистентом в третьей школе в Лос — Анжелесе, так это то, что Брюс всегда был раскован, постоянно шутил, сохраняя всем хорошее настроение, и в то же время на занятиях всегда царила хорошая дисциплина.

Частично в шутку, но, главным образом для того, чтобы яснее объяснить свои принципы ученикам, Брюс установил у дверей в школу небольшой надгробный камень. Этот камень был украшен цветами, на самом камне была выбита надпись: “ В память о человеке, которого изуродовали, напичкав классической рутиной».

Брюс однажды сказал журналисту журнала «Блэк Бэлт»: “ Эта надпись очень точно выражает мои чувства».

Из дневника Брюса Ли: « Человек, проповедующий классику, — не что иное, как узел, состоящий из рутинных идей и традиций. Когда он действует, он переводит живое проявление жизни на язык мира давно усопшего. Для того чтобы выразить себя совершенно свободно, вы должны убить в себе всё вчерашнее.

Если вы следуете классическим понятиям, то вы понимаете рутину, традиции, но никогда не поймёте самого себя.

Второсортный исполнитель слепо следует за сенсеем или сифу, копируя его манеру, и как результат, — его действия, и, что ещё хуже, его мышление становится механическим, он действует, как автомат, а, следовательно, не даёт сам себе расти ни духовно, ни физически. Он – механический робот, продукт тысячелетней пропаганды и кучи условностей.

Человек должен быть независим, он должен убить в себе всё условности, чтобы быть способным всё свежее, всё новое. Потому что реальность изменяется в каждый последующий момент, как и сейчас, когда я говорю вам это».

Многие из его идей стали результатом постоянного и глубокого изучения различных книг, что впоследствии помогло ему осознать законы, действующие в природе, часть же идей возникла на основе его собственного опыта.

ОН ИСКАЛ, ПРОБОВАЛ, АНАЛИЗИРОВАЛ НОВЫЕ ДВИЖЕНИЯ, СКУРПУЛЁЗНО ПЕРЕСМАТРИВАЯ ТРАДИЦИОННЫЕ СТИЛИ.

Делал он это, не перескакивая из стиля в стиль, от инструктора к инструктору, нет, он СТАРАЛСЯ РАЗОБРАТЬСЯ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, В СЕБЕ САМОМ, ОТВЕРГАЯ ТО, ЧТО ЕМУ НЕ ПОДХОДИЛО И, ПРИНИМАЯ ТО, ЧТО ЕМУ СООТВЕТСТВОВАЛО.

Он всегда чувствовал в себе потребность делать всё, за что он брался, наилучшим образом.

СТРЕМЛЕНИЕ К СОВЕРШЕНСТВУ НЕ ОЗНАЧАЛО ДЛЯ НЕГО СТАТЬ ЗНАМЕНИТЫМ ИЛИ ПРЕУСПЕВАЮЩИМ, — НЕТ, ЭТО ЛИШЬ ОЗНАЧАЛО, ЧТО ОН, ПРЕЖДЕ ВСЕГО ХОТEЛ НАИЛУЧШИМ ОБРАЗОМ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ИМЕЮЩИЕСЯ У НЕГО ПРИРОДНЫЕ ЗАДАТКИ, ХОТЕЛ ДОВЕСТИ ИХ ДО ВЫСШЕЙ СТЕПЕНИ, НА КОТОРУЮ ТОЛЬКО БЫЛ СПОСОБЕН.

ЕГО ОСНОВНОЙ ЦЕЛЬЮ БЫЛО ПРОИЗВОДИТЬ ЛИШЬ КАЧЕСТВЕННУЮ РАБОТУ.

И, в конце концов, он организовал свою жизнь так, что она была, как и его «Джит Кюн До» — ПРОСТОЙ, ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОЙ И ЭФФЕКТИВНОЙ.

Свой принцип он выразил в следующем лозунге: « Использование никакого пути как Путь, отсутствие каких-либо ограничений вот единственное ограничение».

Он часто повторял своим ученикам: « Эффективность – вот то единственное, что нужно принимать в расчёт», — и в жизни эффективность означала для него свободное от предубеждений мышление, дабы быть всегда уверенным в том, что его мысли направляют его действия на достижение определённой цели.

СЛЕДУЕТ ЗАМЕТИТЬ, ЧТО КИНОБОИ БРЮСА РАЗИТЕЛЬНО ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ЕГО РЕАЛЬНЫХ ПОЕДИНКОВ. В НАСТОЯЩЕМ БОЮ ОН НИКОГДА НЕ ПРОИЗНОСИЛ НИКАКИХ ЗВУКОВ, НЕ ДЕЛАЛ ЗАКРУЧЕННЫХ УДАРОВ.

Дэн Иносенто: “У Брюса была масса драк на улицах Гонконга. Я видел его в том, что даже нельзя назвать дракой. Я видел парней, которые хотели расшибить ему нос, сломать ему кости или всё, что угодно. Но у них никогда не получалось это сделать, так что это всё превращалось в урок. Они обнаруживали, что он может буквально играть с ними. Брюс мог меняться посреди боя. В какой-то момент он предпочитал систему ударов ногами, а потом на среднем расстоянии он взрывался, как свирепый уличный боец или западный боксёр. Когда он приближался вплотную, это было похоже на Вин-Чунь. Когда он попадал на землю, это было похоже на Джиу Джитсу. Брюс знал, как интегрировать стили. Если и есть общая нить, то это понимание дистанции».

Тренировки с Брюсом давали больше, чем только изучение приёмов атак и защиты. Его ученики чувствовали себя морально выше, их жизнь менялась, они буквально расцветали как индивидуальности.

Он помогал ученику обнаружить свои сильные стороны, чтобы с успехом использовать их. В то же время он помогал обнаружить и слабые стороны.

БРЮС ЧАСТО ПОВТОРЯЛ, ЧТО НЕТ НИКАКОЙ ПОЛЬЗЫ В ПОПЫТКАХ КОПИРОВАТЬ ЕГО.

Ни один из учеников не обладал его скоростью, ритмом, гибкостью, чувством времени и пространства или даже его физическим сложением.

Он постоянно повторял: « ЧЕЛОВЕК КАК ТВОРЧЕСКАЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ, ГОРАЗДО ВАЖНЕЕ ЛЮБОЙ СИСТЕМЫ, ЛЮБОГО СТИЛЯ».

То, что он постоянно пытался делать, так это освободить учеников – освободить их от собственных комплексов.

ОН БЫЛ ОДНОВРЕМЕННО И ПСИХОЛОГОМ И ФИЛОСОФОМ, И СТУДЕНТАМ ОСТАВАЛОСЬ ЛИШЬ ВКЛЮЧИТЬ ДЛЯ СВОЕЙ ЖЕ ПОЛЬЗЫ МОЗГИ.

Вскоре они обнаруживали, сами себе мешают прогрессировать тем, что были излишне напряжены и скованы. Поэтому они учились способности ОСВОБОЖДАТЬ СЕБЯ ОТ ПСИХИЧЕСКОГО НАПРЯЖЕНИЯ.

Многие из его студентов, а среди них были известные мастера и чемпионы по каратэ, были убеждены в том, что Брюс обладает шестым чувством.

Он постоянно ставил всех в тупик, словно он обладал даром ясновидения.

Брюс же всегда подсмеивался над этими разговорами и говорил ученикам: « НЕ ОТВЕРГАЙТЕ ИМЕЮЩИЕСЯ У ВАС ПЯТЬ ЧУВСТВ, ЗАНИМАЯСЬ ПОИСКАМИ ТАК НАЗЫВАЕМОГО ШЕСТОГО. ТОЛЬКО РАЗВИВАЙТЕ ДАННЫЕ ВАМ ПРИРОДОЙ ПЯТЬ ЧУВСТВ».

ОН ПОДЧЁРКИВАЛ, ЧТО ВСЁ, ЧТО ОН СДЕЛАЛ, ЭТО ЛИШЬ ПОДНЯЛ СВОИ ЧУВСТВА ДО НАИВЫСШЕЙ ТОЧКИ.

Дэн Инносанто утверждал, что Брюс постоянно устанавливал новые стандарты. «Он был как Эдисон, Эйнштейн или Леонардо, если хотите».

Тем не менее, Брюс никогда не был помпезным, он хотел, чтобы им восхищались, хотел, чтобы его уважали. Но и то и другое он получал от людей без каких либо трудностей, так как всё это он заработал.

И хотя он ел, пил, жил и мечтал категориями боевых искусств, тем не менее, он никогда не ограничивался лишь воинскими искусствами. Он никогда не был ограниченным. Часто они с Линдой и друзьями просиживали вечера, и никто не упоминал о боевых искусствах.

История внутреннего аспекта боевых искусств как средства духовного роста восходит к Бодхидхарме и к монастырю Шаолинь.

НО ИМЕННО В УЧЕНИИ КРИШНАМУРТИ Брюс Ли обнаружил философский фундамент Джит Кюн До.

ДЖИДДУ КРИШНАМУРТИ родился в Индии в 1896 году. Он рано был призван духовно, и, в возрасте десяти лет был усыновлён эзотерической организацией «Теософским обществом», чтобы воспитываться как будущий мессия, и был послан на обучение в Англию и Францию.

Ему поклонялись сотни тысяч человек во всём мире, но он отказался от своей роли «мессии», сказав, что религиозные секты и организации мешают движению к Истине.

Хотя он продолжил преподавать и читать лекции во всём мире, он всё так же не хотел предлагать никакой готовой системы для приближения к этой Истине.

Брюс Ли взял многие из «высказываний» Кришнамурти о самореализации и прямо применил их к собственному пути.

Говоря о традиционных религиях, Кришнамурти писал: “ Вот, предположим, вы начинаете с чего-то абсолютно ложного – традиционного подхода, тогда, если ваше отрицание только реакция, вы создадите лишь иной шаблон, который будет только ловушкой» (Д. Кришнамурти «Свобода от известного – РЕКОМЕНДУЮ СДЕЛАТЬ НАСТОЛЬНОЙ КНИГОЙ).

Призыв на стене школы Брюса гласил: “Не отрицайте классический подход, просто сопротивляясь ему, вы создадите лишь иной шаблон и попадёте в его ловушку».

Один из аспектов боя, который «противники насилия» так и не могут понять, состоит в том, что обучение бою и готовность к бою каким-то образом создают состояние, в котором вообще уменьшается потребность драться.

Обучаясь сражаться с противником, нужно вместе с тем преодолеть всевозможное внутреннее противодействие и сопротивление. Немного приблизившись к овладению искусством боя, ЗНАЧИТЕЛЬНО ПРИБЛИЖАЕШЬСЯ К ВЛАДЕНИЮ СОБОЙ.

КАК ПИШЕТ КРИШНАМУРТИ: “ЧЕЛОВЕК НАСИЛЬСТВЕНЕН, И ИДЕАЛ НЕНАСИЛИЯ – ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ НЕЗРЕЛЫЙ ПОДХОД К НАСИЛИЮ. ВАЖНО ВСТРЕТИТЬСЯ С НАСИЛИЕМ ЛИЦОМ К ЛИЦУ, А НЕ ПРИДУМЫВАТЬ СПАСЕНИЕ, ИДЕАЛ ПОД НАЗВАНИЕМ «НЕНАСИЛИЕ», КОТОРЫЙ СОВЕРШЕННО НЕРЕАЛЕН.

Брюс Ли однажды сказал:

КОГДА КАКОЙ-ТО БОЛЬШОЙ ПАРЕНЬ АТАКУЕТ ВАС, ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ РЕАГИРОВАТЬ НА ЕГО ЭГО, НАУЧИТЕ ЕГО РЕАГИРОВАТЬ НА ВАШЕ. ВЫ ДОЛЖНЫ ДУМАТЬ ПРО СЕБЯ: “КАК Я БЛАГОДАРЕН ТОМУ, ЧТО МНЕ СЕЙЧАС ПРЕДОСТАВЛЯЕТСЯ ТАКАЯ ЧУДЕСНАЯ ЦЕЛЬ С БОЛЬШИМИ ВОЗМОЖНоСТЯМИ».

НЕ ДУМАЙТЕ О ТОМ, ЧТО ВАШ ПРОТИВНИК МОЖЕТ ВАМ ПОВРЕДИТЬ, А ПОЛУЧАЙТЕ УДОВОЛЬСТВИЕ ОТ ТОГО ПОРАЖЕНИЯ, КОТОРОЕ ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ ЕМУ НАНЕСТИ, РАЗ УЖ ОН ОКАЗАЛ ВАМ ТАКУЮ ЛЮБЕЗНОСТЬ.

СЕЙЧАС Я СТАРАЮСЬ НАУЧИТЬ ВАС ТОМУ, ЧТО Я НАЗЫВАЮ «ДУХ БОЯ».

Боб Уолл: « Брюс подвергал сомнению основы традиционных боевых искусств, считая, что они должны быть продолжением личности. До появления Брюса корейцы считали свой стиль лучшим, японцы – свой, а БРЮС ГОВОРИЛ, ЧТО УДАР КУЛАКОМ В ЛИЦО – ЭТО УДАР КУЛАКОМ В ЛИЦО.

Когда однажды ученик спросил Брюса Ли о его любимом движении, тот ответил: “ Нанести тебе удар!»

«Моя истина – не твоя истина», — говорил Брюс. То, что годилось Брюсу Ли, не обязательно должно было подходить Джиму Келли (Остров Дракона), Дену Иносенто или Джо Льюису.

Джо Льюис был самым удачным турнирным «учеником» Брюса Ли, побеждая всех соперников до конца второго раунда.

Брюс изобретал стратегии, а Джо Льюис испытывал на ринге. В док.фильме О Брюсе Ли Джо Льюис сказал, что «Брюс если не самый лучший, то уж точно первый кандидат».

В начале семидесятых при поддержке Брюса Ли в использовании более реалистичных форм поединка Льюис стал одним из основоположников спортивного каратэ – «полный контакт».

Брюс Ли оказался у истоков перерастания боевых искусств на Западе в спортивные соревнования.

В СВОЁМ ЗАРОДЫШЕ СОВРЕМЕННЫЙ АМЕРИКАНСКИЙ КИКБОКСИНГ (А В НАШЕ ВРЕМЯ К-1) БЫЛ НИЧЕМ ИНЫМ, КАК ПРИКЛАДНЫМ Джит Кюн До. ММА — БОИ В СМЕШАННЫХ ЕДИНОБОРСТВАХ, А ТАК ЖЕ «БОИ БЕЗ ПРАВИЛ В ВОСЬМИУГОЛЬНИКЕ» ПРЯМО ССЫЛАЮТСЯ НА БРЮСА ЛИ, КАК ВДОХНОВИТЕЛЯ ЭТИХ СОСТЯЗАНИЙ.

Стили Гун — Фу, изученные и показанные Брюсом Ли,

о которых он читал лекции своим ученикам.

1. «Богомол».

2. Южный «богомол».

3. Вин Чунь Гун-Фу сил лум дао.

4. Джит кун.

5. «Коготь тигра».

6. «Журавль».

7. Тай Чи Чуань.

8. Северный «богомол».

9. Багуа.

10. «Обезьяний бокс».

11. Чой Ли Фут.

12. «Коготь орла».

13. «Кулак Дракона».

14. Синьи.

15. Хунгар.

16. Циньна.

17. Диммак.

18. Чанцюань «Длинный кулак».

Другие стили, приёмы из которых он освоил в совершенстве.

1. Западный бокс.

2. Фехтование.

3. Каратэ.

4. Дзюдо.

5. Джиу Джитсу.

6. Тайский бокс.

7. Вольная борьба.

8. Сават.

9. Таэквондо.

Часть вторая. КИНОЖИЗНЬ.

ОЧЕНЬ ВАЖНЫМ ПОВОРОТНЫМ МОМЕНТОМ В ЖИЗНИ БРЮСА ЯВИЛОСЬ ЕГО ВЫСТУПЛЕНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНОМ ТУРНИРЕ ЛОНГ БИЧ В КАЛИФОРИНИИ В 1964 ГОДУ.

Эд Паркер, знаменитый инструктор каратэ, из Лос Анжелеса, обучающий полицейских, а так же актёров Голливуда, организатор турнира, как и большинство людей, плохо знакомых с Брюсом, подумал сначала, что Брюс излишне петушится, но увидев его в действии, решил, что он имел полное право вести себя таким образом.

ОН МОГ СВОИМИ УДАРАМИ ЗАСТАВЛЯТЬ ВОЗДУХ ХЛОПАТЬ.

За показательными выступлениями Брюса наблюдало большое количество зрителей, среди которых были ведущие мастера каратэ Запада. Большинство из них решило, что уникальна не только его техника, которую он демонстрировал, но, прежде всего, он сам являлся уникальной личностью.

ОН БЫЛ МАТЕРИАЛОМ, ИЗ КОТОРОГО ДЕЛАЮТ ЗВЁЗД.

Как говорил один из обозревателей: « У него было то, что отсутствовало у других, и вы могли это заметить по тому, как он объяснял своё искусство, по тому, как он вообще говорил».

Брюс был в этот вечер исключительно динамичен и с лёгкостью притягивал к себе внимание людей. Даже те, кто не занимался воинским искусством обнаружили себя слушавшими его с большим интересом.

ЭД ПАРКЕР ЗАСНЯЛ ЕГО ВЫСТУПЛЕНИЕ, ЧТО В ДАЛЬНЕЙШЕМ ЯВИЛОСЬ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО СЧАСТЛИВЫМ СТЕЧЕНИЕМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ.

Среди зрителей оказался парикмахер и гримёр Голливуда Джей Себринг, он был поражён увиденным и сумел оценить жизненность и привлекательность Брюса.

Через пару месяцев, делая причёску одному из продюсеров Голливуда, он упомянул имя Брюса, сказав, что он обладает природным юмором и должен произвести на зрителей хорошее впечатление.

Продюсер этот как раз искал актёра на роль в одном из сериалов. Он послушался совета Джея, созвонился с Эдом Паркером и просмотрел его фильмы с выступлением Брюса. Увиденное ему понравилось, и он немедленно связался с Брюсом.

Брюс очень разволновался. Хоть он и был связан с кинобизнесом всю свою жизнь, тем не менее, он никогда серьёзно не думал, чтобы сниматься в Америке. Он был уверен, что в американских фильмах китайцам отводятся роли только типа «слушаю вас», «да, господин», да ещё носить подносы и возить тележку, а он не собирался убивать своё время и продавать себя для таких ролей.

ОН МЕЧТАЛ О ТОМ, ЧТО СУМЕЕТ РАЗРУШИТЬ ИЗДАВНА СУЩЕСТВУЮЩЕЕ ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ ПО ОТНОШЕНИЮ К КИТАЙЦАМ, СЫГРАВ РОЛЬ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ БУДЕТ НЕ ПРОСТО ГЕРОЕМ, СПОСОБНЫМ ОБРАТИТЬ НА СЕБЯ ВНИМАНИЕ ЗАПАДНОЙ АУДИТОРИИ, А ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ СУЩЕСТВОМ, ОБЛАДАЮЩИМ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМИ ТАЛАНТАМИ И ВОЗМОЖНОСТЯМИ, — СУЩИЙ КИТАЙСКИЙ Джеймс Бонд №1.

Первым проектом, в котором снялся Брюс в Голливуде, был тридцатисерийный сериал « Зелёный шершень», в котором он играл вторую роль – телохранителя Като. В одну ночь Брюс оказался на звёздном небосклоне Америки. Ещё до того, как фильм был продемонстрирован, стало ясно, что если кто-нибудь или что-нибудь имеет шанс завлечь зрителя, так это Брюс и искусство Гун-фу.

Брюс в процессе подготовки подготовки к съёмкам несколько раз выступал перед зрителями, он произвёл ошеломляющее впечатление. И хотя взрослые посчитали историю слишком надуманной, дети полюбили Брюса. Даже наиболее злые критики отмечали сенсационность Гун-фу в исполнении Брюса.

Один критик писАл: “Те, кто наблюдали его, поняли, что, если бы он и Мохаммед Али (чемпион мира по профессиональному боксу) оказались бы в одной комнате, то при заключении пари, ставить на Али было бы просто бессмысленно». Все были ошеломлены высочайшей скоростью движений Брюса – он наносил удары с такой скоростью…

В действительности Брюсу пришлось объяснять журналистам, что он был вынужден замедлять удары, чтобы камера могла схватить его движения.

«Вначале это было смехотворно, — объяснял он: — « Всё, что вы могли увидеть, так это только то, что люди, находящиеся передо мной, начинали падать. Даже когда я стал двигаться медленнее, камера показывала лишь смазанное движение».

Посредством «Зелёного шершня» он впервые почувствовал, что значит становиться идолом для публики, и как это может порой пугать. Люди дрались друг с другом, чтобы получить его автограф или только из-за того, чтобы дотронуться до него. Однажды его чуть не раздавила толпа поклонников на турнире в Мэдисон Сквер Гарден.

Шестьдесят процентов поклонников были молодые парни, но удивительно много оказалось и девушек. Его сверкающие чёрные глаза, симпатичное лицо нарушили то бесстрастное, непроницаемое отношение белых людей к китайцам, которое существовало на протяжении десятилетий.

«Зеленый шершень» принёс много денег Брюсу, когда его фамилию начали раз за разом повторять по отечественному телевидению, а затем продали серии за границу.

У Брюса стали заниматься многие прославленные киноактёры, такие как Стив Макквин, Джеймс Коберн, Карим Абдул Джабар(звезда баскетбола), Сай ( Тарзан) Вейнтрауб, Джеймс Гарнер,а кинорежиссёр Роман Полански предоставлял ему самолёт, чтобы Брюс мог прилетать к нему в Швейцарию для частных уроков.

Шаги, которыми он шёл к совершенству, были поистине шагами гиганта. Если обычные люди тратят энергию в процессе работы, то он, напротив, словно приобретал её. После тренировки в два с половиной часа все были выжаты как лимон, а он был полон сил.

ВЫШЕ ВСЕГО ОН ЦЕНИЛ ПРОСТОЕ ДВИЖЕНИЕ, ОДИН УДАР, КОТОРЫМ ОН ПЫТАЛСЯ СРАЗУ ЗАКОНЧИТЬ ПОЕДИНОК.

Осень важным в его характере являлось то, что он сам постоянно продолжал учиться.

Стерлинг Стиллифант, ученик и один из лучших друзей Брюса, написАл сценарий «Марлоу» и именно в этом фильме впервые в голливудской полнометражной картине появился перед зрителями Брюс, прекрасно сыграв в двух эпизодах.

Удар, который Брюс нанёс западным умам, был ошеломляющим. Это было как революция, здесь было всё: изумление, испуг, встреча с неизвестным. Перед ним гостеприимно открылись все двери Голливуда.

С помощью своих друзей (и учеников) плюс его собственная решимость и талант Брюс стал постоянно появляться перед зрителями в различных сериалах. Все помогали ему, говоря, что возвращают свой долг.

И наконец, началась его работа над сериалом «Лонгстрит», этот фильм стал его первой настоящей главной ролью, где он предстал перед зрителями как выдающийся учитель, всех поразила мистическая простота его уроков, его характер, его гордость, его честь. И с этого момента ему стали предлагать новые роли. Но сначала Брюс переехал в Гонконг, где создал несколько непостижимых портретов в кино, и вернулся в Америку, уже будучи кинозвездой.

Он обладал удивительным свойством предсказывать события и, чтобы никто не смог в дальнейшем обвинить его в том, что Брюс стал таким мудрым уже после того, как эти события произошли, он записывал свои мысли и планы в дневники.

Сохранилась одна из таких удивительных записей, начала 1969 года и озаглавленная «Моя вполне определённая главная цель».

« Я, БРЮС ЛИ, БУДУ ПЕРВОЙ ВЫСОКООПЛАЧИВАЕМОЙ СУПЕРЗВЕЗДОЙ ВОСТОКА, ПРОЖИВАЮЩЕЙ В АМЕРИКЕ. Я ПРЕДСТАНУ ПЕРЕД ЗРИТЕЛЯМИ В САМЫХ ВОЛНУЮЩИХ ФИЛЬМАХ КАК ПЕРВОКЛАССНЫЙ АКТЁР. НАЧИНАЯ С 1970 ГОДА Я ДОСТИГНУ МИРОВОЙ СЛАВЫ И К 1980 ГОДУ БУДУ ОБЛАДАТЬ ДЕСЯТИМИЛЛИОНОДОЛЛАРОВЫМ КАПИТАЛОМ. Я СМОГУ ЖИТЬ ТАК, КАК МНЕ БУДЕТ ПРИЯТНО, ДОСТИГНУВ ВНУТРЕННЕЙ ГАРМОНИИ И СЧАСТЬЯ».

Но даже Брюс не мог представить себе тот колоссальный успех, который его ожидал. Если бы он был жив, то он, бесспорно, превзошёл бы все свои пророчества.

Когда Брюс, взяв с собой Брэндона, ненадолго вернулся в Гонконг в 1970 году, навестить мать и помочь ей перебраться в США, то он был совершенно ошеломлён оказанным ему приемом. Он даже не подозревал, насколько он популярен в Гонконге и о том, что «Зелёный шершень» является самым популярным телешоу в Гонконге и Южной Азии, а он – любимым героем.

Теперь же он обнаружил, что грудь каждого китайца раздувалась от переполнявшей её гордости за своего земляка, достигшего такого успеха в Америке.

Газеты требовали интервью с ним, он был приглашён на радио и телевидение. Те старые фильмы, в которых он снимался подростком стали очень популярными у зрителей Гонконга.

Как вспоминал Джеймс Коберн, — « Брюса принимали, как короля Гонконга. И когда он появился перед камерами, все чуть не поумирали от восторга».

Он произвёл фурор, проявив во время интервью всё своё остроумие и шарм. В заключение он поднялся с кресла и преподал первоклассную демонстрацию своего искусства.

Исключительно тёплый приём, оказанный Брюсу в городе, где он вырос, конечно, повлиял на его решение вернуться позже в Гонконг. Но всё-таки больше возможностей для успешной карьеры всё же были в Голливуде.

Первый эпизод « Лонгстрит» — «Дао Джит Кюн До» потряс Америку. Им открыли осенний сезон –время самой жестокой конкуренции между телекомпаниями и он получил самый высочайший рейтинг. Брюс сумел не только продемонстрировать в фильме смертельную эффективность Гун-Фу, то так же смог приоткрыть и философские принципы, лежащие в основе этого искусства.

Отчёты в прессе и даже в таких авторитетных изданиях, как « Нью-Йорк Таймс» и «Лос-Анджелес Таймс» были превосходными. Они совершенно отличались от отзывов о «Зелёном шершне». Тогда его техника Гун-Фу была определена, как нечто совершенно новое и потрясающее, но Брюс как актёр был полностью проигнорирован.

В ЭТОТ РАЗ АКЦЕНТ БЫЛ СДЕЛАН ИМЕННО НА АКТЁРСКОМ ТАЛАНТЕ БРЮСА.

ОДНО ИЗ ГЛАВНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ БРЮСА БЫЛО ТО, ЧТО МНОГИЕ СЧИТАЛИ, ЧТО ЕМУ САМОМУ НИЧЕГО НЕ НУЖНО БЫЛО ПРЕДПРИНИМАТЬ, ТАК КАК УСПЕХ ЕМУ БЫЛ ГАРАНТИРОВАН САМОЙ ПРИРОДОЙ, КОТОРАЯ НАДЕЛИЛА ЕГО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМИ ТАЛАНТАМИ. КОНЕЧНО, ОН БЫЛ ТАЛАНТЛИВ, НО СЛИШКОМ МАЛО ЛЮДИ УДЕЛЯЛИ ВНИМАНИЯ ТОМУ, КАК МНОГО И УПОРНО ОН РАБОТАЛ, ЧТОБЫ УЛУЧШИТЬ И ДОВЕСТИ ДО СОВЕРШЕНСТВА СВОИ ПРИРОДНЫЕ ДАННЫЕ.

НЕ БЫЛО ЧЕЛОВЕКА, ПРАКТИКУЮЩЕГО ГУН-ФУ, КОТОРЫЙ БЫ ТРЕНИРОВАЛСЯ БОЛЬШЕ, ЧЕМ БРЮС.

ТЕПЕРЬ ЖЕ ОН НАБРОСИЛСЯ НА АКТЁРСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С ТАКОЙ КОНЦЕНТРАЦИЕЙ, НА КОТОРУЮ СПОСОБЕН ЛИШЬ ЧЕЛОВЕК, У КОТОРОГО ЭНЕРГИЯ КЛОКОЧЕТ, КАК В ТОПКЕ.

В то время, когда он был занят «Лонгстритом», режиссёры и продюсеры Востока стали проявлять к нему определённый интерес.

Брюс снялся ещё в нескольких фильмах в небольших ролях, а так же был постановщиком боевых сцен. В это время ему пришла в голову идея снять фильм «Кунг Фу» о монахе монастыря Шаолинь, странствующем по Америке и защищающим справедливость. Он написАл сценарий, но «Уорнер Бразерс» отказали ему в роли в этом фильме, так как он выглядел слишком по-китайски для США семидесятых и в фильме снялся Дэвид Кэррадайн.

Через своего друга в Гонконге Брюс узнал, что Ран Ран Шау – китайский киномагнат хочет предложить ему сниматься. Но условия, которые Брюсу предложили (обычные для китайских актёров) – 2000 долларов за фильм были неприемлемы для Брюса, который только что купил за 50 000 дом в Лос Анжелесе и денежные проблемы были насущны для него.

Брюс всегда верил, что успех ждёт его в Голливуде, и у него не было желания возвращаться в Гонконг, но вдруг, словно манна небесная, у него появился шанс, которого он ждал.

Раймонд Чоу, продюсер одной из компаний Ран Ран Шоу, решил отделиться и основать свою собственную компанию «Голден Харвест».

Предложение было не слишком хорошим – 15 000 долларов за два фильма, но для Гонконга это было отлично. И ещё шестое чувство подсказывало Брюсу, с кем сотрудничать и кто поможет ему выразить себя полностью. Он понял, что сможет убедить Чоу воплотить свои идеи, первая из которых была – снять фильм о боевых искусствах, практически не используя оружие.

И вот в жаркий влажный день Брюса высадили в маленькой деревеньке Пак Чонг возле Бангока. Это была дыра дырой, просто гиблое место, и вот из этого места взяла своё начало одна из наиболее легендарных карьер в истории кинематографа.

Именно здесь Брюс познакомился с Раймондом Чоу. Они пожали друг другу руки и потом не раз смеялись над первыми словами, произнесёнными Брюсом.

ОН СКАЗАЛ С ГРАНДИОЗНОЙ УВЕРЕННОСТЬЮ БЕЗ ТЕНИ СОМНЕНИЯ: “ ВЫ ТОЛЬКО НЕМНОГО ПОДОЖДИТЕ, Я БУДУ САМОЙ ВЕЛИКОЙ КИНОЗВЕЗДОЙ, ПРИШЕДШЕЙ С ВОСТОКА».

Прошло несколько месяцев, и он доказал всем, что был прав.

КАК ЯРКИЙ, НО БЫСТРО ИСЧЕЗАЮЩИЙ ИЗ ВИДА МЕТЕОР, ОН МГНОВЕННО ВСПЫХНУЛ, ЗАГОРЕВШИСЬ ЯРКИМ СВЕТОМ, “ЗАТМИВШИМ» ВСЕ ДРУГИЕ ЗВЁЗДЫ НА КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКОМ НЕБОСКЛОНЕ.

В очень простой сюжет фильма «Большой босс» было выделено 100 000 долларов, что в США того времени не хватило бы на шестидесятисекундную рекламу. Кинооборудование было старым и в плохом состоянии, сценарий почти отсутствовал, и Брюс по ходу съёмок пытался улучшить его, взяв в свои руки постановку боевых сцен.

Пока он глубоко закопался в Таиланде, «Парамаунт» и «Уорнер Бразерс» начали предлагать различные роли, присылая ворох телеграмм, эта ситуация сработала на пользу Брюсу – руководство «Голден Харвест» отметило, что за их актёром охотятся американские продюсеры.

Ещё три серии «Лонгстрит» должны были сниматься и Брюс удвоил оплату за них, на что студия “Парамаунт» незамедлительно согласилась.

«Только группа бойскаутов приветствовала Брюса по возвращении в Гонконг, но журналистов набежало столько, что было понятно: что-то происходит, хотя «Большой босс» ещё не увидел свет.

В октябре 1971 года Брюс, Линда вместе с Рэймондом Чоу сидели в темноте кинозала в ожидании начала вечерней премьеры фильма. Они шутили, скрывая беспокойство — гонконгская публика будет открыто издеваться над фильмом, который придётся ей не по вкусу; известны случаи, когда гонконгские зрители атаковали с ножами сиденья после просмотра неудавшегося фильма.

КОГДА ФИЛЬМ ЗАКОНЧИЛСЯ, НА МГНОВЕНИЕ ВОСЦАРИЛАСЬ ИЗУМЛЁННАЯ ТИШИНА, ПОСЛЕ КОТОРОЙ ПОСЛЕДОВАЛ ВЗРЫВ ПОЛНОГО ВОСТОРГА. НА ВЫХОДЕ БРЮСА ОСАЖДАЛИ ТОЛПЫ ПОКЛОННИКОВ, А ПРЕССА НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ БЫЛА ПРОСТО В ЭКСТАЗЕ.

Западному человеку «Большой босс» может показаться ещё одним из длинной вереницы китайских дешёвых фильмов. Но в контексте гонконгской киноиндустрии, чей основной продукт – нереалистичные бои и реки крови, ЭТОТ ФИЛЬМ БЫЛ ПРОСТО РЕВОЛЮЦИОННЫМ.

Для азиатского мира это было ближайшим воплощением реализма, когда — либо сделанным в киноискусстве.

Ещё более важно было, что у кинозрителей мандаринского округа появилась настоящая кинозвезда.

У БРЮСА ЛИ БЫЛА ХАРИЗМА, ОН НИ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА НЕ ОСТАВЛЯЛ РАВНОДУШНЫМ.

ДАЖЕ САМИХ ПО СЕБЕ БОЕВЫХ СЦЕН БЫЛО БЫ ДОСТАТОЧНО, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЕГО ЗВЕЗДОЙ НА ВОСТОКЕ. ВСЕ БОЕВЫЕ ПРИЁМЫ ВЫПОЛНЯЛИСЬ С НЕОБЫЧАЙНОЙ ТОЧНОСТЬЮ, БУДУЧИ ОТРАБОТАНЫ В ТЕЧЕНИЕ ПОЧТИ ДВАДЦАТИЛЕТНЕЙ ПРАКТИКИ.

Чтобы доказать, что боевые сцены не являются результатом трюков оператора или редактирования, Брюс настаивал на длинных кадрах, держа камеру на одном кадре до полминуты.

Через три недели после премьеры «Большой босс» принёс доход в три миллиона гонконгских долларов. Он был показан в Гонконге 875 раз, а затем отправился побивать рекорды по всему мандариноязычному округу.

По реакции зрителей на премьере Брюс знал, что фильм принесёт неплохой доход, но, что он станет таким хитом, он даже не предполагал.

В очень быстром темпе был снят второй фильм «Кулак ярости», он получил огромный отклик у зрителей.

Он побил все известные ранее рекорды, в том числе и рекорд «Большого босса». За тринадцать дней он перекрыл рекорд «Биг босса» — 3 500 000 долларов и уже приблизился к 4 миллионам.

Техника Брюса была ещё более смертоносной, более драматичной и у зрителей порой кровь стыла в жилах. Его боевые крики, похожие на крик разгневанного леопарда или пантеры просто холодили кровь. Его удары ногами и прыжки были ещё более драматичными, чем раньше.

Брюс также впервые использовал в фильме нунчаки, чья смертоносная эффективность была продемонстрирована во всей красе.

Кроме этого, критиками было особо отмечено его беспредельное чувство юмора – он хорошо знал, каким образом вызвать смех у зрителей, ставя своих врагов в дурацкое положение.

В самом сценарии было много такого, что сделало Брюса героем для миллионов китайцев – это был сюжет о мести за смерть учителя одной из китайских школ воинских искусств. На его похороны представители японской школы каратэ принесли надгробную доску с надписью: “ Слабому мужчине из Азии».

Брюс был ужасно оскорблён поведением японцев, кроме этого он считал их виновными в смерти учителя. Он один отправился в школу, избил всех, потом вызвал на поединок лучшего японского мастера, убил его, а заодно и наёмника. Когда в одной из сцен он крикнул с экрана: “Китайцы – не слабые мужчины», — зрители мгновенно повскакивали со своих мест.

Сам по себе фильм представлял только действие и насилие, и поэтому Брюс настоял, чтобы его герой погиб в конце за то, что убил много людей. Китайская аудитория возненавидела смерть героя и многие, особо ярые сторонники жестокости, требовали наказать Брюса.

Его второй фильм сделал Брюса одним из самых желанных (особенно для продюсеров) актёров в мире шоу – бизнеса. На Филиппинах, например, он шёл в течение шести месяцев, а в Сингапуре, как и в самом Гонконге, спекулянты продавали долларовые билеты по 18 долларов за штуку.

По окончании работы над этими двумя фильмами Брюса больше не связывал никакой контракт. Их успех ещё раз убедил Брюса в том, что он должен создать картину, которая сможет заслужить признание общественности и одновременно заставит ещё больше уважать мир воинских искусств.

Он не собирался почивать на лаврах и жить только за счёт прошлого успеха. Каждый фильм должен был быть гораздо лучше предшествующего.

Он чувствовал, что единственный путь, с помощью которого он может достичь лучшего – это личный контроль над всеми стадиями работы над фильмом, над всеми его составляющими, включая сценарий, подбор актёров, костюмов, выбор места, саму съёмку и т. д. Он купил несколько книг по кинопроизводству и начал шлифовать своё сценическое мастерство, основав в содружества с Раймондом Чоу собственную компанию «Конкорд».

Брюс решился на мужественный шаг – писать самому сценарии, продюсировать, директорствовать, снимать и сниматься – что само по себе было экстраординарным явлением в мире кинобизнеса.

Он взял на себя ответственность и окунулся в работу, как истинно влюблённый человек.

Одной из причин его решения было жгучее желание давать каждому герою в каждом последующем фильме совершенно новый характер. Он сознавал, что зрители хотят видеть его, прежде всего в драках, но нужно было придавать своим персонажам большую глубину и индивидуальность. Ни один актёр в Китае не решался до него на такой шаг. Он был величайшим нонконформистом, новатором, творцом, который скорее сам создавал события, нежели был создан ими.

БРЮС ОСТАНОВИЛ СВОЙ ВЫБОР НА ГЛАВНОЙ ИДЕЕ СЦЕНАРИЯ «ПУТЬ ДРАКОНА» и тут же принялся отрабатывать детали. С самого начала он был убеждён, что кинопроизводство является смесью искусства и коммерции. И то, что он пригласил с собой в Италию и Гонконг чемпионов по каратэ Чака Норриса и Боба Уолла, было как эстетическое решение, так и коммерческое. Он понимал, что китайцы получат особое удовольствие, когда увидят, что их китайский герой побеждает людей другой расы.

Но самое важное для Брюса было то, что он смог сотрудничать не с актёрами и танцорами, а с профессиональными каратэистами. Он верил, что это придаст ещё более драматизма и достоверности.

Многим видевшим фильм самым странным оказался факт, что фильм о Гун-фу был снят в Риме, а самая захватывающая сцена – в Римском Колизее. Дело было в том, что в Риме у Раймонда Чоу, партнёра Брюса, были хорошие связи, и Брюс ухватился за эту идею. Условия съёмок были предельно жёсткими, Брюс требовал совершенства от себя и от всех. Постановка драк была привилегией и специальностью Брюса, и всё было схореографировано не менее тщательно, чем сольный номер балетного танцора. Он постоянно изобретал что-то новое, так как каждая драка должна была отличаться от всех предыдущих, когда-либо им снятых.

Он так же использовал, нунчаки, шест и сам сделал метательные дротики.

В этом фильме был ещё один новаторский момент – вместо готовой фонограммы оркестра Брюс сам играл на ударных инструментах.

Он полностью контролировал работу над фильмом – дублирование, декорации, костюмы, и т.д. и в заключение, он редактировал и монтировал фильм, просмотрев его несколько сотен раз.

Брюс был уверен, что фильм соберёт не менее 5 000 000 долларов только в Гонконге. Ему никто не верил и пресса начала издеваться над его претензиями. А он только посмеивался над нападками и потом очень веселился, когда « Путь дракона» очень быстро перекрыл рубеж в 5 000 000.

ЗАМЕЧУ, ЧТО ФИНАЛЬНЫЙ ПОЕДИНОК В РИМСКОМ КОЛИЗЕЕ МЕЖДУ ГЕРОЯМИ БРЮСА ЛИ И ЧАКА НОРРИСА ПРИЗНАН ЛУЧШИМ КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКИМ ПОЕДИНКОМ В КИНОИСКУССТВЕ(И ПО СЕЙ ДЕНЬ ЯВЛЯЕТСЯ ТАКОВЫМ).

На Брюса со всех сторон посыпались предложения сниматься – с Софи Лорен, с Элвисом Пресли, ему присылали открытые контракты и незаполненные чеки, чтобы он поставил ту сумму, которая его устраивала. По Америке прошёл слух о том, что фильмы с Брюсом делают сборы больше, чем «Крёстный отец» и «Звуки музыки».

Им всерьёз заинтересовались продюсеры «Вудстока», он был уже тем человеком, кого Голливуд не мог игнорировать. И, наконец, Фрэд Вейнтрауб, вице-президент «Уорнер Бразерс» сделал Брюсу предложение – главную роль в новом фильме «Остров Дракона». Это был тот шанс, ради которого Брюс напряжённо трудился почти двадцать лет.

Он был одержим желанием обеспечить свою семью и устроить жене и детям комфортабельную жизнь.

Бюджет фильма составил 800 000 долларов, что было довольно скромно для США, но для Гонконга это была огромная сумма. Больше не стоял вопрос, кто является настоящей звездой.

СЕЙЧАС ОЧЕНЬ ТРУДНО ПРЕДСТАВИТЬ — ЧТО ТАКОЕ БЫЛО В АМЕРИКЕ 1972 ГОДА — КИТАЕЦ В ГЛАВНОЙ РОЛИ В ПОЛНОМЕТРАЖНОЙ ГОЛЛИВУДСКОЙ КАРТИНЕ! ЭТО БЫЛО СРАВНИМО РАЗВЕ ЧТО С ПОЛЁТОМ НА ЛУНУ!

И, тем не менее, это произошло. Голливудская съёмочная группа выехала в Гонконг и процесс пошёл. Съёмки были очень тяжёлыми, Брюсу пришлось буквально с первых минут съёмок драться с десятью – двенадцатью атакующими с пулемётной скоростью противниками, контролируя каждый удар. Скорость его ударов была такова, что приходилось увеличивать скорость съёмки с 25 до 30 кадров в секунду, иначе их не было видно. У него сложились хорошие отношения с каскадёрами, они стали одной командой и очень уважали его. Ему часто приходилось делать по 10-15 дублей одной и той же драки, и он не проявлял признаков усталости. Американская киногруппа назвала его не только супермастером, но и первоклассным актёром.

Многим Брюс не нравился из-за его уверенности в себе и способности делать то, о чём он говорил, среди статистов (которыми были и члены молодёжных банд) были такие, кто постоянно вызывал его на драку. Иногда он соглашался и очень быстро утихомиривал претендентов на победу.

Съёмки фильма продолжались десять недель. Когда «Уорнер Бразерс» увидели рабочий материал фильма, они сразу поняли, что он принесёт им колоссальные доходы и потратили ещё 50 000 на дополнительное музыкальное сопровождение. Брюс не представлял себе, каким великолепным получится фильм (который стал классикой жанра боевых искусств).

Его главным убеждением было найти и работать с людьми исключительно честного отношения к делу и к своему слову, так как он не хотел быть обманутым никакими иллюзорными обещаниями и сладкими речами, которыми был переполнен околокинематографический мир.

ЕГО ГЛАВНОЙ ЦЕЛЬЮ, ГЛАВНЫМ НАПРАВЛЕНИЕМ ЕГО ЖИЗНИ ТЕПЕРЬ ЯВЛЯЛОСЬ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, УЛУЧШЕНИЕ КАЧЕСТВА СВОИХ ФИЛЬМОВ, С ПОМОЩЬЮ КОТОРЫХ ОН СОБИРАЛСЯ ПРОСВЕЩАТЬ И ВОСПИТЫВАТЬ АУДИТОРИЮ И ПОКАЗАТЬ ЛЮДЯМ, ЧТО ГУН-ФУ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ НЕЧТО БОЛЬШЕЕ, ЧЕМ ДРЕВНИЙ, ИЗОЩРЁННЫЙ ВИД ДРАКИ.

Фильмография Брюса Ли.

Гонконг.

1941 Девушка золотых ворот — Младенец

1946 Рождение человечества

1948 Мечта о богатстве

1949 Сэй Си в мечтах Ям Ли

1950 Малышь Чунг

1951 Ребенок (или: Мой сын А Чунг (USA))

1951 Раннее детство

1953 Проводник света

1953 Это отец виноват

1953 Перед лицом разрушения

1953 Материнские слезы

1953 Бесчисленные дома

1955 Любовь

1955 Любовь (часть 2)

1955 Трагедия сироты

1955 Верная жена

1955 Песня сироты

1955 Мы обязаны этим нашим детям

1955 Умные парни дурачатся

1956 Слишком поздно для развода

1957 Гроза

1957 Дорогая девушка

1958 Сирота А Сан

США.

1968 Марлоу эпизодическая роль

1971 — Большой босс (Tang shan da xiong) — Ченг Чао-Ан

1972 — Кулак ярости (Jing wu men) — Чен Жен

1972 — Возвращение дракона (Meng long guojiang) — Тан Лунг

1973 — Выход дракона / Enter the Dragon — Ли

1972-1978 — Игра смерти / Game of Death — Билли Ло (фильм доснят и смонтирован уже после смерти Брюса Ли с помощью дублёров)

Телевизионные работы

1966 — 1967 — Зелёный шершень / The Green Hornet — Като (26 эпизодов)

1966 — 1967 — Бэтмен / Batman — Като (3 эпизода)

1967 — Айронсайд / Ironside — Леон Су (эпизод «Tagged for Murder»)

1968 — Блондинка / Blondie (эпизод «Pick on Someone Your Own Size»)

1969 — А вот и невесты / Here come the brides — Лин (эпизод «Marriage Chinese Style»)

1971 — Лонгстрит / Longstreet — Ли Цунь (4 эпизода)

1971 — Шоу Пьера Бертона / The Pierre Berton Show — он сам

Фильмы о Брюсе Ли, рекомендуемые автором для лучшего проникновения в магию Брюса Ли.

«Путь воина» (по книге Джона Литтла).

«Как Брюс Ли изменил мир» (канал «History»).

«Я — Брюс Ли»!

В эссе использованы материалы:

Книги:

Линда Ли «Брюс Ли — человек-легенда»

Брюс Томас «Сражающийся дух»

Джон Литл «Путь воина»

Чак Норрис «Тайная сила внутри нас»

Кришнамурти «Свобода от известного»

Брюс Ли «Дао Гун-фу»

Брюс Ли «Искусство выражения человеческого тела»

Брюс Ли «Дао Джит Кюн До»

Брюс Ли » Тренировка техники»

Брюс Ли » Техника и тактика ведения боя. Нападение»

Брюс Ли «Методика борьбы. Техника самообороны»

Брюс Ли «Высшая техника»

Документальные фильмы:

» Брюс Ли — человек Легенда »

» Смерть по причине злоключения »

» Путь Воина »

» Как Брюс Ли изменил мир »

» Потерянное интервью »

» Боевой метод Брюса Ли »

» Джит Кюн До »

Множество брошюр неустановленных авторов, а так же двадцативосьмилетний опыт автора эссе.