«Образ Базарова как образ нового человека»

Сочинение

В центре романа «Отцы и дети» — образ нового общественного деятеля – впервые активного русского общественного деятеля. Базаров – «переходной» тип новых людей, он не живет еще сам для великого дела, он только подготавливает его. Для Тургенева главное – проверка сил Базарова. Она – во многих ситуациях романа и даже в самой смерти героя. Трагедия его в том, что герой «рано родился».

Базаров был задуман как лицо трагическое, фигура обреченная в конечном счете. В письме К. Случевскому от 14 апреля 1862 года Тургенев писал: «Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная – и все-таки обреченная на погибель – потому что она все-таки стоит в преддверии будущего…». В этом же письме Тургенев еще два раза акцентирует эту мысль: «Приданные ему (Базарову) качества не случайны. Я хотел сделать из него лицо трагическое – тут было не до нежностей». «Смерть Базарова должна была, по-моему, наложить последнюю черту на трагическую фигуру» (Пустовойт 1991: 31).

Итак, трагизм, пессимизм, обреченность Базарова в результате его столкновения с действительностью – все это входило в авторский замысел, хотя далеко не охватывало его целиком. Образ Базарова был задуман Тургеневым как образ просветителя из демократического лагеря, борца против невежества, суеверий. Смертью Базарова Тургенев хотел поведать читателю о многом. Характерен настойчивый интерес Тургенева к концовкам своих романов: это для писателя не просто литературная техника, прием, а разговор о главном – о судьбах русского классического романа.

Следственно, у грустного финала «Отцов и детей», как и у финалов других романов Тургенева, имеется своя творческая «сверхзадача», свое место в тургеневской прозе: он явственно перекликается и с повестями и с позднейшими стихотворениями в прозе. А это, в свою очередь, указывает на характерные особенности построения тургеневского романа, существенно отличающегося от романов Льва Толстого, Достоевского и Гончарова.

В тургеневских романах мы встречаемся с новыми принципами организации художественного целого. Сам Тургенев указал на это, начал свою работу над романом «Отцы и дети» с финала — смерти Базарова.

Пафос трагизма, которым овеяна сцена смерти Базарова, основан на невозможности реализации идеала Базарова не только из-за трагически сложившихся обстоятельств его жизни, но и по причине нежизнеспособности его идеи.

1 стр., 337 слов

Моё отношение к Базарову по роману И.С. Тургенева Отцы и дети

... Базаров более сдержан, но его преследует мысль о бесполезности спора. Раздражает Базарова постоянные иностранные выражения которыми злоупотребляет П.П.: «Аристократизм, Либерализм, прогресс, принципы…подумаешь, ... иностранных…и бесполезных слов! Русскому человеку они даром не нужны». Речь Базарова можно охариктиризовать остроумием, находчивостью, хорошим знание народного языка. Он говорит как ...

Для Базарова неразрешимость конфликта проявляется в стремлении сохранить верность своим принципам и невозможности заглушить голос «бунтующего сердца». И вот теперь отпала необходимость скрывать истинные свои чувства, «великое сердце», в котором есть любовь и к России, и к родителям, и к женщине.

Тургенев предоставляет Базарову возможность осознать, что он обречен, принять неизбежность близкой смерти, чтобы выявить в нем всю силу, всю мощь и величие личности. Не сумевший реализовать себя в жизни, Базаров должен перед лицом смерти совершить все, на что способен.

Тургенев дает Базарову время осознать, что он обречен, принять неизбежность близкой смерти. Зачем потребовалась автору такая смерть героя? Чтобы выявить в нем всю силу, всю мощь его личности. Не сумевший реализовать себя в жизни, Базаров должен перед лицом смерти совершить все, на что способен. В своей неудавшейся жизни Базаров во многом неповинен: он и сам понимает, что пришел в мир раньше времени, то есть раньше, чем его силы и ум могли бы послужить не разрушению, а созиданию.

Могила Базарова описана торжественно, грустно и величественно; Тургенев, прощаясь со своими героями, еще раз отчетливо выразил свое к отношение к ним, которое точно описал критик Н. Н. Страхов: «Как бы то ни было, Базаров все-таки побежден; побежден не лицами и не случайностями жизни, но самою идеею этой жизни. Такая идеальная победа над ним возможна была только при условии, чтобы ему была отдана всевозможная справедливость… Иначе в самой победе не было бы силы и значения» .

И Базаров мужественно взглянул в лицо смерти, которая во все времена одинакова. Мы слышим три монолога-исповеди, и в каждом из них поднимаются глубокие философские вопросы: назначение человека в жизни, тема будущего России, вопросы любви, жизни и смерти. В каждом монологе звучит ирония Базарова над самим собой, выраженная в народных поговорках, что помогает герою не потерять самообладание и свидетельствует о силе его характера («попал под колесо», «старая штука смерть», «обломаю дел много», «вилять хвостом не стану», «мертвый живому не товарищ», «днем с огнем не сыскать»).

Перед лицом смерти Базаров искренен и честен перед собою. Отпала необходимость скрывать свои чувства по отношению к родителям, любимой женщине. Не случайно автор здесь предоставляет слово самому герою. Форма исповеди придает повествованию исключительный драматизм и напряженность. Автору нет необходимости комментировать эмоциональное состояние героя, так как оно передано с помощью особенностей построения его речи (неровности, паузы, выраженные многоточиями, быстрые и несвязные переходы от одних мыслей к другим).

Речь Базарова образна, поэтична там, где раскрываются лучшие стороны его души и сердца, — способность любить, глубоко чувствовать: «Какая вы славная! И теперь вот вы стоите… такая красивая!» «Дуньте на умирающую лампаду, и пусть она погаснет». Это ритмическая проза, близкая повествовательной манере стихотворений в прозе. Гибелью Базарова роман не кончается. Автор показывает, что жизнь продолжается, над ней не властны никакие теории. И, какими бы люди ни приходили в мир, как бы страстно ни желали они перевернуть жизнь, как бы ни отрицали духовное начало, они уходят, исчезают, а остается то, что вечно: любовь, дети, земля, небо и безутешные двое у могилы сына. Цветы, растущие на могиле Базарова, говорят о «великом спокойствии» равнодушной природы; они говорят также о вечном примирении сиюминутной жизни на земле и бесконечной жизни.

16 стр., 7629 слов

«Почему умер Базаров в конце романа? Евгений базаров перед лицом ...

... холодные тундры». Смерть Базарова - символична: для жизни недостаточными оказались медицина и естественные науки, на которые так уповал Базаров. Но с авторской точки зрения смерть закономерна. Тургенев определяет фигуру Базарова как ... а уж на нм был выстроен весь сюжет. Можно сказать, что смысл романа — в последних сценах. Таким образом, смерть Базарова была предопределена заранее и уж во всяком ...

Треть эпилога занимают картины природы, которые, как обычно у Тургенева, гармонируют с чувствами и переживаниями героев или оттеняют их. Природа как бы становится главным действующим лицом в нравственно-психологической ситуации, в которой оказываются герои в эпилоге.

Природа у Тургенева проста, открыта в своей реальности и естественности и бесконечно сложна в проявлении таинственных, стихийных, часто враждебных человеку сил. Однако в счастливые минуты она для человека – источник радости, бодрости, высоты духа и сознания.

«Заслуга Тургенева состоит в создании образа гениального художника, создавшего музыкальное произведение, раскрывающее всю глубину мира как торжествующей гармонии» — писала критик Г.Б. Курляндская. Всемирная гармония – это одна из открытых тайн, которые мы все видим и не видим. Гармония вселенская возникает, потому что, по Тургеневу, каждая точка в природе связана с другими, хотя и стремится жить для себя.

Искания Тургенева-романиста в сфере поэтики, его многосмысленные открытые финалы и сегодня сохраняют значение живой классической традиции и потому многое определяют в движении русского романа, всей литературы XX века. Очевидна важность романов И.С. Тургенева для всей последующей русской литературы. Чеховские знаменитые «открытые» финалы пьес и бунинское элегическое начало ведут свою родословную от элегических концовок тургеневских романов и в свою очередь оказывают воздействие на советскую драматургию, прежде всего на театр А. Вампилова.