Тема поэта и поэзии творчестве Евтушенко

Сочинение

Поэт – это не профессия, ведь на нее нельзя выучиться. Поэтом можно только родиться, потому что это – судьба, это талант, это особенный способ восприятия жизни. Каждый настоящий поэт, заслуживший призвание среди людей, размышлял о своей судьбе как о судьбе поэта, человека, получившего небесный дар. И в творчестве каждого поэта – классика обязательно найдутся стихи, посвященные этой теме – теме, которую обычно обозначают как «тему поэта и поэзии».

Судьба Евгения Евтушенко — это именно судьба поэта, с рождения наделенного талантом сочинительства. Он рано стал писать стихи, в 19 лет вышла его первая книга стихотворений. Дальнейшая жизнь способствовала развитию таланта, и одна за другой появляются сборники стихов Евтушенко.

Творчество этого поэта-шестидесятника отличается силой заявления своей точки зрения, своего видения вещей, склонностью к эпатажу. Он убедительно говорит: «Поэт не в том, чтобы воспеть себя, на прочих огрызаясь, а в том, чтобы даже не успеть понять, что это значит – зависть». И ему легко верить, потому что в его словах слышится знание жизни, знание той истины, без которой невозможно прожить и остаться настоящим человеком: «И кто из нас что-нибудь значит, став трусом, трухою, мякиной? И наши стихи не заплачут над нашей, им чуждой, могилой».

Евтушенко пишет не только о своих позициях в отношении к поэзии («Люблю забыть, что я поэт, и быть собой, но безымянно, как часть лесов или полей, часть улицы и океана»), он также анализирует отношения к поэзии других поэтов. Порой он может показаться даже слишком резким, бестактным в выражениях: «Сей молодой стихослагатель, владелец мускулов тугих, похож на самовыдвигатель и задвигатель всех других», но, на самом деле, таким образом он обличает тех, кто не осознает истинной сути поэзии и истинного предназначения поэта. Автор соотносит их ценности с вечными нравственными ценностями, которые делают человека, а в частности, поэта, настоящим служителем народа, не просто оратором, а собеседником, — «Он верит сам в себя настолько, что вот настолько не поэт». Евтушенко обличает не только самолюбивое бахвальство, он прав и тогда, когда говорит об измене поэта своим идеалам, ведь в поэзии, как и в жизни, можно наткнуться на фальшь: «Не стоят в стихах своих точек и авторских инициалов предатели собственных строчек и собственных идеалов».

Евтушенко, как активного наблюдателя общественных явлений и событий, беспокоит ситуация с «поэтами-новичками», он адресует им свой призыв – стихотворение «Начинающим», в котором говорит о настоящем поэзии, где, по его словам, «бесхарактерность стала характером, а безликость — лицом». Он восклицает: «Я прошу, как отчаянной смелости, мастерства неумелости!». В этом возгласе можно увидеть отношение автора к процессу создания стихов, что тоже очень важно. Он считает, что это должна быть не «Умрачающая беловитость строк, не мучившихся в черновиках», он заявляет, что «Поэзия накапливается не по метафорам, а по мытарствам». Для него это сложный процесс, который требует много труда, много душевных сил, и именно затем, чтобы достойно и верно служить тем высоким идеалам, коим по предназначению должен служить каждый настоящий поэт.

16 стр., 7668 слов

Поэта, поэзии и своего осознанно обособленного места в ней. 2. ...

... ряду выделяются - Блока и Пушкина. Блок для Цветаевой не только великий современник, но своего рода идеал поэта, освобожденный от мелкого, ... она нисколько не преувеличивала. Ее отношение к поэтам и поэзии, пронесенное через всю жизнь, не просто уважительно-признательное, ... судеб. (Этим объясняется и то, что Цветаева, как и Ахматова, не любила слова «поэтесса»; обе справедливо полагали, что имеют право на звание «поэта».) ...

Что за творческое состоянье –

Знать не знаю.

Секрет небольшой.

Он – в растаиванье расстоянья

Между словом и нашей душой.

Никакое не осиянье, а нелегкая благодать…

Евтушенко заглядывает в будущее, определяя значимость новых настоящих поэтов, новых талантов для всего мира: «Лжив узнавания уют. Эпохи сила основная не в тех, кого все узнают, а в тех, кого еще узнают». Он прекрасно понимает, что популярность поэта при жизни – это еще не залог того, что он станет классикой, что его будут читать люди много лет спустя. В таком понимании проявляется его потрясающее осознание всей нужности и ценности поэзии для людей вообще, независимо от места и времени, главное, чтобы поэт оставался честным в первую очередь перед собой.

Закончить хотелось бы прекрасными строками Евтушенко, показывающими, насколько он свободен от своего таланта в том смысле, что никогда не возомнит себя лучше всех: «Чужие – больше, чем свои, — люблю стихи, и тем свободен».