Образ революционной эпохи в поэме А.А. Блока «Двенадцать»

Сочинение

Ноябрь 1917 года определил судьбу России на весь последующий век и продолжает влиять и на наш сегодняшний день, пусть и не так явно. Поэтому привожу найденную на просторах Сети статью (сочинение) о том, как изображена революция в поэме очевидца тех событий Александра Блока.

Любой социальный взрыв, именуемый революцией, происходит, по определению, не случайно. Для него, как и для любого явления в жизни общества, нужны предпосылки, причины, поводы. Выражаясь языком “великого и ужасного” теоретика и практика отечественного коммунизма В. И. Ленина, необходимо наличие “революционной ситуации”, той самой, когда “верхи не могут…”, а “низы не хотят…”

Последствия социального взрыва при этом могут быть самыми различными, но всегда одинаково неизбежным является идейный раскол в обществе, проходящий отнюдь не только между классами угнетателей и угнетаемых, эксплуататоров и эксплуатируемых, “буржуев” и тех, кому “нечего терять, кроме своих цепей”. Этот рубеж, эта линия “невидимого фронта” зачастую разделяет отца и сына, старшего и младшего братьев, старинных друзей. И самое ужасное, что ни те ни другие не имеют на своей стороне объективной истины. У каждого есть своя правда, но правда, подобно хамелеону, легко меняет цвет от белого до черного, в то время как красный — цвет безвинно и бессмысленно пролитой человеческой крови — одинаков для всех.

Начало XX века в нашей стране ознаменовано без преувеличения самым грандиозным социальным взрывом всех времен и народов — Октябрьской социалистической революцией. Центробежные силы в очень короткий срок расставили по своим местам ее сторонников и противников. Раскола, конечно же, не избежала и русская творческая интеллигенция. Представители литературного мира незамедлительно озвучили свои позиции. Четкая и всепоглощающая определенность стихотворных и прозаических “за” и “против” позволяла и позволяет судить каждого по его словам. Однако из правил исключением оказался Александр Александрович Блок и его поэма “Двенадцать”:

5 стр., 2041 слов

Исторические события в романе “капитанская дочка” пушкина: историческая ...

... начала XIX века имя Пугачева было под запретом, а те исторические сочинения, повести и романы о пугачевщине, которые стали появляться во времена ... Гринева и его «вожатого».” (Петрунина Н. Н. “У истоков «Капитанской дочки»”, 1974 г.) Это был анализ исторических событий в романе “Капитанская дочка” Пушкина: анализ исторической основы произведения, правда ... увидеть места грозных событий, услышать живые ...

(Эскиз обложки неосуществленного издания поэмы А.Блока «Двенадцать»)

…И идут без имени святого Все двенадцать — вдаль. Ко всему готовы, Ничего не жаль…

Никогда еще не было до Блока и не будет после него в литературе столь неоднозначного произведения. Каждое слово, каждая фраза, каждый эпитет не поддается безапелляционному осмыслению. Обе стороны могли с легкостью найти оправдание себе в этой поэме. Любая из сторон видела в строках Блока потоки обличительной желчи, направленные на своего социального врага. В чем же загадка “Двенадцати”? В первой части поэмы автор показывает сломленность старого мира и торжество мира нового:

От здания к зданию Протянут канат. На канате — плакат: “Вся власть Учредительному собранию!”. Старушка убивается — плачет, Никак не поймет, что значит, На что такой плакат, Такой огромный лоскут? Сколько бы вышло портянок для ребят, А всякий — раздет, разут… А вон и долгополый — Сторонкой — за сугроб… Что нынче невеселый, Товарищ поп? Помнишь, как бывало Брюхом шел вперед И крестом сияло Брюхо на народ?..

Однако при всем, казалось бы явном положительном, отношении к революции, которое здесь видели большевики, Блок вкладывает в уста эпизодических персонажей слова негодования и отчаяния создавшимся положением:

Старушка, как курица, Кой-как переметнулась через сугроб. — Ох, Матушка-Заступница! — Ох, большевики загонят в гроб!..

А это кто? —Длинные волосы И говорит вполголоса: — Предатели! Погибла Россия! —

15 стр., 7064 слов

Образ иисуса христа в поэме а. блока «двенадцать»

... Смысл образа Христа в поэме А. Блока «Двенадцать» Поэма о революции была написана Блоком через 2 месяца после того, как в Петрограде ... Революция Блока – революция с человеческим лицом, а не кровавая вакханалия. В этом произведении показано восприятие Октября интеллигентом. Не будучи революционером, соратником большевиков, “пролетарским” писателем или “выходцем из низов”, Блок принял революцию, ...

Должно быть, писатель —

Вития…

В дальнейшем повествовании, в странном марше двенадцати человек с винтовками за плечами, в убийстве “толстомордой Катьки”, в потрясающих своей простотой и необузданной, животной силой словах: “Уж я ножичком полосну, полосну!..” каждый видел то, что хотел видеть, что мог видеть, что обязан был видеть. С одной стороны, это торжество революции во всей ее дикой красе. С другой — хаос и беззаконие, в которые погрузилась страна на долгие дни, месяцы, годы. Современники Блока, отрицавшие революцию, не могли понять, как автор проникновенных патриотических стихов о Родине мог воспеть разгул варварства. Как он позволил себе в страшные для своей Родины дни написать слова: “Пальнем-ка пулей в Святую Русь!”? Большевики же, напротив, искренне восхищались талантом Блока-революционера: “В «Двенадцати» Блок с громадным вдохновением и блистательным мастерством запечатлел открывшийся ему в романтических пожарах и метелях образ освобожденной революцией Родины. Он понял и принял Октябрьскую революцию как стихийный, неудержимый «мировой пожар», в очистительном огне которого должен сгореть без остатка весь старый мир…”

Но, как водится, ни те ни другие не были правы вполне. Сам Блок говорил о том, что политические мотивы в его поэме суть исторический фон. В центре же его произведения -грандиозное сплетение четырех стихий: природной, социальной, чувственно-человеческой и Божественной. Словно роза ветров, соединяющая в себе противоборствующие начала воздушных потоков, революция поглотила все проявления бытия.

Она, как нечто живое, дышащее, издает звук чудесной, необъяснимой тональности, и эта музыка революции, сплетающаяся из воя ветра, стона пурги, криков и причитаний людей, грохота выстрелов, стука шагов двенадцати пар ног, по мнению Блока, прекрасна! В своей статье “Интеллигенция и революция” поэт писал: “Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте Революцию”. Блок считал, что ее, революцию, просто необходимо услышать, пропустить сквозь себя этот атональный, аритмичный мотив неподвластности и страсти. Стихотворный строй поэмы столь же неритмичен и спонтанен, как музыка революции.

Что же до самого социального явления, то Блок и здесь был до крайности объективен. Поэт беспристрастно изобразил жесточайший разгул “голытьбы” с его погромами, разбоями, обесцениванием человеческой жизни, полной потерей всяческих нравственных устоев, обозначая им народное возмездие.

И это возмездие есть очищение, через которое необходимо пройти России, чтобы, “погрузившись на самое дно, вознестись к небу”. Недаром впереди идущих двенадцати движется “с кровавым флагом, и за вьюгой невидим, и от пули невредим” сам Иисус Христос. Революция — слишком острое явление, едва ли позволяющее относиться к себе с подобной метафизической отстраненностью. Поэтому, конечно же, образ революции, данный Александром Александровичем Блоком, воспринимался и воспринимается по сей день весьма различно. Но, на мой взгляд, именно так и никак иначе не мог бы представить ее гений русского символизма.

9 стр., 4043 слов

Поэма А. А. Блока «Двенадцать» — принятие судьбы или вызов поэта времени

... время поэт пережил последний творческий взлёт, создав в течение января 1918 г. свои известные произведения: статью «Интеллигенция и революция», поэму «Двенадцать», ... себя в «Двенадцати» не в отдельных репликах,лозунгах или призывах, а в «построении» общей «судьбы» двенадцати, в характере ... об истории создания поэмы А. А. Блока «Двенадцать»— Поэма «Двенадцать» принадлежит чрезвычайно короткой и яркой ...

Серия сообщений «классика»:

перечитаем вмечте

Часть 1 — «КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК» А.С. ПУШКИНА Часть 2 — КАВКАЗ И ГОРЦЫ В ПОЭЗИИ М.Ю. ЛЕРМОНТОВА … Часть 9 — Француз о Толстом и русской душе Часть 10 — Реформатор армии Часть 11 — Революция в поэме Блока «Двенадцать» Часть 12 — ПУШКИН — КОДЕКС ЧЕСТИ Часть 13 — послушаем о Пушкине … Часть 34 — прОклятые поэты: Цветаева и Рембо Часть 35 — Лев Толстой и его потомки Часть 36 — Тургеневские юноши

Страшный 1918 год. Позади четыре года войны, Февральская революция, Октябрьский переворот и приход к власти большевиков. Творческая интеллигенция, к которой принадлежал Александр Блок, все эти события воспринимала как национальную трагедию, как гибель русской земли. На этом фоне явным контрастом прозвучала блоковская поэма, многим его современникам она показалась не только неожиданной, но даже кощунственной. Как мог певец Прекрасной Дамы создать стихи о толстомордой Кате? Как мог поэт, посвятивший проникновенные лирические стихи России, написать в страшные для нее дни слова: «Пальнем-ка пулей в Святую Русь?» Вопросы эти были поставлены после первой публикации поэмы «Двенадцать» в газете «Знамя труда». Но и сегодня, спустя почти 80 лет, эти вопросы снова встают перед нами, мы вглядываемся в прошлое, пытаясь понять настоящее и предугадать будущее, понять позицию поэта, продиктовавшую ему строки этого стихотворения.

«Эпиграф столетия» – так называют блоковскую поэму исследователи современности, предлагая различные варианты ее прочтения. В последние годы литературоведы порой пытаются прочесть стихотворение «от противного» и доказать, что это сатирическое изображение революции, а Христос – это на самом деле Антихрист. Однако так ли это?

Наверное, надо вспомнить, что А. Блок предупреждал: не следует переоценивать значение политических мотивов «Двенадцати». Поэма имеет более широкий смысл. В центре произведения – столкновение стихий: природы музыки и стихии социальной. Ведь действие поэмы происходит не столько в Петрограде 1918 года, сколько, как пишет поэт, «на всем божьем свете». Идет разгул стихийных сил природы, а для поэта-романтика это еще и символ, противостоящий самому страшному – обывательскому покою и уюту. Еще в цикле «Ямбы» (1907–1914) Блок писал: «Нет! Лучше сгинуть в стуже лютой! Уюта нет. Покоя нет». Поэтому и его душе так созвучна стихия природы, которая передана множеством образов: ветер, снег, вьюга и пурга. В этом разгуле стихий, сквозь вой ветра и пурги А. Блок услышал музыку революции, в статье «Интеллигенция и Революция» он призывал: «Всем телом, всем сердцем, всем сознанием – слушайте Революцию».

12 стр., 5991 слов

Анализ по поэме Блока Двенадцать 12 рассуждение

... по окончании лекции сказал задумчиво и осторожно, словно к чему-то прислушиваясь: Сочинение: Анализ финальной главы поэмы А. Блока «Двенадцать» «Сегодня я – гений» – такую запись сделал А. Блок, когда родилась его поэма «Двенадцать». Поэт ... Красный цвет тревоги, бунта время от времени появляется на страницах поэмы. (“В очи бьется красный флаг”). Цветовая гамма поэмы почти исчерпывается этими тремя ...

Многоголосие русской революции отразилось в ритмике поэмы – она вся построена на смене музыкально-поэтических мелодий. Среди них и боевой марш, и бытовой разговор, и старинный романс, и частушка (известно, что А. Блок начал писать поэму с поразивших его строчек «Уж я ножичком полосну-полосну»).

И за всем этим многоголосием, дисгармонией поэту все-таки слышится мощный музыкальный напор, четкий ритм движения, которым заканчивается поэма.

Стихийна в ней и любовь. Это темная страсть с черными хмельными ночками, с роковой изменой и нелепой гибелью Катьки, которую убивают, целясь в Ваньку, и никто не раскаивается в этом убийстве. Даже Петруха, пристыженный своими товарищами, ощущает неуместность своих страданий: «Он головку вскидывает, он опять повеселел».

А. Блок очень точно ощутил то страшное, что вошло в новую жизнь: полное обесценивание человеческой жизни, которую не охраняет больше никакой закон (никому даже не приходит в голову, что за убийство надо отвечать перед законом).

Ведь нравственные понятия обесценились. Недаром после гибели героини начинается полная вакханалия, теперь все дозволено: «Запирайте етажи, нынче будут грабежи! отмыкайте погреба – гуляет нынче голытьба!»

Не в состоянии удержать от темных, страшных проявлений человеческой души и вера в Бога. Она тоже потеряна, и Двенадцать, которые пошли «в красной гвардии служить», сами это понимают: «Петька! Эй, не завирайся! от чего тебя упас золотой иконостас?.. Али руки не в крови из-за Катькиной любви?» Но убийство творится не только из-за любви – в нем появилась и иная стихия, стихия социальная: в разгуле, в разбое – бунт «голытьбы». Эти люди не просто бушуют, они пришли к власти и уже обвиняют Ваньку в том, что он «буржуй». Они стремятся уничтожить старый мир: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем…»

И вот тут возникает самый сложный вопрос. Как мог А. Блок прославить этот разбой и разгул, это уничтожение, в том числе и уничтожение культуры, в которой он вырос и носителем которой был он сам? Многое в позиции А. Блока может прояснить то, что поэт, будучи всегда далеким от политики, был воспитан в традициях русской интеллигентской культуры XIX века с присущими ей идеями «народопоклонства» и ощущением вины интеллигенции перед народом. Поэтому разгул революционной стихии, который приобретал подчас такие уродливые черты, как, например, упомянутые поэтом разгромы винных погребов, грабежи, убийства, уничтожение барских усадеб со столетними парками, поэт воспринимал как народное возмездие, в том числе и интеллигенции за грехи ее отцов. Потерявшая нравственные ориентиры, охваченная шквалом темных страстей и вседозволенностью – такой предстает Россия в поэме «Двенадцать».

В том страшном и жестоком, через что предстоит ей пройти, А. Блоку видится не только возмездие, но и погружение в ад, в преисподнюю. Но в этом Блок видит очищение России. Она должна миновать это страшное и, погрузившись на самое дно, вознестись к небу.

Именно поэтому возникает самый загадочный образ в поэме – образ, который появляется в финале, Христос. О финале и образе Христа написано бесконечно много. В исследованиях прошлых лет звучало вольное или невольное стремление объяснить появление Христа в поэме едва ли не случайностью, недопониманием поэтом того, кто должен быть впереди красногвардейцев. Сегодня уже нет нужды доказывать закономерность столь неожиданного финала. Да и предугадывается образ Христа в произведении с самого начала – с названия: для тогдашнего читателя, воспитанного в традициях христианской культуры, изучавшего в школе Закон Божий, число двенадцать было символическим: двенадцать апостолов, учеников Христа. Весь путь, которым идут герои блоковской поэмы – это путь из бездны к воскресению, от хаоса к гармонии. Не случайно Христос идет путем «над вьюжным», а в поэтической лексике после намеренно сниженных, грубых слов появляются прекрасные и традиционные для Блока:

11 стр., 5340 слов

Роль символов в поэме А. Блока Двенадцать

... символа Христа — Бога и посланника Бога, напоминает нам о вечных ценностях — добре, красоте, любви. Они не должны быть забыты людьми в угоду даже самым справедливым социальным деяниям. Роль символов в поэме Блока “Двенадцать ... старого и нового мира в поэме создано автором в какой-то особенной, полной скрытого философского смысла форме. Каждый образ в поэме, предстающий перед читателем, символизирует ...

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз

Впереди – Исус Христос.

Вот так возвышенно и мелодично завершается поэтический «эпиграф столетия». И в нем, несомненно, вера Блока в грядущее воскресение России и победу человеческого в человеке. Поэт пророчески напоминает о том, что, не имея высоких нравственных идеалов, нельзя силой установить мировую справедливость на крови, насилии и страданиях людей.