Ночь перед выпуском краткое содержание. Школьная библиотека — ночь после выпуска

Сочинение

Владимир Тендряков «Ночь после выпуска» композиционно делит на две части. Это параллельно происходящие откровенный разговор между выпускниками на речном обрыве и поиск нелегкого решения для выхода из возникшей ситуации их вчерашними педагогами, заседавшими в учительской. Поводом для дискуссий в обеих группах послужило выступление гордости школы, Юлечки Студенцевой. Отступив от правил, давно установившихся на выпускном вечере, она не стала плакать и благодарить старших наставников. Напротив, девушка заметила, что очень дорожит школой, «как волчонок своей норой», однако она не научила ее любить что-то еще. Юле дали знания, но не научили главному: как жить в этом мире. И потому ей страшно. Она не знает, что ожидает ее дальше, как бороться с проблемами, которые неизбежно возникнут в самостоятельной жизни. Подобное выступление стало для всех неожиданностью и поводом для внеплановой встречи учителей.

«Ночь после выпуска»: краткое содержание разговора в учительской

Первой взяла слово Ольга Олеговна, завуч школы и учитель истории. Она высказала мысль, что некоторые учителя требуют от своих воспитанников доскональных знаний по предмету, которые им никак не пригодятся в будущем. В частности, реплика была адресована учительнице русского языка, Зое Владимировне — она пятый десяток лет работает в школе и жить по-другому уже попросту не умеет. А в ответ никакой благодарности ни от учеников, ни от коллег. Ее речь заставила коллег заволноваться и послужила началом сложного разговора, который воспроизводит автор повести «Ночь после выпуска».

Мнения педагогов относительно того, что говорила Юлечка, разошлись. Одни испытывали обиду и досаду за то, что их труд подростки не могут оценить по достоинству. К ним добавлялись злость и негодование, так как сказанного уже не воротишь.

Другие соглашались, что в школе действительно есть множество проблем, которые чиновники решать даже не пытаются. Каждый старался опровергнуть слова предыдущего оратора и представить свое видение того, каким образом нужно учить детей, чтобы результаты превышали затраты.

Тендряков В.Ф. Ночь после выпуска. – М.,

1976. – С.47.

Сторонником какой позиции вы являетесь? Приведете аргументы.

– Будем исходить из существующего ремесленничества – миллионы учителей по стране преподают одни и те же знания по математике, физике, по прочим наукам. Одни и те же, но каждый своими силами, на свой лад. Как в старину от умения отдельного кустаря-сапожника зависело качество знаний, получаемых учеником. Попадет ученик к толковому преподавателю – повезло, попадет к бестолковому – выскочит из школы недоучкой. Вдуматься – лотерея. А не лучше ли из этих миллионов отобрать самых умных, самых талантливых и зафиксировать их преподавание хотя бы на киноленте. Тогда исчезнет для учеников опасность попасть к плохому учителю, все получат знание по одному высокому стандарту…

7 стр., 3476 слов

Спасибо школе и учителям. «Спасибо, тебе любимый учитель! “благодарность ...

... Я всегда буду помнить тот первый день, когда переступил порог средней школы. Сочинение на тему (спасибо моему учителю) Учителя не только дают знания, но и учат нас, как относиться друг ... меня в класс. Сочинение на тему: «я благодарна учителю» Важно Она посещает различные курсы, на основе которых создает новые методики преподавания, обменивается опытом с коллегами, приобретает множество методических ...

– По стандарту!.. Бездушная кинолента, выдающая всем одинаковую порцию знаний… Да ведь мы с тобой только тем и занимаемся, что стараемся приноровиться к каждому в отдельности ученику – один успевает быстрей, другой медленней, третий совсем не тянет. Да что там говорить, обучать живых, нестандартных людей может только живой, нестандартный человек.

?

Прилежаева М.П. Избранные повести и рассказы. – М., 1962- с.137

Познакомьтесь с разными точками зрения педагогов на проблему участия родителей в управлении учебно-воспитательным процессом в школе. Какая позиция вам ближе? Почему?

  • Позвольте мне внести предложение.

Петр Леонидович поднял глаза. Говорила председательница родительского комитета Анастасия Вадимовна Марфина.

– Школе трудно воспитывать детей без поддержки родителей. А родители плохо помогают. Отчего? Одним некогда. Другие сами не умеют и не знают, что такое воспитывать. Иные даже портят и калечат детей. У меня давно в голове одна мысль, я думаю… – Анастасия Вадимовна замешкалась, боясь, не показалась бы учителям ее мысль неосуществимой фантазией, но взглянула на Андрея Андреевича, тот внимательно и с участием слушал.

– Вот что я думаю: организовать при школе университет для родителей. Не возражайте, пожалуйста, Петр Леонидович, погодите спорить! Может быть, слишком громкое название – университет! Но ведь дело не в названии, а в сути. Вы, учителя наших ребят, и в родительском университете будете нашими лекторами. А может быть, и мы вам поможем, Петр Леонидович?

Он не сразу нашелся. Какая дерзость! В чем собирается ему помогать эта председательница родительского комитета, которая, наверное, не помнит, как решать уравнения с двумя неизвестными?

Тендряков В.Ф. Весенние перевертыши // Школьные годы / Сост. Ю.Томашевский. – М., 1975. – С.162-163.

– Нет от природы дурных людей, есть дурные воспитатели! Да! – гремел Василий Васильевич, и оконные стекла отзывались на его голос. – Мы, учителя, не справляемся с воспитанием, даем брак… Согласен! Подписываюсь! Но!.. Но ведь в школе ученик проводит всего каких-нибудь шесть часов в сутки, остальные восемнадцать часов – дома! Законно спросить: чье влияние сильней на ребенка? Нас, учителей, или вас, родителей?..

  • Вы хотите сказать. Василий Васильевич… – начал было отец Дюшки.

– Хочу сказать, Федор Андреевич, – голос Василия Васильевича стал тверд, лицо величественно, – что когда вы в ущерб семье с раннего утра до позднего вечера пропадаете на работе, то не считайте – мол, это так уж полезно для общества. Обществу. Уважаемый Федор Андреевич, нужно, чтоб вы побольше отдавали времени своему сыну, заражали его тем, чем сами богаты. Да! Вы трудолюбивы, вы работоспособны, а сын, увы. Этого от вас не перенял. Не перенял он и вашу кипучую энергию, и ваше чувство ответственности перед делом. Не обижайтесь за мою прямоту.

Подумаем!, Тест 14. Система образования в России, Вопрос 1.

Установление перечня профессий и специальностей профессиональной подготовки возлагается на …

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. органы местного самоуправления

2. образовательное учреждение

3. федеральные органы государственной власти и органы управления образованием

4. субъекты Российской Федерации

Вопрос 2.

Под диверсификацией образовательных учреждений понимается …

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. расширение штата администрации образовательного учреждения

2. введение элементов самоуправления в педагогическом коллективе

3. многообразие типов образовательных учреждений и форм получения образования

4. передача ряда полномочий высших органов управления низшим

Вопрос 3.

К дополнительным образовательным учреждениям НЕ относится…

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. спортивная школа

2. дом детского творчества

3. музыкальная школа

4. аспирантура

Вопрос 4.

Самостоятельный вид профессиональной педагогической деятельности людей, направленный на достижение организацией в рыночных условиях определенных целей управления путем рационализации использования экономических и человеческих ресурсов, называется…

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. миссией организации

2. концепцией управления

3. педагогический менеджмент

4. менеджмент

Вопрос 5.

Акт деятельности менеджера, ведущий к разрешению проблемы, называется…

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. концепцией управления

2. закономерностью управления

3. управленческим решением

4. принципом управления

Тест 15. Образовательные учреждения и их типы, Вопрос 1.

Техникумы и колледжи относятся к учреждениям __________ профессионального образования.

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. высшего

2. послевузовского

3. среднего

4. начального

Вопрос 2.

Высшее учебное заведение, которое вносит большой вклад, направленный на развитие науки, культуры, образования путем научных исследований и обучения на всех уровнях высшего, послевузовского и дополнительного образования преимущественно в одной из областей науки, техники, культуры, называется …

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. институтом

2. колледжем

3. академией

4. научно-исследовательским институтом

Вопрос 3.

Классификация образовательных учреждений на государственные, муниципальные и негосударственные проводится на основе …

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. формы собственности

2. качества получаемого образования

3. количества обучающихся

4. методов обучения

Вопрос 4.

Пол, возраст, квалификация, образование составляют ________ структуру управления.

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. ролевую

2. функциональную

3. социальную

4. организационную

Вопрос 5.

Управленческая культура, основанная на решении всех проблем временными творческими группами, называется …

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. культурой власти и силы

2. ролевой культурой

3. командной культурой

4. культурой индивидуальностей

Тест 16. Принципы управления образовательными системами, Вопрос 1.

Планирование работы образовательного учреждения, расстановка кадров и создание системы оперативной информации составляют сущность принципа ___________ в управлении.

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. обратной связи

2. системности

3. делегирования полномочий

4. новых задач

Вопрос 2.

Выборность руководителя образовательного учреждения, введение механизма конкурсного избрания и контрактной системы составляют основу реализации принципа __________________ управления.

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. системности

2. научной обоснованности

3. гуманизации

4. демократизации

Вопрос 3.

Реализация принципа ______________ управления придает процессу управленческой деятельности последовательность, логичность и комплексность.

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. сочетания централизации и децентрализации

2. взаимосвязи единоначалия и коллегиальности

3. системности и целостности

4. демократизации

Вопрос 4.

Наиболее общие правила, которые должны выполняться в практической деятельности на всех уровнях управления, называются __________управления.

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. закономерностями

2. формами

3. принципами

4. методами

Вопрос 5.

Основное содержание принципа_________ заключается в требовании, чтобы все управленческие действия осуществлялись на основе научных методов и подходов.

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. научности

2. объективности и полноты информации

3. демократизации и гуманизации

4. системности и целостности

Тест 17. Методы, приемы, средства управления образовательными системами, Вопрос 1.

Комплекс принципов, методов, форм и приемов эффективного управления педагогическими системами называется педагогическим…

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. моделированием

2. планированием

3. менеджментом

4. прогнозированием

Вопрос 2.

К функциям управления педагогическим процессом НЕ относится…

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. контроль

2. рецензирование

3. стимулирование

4. анализ

Вопрос 3., Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. первичную и вторичную

2. своевременную и несвоевременную

3. правовую, техническую, финансовую, энергетическую, материальную

4. полную и неполную

Вопрос 4.

Одним из условий успешного достижения целей и задач педагогического менеджмента является …

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. реализация межпредметных связей

2. использование дисциплинарных средств воздействия

3. обоснованное принятие управленческого решения

4. финансово-хозяйственная деятельность

Вопрос 5.

К установленным уровням мониторинга не относится…

Варианты ответов. Кол-во правильных ответов — 1

1. родительский

2. школьный (вузовский)

3. региональный

4. государственный

Почитаем!

1. Братченко С.Л. Введение в гуманитарную экспертизу образования. – М: Смысл.-1999.-137с.

2. Новиков Д.А. Теория управления образовательными системами. – М.: Народное образование, 2009.- 208 с.

3. Шамова Т.И. Управление образовательными системами / Т.И. Шамова, Т.М. Давыденко, Г.Н. Шибанова. – М.: Просвещение, 2003.- 230 с.

Учитель-новатор

В повесть «Ночь после выпуска», краткое содержание которой вы читаете, Тендряков вводит образ Павла Павловича Решетникова. Это был учитель физики, всецело поглощенный наукой. Коллектив поначалу не принимал его из-за стремления внести новые методы преподавания в уже устоявшуюся систему, однако ситуация вскоре изменилась. Павел Павлович продолжал преподавать не строго по учебникам и программам, но стал делать это более осторожно. беззаветно верил, что каждый «возделывает свой сад» так, как ему этого хочется, как желает его душа, без принуждения к этому других.

В противовес ему выступил Иннокентий Сергеевич, математик. Он считал, что «школа — масштабное явление», поэтому в одиночку нельзя добиться желаемого успеха.

Долго описывал дискуссию Владимир Тендряков. Повесть «Ночь после выпуска» включает множество мнений относительно того, как лучше учить детей. Однако никто из педагогов даже не вспомнил о более важном вопросе. А чего же на самом деле хочется самим ребятам? Какие у них интересы, желания, чувства?

Неожиданное озарение

И только прощаясь с Иваном Игнатьевичем, Ольга Олеговна вдруг поняла, что именно сегодня они пропустили знаменательное событие: рождение личности! Юля Студенцева своими словами показала не то, что школа ее ничему важному не научила. Наоборот, она предстала личностью, умеющей мыслить нешаблонно, нашедшей смелость высказать то, что она чувствует, думает, пусть даже это идет в разрез с общепринятыми стандартами. И главная проблема окружающих заключается в том, что когда человек выделяется среди других, в первую очередь, все стараются выявить его недостатки, засадить обратно, задавить, не дать проявиться индвидуальности. Так заканчивает первую часть повести «Ночь после выпуска» Владимир Тендряков. Содержание мыслей завуча дает надежду на то, что изменения в сложившейся системе все же возможны.

Разговор у реки

Выступление Юли взволновало не только учителей. Шесть выпускников собрались у обрыва, чтобы откровенно поговорить и, наконец, выяснить, что они думают друг о друге. Они были очень разными, но всех беспокоил один вопрос: что будет дальше?

Краткое содержание повести Тендрякова «Ночь после выпуска» продолжает описание возникшего разговора. Он принимает неожиданный поворот. Каждому интересно, что о нем думают те, с кем он проучился бок о бок десять лет. Казалось бы, все друг друга знают, никто не ожидает услышать в свой адрес плохое. Однако вскоре выясняется, что каждый имеет свой «камень за пазухой».

Первым на «суд» решился Генка Голиков — «городская знаменитость, открытое лицо, светлоглаз, светловолос, рост сто девяносто, плечист, мускулист…» Он нисколько не боялся приговора, ведь его все любят, уважают, «перед друзьями он свят и чист, пусть Натка услышит, что о нем думают». Однако каково же было удивление, когда вместо предназначавшихся в его честь дифирамбов Генка услышал упреки и обвинения! Даже Игорь не преминул возможностью вспомнить случай, когда Голиков выступил против него. При этом никто не встал на его защиту, не вспомнил, сколько хорошего и доброго сделал он, Гена, для каждого из присутствующих.

Возникло впечатление, что желание узнать правду, даже пугающую и жестокую, затмило все остальные чувства. Разозлившись и отплатив друзьям той же монетой, Голиков убежал. А его одноклассники еще долго не могли прийти в себя от услышанных в свой адрес слов. Хотя они сами спровоцировали Гену на столь неприятную откровенность — подводит итог Тендряков. Ночь после выпуска неожиданно превращается для вступающих в новую жизнь молодых людей неприятным откровением.

Ночь после выпуска (сборник) — Тендряков Владимир Федорович

Владимир Тендряков

Ночь после выпуска. Повести

© Издательство «Детская литература». Оформление серии, составление, 2006

© В. Ф. Тендряков. Текст, наследники

© Е. Сидоров. Вступительная статья, 1987

© Н. Сапунова. Иллюстрации, 2006

© О. Верейский. Портрет В. Ф. Тендрякова, наследники

Текст повестей «Ночь после выпуска», «Шестьдесят свечей», «Расплата» печатается по изданию: Тендряков В. Расплата: Повести. М.: Сов. писатель, 1982.

Портрет В. Ф. Тендрякова работы О. Верейского.

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес ( www.litres.ru)

* * *

О прозе Владимира Тендрякова

[1]

Владимир Федорович Тендряков был личностью огромного общественного темперамента. Он проработал в литературе тридцать пять лет, и каждое новое его произведение вызывало интерес читателей и критики, встречало признание, несогласие, будило мысль и совесть. Мало можно назвать современных прозаиков, кто бы с таким постоянством, с такой упорной страстью отстаивал право на постановку острейших социально-нравственных проблем

нашего общества, кто бы день за днем впрямую задавал вопрос о смысле человеческого существования себе и своему читателю. В творчестве В. Тендрякова неумолчно звенела туго натянутая струна гражданского беспокойства. В этом смысле он был очень целен и последователен. Его книги вызваны к жизни жаждой художественного познания действительности, стремлением писателя вынести свое суждение о ней, воззвать к нашему сознанию, воспитать или пробудить в читателе общественное неравнодушие.

Поэтому разговор о повестях и романах Тендрякова сразу вступает в зону самой действительности, мы начинаем спорить о жизни, окружающей нас, о сложных духовных, экономических, моральных процессах, затронутых прозаиком. Но при этом критика, поддерживая писателя за его пафос, бесстрашие и прямоту в постановке вопросов, иногда с сожалением констатирует несовпадение «проблем» и «прозы» в некоторых тендряковских произведениях: «Безусловно, существует логика решения проблем. Но существует и логика построения художественной прозы. Проблема, введенная в прозу, должна держать собою художественную конструкцию вещи, а не наваливаться на нее сразу, иначе плохо и для проблемы и для прозы» [2].

Да и те критики, которым «перевес» проблемности не кажется слабостью прозаика, а лишь ярко выраженным свойством его писательской натуры, непременно считают своим долгом помянуть о художественных «проторях и убытках», сторицей окупающихся, впрочем, «значительностью, серьезностью и современностью его слова, общественной значимостью и остротой социальных конфликтов и нравственных проблем его творчества» [3].

Вот, по существу, два крыла критического осознания прозы Владимира Тендрякова:

  • граждански отзывчивый социолог и моралист, но порой «недостаточно» художник, от чего мелеет глубина и самой его проблематики;
  • «недостаточно» художник? Может быть. Но зато все сторицей окупается остротой и общественной значимостью конфликтов и проблем его творчества.

Оба суждения, хотя и в неодинаковой степени, признают художественную неполноту тендряковского мира. Не могу согласиться с этим. Стоит перечитать сегодня одну за другой все книги писателя, вызвавшие в свое время обильную критику, в том числе и заведомо недобросовестную, прямо отрицающую как раз правомерность проблематики и конфликтов некоторых произведений прозаика, чтобы убедиться в цельности именно проблемно-художественного мира этого писателя. Можно спорить, не соглашаться с его активно проповеднической манерой, со стремлением высказать наболевшее не столько в объективно-пластической образной форме, сколько в прямом напоре рассуждений героев, где всегда явственно слышен и авторский голос. Можно отрицать действенность и универсальность притчеобразных ситуаций, весьма характерных для повестей Тендрякова. Но при этом нельзя, на мой взгляд, не видеть резко очерченную художественную оригинальность этого пера. Логика решения жизненно важных проблем для Тендрякова и художественная логика слитны, нераздельны, питают друг друга. Искусство для него начинается с идеи и живет идейностью. Мысль разворачивается в образах, проверяет себя в художественных аргументах на площадке повести или романа и, как правило, разрешается в финале, ставя перед нами и героями новые вопросы, новые проблемы.

Нельзя забывать также, что В. Тендряков сформировался как писатель в активной полемике против так называемой теории бесконфликтности, имевшей достаточно широкое распространение в нашей послевоенной беллетристике. Острая конфликтность, предельный драматизм ситуаций, особенно нравственных коллизий, – самая характерная черта тендряковского стиля. Он ощущает правду как поиск неравнодушной, активной мысли и открыто, без обиняков, стремится поведать эту правду людям, отнюдь не претендуя на всю ее объективную полноту, на собственное всеведение. Мужество и откровенность правды – тот нравственный фундамент, на котором держится художественный мир Тендрякова, и стоит он прочно и простоит долго, до тех пор, пока жизненные противоречия, его питающие, не будут исчерпаны самой действительностью.

Владимир Федорович Тендряков родился в 1923 году в деревне Макаровской Вологодской области, в семье сельского служащего. После окончания средней школы ушел на фронт и служил радистом стрелкового полка. В боях за Харьков получил тяжелое ранение, демобилизовался, учительствовал в сельской школе, был избран секретарем райкома комсомола. Первой мирной осенью поступил на художественный факультет ВГИКа, а затем перешел в Литературный институт, который окончил в 1951 году. Работал корреспондентом журнала «Огонек», писал сельские очерки, в 1948 году опубликовал свой первый рассказ в альманахе «Молодая гвардия».

Но в нашем читательском сознании Тендряков заявил о себе сразу, крупно и заметно, в начале 1950-х годов, словно бы миновав пору литературного ученичества. Время, общественная ситуация способствовали появлению целой плеяды писателей, устами которых правдиво заговорила доселе почти молчаливая послевоенная деревня. Вслед за очерками и рассказами Валентина Овечкина, Гавриила Троепольского в ранних произведениях В. Тендрякова были публично обнажены серьезные противоречия колхозной жизни тех лет, ставшие впоследствии предметом пристального общественного внимания.

<�…>

— Всю жизнь Тендрякова волновали проблемы выбора и долга, веры и скепсиса. И до последних своих дней он тревожно размышлял над вопросом: «Куда движется человеческая история?» Свидетельство тому – роман «Покушение на миражи» (1978–1980) – наиболее глубокое и сильное произведение Тендрякова, его духовное завещание нам и будущему.

Но о чем бы ни писал Тендряков, какую бы жизненную ситуацию ни выбирал, рассмотрение, художественный анализ действительности всегда протекают у него при свете нравственных требований совести.

Совесть в этическом кодексе Владимира Тендрякова – основополагающее понятие, только она способна осветить человеку глубокую правду о нем самом и окружающем мире.

<�…>

Развязка

И вдруг появляется новость: их другу, который их только что обидел, грозит опасность. Сначала все оживились, но затем решили не вмешиваться, так как Гена уже не заслуживал, по их мнению, даже помощи. И только Юля Студенцева выступила против общественного мнения. Она помогла ребятам осознать, что Гена по-прежнему их друг, что каждый может совершить ошибку. Главное — нужно научиться прощать. Так заканчивается повесть «Ночь после выпуска», краткое содержание которой вы прочитали.

Очень кратко После выпускного бала бывшие одноклассники решают развлечься необычным способом, что приводит их к ссоре. А в это время их учителя спорят о том, как следует правильно обучать школьников.

Выпускной вечер в школе. После праздника шесть одноклассников собираются у реки, чтобы на прощание побыть вместе. Мальчик из состоятельной семьи, спортсмен Гена Голиков, отличница Юля Студёнцева, красавица Натка Быстрова, «свой парень» Вера Жерих, гитарист и весельчак Сократ Онучин и художник Игорь Проухов знакомы давно. Возникает идея: каждый выскажет своё мнение о других, не скрывая даже плохих мыслей. Первым узнать правду о себе вызывается Гена Голиков. Он уверен, что школьные друзья не скажут о нём плохого.

Но внезапно Гена получает от Веры, Юли и Игоря упрёки в чёрствости, самозабвенном себялюбии и подлости. Натка говорит, что Гена трус и не способен выразить свои чувства.

Ты светлячок, Гена, красиво горишь, а греть не греешь.

Лишь Сократ воздерживается от отзывов о Гене.

Услышанное обижает Гену. Он начинает отвечать одноклассникам колкостями. Веру он называет пустым, невыразительным и завистливым человеком, которая за добротой скрывает свою ничтожность. Юля, по его словам, себялюбивая и готова втоптать в грязь кого угодно. Игорь страдает чувством завышенного самомнения и умрёт от собственной злобы. Даже Сократа он унижает, сравнивая его с «барашком безобидным». Самый тяжёлый удар он наносит Натке, в которую в школьные годы был влюблён. Когда-то он прогуливался у реки, а Натка, купавшаяся там, вышла из воды и намеренно показалась ему без одежды. Рассказав об этом, он называет её «самкой, которая ждёт, чтоб на неё кинулись». Натка начинает бить его, и Гена убегает.

Вдруг Сократ сообщает, что враг Гены, хулиган Яшка Топор, решил подкараулить Гену на прогулке и убить. Это он узнал от одного из друзей Яшки. Поначалу одноклассники пытаются убедить себя, что Гена им больше не друг, и его судьба их не волнует, но Юля утверждает, что неправильно было бы не предупредить его о такой опасности, каким бы человеком он ни был. Постепенно друзья начинают жалеть, что всё так получилось, признают, что Гена не такой уж плохой парень. Натка идёт искать Гену.

В это же время в учительской шесть учителей спорят о том, как «готовить из учеников лучших людей». Учителей задело то, что Юля Студёнцева во время выпускного заявила, что школа заставляла её учить всё, кроме того, что ей нравится. Старая учительница Зоя Владимировна считает такие слова неблагодарностью и жалеет, что Студёнцеву уже не наказать. Завуч Ольга Олеговна говорит, что сама Зоя Владимировна преподаёт предмет (литературу) так неувлекательно, что отвращает от него учеников.

Вся литература — набор сухих формул, которые нельзя ни любить, ни ненавидеть. Не волнующая литература!

Зоя Владимировна обижается и уходит.

Учитель физики Решников говорит, что Ольга Олеговна тоже иногда поступает неправильно. Он преподаёт физику по-своему: выделяет учеников более способных к физике, снабжает их интересной информацией, надеясь разжечь их интерес к предмету. Ольга Олеговна же мешает ему в этом, так как считает, что у учителя не должно быть любимцев. Решников просит её «не мешать ему возделывать свой сад». Математик Иннокентий Сергеевич предлагает свой вариант улучшения педагогики: снять на киноленту лекции лучших учителей и учить ребят с помощью этих фильмов, что освободит у учителей часть времени и позволит творчески подходить к подготовке учеников.

Знания давно уже добываются с помощью машин, а вот передаются они почему-то до сих пор, так сказать, вручную.

Директор Иван Игнатьевич говорит, что эта идея ещё далека от осуществления, а об улучшении качества обучения думать всё равно надо. Учителя неожиданно видят, что самая молодая из них, Нина Семёновна, плачет, думая, что она не такой уж хороший учитель (Студёнцева училась в её классе).

Ольга Олеговна говорит, что главное — научить подрастающее поколение не обижать людей. На это Нина Семёновна отвечает, что ученики её класса (Игорь, Гена, Юля и остальные) — добрые и отзывчивые.

Если они станут обижать друг друга, то тогда… остаётся только одно — повеситься на первом же гвозде от отчаяния.

Решников и Иннокентий идут домой и решают выпить — 31 год назад, в 1941-м началась война. Иннокентий говорит о своих учениках: «Выпьем за то, чтоб они не мёрзли в окопах».

А одноклассники (кроме Гены и Натки) снова идут к школе. Игорь произносит: «Мы ещё научимся жить».

Тендряков Владимир

Ночь после выпуска

Владимир Фёдорович Тендряков

НОЧЬ ПОСЛЕ ВЫПУСКА

Как и положено, выпускной вечер открывали торжественными речами.

В спортзале, этажом ниже, слышно было — двигали столы, шли последние приготовления к банкету.

И бывшие десятиклассники выглядели сейчас уже не по-школьному: девчата в модных платьях, подчеркивающих зрелые рельефы, парни до неприличия отутюженные, в ослепительных сорочках, при галстуках, скованные своей внезапной взрослостью. Все они, похоже, стеснялись самих себя — именинники на своих именинах всегда гости больше других гостей.

Директор школы Иван Игнатьевич, величественный мужчина с борцовскими плечами, произнес прочувствованную речь: «Перед вами тысячи дорог…» Дорог тысячи, и все открыты, но, должно быть, не для всех одинаково. Иван Игнатьевич привычно выстроил выпускников в очередь соответственно их прежним успехам в школе. Первой шла та, что ни с кем не сравнима, та, что все десять лет оставляла других за своей спиной,- Юлечка Студёнцева. «Украсит любой институт страны…» Следом за ней была двинута тесная когорта «несомненно способных», каждый член ее поименован, каждому воздано по заслугам. Генка Голиков был назван среди них. Затем отмечены вниманием, но не превознесены «своеобразные натуры» — характеристика, сама по себе грешащая неопределенностью,- Игорь Проухов и другие. Кто именно «другие», директор не счел нужным углубляться. И уже последними — все прочно, безымянные, «которым школа желает всяческих успехов». И Натка Быстрова, и Вера Жерих, и Сократ Онучин оказались в числе них.

Юлечке Студёнцевой, возглавлявшей очередь к заветным дорогам, надлежало выступить с ответной речью. Кто, как не она, должна поблагодарить свою школу — за полученные знания (начиная с азбуки), за десятилетнюю опеку, за обретенную родственность, которую невольно унесет каждый.

И она вышла к столу президиума — невысокая, в белом платье с кисейными плечиками, с белыми бантами в косичках крендельками, девочка-подросток, никак не выпускница, на точеном личике привычное выражение суровой озабоченности, слишком суровой даже для взрослого. И взведенно-прямая, решительная, и в посадке головы сдержанная горделивость.

Мне предложили выступить от лица всего класса, я хочу говорить от себя. Только от себя!

Это заявление, произнесенное с безапелляционностью никогда и ни в чем не ошибающейся первой ученицы, не вызвало возражений, никого не насторожило. Директор заулыбался, закивал и поерзал на стуле, удобнее устраиваясь. Что могла сказать, кроме благодарности, она, слышавшая в школе только хвалу, только восторженные междометия в свой адрес. Потому лица ее товарищей по классу выражали дежурное терпеливое внимание.

И по актовому залу пробежал шорох.

По какой мне идти? Давно задавала себе этот вопрос, но отмахивалась, пряталась от него. Теперь все — прятаться нельзя. Надо идти, а не могу, не знаю… Школа заставляла меня знать все, кроме одного — что мне нравится, что я люблю. Мне что-то нравилось, а что-то не нравилось. А раз не нравится, то и дается трудней, значит, этому ненравящемуся и отдавай больше сил, иначе не получишь пятерку. Школа требовала пятерок, я слушалась и… и не смела сильно любить… Теперь вот оглянулась, и оказалось — ничего не люблю. Ничего, кроме мамы, папы и… школы. И тысячи дорог — и все одинаковы, все безразличны… Не думайте, что я счастливая. Мне страшно. Очень!

Юлечка постояла, глядя птичьими тревожными глазами в молчащий зал. Было слышно, как внизу передвигают столы для банкета.

У меня все,- объявила она и мелкими дергающимися шажочками двинулась к своему месту.

Года два назад был спущен запрет — в средних школах на выпускных вечерах нельзя выставлять на столы вино.

Этот запрет возмутил завуча школы Ольгу Олеговну: «Твердим: выпускной вечер — порог в зрелость, первые часы самостоятельности. И в то же время опекаем ребят, как маленьких. Наверняка они это воспримут как оскорбление, наверняка принесут с собой тайком или открыто вино, а в знак протеста, не исключено, кой-чего и покрепче».

Ольгу Олеговну в школе за глаза звали Вещим Олегом: «Вещий Олег сказал… Вещий Олег потребовал…» — всегда в мужском роде. И всегда директор Иван Игнатьевич уступал перед ее напористостью. Ольге Олеговне нынче удалось убедить членов родительского комитета — бутылки сухого вина и сладкого кагора стояли на банкетных столах, вызывая огорченные вздохи директора, предчувствовавшего неприятные разговоры в гороно.

Но букетов с цветами все-таки стояло больше, чем бутылок: прощальный вечер должен быть красив и благопристоен, вселять веселье, однако в границах дозволенного.

Словно и не было странного выступления Юлечки Студёнцевой. Подымались тосты за школу, за здоровье учителей, звон стаканов, смех, перекатные разговоры, счастливые, раскрасневшиеся лица — празднично. Не первый выпускной вечер в школе, и этот начинался как всегда.

И только, словно сквознячок в теплой комнате, среди разгоревшегося веселья — охолаживаю-щая настороженность. Директор Иван Игнатьевич несколько рассеян, Ольга Олеговна замкнуто-молчалива, а остальные учителя бросают на них пытливые взгляды. И Юлечка Студёнцева сидела за столом потупившись, связанно. К ней время от времени подбегал кто-нибудь из ребят, чокался, перекидывался парой слов — выражал свою солидарность — и убегал.

Как всегда, чинное застолье быстро сломалось. Бывшие десятиклассники, кто оставив свой стул, кто вместе со стулом, передвигались к учителям.

Самая большая, самая шумная и тесная компания образовалась вокруг Инны Семеновны, учительницы начальной школы, которая десять лет назад встретила всех этих ребят на пороге школы, рассадила по партам, заставила раскрыть буквари.

Владимир Тендряков

Ночь после выпуска. Повести

© Издательство «Детская литература». Оформление серии, составление, 2006

© В. Ф. Тендряков. Текст, наследники

© Е. Сидоров. Вступительная статья, 1987

© Н. Сапунова. Иллюстрации, 2006

© О. Верейский. Портрет В. Ф. Тендрякова, наследники

Текст повестей «Ночь после выпуска», «Шестьдесят свечей», «Расплата» печатается по изданию: Тендряков В. Расплата: Повести. М.: Сов. писатель, 1982.

Портрет В. Ф. Тендрякова работы О. Верейского.

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

* * *

О прозе Владимира Тендрякова

Владимир Федорович Тендряков был личностью огромного общественного темперамента. Он проработал в литературе тридцать пять лет, и каждое новое его произведение вызывало интерес читателей и критики, встречало признание, несогласие, будило мысль и совесть. Мало можно назвать современных прозаиков, кто бы с таким постоянством, с такой упорной страстью отстаивал право на постановку острейших социально-нравственных проблем

нашего общества, кто бы день за днем впрямую задавал вопрос о смысле человеческого существования себе и своему читателю. В творчестве В. Тендрякова неумолчно звенела туго натянутая струна гражданского беспокойства. В этом смысле он был очень целен и последователен. Его книги вызваны к жизни жаждой художественного познания действительности, стремлением писателя вынести свое суждение о ней, воззвать к нашему сознанию, воспитать или пробудить в читателе общественное неравнодушие.

Поэтому разговор о повестях и романах Тендрякова сразу вступает в зону самой действительности, мы начинаем спорить о жизни, окружающей нас, о сложных духовных, экономических, моральных процессах, затронутых прозаиком. Но при этом критика, поддерживая писателя за его пафос, бесстрашие и прямоту в постановке вопросов, иногда с сожалением констатирует несовпадение «проблем» и «прозы» в некоторых тендряковских произведениях: «Безусловно, существует логика решения проблем. Но существует и логика построения художественной прозы. Проблема, введенная в прозу, должна держать собою художественную конструкцию вещи, а не наваливаться на нее сразу, иначе плохо и для проблемы и для прозы». Да и те критики, которым «перевес» проблемности не кажется слабостью прозаика, а лишь ярко выраженным свойством его писательской натуры, непременно считают своим долгом помянуть о художественных «проторях и убытках», сторицей окупающихся, впрочем, «значительностью, серьезностью и современностью его слова, общественной значимостью и остротой социальных конфликтов и нравственных проблем его творчества».

Вот, по существу, два крыла критического осознания прозы Владимира Тендрякова:

  • граждански отзывчивый социолог и моралист, но порой «недостаточно» художник, от чего мелеет глубина и самой его проблематики;
  • «недостаточно» художник? Может быть. Но зато все сторицей окупается остротой и общественной значимостью конфликтов и проблем его творчества.

Оба суждения, хотя и в неодинаковой степени, признают художественную неполноту тендряковского мира. Не могу согласиться с этим. Стоит перечитать сегодня одну за другой все книги писателя, вызвавшие в свое время обильную критику, в том числе и заведомо недобросовестную, прямо отрицающую как раз правомерность проблематики и конфликтов некоторых произведений прозаика, чтобы убедиться в цельности именно проблемно-художественного мира этого писателя. Можно спорить, не соглашаться с его активно проповеднической манерой, со стремлением высказать наболевшее не столько в объективно-пластической образной форме, сколько в прямом напоре рассуждений героев, где всегда явственно слышен и авторский голос. Можно отрицать действенность и универсальность притчеобразных ситуаций, весьма характерных для повестей Тендрякова. Но при этом нельзя, на мой взгляд, не видеть резко очерченную художественную оригинальность этого пера. Логика решения жизненно важных проблем для Тендрякова и художественная логика слитны, нераздельны, питают друг друга. Искусство для него начинается с идеи и живет идейностью. Мысль разворачивается в образах, проверяет себя в художественных аргументах на площадке повести или романа и, как правило, разрешается в финале, ставя перед нами и героями новые вопросы, новые проблемы.

Нельзя забывать также, что В. Тендряков сформировался как писатель в активной полемике против так называемой теории бесконфликтности, имевшей достаточно широкое распространение в нашей послевоенной беллетристике. Острая конфликтность, предельный драматизм ситуаций, особенно нравственных коллизий, – самая характерная черта тендряковского стиля. Он ощущает правду как поиск неравнодушной, активной мысли и открыто, без обиняков, стремится поведать эту правду людям, отнюдь не претендуя на всю ее объективную полноту, на собственное всеведение. Мужество и откровенность правды – тот нравственный фундамент, на котором держится художественный мир Тендрякова, и стоит он прочно и простоит долго, до тех пор, пока жизненные противоречия, его питающие, не будут исчерпаны самой действительностью.

Владимир Федорович Тендряков родился в 1923 году в деревне Макаровской Вологодской области, в семье сельского служащего. После окончания средней школы ушел на фронт и служил радистом стрелкового полка. В боях за Харьков получил тяжелое ранение, демобилизовался, учительствовал в сельской школе, был избран секретарем райкома комсомола. Первой мирной осенью поступил на художественный факультет ВГИКа, а затем перешел в Литературный институт, который окончил в 1951 году. Работал корреспондентом журнала «Огонек», писал сельские очерки, в 1948 году опубликовал свой первый рассказ в альманахе «Молодая гвардия».

Но в нашем читательском сознании Тендряков заявил о себе сразу, крупно и заметно, в начале 1950-х годов, словно бы миновав пору литературного ученичества. Время, общественная ситуация способствовали появлению целой плеяды писателей, устами которых правдиво заговорила доселе почти молчаливая послевоенная деревня. Вслед за очерками и рассказами Валентина Овечкина, Гавриила Троепольского в ранних произведениях В. Тендрякова были публично обнажены серьезные противоречия колхозной жизни тех лет, ставшие впоследствии предметом пристального общественного внимания.

Всю жизнь Тендрякова волновали проблемы выбора и долга, веры и скепсиса. И до последних своих дней он тревожно размышлял над вопросом: «Куда движется человеческая история?» Свидетельство тому – роман «Покушение на миражи» (1978–1980) – наиболее глубокое и сильное произведение Тендрякова, его духовное завещание нам и будущему.

Но о чем бы ни писал Тендряков, какую бы жизненную ситуацию ни выбирал, рассмотрение, художественный анализ действительности всегда протекают у него при свете нравственных требований совести.

Совесть в этическом кодексе Владимира Тендрякова – основополагающее понятие, только она способна осветить человеку глубокую правду о нем самом и окружающем мире.

Воспитание высокой души – область неустанных художественных забот писателя. Он нередко обращается к школе, пишет о жизни подростков, и здесь, в отличие от характеров взрослых, его очень интересуют психологические детали, нюансы, переливы неустоявшегося духовного мира. Таков, например, Дюшка Тягунов из самой светлой, поэтической повести Тендрякова «Весенние перевертыши» (1973).

Огромный, сложный мир открывается тринадцатилетнему мальчишке. Мир, где есть любовь, святое чувство товарищества, и тут же рядом – злоба и жестокость, унижение человека и горе.

само время

  • Отлично пишет Тендряков это состояние – щедро, тонко, влюбленно в своего маленького героя:

« Время!

Оно крадется.

Дюшка его увидел! Пусть не само, пусть его следы.

Вчера на березе не было дымки, вчера еще не распустились почки – сегодня есть! Это след пробежавшего времени!

Были грачи – нет их! Опять время – его след, его шевеление! Оно унесло вдаль рычащую машину, оно скоро заполнит улицу людьми…

Беззвучно течет по улице время, меняет все вокруг…

Течет время, рождаются и умирают деревья, рождаются и умирают люди. Из глубокой древности, из безликих далей к в этой вот минуте – течет, подхватывает Дюшку, несет его дальше, куда-то в щемящую бесконечность.

В самом начале повести перед нами предстает разговор нескольких выпускников, которые собрались вместе у реки, чтобы побыть в последние минуты после торжества. Ведь совсем скоро они разлетятся в разные города, чтобы продолжить строить свое будущее. Беседа их была построена по очень интересному принципу — каждый должен высказать свое мнение о своем однокласснике. Первым желающим выговориться стал Геннадий Голиков. Он почему-то был уверен в том, что приятели не произнесут ни одного плохого слова. Однако ребята говорят, что он порой бывает слишком эгоистичным и бездушным. Одна из девушек призналась в том, что Гена боится показать свои чувства, и совсем не способен на смелые поступки.

Юноша, услышав о себе не очень приятные высказывания, начинает тоже оскорблять друзей. Веру он назвал человеком завистливым и двуличным. Юля, несмотря ни на что, готова унизить даже близкую подругу. Не оставил он в стороне Сократа, назвав его чересчур простодушным человеком, который терпит все оскорбления. Но больше всего он нелестно отозвался о Натке, к которой давным-давно испытывал высокие чувства. Когда-то девушка, искупавшись в речке, показалась ему обнаженной. Юноша говорит об этом одноклассникам, называя ее развратницей, которая сама навязывается лицам мужского пола. Не выдержав обидных слов, Натка бьет его, и Генка убегает.

Неожиданно Сократ сообщает приятелям, что Геннадию грозит опасность от Яшки Топора, заядлого хулигана. Он обещал прибить их одноклассника. Несмотря на то, что юноша всех оскорбил, и благодаря уговорам Юли, друзья решили его предупредить. Натка отправляется на поиски Гены.

Параллельно с этими дискуссиями в учительской происходит оживленный разговор педагогов о том, как правильно подойти к воспитанию учащихся.Преподавателям совсем не понравилось высказывание Юли Студенцевой о том, что в школе ей приходится зубрить именно те предметы, которые ней совсем не нравятся. Особенно возмутилась по этому вопросу учитель литературы Зоя Владимировна. Но, завуч, отметила, что педагогу необходимо пересмотреть методику преподавания предмета, так как ее уроки совсем не вызывают интерес у ребят. Но тут вступает в разговор учитель физики, который оспаривает слова Ольги Олеговны, мешавшей ему преподавать свой предмет с интересом. Женщина постоянно делает ему замечания. Иннокентий Сергеевич, преподававший математику, сказал о том, что в развитых странах знания дают машины, а мы отстаем от прогрессивных идей. Руководитель учебного заведения попросил всех поработать над качеством обучения. Лишь начинающий педагог стояла в стороне и плакала. Он очень любила своих учеников, и говорила, что они добрые и отзывчивые.

После разговора учитель математики и физики решили немного выпить спиртного, вспоминая предвоенный выпускной вечер. Много юношей и девушек, сразу же со школьной скамьи, пошли на фронт и не вернулись домой.

А ребята, возвращаясь к родителям, дали обещание учиться жить.

Повесть учит нас распознавать в людях не только недостатки, но и отмечать хорошие его качества.

Анализ повести Тендрякова «Ночь после выпуска»

Если «Весенние перевертыши» — повесть, построен­ная логично и очень ясно — не вызывает каких-либо недоумений, замысел Тендрякова в «Ночи после выпуска» далеко не случайно вызвал большие споры в нашей кри­тике. Этому в немалой степени способствует структура вещи — то, что в ней есть две параллельные повествова­тельные линии.

В «Весенних перевертышах» Тендряков решает ост­рейшие этико-философские проблемы и акцентирует размышления скорее над жизнью, как таковой, чем над теми ее формами, которые рисуются в повести; автор без всякого нажима совмещает эти размышления с лепкой отдельных реалистических характеров. «Ночь после выпуска» посвящена той же этической теме, что и «Перевертыши», и ставится в ней тот же кар­динальный вопрос о добре и зле и большой сложности этих понятий и о смысле подлинной человечности. Но невозможно, думается, игнорировать и то, очевидное на мой взгляд, обстоятельство, что В. Тендряков прибегает здесь к иным художественным принципам реализации своего этико-философского замысла. Упрекать автора «Ночи после выпуска» в том, что характеры здесь недо­статочно раскрыты и нарушено их психологическое прав­доподобие, — бить мимо цели, оставляя без внимания тот факт, что Тендряков и не стремился к полнокровному реалистическому решению образов: его интересовало исключительно исследование определенного явления, а не полнота мотивировок и живопись портретов.

Автор намеренно, а вовсе не в силу какого-то худо­жественного просчета обращается к условности и схеме, намеренно превращает действующих лиц в голоса (или, если угодно, «маски»), лишь бегло набрасывая их психологические портреты. Предельно заостряя проблему, он намеренно приносит в жертву (или, точнее, подчиня­ет) характеры изображаемых людей философским тези­сам.

Шесть выпускников одной школы, отправившись по­сле выпускного вечера в городской сквер на высоком берегу реки, прорезающей город, начинают спор по во­просам житейской этики, вызванной решением ребят сказать друг другу на прощание «всю правду». Взаимное обсуждение, начатое скорее как игра, быстро переходит в острый и беспощадный суд друг над другом, и в част­ности над Генкой Голиковым — красивым, статным и как будто «образцовым» вожаком молодежи.

«Первая ученица» Юля Студенцова, получившая по всем предметам лишь пятерки, но внезапно выступившая на вечере с обвинением школе в том, что она не научила ее жизни; Вера Жёрих, добрая и доброжелательная, но прямолинейная и бестактная; Генка Голиков, убежденный в совершенстве своих поступков и обожании товарищей, — живые и убедительные люди, как, впро­чем, и Сократ Онучин, не расстающийся с гитарой и довольно близко знакомый с преступным миром городка. Говоря о схематизме образов, я не хочу сказать, что столкнувшиеся в очень остром разговоре друг с другом молодые люди «неправдоподобны»: важно понять другое — автор, на мой взгляд, не стремился лепить полно­кровные реалистические характеры. Они скорее намече­ны, чем тщательно обрисованы. Тендряков убеждает чи­тателя в том, что поступки Генки, внезапно раскрываю­щегося перед читателем из суждений, высказанных о нем его товарищами, были не только неблаговидными, но подчас и крайне противоречивыми. Когда всеобщий лю­бимец встает перед нами в реальных пропорциях его да­леко не всегда безупречного поведения, мы верим автору так же точно, как верим ему и в том, что и другие участ­ники добровольного суда в свете высказываний товари­щей предстают далеко не такими, какими казались по­началу. Рисунок автора, таким образом, вполне реали­стичен, но это не традиционный реализм тщательной и всесторонней обрисовки образов, притом именно потому, что все внимание писателя направлено на доказатель­ство через различных героев повести общих положений— зыбкость границ, отделяющих «доброе» от «зло­го», многозначность человеческой личности, безотноси­тельность (для автора) понятия человечности.

Дело не в том, что Юлечка Студенцова оказывается на поверку товарищеского суда не только образцовой ученицей, но и девушкой, склонной к некоторому — пусть неосознанному — ханжеству и излишней самоуверенно­сти, не в том, что Генка сочетает в себе много превос­ходных человеческих качеств с отталкивающими и до­стойными осуждения и т. д., а в том, насколько трудно провести черту под тем, каков тот или другой человек, не проверив его в различных, чаще всего трудных для него обстоятельствах.

Все шестеро приятелей встают друг перед другом в новом для каждого из них свете, когда они узнают друг о друге не только хорошее, но и плохое. Оказав­шись под рентгеновскими лучами взаимной проверки, когда перед ними неожиданное и суровое испытание, одноклассники выдерживают испытание, точно приобретя новую стойкость, а может быть, и жизнеустойчивость. Как должен поступить человек противоречивый и, как показывает автор, глубоко скомпрометированный теми поступками, которые из тайных стали явными, когда он вынужден самой жизнью сделать решительный выбор? Бывшие одноклассники, на время разобщенные взаим­ной проверкой и ее результатами, оказываются в конце концов едиными, когда решается вопрос о жизни и смер­ти одного из шести — Генки. Все бывшие школьники встают на защиту Генки, которому угрожает вполне ре­альная опасность погибнуть от руки бандита.

«Юль-ка… Я чувствовал, чувствовал, ты помнишь?» — пытается Игорь, лучший друг и товарищ Ген­ки по школе, объяснить то страшное, что раскрылось в результате обсуждения поступков Генки.

«Глядя в сторону, Юлечка ответила тихим, усталым голосом: — Не лги… Никто из вас ничего не чувство­вал…».

Но именно в этот момент, когда все точки поставлены над i и все как будто встало на свои очень неприглядные места, рождается противоположное — происходит пере­вертыш. Ната Быстрова, больше всех обвиненная Ген­кой, грубо, жестоко открывшего перед всеми ребятами мучительную страницу ее жизни и поведения, заявляет о своем решении предупредить Генку о грозящей ему опасности.

В повести есть один, на мой взгляд, существенный просчет, нарушающий ее эстетическую стройность. «Игра» шестерых молодых людей, которая стихийно вы­ливается в суд над каждым из шестерых, — в структуре повести одна из двух сюжетных линий. Вторая, с нею в смысловом плане явно связанная, — разговор шести педагогов школы в учительской после окончания выпуск­ного вечера. Здесь разговор «начистоту» тоже переходит в суд — сначала над старой учительницей Зоей Владими­ровной, а затем и над другими представителями педагогического коллектива. Параллелизм подчеркивает наро­читость подобной композиции. Но два суда и два параллельных спора в данном случае размывают цельность философского замысла. Композиция раздваивается: раз­вивая тему «перевертышей», то есть говоря о том, как хорошее зачастую переходит в людях в плохое, как зыб­ки границы между добром и злом, но как в то же время нужна зоркость для борьбы со злом, Тендряков ослаб­ляет силы своей художественной аргументации парал­лельным разговором о советской школе и о воспитании молодежи, о различных методах преподавания в ней раз­личных учителей. Связаны ли эти темы? И да, и нет, поскольку совершенно очевидно (о чем говорилось выше), что Тендряков не стремился раскрывать те или дру­гие причины возникновения зла, а лишь констатирует противоречивость, свойственную людям, и ставит вопрос о том, в чем подлинная человечность, подлинный, а не абстрактный гуманизм.