Петр Аркадьевич Столыпин и его реформы

Реферат

Петр Аркадьевич Столыпин — одна из самых интересных фигур российской истории. О нём очень много спорят, существуют крайне противоречивые оценки его как личности и как государственного деятеля. Тем не менее, неоспоримым остается то, что это был выдающийся человек и великий реформатор.

К сожалению, у многих представление о Столыпине сводится к тому, что он — Председатель Совета Министров Российской империи, осуществивший аграрную реформу. Но это только крохотная часть заслуг Петра Аркадьевича перед своим государством. Его деятельность была гораздо шире, затрагивала все сферы общественной жизни и, несомненно, имела огромное позитивное влияние на них. Он очень многое успел сделать, будучи на посту премьер-министра, но многое так же не удалось осуществить. Уж слишком большое количество препятствий и невзгод принесли ему его прогрессивные и глубоко патриотические убеждения.

Столыпина также нельзя не рассматривать как талантливейшего руководителя и политика, который, хотя иногда и использовал жестокие, непопулярные методы управления, но всегда ставил пред собой цель общественного, национального блага, не отступая от неё ни на миг. «Мы — рулевые, стоящие у компаса, — писал он, -и должны смотреть только на стрелку, и как бы привлекателен, как бы соблазнителен ни был приветливый берег, но если по дороге к нему есть подводные камни, то курс мы будем держать стороною… мы — часовые, поставленные для охраны демаркационной линии, и свои ли, чужие ли будут ее нарушать, мы не будем малодушно отворачиваться в сторону.»

Кроме того, Столыпин ещё и сам по себе очень неординарная и даже таинственная личность. Не зря многие из окружения не понимали его и пытались помешать осуществлению его идей. Именно по этому на жизнь премьера было совершено более десяти покушений. Известно также, что Петр Аркадьевич в какой-то мере предсказал свою смерть от руки убийцы. И тайна этого убийства до сих пор не раскрыта. Почти каждый год появляются новые и новые книги, посвященные этой теме, и она не теряет своей актуальности. Эти и другие факты, несомненно, свидетельствуют о незаурядности и важности этого человека в нашей истории.

Со времен Столыпина прошло уже целое столетие. Вместо страны, которую он так горячо любил, в последствии трансформировавшейся в СССР, на мировой карте теперь совсем другие державы. Но, по сути, не так уж и много в них изменилось. У нас остались те же проблемы: население недовольно правительством, которое, будучи отдаленным от народа, начисто пренебрегает национальными интересами ради личной выгоды; экономическая нестабильность порождает ухудшение уровня жизни людей, а государство не уделяет внимания социальной политике; аграрный сектор пребывает в полнейшем упадке и требует реформирования… Далее можно долго продолжать. Нам снова нужны коренные изменения, нам нужна великая, процветающая страна, нужны сильные, авторитетные лидеры, мудрые политики и великие патриоты, такие, каким был Петр Аркадьевич Столыпин. По этому нам следует внимательнее изучить эту личность, идеи, успехи и неудачи реформатора, чтобы уметь правильно и эффективно строить свое государство.

9 стр., 4096 слов

Сергей Юльевич Витте и Петр Аркадьевич Столыпин сравнительная характеристика

... Петра Аркадьевича было пять дочерей и сын. Отметим, что оба политика в начале своей карьеры пользовались безусловным покровительством высшего лица государства (Витте-Александра III, Столыпин - Николая II), оба испытали и ...

Не запугаете!

П.А. Столыпин (6.03.1907г.)

І. Жизненный и политический путь П.А. Столыпина

Кто же он был — Петр Аркадьевич Столыпин, если принимать во внимание не мифы и легенды, сложенные о нем, а строгие исторические факты и свидетельства современников? П.А. Столыпин родился 2 апреля 1862 г. в Дрездене (Германия).

Род Столыпиных известен с XVI века и связан был со многими именами, составлявшими славу и гордость России. Бабушка М.Ю. Лермонтова, воспитавшая его и проплакавшая, глаза после его преждевременной смерти, — урожденная Столыпина. Прадед — сенатор А.А. Столыпин — друг М.М. Сперанского, крупнейшего государственного деятеля начала XIX века. Отец — Аркадий Дмитриевич — участник Крымской войны, генерал-губернатор Восточной Румелии, позднее командовал гренадерским корпусом в Москве, затем — комендант Кремлевского дворца, друг Л.Н. Толстого; Мать, Наталья Михайловна Столыпина (урожденная Горчакова), дочь канцлера князя М.Д. Горчакова. Жена Петра Аркадьевича — правнучка А.В. Суворова. Матримониальные связи, немало значившие в феодальном обществе, как видим, — отменные.

Петр Аркадьевич не пошел no традиционной для его фамилии службе, не стал ни дипломатом, ни военным. Детство его прошло в имении в Колноберже, недалеко от Ковно (кроме еще одного имения в Ковенской губернии, семья владела поместьями в Нижегородской, Казанской, Пензенской и Саратовской губерниях).

Он получил домашнее образование, а после учился в Виленской гимназии (1879г.) и в Орловской классической гимназии (1879-1881 гг.).

В июне 1881 года Петр Аркадьевич неожиданно для многих поступил на физико-математический факультет Петербургского императорского университета, где, кроме физики и математики, с увлечением изучал химию, геологию, ботанику, зоологию, агрономию.

Изучал столь прилежно и глубоко, что на одном экзамене разгорелся научный диспут между ним и Д.Н. Менделеевым, с увлечением задававшим молодому студенту все новые и новые спорные вопросы. Наконец, великий химик спохватился: «Боже мой, что же это я? Ну, довольно, пять, пять, великолепно!»

Летом 1884 года, будучи студентом, Петр Аркадьевич женился на фрейлине императрицы Марии Федоровны, Ольге Борисовне Нейдгардт, дочери обер-гофмейстера, действительного тайного советника Б.А. Нейдгардта. В 1885 году закончил университет и получил диплом о присуждении степени кандидата физико-математического факультета.

В молодости как специалист-аграрник он занимался землеустройством, сам вел хозяйство в своих поместьях, применяя передовые технологии. Был весьма эрудирован в вопросах экономики и права, знал несколько языков. Кажется, что Столыпин самой природой был предназначен для высокой исторической роли. Высокого роста, статный, потрясающей работоспособности (спал по четыре часа в сутки) энергичный человек, в присутствии которого даже самые инертные люди проявляли чудеса инициативности. Постоянно одолеваемый вниманием поклонниц, он был, тем не менее, образцовым семьянином, имел пять дочерей и сына. Но, тем не менее, после окончания университета Столыпин далеко не сразу стал известным. Только в 1888 году его имя впервые попало в «Адрес-Календарь» что могло свидетельствовать о каком-то общественном признании. С 1886 года Столыпин служил в Министерстве государственных имуществ на скромной должности помошника столоначальника и со скромным чином коллежского секретаря. Но через год он переводится в МВД уездным, предводителем дворянства в родные места — Ковенскую губернию. С этих пор его служба, в течение 14 лет, была связана с этой губернией. Здесь он много занимается не только служебными делами, но и личными — сам ведет помещичье хозяйство в Колноберже. Через 10 лет П.А. Столыпин назначается ковенским губернским предводителем дворянства, а еще через три года — в 1902 году, неожиданно для себя — гродненским губернатором. Назначение его губернатором — результат политики министра внутренних дел В.К. Плеве, взявшего твердый курс на замещение губернаторских должностей местными Землевладельцами, хорошо знавшими жизнь в губернии и твердо охранявшими помещичьи интересы.

3 стр., 1057 слов

Как роботы и искусственный интеллект будут завоевывать школу ...

... года до семи лет (см. инфографику). - Социальные и эмоциональные навыки детей тесно связаны с их дальнейшими успехами в учебе: чем больше у них настойчивости, ответственности и любознательности, тем ... отставали в оценках. 3. Сочинение оценит нейросеть Современные технологии уже позволяют доверить роботам проверку ... тратить свое время на проверку. - В вузах, которые перешли на электронные системы ...

В пореформенной России так называемый «аграрный вопрос» стал подлинной головной болью правительства. Деревня непрестанно нищала. В Петербурге и на местах шли заседания «особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности». В столице столкнулись две точки зрения. Одну выражал министр внутренних дел В.К. Плеве, другую — министр финансов С.Ю. Витте. Первая сводилась к сохранению крестьянской общины, которая всегда считалась царизмом опорой «порядка» в деревне, и к проведению экономической политики, направленной на всемерную поддержку государственными средствами и методами разорявшегося крупного дворянского землевладения. Государство должно было активно вмешиваться в аграрные отношения помещика и крестьянина, переориентировать политику Крестьянского поземельного банка — и все с одной конечной чисто полицейской целью — ослабить борьбу крестьян с помещиками, защитить интересы последних. Этому же должна была способствовать и переселенческая политика, целью которой стало: не лишая помещичьи хозяйства дешевых рабочих рук, избыток их направить в те районы страны, где имелись избытки земли, и тем ослабить земельный голод в центре страны. Программа Плеве предусматривала и проведение ряда агротехнических мероприятий.

Иной рецепт лечения больного аграрного вопроса предлагал министр финансов С.Ю. Витте. Он считал, что эта первостепенной важности проблема, затрагивавшая и разорявшихся помещиков, и крестьян, вполне может быть решена на основе личной инициативы и капиталистической предприимчивости самих сельских хозяев. Витте решительно возражал против сохранения общинного землевладения, выступая за частную собственность на землю, за то, чтобы крестьянин чувствовал себя ее хозяином, чтобы его уравняли в правах с другими сословиями.

Столыпин же в споре Витте с Плеве еще в 1902 году стал на сторону Витте. Гродненский губернатор П.А. Столыпин решительно высказался за уничтожение общины и расселение на хутора. Однако убеждения Столыпина в это время были все же еще весьма далеки от той довольно четкой программы Витте, которая была отклонена накануне революции 1905-1907 годов, но осуществлена в ее ходе под именем «Столыпинской реформы».

12 стр., 5780 слов

Что послужило причиной расставания базарова и аркадия кирсанова?

... под влияние окружающих. Так, к примеру, Одинцова, прекрасно разбираясь в людях, сразу начинает относиться к Аркадию, как к младшему брату. Несмотря на восторги в адрес Базарова, уже в ... еще в Марьине, в доме Аркадия. Молодой человек не соглашается с мнением Базарова, что Николай Петрович – «человек отставной» и «его песенка спета». Аркадий не способен «выбросить» человека на свалку, даже если ...

Гродненским губернатором П.А. Столыпин пробыл недолго. В 1903 году его назначили губернатором в более крупную и важную губернию — Саратовскую. Здесь-то и застала его первая революция. События 1905-1907 годов показали глубокую революционность крестьянства, ошибочность расчетов самодержавия на любовь к нему «простого народа» и надежд на то, что крестьянская община — опора государственного порядка. Губерния Столыпина, считавшаяся одной из самых «красных», успокоилась раньше других. Уже в ту пору говорили о поразительном самообладании Петра Аркадьевича. Без сколько-нибудь значительной охраны, без оружия губернатор ездил по восставшим уездам, выступал перед тысячами до предела возбужденных людей — и непостижимым образом умел наладить с ними доверительный разговор. (В ходе одной из таких поездок под ноги ему бросили бомбу. Она взорвалась, убила немало ни в чем не повинных людей. Но Столыпин, словно оберегаемый ангелом-хранителем, остался цел и невредим.) В архиве его дочери Марии сохранились два знаменательных фотоснимка. На одном изображены люди, грозящие губернатору кулаками и палками, на другом — они же, прося у него прощения за совершенные безумства, все как один стоят на коленях…Но правда и то, что, когда уезд захлестывала стихия беспорядков, Столыпин не задумываясь отдавал приказ стрелять…

Нелегкое бремя борьбы с революцией и поисков иной социальной опоры для самодержавной системы и легло на плечи П.А. Столыпина, когда он неожиданно для себя стал сначала министром внутренних дел (апрель 1906 г.), а всего через два с половиной месяца — и председателем Совета министров. Редко кто из царских чиновников проделывал такую головокружительную карьеру. Назначение Столыпина на столь высокую должность не прошло незамеченным. Даже самые непримиримые оппоненты были вынуждены признать, что на этот раз российское правительство возглавил одаренный, сильный, незаурядный человек. Злые языки, правда, его стремительную, блистательную карьеру объясняли протекцией со стороны родственников жены, близких ко двору.

Назначая Столыпина премьером, царь и его окружение надеялись, что он усмирит Россию, силой погасит последние очаги революции. Но они серьезно просчитались. В основу своей государственной деятельности П.А. Столыпин положил принцип, высказанный еще основателем государственной школы Б.Н. Чичериным: «Либеральные реформы и сильная власть», а так же его собственный принцип: «Сначала успокоение, а потом — реформы!». Меры по установлению «успокоения» включали в себя всё: от введения военно-полевых судов, когда тройка офицеров выносила приговор, не подлежащий обжалованию, до широчайшего применения армии «в помощь гражданским властям», как официально именовались подобные меры. На этом этапе деятельность главы правительства пользовалась неограниченной поддержкой дворянства, правого крыла либеральной буржуазии и самого Николая II. За Петром Аркадьевичем укрепилась репутация палача, заполнившего Россию, по словам кадета Родичева, «столыпинскими галстуками».

1 стр., 434 слов

Историческое на 11 баллов: 1905—1907 гг

... человек, заинтересованный в государственных делах, как Витте, Столыпин, Плеве, можно было бы избежать и экономического кризиса, и Русско-Японской войны, и первой русской революции. Данный исторический период повлияет ... на пост министра внутренних дел Петра Столыпина. С 1906 года начала реализовываться его аграрная реформа. За основу своей реформы Столыпин взял отклонённую реформу Сергея Витте и ...

Но нельзя представлять Столыпина просто кровавым монстром, лично подписывающим смертные приговоры, как это делал Сталин. Возглавив правительство Российской империи, Столыпин имел смелость взять на себя историческую ответственность за крутой поворот в стратегическом курсе страны. Избранный курс Столыпину приходилось защищать в упорной борьбе, преодолевая сопротивление право-консервативных и лево-радикальных сил, а также непонимание либеральных общественных кругов. Почти с первого дня премьерства противники реформ обвиняли Столыпина в бонапартизме, подражании Бисмарку, депутаты справа и слева при его появлении в Думе выкрикивали угрозы и оскорбления. Вот как дочь нашего героя запомнила одно из заседаний Думы, на котором выступал П.А. Столыпин: «Недолго дали говорить моему отцу спокойно: только в самом начале его речи все было тихо, но вот понемногу на левых скамьях начинается движение и волнение, депутаты переглядываются, перешептываются. Потом говорят громче, лица краснеют, раздаются возгласы, прерывающие речь. Возгласы становятся все громче, то и дело раздается «в отставку», все настойчивее звонит колокольчик председателя. Скоро возгласы превращаются в сплошной рев. Депутаты на левых скамьях встали, кричат что-то с искаженными, злобными лицами, свистят, стучат ногами…»

Был случай, когда Столыпину пришлось напомнить своим политическим противникам, что ему по-прежнему не чуждо понятие дворянской чести. Когда один из депутатов кадет Родичев, выступая с трибуны, назвал репрессии правительства против экстремистов и смутьянов «столыпинским галстуком», он, еще не сойдя с трибуны, получил от премьера записку с вызовом на дуэль. «Я не хочу выглядеть вешателем в глазах моих детей» — так объяснил он свой поступок друзьям. Родичев, смелый на трибуне, от дуэли уклонился, принес Столыпину извинения. Петр Аркадьевич, выслушав их, не подал ему руки и молча удалился.

Смелый и упрямый, Столыпин, тем не менее, понимал, что в политической борьбе нельзя идти напролом. Он призывал оппозицию к компромиссу. «Правительству желательно было бы изыскать ту почву, на которой возможна совместная работа, найти тот язык, который был бы одинаково нам понятен. Я отдаю себе отчет в том, что таким языком не может быть язык ненависти и злобы. Я им пользоваться не буду…»

Тем временем представители террористических организаций развязали настоящую «охоту» на премьера, подготовив и осуществив более десяти покушений. Первое из них было осуществлено в августе 1906 года. Эсерами-максималистами была взорвана дача Столыпина на Аптекарском острове. Кроме двух террористов, погибло 25 невинных людей, пришедших на прием к главе правительства, ранены трехлетний сын и четырнадцатилетняя дочь Петра Аркадьевича, сам он не пострадал.

Вскоре после этого покушения на его жизнь, Столыпин добился в чрезвычайном порядке по 87 статье Основных государственных законов введения указа о создании военно-полевых судов, в соответствии с которым судопроизводство завершалось в течение 48 часов, а приговор, санкционируемый командующим военным округом, исполнялся в течение 24 часов. Столыпин считал эти меры оправданными для сохранения общественной безопасности, полагая, что на насилие необходимо отвечать силой. Он утверждал, что надо уметь отличать кровь на руках врача от крови на руках палача, подчеркивал, что смертную казнь можно применять только к убийцам. На деле же чинились массовые беззакония, на большей части территории страны было введено чрезвычайное положение, не редки были смертные казни ни в чем не повинных людей. Судей, выносивших слишком «мягкие» приговоры, увольняли с работы. Если до осени 1906 г. в среднем казнили по 9 человек в год, то с августа 1906-го по апрель 1907 г. военными судами было вынесено 1102 смертных приговора. Такая статистика вполне подтверждает репутацию Столыпина как жесткого и даже жестокого политика. Но охота на Петра Аркадьевича продолжалась. За каждым его выездом из Зимнего следили какие-то подозрительные люди. Вскоре обнаружилось, что напротив дома его сестры, которую он часто навещал, снята комната для убийц. Один из арестованных по этому поводу эсеров на допросе признался, что его рука уже два раза поднималась для выстрела, но оба раза премьер показывался у окна не один — то с больной сестрой, то с ребенком, и рука невольно опускалась… Служба безопасности премьера приготовила для него специальный «щит» — портфель с металлической перегородкой внутри. С такой защитой хоть куда, лишь бы убийца заранее предупредил, когда будет стрелять…

3 стр., 1179 слов

Историческое по периоду 1953-1964 гг

... отставке Н.С. Хрущева. Первым секретарем становится Л.И. Брежнев. Наступает эпоха «застоя». Период отечественной истории с 1953 по 1964 гг Наиболее заметную роль в истории СССР периода оттепели ... рамки критики личности Сталина. Важно отметить, что советская цензура даже в период Хрущевского передела идеологических установок партии не позволяла предать данные этого доклада общественности. Впервые ...

Столыпин продолжал делать дело. Его знаменитые слова «Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия» вызвали у одной части общества горячее одобрение, у другой — настоящую ярость. Он верил в Россию, но не обольщался насчет ее возможностей одним прыжком преодолеть веками громоздившиеся препятствия. Он любил русский народ, но хорошо знал слабости и недостатки национального характера. Недаром он говорил, что при составлении закона о земле старался иметь в виду «разумных и сильных, а не слабых и пьяных» соотечественников.

июня 1907 года Столыпин сделал в закрытом заседании II Государственной думы заявление, на основании которого она была распущена и произведен через два дня государственный переворот — изменен избирательный закон в Думу, что делать без ее согласия было нельзя. По мнению Петра Аркадьевича I и II Думы явно не «вписывались» в самодержавную систему, и надо было создать новую Думу, более «покладистую». Третьеиюньский государственный переворот знаменовал собой конец революции 1905—1907 годов.

Долгожданное «успокоение» было установлено, теперь надо было переходить к выполнению второй части обещанной формулы — реформам. Но сделать это оказалось отнюдь не так легко, как это мыслилось первоначально П.А. Столыпину. Его политические друзья справа считали, что в ходе революции и так уж слишком много сделано уступок (манифест 17 октября 1905 г., указ 9 ноября 1906 г., которым была предопределена аграрная реформа, получившая название столыпинской), и речь должна поэтому идти не о новых реформах, а об «усечении» старых. Однако Столыпин не собирался отказываться от своих планов и со свойственной ему твердостью пошел напролом в проведении реформ. Они, конечно же, не могли изменить основ самодержавия, верным слугой которого он был, но должны были хоть чуть-чуть модернизировать его.

За короткое время Петр Аркадьевич Столыпин был отмечен целым рядом Царских наград. Помимо нескольких Высочайших рескриптов с выражением признательности, в 1906 Столыпин был пожалован в гофмейстеры, 1 января 1907 назначен членом Государственного совета, в 1908 — статс-секретарем. Заболев весной 1909 крупозным воспалением легких, по требованию врачей Столыпин покинул Петербург и вместе с семьей провел около месяца в Крыму, в Ливадии. Талантливый политик, экономист, юрист, администратор, оратор, Столыпин почти отказался от личной жизни, все силы отдавая Российскому государству: председательство в Совете министров, созывавшемся не менее двух раз в неделю, непосредственное участие в совещаниях по текущим делам и по вопросам законодательства (заседания часто затягивались до утра); доклады, приемы, тщательный просмотр русских и иностранных газет, изучение новейших книг, особенно посвященных вопросам государственного права. В июне 1909 П.А. Столыпин присутствовал на встрече государя Императора Николая II с Императором Германии Вильгельмом II. Встреча проходила в финляндских шхерах. На яхте «Штандарт» состоялась беседа между премьером Столыпиным и Вильгельмом II, который впоследствии по различным свидельствам, говорил: «Был бы у меня такой министр, на какую высоту мы подняли бы Германию!»

35 стр., 17277 слов

История строительства в России до 1917 года

... капиталистической индустриализации в России. Крупная машинная индустрия одерживает решающую победу над мелким производством и мануфактурой. Во всех отраслях промышленности после реформы 1861 года несравнимо интенсивнее, чем ... три самостоятельных реестра. Первый из них «Урочный реестр по части гражданской архитектуры или описание разных работ, входящих в состав каменных зданий, с показанием: какие ...

Но российский царь был крайне слабовольным и упрямым человеком. Николай II не терпел в своем окружении ни людей с твердым характером, ни тех, кто превосходил его умом и широтой кругозора. Он считал, что подобные лица «узурпируют» его власть, «отодвигают» самодержца на второй план. Именно поэтому не пришелся ко двору С.Ю. Витте, а теперь наступала очередь второго по величине после Витте государственного деятеля России начала XX века — П.А. Столыпина. Реформы, задуманные им не грозили устоям самодержавия, но революция была побеждена, и, как считал Николай II, навсегда, а поэтому никаких реформ, по его мнению не требовалось.

Приблизительно с 1909 года начались мелкие, но систематические придирки и кляузы крайне правых царю на главу правительства, что немало попортило крови Столыпину. В марте 1911 года разразился новый и на этот раз более серьезный для Столыпина кризис. Он решил учредить земство в западных губерниях, введя при выборах национальные курии. Правые поспешили дать бой Столыпину в Государственном совете и, получив негласное разрешение царя, проголосовали против национальных курий, что составляло ядро законопроекта. На ближайшей аудиенции у царя Столыпин подал в отставку, заявив, что легитимистские лидеры «ведут страну к погибели, что они говорят: «Не надо законодательствовать, а надо только управлять», т. е. отказаться от какой-либо модернизации политического строя и его приспособления к изменившейся обстановке».

Столыпин был уверен, что получит отставку, но этого не произошло по двум обстоятельствам. Во-первых, царь не признавал за министрами права выходить в отставку по собственному желанию, считая, что это принцип конституционной монархии, самодержец же должен лишать министров их постов только по собственному усмотрению. А во-вторых, он подвергся атаке великих князей и вдовствующей императрицы Марии Федоровны, которая считала, что Столыпин все еще остается единственным человеком, способным привести Россию к «светлому будущему» 1.

Таким образом, Николай не принял отставки Столыпина, который, уверовав в свои силы, выдвинул перед царем ряд жестких условий. Он соглашался взять отставку назад, если, во-первых, Дума и Государственный совет будут распущены на три дня и законопроект будет проведен по специальной 87-п статье, предусматривавшей право правительства издавать законы во время перерывов занятий законодательных палат. Главных своих противников — П.Н. Дурново и В.Ф. Трепова — Столыпин требовал удалить из Государственного совета, а с 1 января 1912 года назначить туда 30 новых членов по его выбору. Царь вынужден был согласится, но вскоре начал всячески мешать премьеру в его деятельности: не подписывал принятых обеими палатами законопроектов (об отмене ограничений, связанных со снятием духовного сана), назначал в правительство активных противников Столыпина. Поползли слухи о его скорой отставке.

5 стр., 2467 слов

П.А. Столыпин: реформы и их итог

... в III Думе П. А. Столыпин разъяснял основные идеи реформы так: «В тех местностях России, где личность крестьянина получила уже определённое развитие, где община как принудительный союз ставит ... ему свободу трудиться, богатеть, распоряжаться своей собственностью; надо дать ему власть над землею, надо избавить его от кабалы отживающего общинного строя.… Неужели забыто … что колоссальный ...

У Петра Аркадьевича начало сдавать здоровье, усилилась стенокардия. «Не знаю, могу ли я долго прожить», — сказал он своему брату. Но, несмотря на болезнь и явно возраставшую опалу царя, премьер-министр упорно продолжает работать над проектами реформ — планирует организовать восемь новых министерств (труда, местного самоуправления, национальностей, социального обеспечения, исповеданий, исследования и эксплуатации природных богатств, здравоохранения, переселения), для содержания их изыскивает меры для троекратного увеличения бюджета (введени прямых налогов, налога с оборота, повышения цены на водку), намечает понизить земский ценз, чтобы допустить к местному самоуправлению владельцев хуторов и рабочих, владевших небольшой недвижимостью. В разговоре сo своим помощником он как-то прямо заявил, что, возможно, ему и не придется осуществить это планы в качестве главы правительства.

В августе 1911 года Столыпин отдыхал в своем имении в Колнобреже, где работал над своим проектом. И отпуск, и работу пришлось прервать для поездки в Киев, где в присутствии царя должен был открыться памятник Александру II по случаю недавно исполнившегося юбилея Великой реформы. Пребывание премьер-министра в Киеве началось с оскорблений — ему явно давали понять, что он здесь лишний и его не ждали. Столыпину не нашлось места в автомобилях, в которых следовали царь и его свита. Ему не дали даже казенного экипажа. Председателю Совета министров пришлось искать извозчика… Рассказывают, что ненавидевший его Распутин, увидев Столыпина, завопил: «Смерть за ним!… Смерть за ним едет!.. За Петром… за ним…». Не отсюда ли родилась легенда, что охранка «гениальным полицейским нюхом» предвосхитила «тайное желание двора и камарильи избавиться от Столыпина»? И двор, и камарилья не единожды избавлялись от неугодных им лиц куда более простым путем — отправляя их в отставку, что, по-видимому, грозило и Столыпину в самом недалеком будущем.

Политическая смерть Столыпина наступила гораздо раньше, чем провокатор Д.Г. Богров смертельно ранил его 1 сентября 1911 года в Киевском оперном театре. Да, Столыпин был «приказчиком» царя и помещиков, но он при всех своих отнюдь не исключительных качествах все же видел гораздо дальше и глубже их. Трагедия Столыпина состояла в том, что они не захотели иметь «приказчика», превосходящего их по личным качествам.

Понять, каким же всё-таки был Петра Аркадьевич Столыпин, не возможно не обращаясь к отзывам о нем современников.

Его сын, Аркадий Столыпин в своих мемуарах пишет об отце так:

14 стр., 6683 слов

Социальный статус женщин в России (XVIII век)

... только XVIII век прошли значительный путь. Благодаря реформам ПетраI знатные женщины выходят в свет, появляется женское образование при Екатерине II, происходит приобщение прекрасной половины ... Б.А. Романов в своем труде « Люди и нравы Древней Руси » ( ... истории женского вопроса в России продиктован как научными задачами, ... ином этапе общественного развития во многом определяется характером самого ...

«П.А. Столыпин не был профессиональным политическим деятелем-карьеристом. Не живи он в страшное переломное время, когда наше тысячелетнее государственное здание повисло над бездной, его жизненный путь сложился бы, вероятно, иначе.» Он увлекался поэзией, хотя сам не имел стихотворного дара. В его студенческой квартире собирался литературный кружок, где в монументальном кресле, способном выдержать его тяжеловесность, царствовал поэт Апухтин. Он любил природу, что так ярко изобразил в своем «Красном колесе» Александр Исаевич Солженицын. Был близок к крестьянскому люду. Садился около той или иной крестьянской избы, пил принесенный ему стакан молока и беседовал с нашими литовскими крестьянами. Это были, пожалуй, одни из лучших моментов его жизни.

То, что П.А. Столыпин был бесстрашным, в достаточной мере показано И. Солженицыным. Можно добавить, что, будучи в разъездах по Саратовской губернии, П.А. Столыпин послал моей матери короткую записку: «Сегодня озорники стреляли в меня из-за кустов». А когда в 1905 г. саратовские террористы приговорили меня к смерти путем отравления (я был тогда двухлетним ребенком) и моя мать от страха потеряла голову, отец остался невозмутим: «Я буду продолжать свое дело. Да сбудется воля Господня!» «Государственную власть принял он как тяжелый крест. Ознакомившись с общим положением дел Империи, понял, что нельзя терять ни минуты. Работал, порою, целыми ночами, что в конце жизни отразилось на состоянии его сердца. Спешил каждый вечер окончить работу, положенную на этот день. Глядя на часы, говорил порой с горечью: «Идите, проклятые!»»

К людям крупного масштаба, работавшим со Столыпиным, его сын относит министра земледелия Кривошеина, министра финансов Коковцева и товарища министра внутренних дел Крыжановского. «Сергей Ефимович Крыжановский был выдающимся деятелем. Проекты государственных преобразований времен моего отца были составлены почти все им лично. В первые годы эмиграции он написал свои воспоминания, ставшие теперь библиографической редкостью. В своей книге он уделяет много внимания преобразованиям, которые П.А. Столыпин собирался осуществить, вернее, к осуществлению которых он уже приступил, но которые были прерваны пулей убийцы. Эти неосуществленные реформы являются как бы продолжением государственной деятельности моего отца, отразившейся в его парламентских выступлениях.»

В некрологе, опубликованом в газете «Новое время» 6 сентября 1911 года П.А. Столыпин значится как человек,отличавшийся: «прямодушием, искренностью и самоотверженной преданностью Государю и России. Он был чужд гордости и кичливости благодаря исключительно редким качествам своей уравновешенной натуры. Он всегда относился с уважением к чужим мнениям и внимательно — к своим подчиненным и их нуждам. Враг всяких неясностей, подозрений и гипотез, он чуждался интриганства и интриганов и мелкого политиканства. По своим политическим взглядам П.А. Столыпин не зависел от каких-либо партийных давлений и притязаний. Твердость, настойчивость, находчивость и высокий патриотизм были присущи его честной открытой натуре. Столыпин особенно не терпел лжи, воровства, взяточничества и корысти и преследовал их беспощадно; в этом отношении он был горячий сторонник сенаторских ревизий.»

В целом же сохранились весьма противоречивые оценки как самой личности Столыпина, так и его деятельности. С.Ю. Витте, который придирчиво следил за политической карьерой своего преемника, отмечал, что Петр Аркадьевич «был человек с большим темпераментом, человеком храбрым» 4, но обвинял его в отсутствии государственной культуры, неуравновешенности, излишнем влиянии на его политическую деятельность жены Ольги Борисовны, использовании служебного положения для протекции родственникам. В этом есть доля истины, поскольку министром иностранных дел был Сазонов, женатый на сестре жены Столыпина. Младший офицер императорской яхты Бок, женившись на дочери Столыпина, тотчас получил должность морского агента в Берлине.

Витте обвинял Столыпина в заимствовании у него, Сергея Юльевича, идеи о выходе крестьян из общины, но подчеркивал разницу в методах осуществления этой идеи. Оценивая Указ от 9 ноября 1906 г., он писал: «Я чувствую, что закон этот послужит одной из причин пролития невинной крови. Был бы счастлив, если бы мое чувство меня обмануло». Наиболее неприемлемое он видел в том, что «Столыпин последние два-три года своего правления водворил в России положительный террор, но самое главное, внес во все отправления государственной жизни полицейский произвол и полицейское усмотрение» 1. В своих мемуарах Витте отмечал эволюцию Столыпина от либерального премьера до «такого реакционера, который бы не брезговал никакими средствами для того, чтобы сохранить власть, и произвольно, с нарушением всяких законов, правил Россией».

Представляется интересным мнение П.Н. Милюкова, одного из лидеров партии кадетов, которых Столыпин, несмотря на, казалось бы, непреодолимые разногласия с ними, именовал «мозгом нации»: «Столыпин выступал в двойном обличье — либерала и крайнего националиста». Милюков весьма скептически относился к эффективности реформаторской деятельности Столыпина, но отдавал должное его неординарности. «П.А. Столыпин, — писал Милюков, — принадлежал к числу лиц, которые мнили себя спасителями России от ее «великих потрясений». В эту свою задачу он внес свой большой темперамент и свою упрямую волю. Он верил в себя и в свое назначение. Он был, конечно, крупнее многих сановников, сидевших на его месте до и после Витте».

Один из первых русских марксистов, Петр Бернгардович Струве, дал следующую характеристику деятельности Столыпина: «Как бы ни относиться к аграрной политике Столыпина — можно ее принимать как величайшее зло, можно ее благословлять как благодетельную хирургическую операцию, — этой политикой он совершил огромный сдвиг в русской жизни. И — сдвиг поистине революционный и по существу, и формально. Ибо не может быть никакого сомнения, что с аграрной реформой, ликвидировавшей общину, по значению в экономическом развитии России в один ряд могут быть поставлены лишь освобождение крестьян и проведение железных дорог».

Хотя В.И. Ленин, оценивая Столыпина как политического деятеля, писал, что тот умел прикрывать свою деятельность «лоском и фразой, позой и жестами, подделанными под «европейские». Характеризуя же государственную деятельность Столыпина, Владимир Ильич отмечал, что он «пытался в старые мехи влить новое вино, старое самодержавие переделать в буржуазную монархию, и крах столыпинской политики есть крах царизма на этом полезном, последнем мыслимом для царизма пути». Пожалуй, это подходит к определению сути политики, разработанной и проводимой не только Столыпиным, но и Витте. При всей непохожести средств достижения оба пытались достичь одной цели — во что бы то ни стало сохранить монархию, не допустить революционного взрыва посредством уступок различным социальным силам.

О Столыпине много спорят. В чем-то он был исторически прав, где-то допустил тактические ошибки. Случалось, был излишне жесток, иногда свое честолюбие ставил впереди благоразумия. Но было в нем нечто, превышающее возможности его времени. Осмысливая его роль в русской истории, не будет преувеличением сказать, что такие люди рождаются раз в столетие.

Петр Аркадьевич был похоронен в Киево-Печерской лавре. Его памятник, воздвигнутый в Киеве на общественные пожертвования, был снесен в марте 1917 г. П.А. Столыпин состоял почетным мировым судьею Гродненского и Ковенского уездов и Инсарского уезда Пензенской губернии, именитым гражданином г. Полоцка и посада Дубок Саратовской губернии, почетным членом Московского совета детских приютов, Императорского Московского Археологического института, Холмского Свято-Богородицкого Братства, Императорского Петербургского яхт-клуба, Тамбовской губернской архивной комиссии, Российского общества Красного Креста, почетным гражданином г. Киева. В 1908 г. пожалован в статс-секретари. П.А. Столыпин имел ордена Белого Орла, Анны 1-степени, Владимира 3-й степени, а также иностранные ордена: бухарский Искандер Салис, шведский — Серафиме, норвежский — Святого Олафа 1-й степени, итальянский — Святых Маврикия и Лазаря 1-й степени, английский — Виктории 1-й степени, сербский — Белого Орла 1-й степени, Прусской Короны за заслуги и другие.

ІІ. Столыпинские реформы

Проблемы русского человека пытались решать многие. Многие создали великолепные по содержанию труды чувственно-эмоциональной любви к русскому человеку. Достоевский, Чехов, Толстой, Некрасов — список этих имен можно продолжать бесконечно. Но, впервые в истории России, — длинной и нелегкой ее истории, появился человек, у которого безграничная любовь к России вылилась в мощную, детально продуманную, захватывающую все сферы жизни российского общества программу реформ, в которой впервые человек трактовался не как общинный винтик, а как отдельная личность, сильная в ее индивидуальности, во всем ее многообразии, сформированная в условиях свободы — экономической и нравственной. В понятии Столыпина Великая Россия — это миллионы сильных личностей, а не сильная община миллионов. Великая Россия, верная своим традициям и своему национальному духу, чуждая любым проявлениям национализма. Сбалансированность политики Столыпина по отношению к личности, независимо от того — был ли это дворянин, крестьянин, рабочий или предприниматель, делал его самым нравственным реформатором в истории России. Он не отбирал землю у богатых, отдавая ее бедным, он ставил своей задачей обеспечить необходимыми средствами бедных, научить их пользоваться тем имуществом, которое государство помогало им приобрести, создавая мощный средний класс сильных личностей, на которых строилось великое государство. Результат реформ был ошеломляющий. Реализация столыпинских реформ позволила России в канун первой мировой войны выйти по темпам экономического роста на пятое место в мире, создать благоприятный инвестиционный и налоговый климат для промышленности и предпринимательства, повысить социальный статус для значительной части россиян, укрепить обороноспособность страны, упрочить ее позиции мирного сосуществования на международной арене. Результативность реформ обуславливалась, в первую очередь, активным использованием регулирующих рычагов формирующегося правового государства и пробуждением активности среднего класса. Государственная деятельность П.А. Столыпина носила всеобъемлющий характер и вся была проникнута стремлением ко благу укрепления России. Основная заслуга П.А. Столыпина и основной его след в истории состоял в том, что он увидел в русском человеке человека. В этом суть и идеология его реформ. И в этом — их бесценный опыт для нас. Столыпин разрабатывал и осуществлял целый комплекс направлений преобразований общегосударственного характера: земельная реформа, права и свободы граждан, формирование основ правового государства и разграничение ответственности ветвей власти, реформирование силовых структур и судопроизводства, местное управление и самоуправление, экономика, финансы, инфраструктура, социальная политика, образование, наука, культура, военная реформа, противодействие террору.

Ведущий французский экономист того времени Эдмонт Тери в официальной резолюции парламенту писал: «Если у больших европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1900 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношениях».

Приступим к детальному анализу реформ, разработанных Петром Аркадьевичем.

1.Аграрная реформа

Одна из ключевых проблем российской истории начала XX века — неэффективность крестьянского хозяйства, сдавливаемого архаичными нормами общинного уклада жизни. Аграрный кризис начала XX в. и крестьянские выступления накануне и в годы первой российской революции со всей определенностью заявили о неотложности решения аграрного вопроса. Вместе с тем согласия среди различных политических сил в способах достижения этой цели не было, более того, их взгляды часто оказывались диаметрально противоположными. П.А. Столыпин видел решение этого вопроса в превращении крестьянина в собственника своего земельного надела. Кроме того, человека необходимо было наделить имущественными правами, дабы гражданские и политические права не оставались пустой буковой.

Столыпин поддержал позицию, обозначенную в XIX в. Валуевым, Барятинским, а в начале XX в. Витте о предоставлении права крестьянам на выход из общины. Он был убежден в том, что «нельзя любить чужое наравне со своим и нельзя обхаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании, наравне со своею землей. Искусственное в том отношении оскопление нашего крестьянства, уничтожение в нем врожденного чувства собственности ведет ко многому дурному, главное, к бедности. А бедность, по мне, худшее из рабств. Смешно говорить этим людям о свободе и свободах». 1

Для реализации реформы правительством был инициирован целый комплекс мер. Указом 9 ноября 1906 г., принятым в чрезвычайном порядке, было положено начало выходу крестьян из общины. Как закон он стал действовать, пройдя через обсуждение в III Государственной думе, только с 14 июня 1910 г. Столыпин не был сторонником насильственной ломки общины. Он никогда не требовал всеобщей унификации форм землепользования и землевладения. Разъясняя позицию правительства по аграрному вопросу в Государственной думе 10 мая 1907 г., он подчеркнул: «Пусть собственность эта будет общая там, где община еще не отжила, пусть она будет подворная там, где община уже не жизненна, но пусть она будет крепкая, пусть наследственная». Насильственные меры предполагались в тех случаях, когда община препятствовала выходу крестьян, что было весьма распространено.

Выход крестьян из общины подразумевался в два этапа: сначала чересполосное укрепление наделов, а затем выход на отруба и хутора. Была снята семейная форма собственности на землю, надел стал не коллективной собственностью семьи, а собственностью землевладельца. Отменялись выкупные платежи за землю, крестьяне освобождались от принудительного севооборота в целях недопущения излишней концентрации земли в одних руках и спекуляции землей. Были также запрещены продажа земли не крестьянам и скупка в пределах одного уезда более 6 душевых наделов, определенных по реформе 1861 г. По разным губерниям этот надел колебался от 12 до 18 десятин. С июля 1912 г. была .разрешена выдача ссуд под залог для приобретения крестьянами земли, введены различные формы кредита — агрокультурного, ипотечного, землеустроительного, мелиоративного.

Указом 9 ноября 1906 г. крестьянин получил право укреплять в собственность свой надел, который прежде он не мог ни продать, ни заложить, ни сдать в аренду. Теперь, будучи полноценным владельцем своего земельного участка, он мог брать ссуды в Крестьянском банке, отвечая за выполнение взятых обязательств своим имуществом. Крестьянский банк выполнял и другую важную функцию. Он покупал земли поместного дворянства и на выгодных условиях перепродавал их успешному крестьянству. Таким естественным, мирным образом происходило перераспределение земельного фонда. Простое изменение правового статуса крестьянского надела не могло привести к качественным изменениям в крестьянском хозяйстве. Обычный надел был разделен на множество полос, между которыми пролегали значительные расстояния. Это заметно затрудняло земледельческие работы. Таким образом, перед правительством вставала проблема землеустройства, которое сводило бы воедино полосы одного надела. В итоге возникал бы отруб или хутор (если бы от общины обособлялся не только земельный надел, но и усадьба с хозяйственными постройками).

Не все задуманное идеально реализовывалось на практике. Добровольность выхода крестьян из общины повсеместно не соблюдалась. Поскольку принудительный выдел земли из общины мог быть осуществлен по требованию хотя бы одного крестьянина во время общего передела, а срок от передела до передела равнялся 12 годам, в 1909 г. Министерством внутренних дел был издан циркуляр, в котором дозволялись принудительные выделы земли. Таким образом, осуществление экономических реформ поддерживалось административными мерами. Карьера губернаторов и земских начальников на местах во многом зависела от выполнения Указа 9 ноября 1906 г., что толкало их на многочисленные злоупотребления.

В стране элементарно не хватало землемеров, способных справиться с требуемым объемом работы. По подсчетам историка В.С. Дякина, в 1906 г. в штате Министерства земледелия было 200 «межевых чинов», в 1907 г. число их было утроено, а к 1914 г. достигло численности в 6 тысяч. Но для такой огромной страны, как Россия, этого было явно недостаточно.

Не хватало и денег, выделенных на реализацию реформы. Так, по явно заниженным подсчетам Государственного контроля, минимальная стоимость обустройства одного хозяйства на хуторе составляла от 250 до 500 рублей. Министерство земледелия на всю европейскую часть России выделило ссуд на общую сумму в 32,9 миллиона рублей, в то время как в стране, по данным переписи, в 1905 г. насчитывалось около 12 миллионов крестьянских семей.

Для осуществления реформы было характерно насаждение хуторской системы землевладения, хотя природные, географические условия, социально-психологическая готовность крестьян к новым формам хозяйствования не всегда этому благоприятствовали. И все-таки к 1915 г. более 25 процентов домохозяев объявили о выходе из общины. Чаще всего это были беднота, крестьяне, работавшие в городе, и в меньшей степени крестьяне, желавшие вести независимое хозяйство. Покупателями земли часто оказывались зажиточные крестьяне, не вышедшие из общины, а также сами общины, возвращавшие земли в мирское пользование. Отруба прижились в основном в Заволжье, на Северном Кавказе, в губерниях Северного Причерноморья, хутора — в западных губерниях.

Будучи крупным землевладельцем (Столыпин имел около 8 тысяч десятин), он категорически выступал против насильственного отчуждения помещичьих земель, полагая, что это приведет к резкому падению агрокультуры и культурного уровня деревни в целом.

Не лишена смысла критика Столыпиным в Государственной думе проекта о национализации земли. Он отмечал, что земля, отчужденная у одних и предоставленная другим, «получила бы скоро те же свойства, как и вода, и воздух. Ею бы стали пользоваться, но улучшать ее, прилагать к ней свой труд с тем, чтобы результаты этого труда перешли к другому лицу, — этого никто не стал бы делать. Вообще стимул к труду, та пружина, которая заставляет людей трудиться, была бы сломлена», национализация земли «поведет к такому социальному перевороту, к такому перемещению всех ценностей, к такому изменению всех социальных, правовых и гражданских отношений, какого еще не видела история» 1. Не поддерживал он и идею об арендных отношениях в земледелии, считая, что временное владение землей будет вести к ее быстрому истощению.

Также одним из способов наделения землей правительство выбрало путь переселенческой политики в Сибирь. Правительство было вынуждено решать проблему перенаселенности деревни. Избыточность рук в деревне порождала очевидный земельный голод. Соответственно, вставала необходимость направить крестьянские массы в те регионы, которые остро нуждались в заселении — Сибирь и Северный Кавказ. Правительство выделяло переселенцам льготные кредиты, финансировало их переезд и даже на первых порах безвозмездно передавала в их собственность государственные, удельные и кабинетские земли. казом от 10 марта 1906 г. всем желающим без ограничений было предоставлено право на переселение. Правительство выделило средства на прокладку дорог, благоустройство на новом месте, медицинское обслуживание, общественные нужды. Пожалуй, это направление аграрной политики стало наиболее эффективным. За 1907- 1914 гг. в Сибирь переселилось 2,44 миллиона крестьян, или 395 тысяч семей. 70% из них закрепились там. Население Сибири за годы колонизации выросло на 153 процента. Если до реформы в Сибири проходило сокращение посевных площадей, то после реформы те были расширены почти вдвое. По темпам развития животноводства Сибирь обгоняла европейскую часть России. Масло и сыр, изготовленные в Томской и Тобольской губерниях, стали широко известны не только в России, но и в Европе.

В то же время далеко не все из переселенцев сумели прижиться на новом месте; от 5 до 12 процентов крестьян вынуждены были вернуться в родные места. Сказывались недостаточная финансовая поддержка государства, отсутствие дорог, отдаленность районов, плохая адаптация к новым климатическим условиям, неурядицы во взаимоотношениях с местным населением. В целом активная переселенческая политика помогла несколько снять остроту аграрного вопроса в центре России, в какой-то мере оправдывая высказывание Столыпина «Дальше едешь — тише будешь!».

Оценивая аграрные реформы Столыпина, следует признать их целесообразными, с экономической точки зрения — необходимыми. С 1909-го по 1914 г. Россия производила зерна больше, чем основные ее конкуренты — США, Канада и Аргентина — вместе взятые. Конечно, надо иметь в виду, что во все эти годы были хорошие, а в 1909 и 1913 гг. рекордные урожаи, но столь разительные перемены положения дел в сельском хозяйстве напрямую связаны с проведенными реформами. Начался бурный рост вначале кредитных, а затем и производственных, сбытовых и потребительских кооперативов, оказывалась разносторонняя агрокультурная помощь, расходы на которую выросли почти в четыре раза: организовывались курсы по изучению, демонстрации и внедрению новых эффективных форм хозяйствования. Потребление сельскохозяйственных машин на десятину посева увеличилось в три раза. Государством были произведены масштабные ирригационные работы в Сибири, в Средней Азии, на Кавказе. Иными словами, в сфере сельского хозяйства произошли «тектонические» сдвиги, которые затронули большинство населения России.

Однако Россия не стала процветающей страной. Не были решены проблемы, связанные с голодом и аграрным перенаселением. Сельское хозяйство по-прежнему развивалось экстенсивно, производительность труда в нем росла медленнее, чем в США и странах Западной Европы.

Для осуществления реформ такого масштаба не было создано должной финансовой и материальной базы, и оно форсировалось чисто административными мерами. Как известно, Столыпин считал, что реформы могут быть успешно осуществлены в течение 15-20 лет. Нельзя вполне согласиться с названными сроками, поскольку даже в маленькой Пруссии период перехода от общинного земледелия к хуторам занял 100 лет.

Реформы в России носили ярко выраженный политический характер. Столыпин никогда не скрывал, что ими он стремился потушить огонь крестьянских выступлений. В результате методы осуществления реформ вызвали неприятие их со стороны самых различных политических сил.

И наконец, нельзя не признать, что аграрные преобразования Столыпина были начаты с большим историческим опозданием. Как минимум на сорок лет.

2. Реформы в области прав и свобод гражданина

К началу XX века российское общество в значительной степени оставалось традиционным, а государственность — архаичной. Россия нуждалась в системной модернизации, которая бы придала импульс дальнейшему развитию страны. Для этого следовало реформировать то, что было краеугольным камнем всей Российской государственности — своеобразное правовое положение подданного империи. В Российской империи даже после цикла Великих реформ правовой статус в значительной мере определялся сословной, национальной и конфессиональной принадлежностью. А без создания единого правового пространства проведение политических, социальных и экономических преобразований было невозможным. Уже 5 октября 1906 г. был издан указ, даровавший гражданское равноправие большинству населения России — крестьянству. Теперь крестьяне могли беспрепятственно, без разрешения общины поступать на государственную службу и в учебные заведения. Окончательно упразднялась подушная подать и круговая порука. Отменялись особые формы наказания, возлагаемые на крестьян — например, направление последних на принудительные общественные работы. Наконец, крестьяне получили право свободного избрания места жительства наравне с прочими сословиями. Предполагалось снять ограничения, связанные с национальной и конфессиональной принадлежностью граждан России. Так, в законопроекте «Об изменении законоположений, касающихся перехода из одного исповедания в другое» проводился принцип свободного избрания религии совершеннолетними. Ограничения на переход из одной веры в другую практически устранялись. В период министерства П.А. Столыпина были заметно расширены права старообрядческих и сектантских общин. По сути, старообрядцы и сектанты были приравнены к лицам православного исповедания. П.А. Столыпин предпринял шаги и к разрешению еврейского вопроса. Он настаивал на снятии наиболее значимых ограничений, наложенных на еврейское население России: в т.ч. на разрешение проживание вне черты оседлости, на приобретение недвижимых имуществ в городе и т. д. А 22 мая 1907 г. был издан циркуляр за подписью П.А. Столыпина, согласно которому приостанавливалась высылка евреев, незаконно проживавших за пределами черты оседлости. На практике это обозначало ликвидацию черты оседлости как таковой в период действия этого циркуляра. Правительство предполагало расширить права и всех граждан России вне зависимости от сословий. Так, 8 марта 1907 г. во II Думу правительством был внесен законопроект «О неприкосновенности личности и жилища и тайны корреспонденции». Речь шла о необходимых гарантиях прав человека. В законопроекте утверждалось, что никто не мог быть задержан, арестован помимо воли суда. Любое наказание могло иметь место лишь в случае соблюдения необходимой законной процедуры. Вторжение в чужое жилище допускалось лишь в предусмотренных законом случаях. При этом за каждым гражданином закреплялось право селиться там, где он того желал. Таким образом, в Российской империи предполагалась последовательная реализация принципа гражданского равноправия, которое бы способствовало формированию единой нации, цементирующей все государственное устройство страны. Как сказал Столыпин в одном из своих выступений в Думе, его целью было чтобы «писаная свобода превратилась в свободу настоящую».

  • Формирование основ правового государства и разграничение ответственности ветвей власти

Реформаторские проекты в истории России были обычно внутренне противоречивыми. В них не было системности. Они изменяли элементы системы во имя сохранения целого — самодержавной модели управления. Новаторство П.А. Столыпина как реформатора заключалось в том, что он проводил политику последовательной модернизации всех политических и общественных институтов Российской империи. Это в первую очередь относилось и к проблеме государственного управления — к вопросу о власти. Отсутствие полноценного диалога между властью и обществом — одна из наиболее болевых точек в истории России XIX столетия. Игнорирование этой проблемы приводило к дестабилизации общественно-политической жизни, в условиях которой проведение прочих насущных реформ было невозможным. Диалог между властью и обществом можно было осуществить лишь посредством институтов правового государства, устанавливавших определенные правила игры, конституционные рамки для необходимого взаимодействия. П.А. Столыпин был принципиальным сторонником законодательного представительства, без которого проведение преобразований в правовой, экономической и социальной сфере не имело бы предполагавшегося значения. Однако взаимодействие между правительством и I и II Думами оказалось невозможным, так как депутаты в значительной своей части не считали нужным вести диалог с исполнительной властью и видели перспективы развития страны вне рамок действовавшей правовой системы. В итоге правительство встало перед необходимостью реформировать избирательное законодательство. Благодаря избирательному закону 3 июня 1907 г., III Государственная дума аккумулировала наиболее конструктивно мыслящие общественные силы страны, склонные к тесному сотрудничеству с властью во имя решения насущных политических, социальных и экономических проблем. Правительство искало договоренностей с народными представителями по каждому вопросу законодательства. Министры регулярно посещали пленарные заседания Думы и Государственного Совета, выступали на них, работали в комиссиях представительных учреждений. Сам П.А. Столыпин неоднократно выступал в стенах Таврического дворца, заслужив славу одного из лучших ораторов России.

Вот отрывок выступления Петра Аркадьевича в Государствеенной Думе, касающийся вопроса разграничения ответственности властей:

  • «Я не призван, господа члены Государственного совета, развивать перед вами теорию той или другой формы правления, доказывать вам совершенно несомненную для меня губительность, скажем, перемены каждые 2-3 месяца в России правительства вследствие неблагоприятного для него вотума законодательных палат, но я уверен, что опаснее всего был бы бессознательный переход к этому порядку, бесшумный, незаметный переход к нему путем создания прецедентов. Опаснее потому, что это создает положение, при котором действительность, практика не соответствовали бы нашим Основным законам, и это несоответствие грозило бы большим нестроением. Вникните, господа, в создаваемое таким образом положение: в парламентарных странах правительство ответственно перед парламентом, у нас в России, по Основным законам, правительство ответственно перед Монархом. Но если Государственный совет и Государственная дума станут на путь вмешательства в исполнительные действия правительства, то создастся положение полной безответственности;
  • не будет существовать уже власти в государстве, несущей эту ответственность. При таком положении правительство не может уже нести ответственности и перед Монархом, так как не будет иметь материальной возможности приводить в исполнение необходимые мероприятия, несмотря на признание их необходимости всеми подлежащими инстанциями. Точно так же законодательные учреждения, Государственный совет и Государственная дума, не могли бы нести этой ответственности, не имея в своих руках исполнительной власти.» Депутаты Думы и члены Государственного совета неоднократно приглашались министрами на частные или полуофициальные совещания, где в спокойной обстановке обсуждались предстоявшие обсуждению законопроекты.

Опыт взаимодействия представительной и исполнительной властей в период премьерства П.А. Столыпина уникален в истории России. По сути дела, впервые был реализован правовой механизм широкой общественной экспертизы правительственных инициатив. Реформы же были не плодом традиционного бюрократического волюнтаризма, а стали результатом мучительного поиска компромиссов между властью и обществом.

4. Реформирование судопроизводства

Права человека только тогда в полной мере становятся правами, когда они гарантированы государством, которое реализует декларируемые принципы в каждодневной практике правоприменения — т.е. в судопроизводстве. Поэтому судебная реформа должна была стать важным элементом в системе преобразований П.А. Столыпина. Законопроект «О преобразовании местного суда» должен был способствовать тому, что суд стал бы дешевле и доступнее для населения. Он предполагал восстановление в сельской местности института мировых судей, которые бы избирались земскими собраниями (в городе — городскими думами).

Они бы рассматривали ограниченный круг гражданских дел и уголовные дела, не влекшие за собой особо тяжких наказаний. Их решения можно было оспаривать в вышестоящих инстанциях. По сути дела, возрождение мирового суда обозначало отказ от «обломков» сословного судопроизводства — крестьянского волостного и земского начальника, преимущественно представлявшего местное дворянства. Соответственно, уходила в прошлое и практика вынесения приговоров согласно нормам обычного, т.е. неписанного права, основанного на предании и традиции. Это должно было способствовать рационализации судопроизводства, избавив его от бесконечных недоразумений, случайных и нелогичных решений. Помимо этого, правительство П.А. Столыпина внесло в Государственную думу целый ряд инициатив, направленных к укреплению единого правового пространства Российской империи. Предполагалось определить права человека во время предварительного следствия, установить условный срок осуждения, ввести принцип гражданской и уголовной ответственности чиновников, посягнувших на свободы и права граждан. Причем, в данном случае речь шла о государственных служащих самого высокого ранга — председателе Совета министров, остальных министрах, членах Государственной думы и Государственного совета, губернаторах и др. Иными словами, предполагалось «вплести» в ткань законов Российской империи декларированные гражданские свободы, обеспечив процедуру их отстаивание и сделав ответственными за их осуществление все государство и каждого бюрократа в отдельности.

5. Местное управление и самоуправление

Институты гражданского общества только тогда приобретают жизнь, когда они могут участвовать в процессе выработки решений на всех уровнях государственного управления. Поэтому важный признак наличия гражданского общества — развитые формы местного самоуправления. В Российской империи, начиная с 1864 г., существовала земство, которое после 1890 г. имело многие черты сословного учреждения и чья сфера компетенции была весьма ограничена. П.А. Столыпин стремился к качественному преобразованию системы местного самоуправления во имя ее демократизации и повышения эффективности. Уже в 1907 г. были внесены в Государственную думу «Положение о поселковом управление» и «Положение о волостном управлении». Законопроекты предполагали учреждение органов местного самоуправления на самом низовом уровне — в поселковом обществе и волости. Причем речь шла о бессословной организации этих учреждений. Таким образом, планировалось, что самоуправляющееся общество будет проявлять свою творческую активность на всех уровнях, начиная от поселка и кончая государством. Кроме того, согласно «Главным началам преобразования земских и городских общественных управлений», сфера компетенции уездных и губернских земств, а также органов городского самоуправления расширялась, а имущественный ценз для участия в работе этих учреждений снижался. Иными словами, правительство стремилось к расширению круга лиц, так или иначе участвовавших в управлении государством. Вместе с тем, П.А. Столыпин настаивал на упразднении должностей земского начальника и уездного предводителя дворянства, которые, обладая властными полномочиями, представляли узкосословные интересы. Вместо них предполагалось учредить должность участкового комиссара — агента правительства при поселковых и волостных органах местного самоуправления. Правительственная власть обретала своего представителя и на уровне уезда, так как учреждалась должность начальника уездного управления, в ведении которого были все уездные правительственные учреждения и участковые начальники. В свою очередь он сам непосредственно подчинялся губернатору. Таким образом, правительство выстраивало стройную административную иерархию, способную оперативно реагировать на вызовы времени. П.А. Столыпин решал двуединую задачу. С одной стороны, он добивался большей эффективности власти, устраняя все противоречивое и архаичное, накопившееся за два столетия. С другой, эта власть должна была находиться в тесной связи с широкими кругами общественности, доверяя им многие права и полномочия. Именно такая власть должна была стать «своей» для общества.

  • Экономика, финансы, инфраструктура

Гражданская свобода не может считаться полноценной, если она не подкреплена свободой хозяйственной деятельности. Поэтому одним из направлений деятельности правительства П.А. Столыпина было снятие многих ограничений с экономической активности человека. Государство отказалось от чрезвычайно тягостной для предпринимателей разрешительной процедуры учреждения акционерных компаний, открывавшей широкий простор для бюрократического произвола. Вместо нее вводился явочный принцип организации акционерных обществ. Правительство предоставило предпринимателям широкие возможности для эксплуатации природных богатств Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Закавказья. Государство также пошло на реформирование нормативной базы для совершенствования финансово-кредитной системы, облегчавшей деятельность малых и средних компаний. Был разработан Устав Банка обществ взаимного кредита, Устав кассы городского и земского кредита. Предполагалось провести серьезные преобразования и в области налоговой системы. Во-первых, планировалось упорядочить налоги, на что и было направлено «Положение о поземельном и промысловом налогах». Во-вторых, налоговая система должна была стать социально ориентированной, что бы способствовало поддержанию внутреннего мира в России. Для этого правительство предлагало ввести прогрессивную шкалу подоходного налога. Минимальная сумма, с которой бы он взимался, была по тем временам весьма значительной — 850 р. Причем, подразумевался индивидуальный подход при назначении суммы налогов. Устанавливалась целая система льгот: так, в случае особых семейных обстоятельств сумма налогов могла заметно снижаться. Таким образом, П.А. Столыпин проводил политику социально-экономического регулирования во имя снятие остроты конфликтов между различными общественными группами. При этом правительство уделяло значительное внимание развитию инфраструктуры. Государство несло большие финансовые расходы на строительство новых, стратегически значимых железнодорожных магистралей: второй путь Сибирской магистрали, Амурскую железную дорогу и т. д. Кроме того, в годы премьерства П.А. Столыпина активно строились шоссейные и грунтовые дороги, морские порты, склады, элеваторы, развивалась сеть телефонного и телеграфного сообщения и т. д. Иными словами, имела место неуклонная модернизация всех средств коммуникации. В экономической сфере правительство П.А. Столыпина решило главную задачу: оно расширило правовое пространство для свободного предпринимательства. И заявляло о государстве как о решающем факторе существования этого пространства. Правительство определяло правила игры, гарантировало их соблюдение и непосредственно отвечало за развитие инфраструктуры.

  • Образование, наука и культура

Системная модернизация без приобщения большинства населения к хотя бы элементарным знаниям была невозможна. Поэтому одно из важнейших направлений реформ П.А. Столыпина — расширение и совершенствование системы образования. Так, в Министерстве народного просвещения был разработан законопроект «О введении всеобщего начального обучения в Российской империи», согласно которому предполагалось обеспечить элементарным образованием детей обоего пола. Правительство разрабатывало меры, направленные на формирование единой системы педагогических учреждений, когда бы гимназии служили ее системообразующим элементом, а не обособленным элитарным заведением. Широкомасштабные проекты в области народного просвещения требовали новых кадров преподавателей. Для этого планировалось создать специальные курсы для будущих учителей и учительниц, в Ярославле же правительство инициировало создание Учительского института. Государство не жалело средств на переподготовку преподавателей средних школ, планировало организовывать их ознакомительные поездки за границу. В период столыпинских реформ ассигнования на нужды начального образования выросли почти в четыре раза: с 9 млн. до 35,5 млн. руб.

В законе «О введении всеобщего начального обучения в Российской империи» говорилось так:

«1. Всем детям обоего пола должна быть предоставлена возможность, по достижении школьного возраста, пройти полный курс обучения в правильно организованной школе. 2. Забота об открытии достаточного числа училищ, соответственно числу детей школьного возраста, лежит на учреждениях местного самоуправления, при этом расчеты относительно числа необходимых школ делаются применительно к четырем возрастным группам: 8, 9, 10 и 11 лет. 3. Нормальная продолжительность обучения в начальной школе — 4 года. 4. Нормальным числом детей в начальной школе на одного учителя признается — 50. 5. Нормальным районом, который должна обслуживать одна школа, признается местность с трехверстным радиусом. 6. На обязанность учреждений местного самоуправления возлагается в двухгодичный, со дня вступления в законную силу настоящих положений, срок составление школьной сети и плана ее осуществления для достижения всеобщности обучения в данной местности, с указанием предельного для сего срока и ожидаемых из местных источников средств для выполнения школьной сети. Примечание. В разработке школьной сети участвуют местные органы церковно-школьного управления. 7. Для включения в школьную сеть училище, рассчитанное на четыре возрастные группы, должно удовлетворять следующим требованиям: иметь законоучителя и учителя, обладающего законным правом на преподавание, быть обеспеченным соответствующим школьным и гигиеническим потребностям помещением, учебными книгами и пособиями и доставлять детям бесплатное обучение.»

Предполагалось реформировать и систему высшего образования. Так, правительством был разработан новый Университетский устав, предоставлявший высшей школе широкую автономию: возможность выбора ректора, значительная сфера компетенции Совета университета и т.д. Вместе с тем, устанавливались четкие правила функционирования студенческих объединений и организаций, что должно было способствовать сохранению здоровой академической обстановки в стенах учебных заведений. Правительство считало необходимым привлечь общественность к делу развития образования. Именно в годы столыпинских преобразований были разработаны положения о негосударственных Московском археологическом институте, Московском коммерческом институте, Народном университете имени А.Л. Шанявского. При этом развитие системы образования понималось П.А. Столыпиным в «связке» с ростом научного знания и накопления культурных богатств. В годы реформ правительство активно финансировало фундаментальные исследования, научные экспедиции, академические издания, реставрационные работы, театральные коллективы, развитие кинематографа и т. д В период премьерства П.А. Столыпина было подготовлено детально разработанное «Положение об охране древностей»; было принято решение о создании Пушкинского дома в Санкт-Петербурге; были поддержаны многие проекты по организации музеев в различных частях империи. Правительство создавало благоприятную среду для дальнейшего поступательного развития русской культуры и приобщения к ней все большего числа граждан России. По сути дела, так реализовывалось право человека на достойную жизнь, подразумевавшую возможность получения качественного образования и приобщения к культурным богатствам страны.

  • Военная реформа

Поражение России в русско-японской войне 1904-1905 гг. наглядно продемонстрировало необходимость скорейших преобразований в армии. Можно выделить три направления военной политики: упорядочение принципов комплектования вооруженных сил, их перевооружение, строительство необходимой инфраструктуры. В годы столыпинских реформ был разработан новый Воинский устав, четко определявший порядок призыва в армию, права и обязанности призывных комиссий, льготы по отбыванию воинской повинности и, наконец, возможности обжалования решений властей. Иными словами, правительство стремилось «вписать» отношения между гражданином и вооруженными силами в правовое пространство Российской империи Государство увеличивало ассигнования как на содержание офицерского корпуса, так и на переоснащение армии. Значительное внимание уделялось строительству линейного флота России. При прокладке новых железнодорожных путей также учитывались военно-стратегические интересы государства. В частности, второй путь Сибирской магистрали, Амурская железная дорога должны были облегчить мобилизацию и переброску сил из различных частей империи и, соответственно, саму оборону дальневосточных окраин России. При этом П.А. Столыпин был принципиальным противником втягивания России в мировую войну, считая, что для отечественной экономики, вооруженных сил, социальной структуры это будет невыносимой нагрузкой. Именно поэтому он предпринял исключительные усилия для того, чтобы Боснийский кризис 1908 г. не перерос в вооруженное столкновение. П.А. Столыпин прекрасно осознавал, что проводимые им системные преобразования могли дать свои плоды лишь через определенный период мирного поступательного развития России.

  • Противодействие террору

В годы Первой русской революции правительство в значительной мере утратило контроль за правопорядком в стране. Россию захлестнул вал революционного террора, жертвами которого пало более 18 000 человек. Большинство из них — мирные обыватели. Дабы обеспечить безопасность населения, власть была вынуждена пойти на беспрецедентно жесткие меры. 19 августа 1906 г., по инициативе Николая II, были учреждены военно-полевые суды, которые рассматривали дела в ускоренном порядке — за 48 часов; приговор же должен был приводиться в исполнение через 24 часа после его вынесения. В сфере компетенции военно-полевого суда находились те случаи, когда виновный был пойман с поличным и его действия были направлены против представителя власти. В работе этих судов не принимали участие ни прокуроры, ни адвокаты, ни свидетели обвинения. В апреле 1907 г. военно-полевые суды были упразднены. За восемь месяцев их существования было казнено 683 человека. При этом в губерниях, находившихся на чрезвычайной или усиленной охране, продолжали действовать военно-окружные суды, предполагавшие упрощенное судопроизводство. Всего в России по решениям военно-полевых и военно-окружных судов в 1906-1911 гг. было казнено около 2,8 тыс. чел. Эти меры оценивались П.А. Столыпиным как чрезвычайные, необходимые для спасения государственности. Он также считал важным установить жесткие правовые рамки использования исключительных полномочий местной администрацией, чтобы уберечь населения от возможного произвола и злоупотребления властью. Правительством был подготовлен «Проект исключительного положения», прописывавший четкие критерии, согласно которым та или иная губерния объявлялась в чрезвычайном положении. Кроме того, в документе был сделан акцент на предупредительных, а не репрессивных мерах властей. Предполагалось реформировать органы правопорядка. Так, был разработан Устав полицейский, который определял процедуру полицейского контроля, что должно было обезопасить гражданина от незаконных посягательств на неприкосновенность его личности. Правительство также стремилось к установлению ответственности бюрократических учреждений, если их решения неоправданно ущемляли интересы населения За годы премьерства П.А. Столыпина масштабы революционного террора заметно уменьшились. За короткий срок он сумел наладить эффективную систему борьбы с террористическими бандформированиями. К 1908 г. более 90% террористов либо были ликвидированы, либо бежали за границу. Отчасти это было связано с репрессивной политикой государства. Однако, представляется, в большей степени это было предопределено системностью подхода и планомерностью политики правительства. Власть искала диалог с обществом, решала наиболее острые проблемы социального бытия России — и тем самым подрывала социальную базу революции и лишала террор какого-либо оправдания в глазах общественности.

  • Другая реформаторская деятельность

Ядром государственных мероприятий Столыпина стала твердая национальная политика, ориентированная на отдание справедливых преимуществ коренному русскому населению как хозяину Русской земли. Одновременно Столыпин содействует консолидации всех активных государственных сил в России, имея в виду создание мощной национальной русской партии, способной противостоять натиску всех противников русского порядка.

Первым шагом после наведения государственного порядка в исторических русских губерниях становится государственная реформа в Финляндии. После событий 1905 установлено, что эта часть России во время антирусской революции готовилась путем вооруженного восстания добиться полного отделения от нее. Русская разведка представила неопровержимые доказательства сотрудничества финских революционеров с иностранными, прежде всего японской, спецслужбами и получения от них денег для борьбы с русским правительством. Столыпин справедливо поставил вопрос о правомерности существовавшей в Финляндии конституции, позволявшей ей вести враждебную для России политику и иметь на своей территории центры антирусских революционных партий и террористических формирований. Согласно новому закону, из сферы финляндского законодательства были исключены вопросы налогообложения, воинской повинности, защиты прав русских подданных, проживающих в Финляндии, суд, охрана государственного порядка, уголовное законодательство и некоторые другие статьи, свободное распоряжение которыми финляндскими властями наносило ущерб российскому самодержавию. Закон утвердил единство и целостность России, сделав Финляндию равноправной частью исторической Русской державы.

Другой закон, принятый по инициативе Столыпина, ограничил возможности немецкой колонизации западных губерний. Он позволил остановить скупку помещичьих земель немцами-колонистами.

Высшим государственным актом для укрепления позиции Русского государства был закон о земствах в западных губерниях — Витебской, Минской, Могилевской, Киевской, Волынской, Подольской. Русское население этих губерний, несколько веков находившихся под польской оккупацией, подвергалось дискриминации со стороны местных польских землевладельцев, которые владели большей частью земли, составляя лишь несколько процентов населения. Если бы земства в этих губерниях вводились по общероссийскому закону, то большая часть мест в них досталась бы полякам и представительствовать за русских людей стали бы люди другой национальности. Чтобы этого не произошло, по инициативе Столыпина в общероссийский закон о земствах применительно к западным губерниям вносятся поправки. Чтобы лишить крупных польских землевладельцев преимуществ перед русскими людьми, избирательный ценз снижен вдвое против общерусского. Все избиратели были распределены по двум куриям — русской и польской, причем русская избирала большее число гласных. Кроме того, русским давались преимущества в управах и в составе земских служащих. Закон позволял постепенно покончить с колонизацией этого края поляками и вернуть исконно русские земли в руки русского народа. Закон этот, поддержанный царем, вызвал бурю ненависти к Столыпину со стороны антирусских сил, которые начали бешеную кампанию против него, втянув в нее даже некоторых патриотов. Либерально-масонское подполье провело сложную интригу, конечной целью которой было свалить Столыпина. В результате 1 марта 1911 Государственный Совет отклонил предложенный Столыпиным и уже одобренный Государственной думой закон о введении земских учреждений в Западном крае. Тогда Столыпин решился на рискованный шаг. Испросив повеления царя на временный роспуск законодательных палат, Столыпин, используя ст. 87 Основных законов, подписал законопроект у царя, минуя Государственный Совет. Разразился скандал. Хотя формально Столыпин мог так поступить, законодательные палаты сочли незаконным использование ст. 87. Государственный Совет счел себя оскорбленным, а масон А. И. Гучков, якобы в знак протеста, сложил с себя полномочия председателя Государственной думы. Скандал был раздут искусственно, но его организаторы достигли главного — они поколебали положение Столыпина и вызвали недовольство к нему со стороны царя.

Важным государственным делом Столыпина стал подготовленный еще при нем и завершенный уже после его смерти законопроект о создании Холмской губернии. Это был важнейший государственный акт восстановления исторической справедливости. Согласно ему, из восточных уездов двух польских губерний — Люблинской и Седлецкой, населенных преимущественно русскими крестьянами, создавалась особая губерния, которая превращалась во внутреннюю русскую губернию. Большую роль в продвижении этого законопроекта, утвержденного царем летом 1912, сыграл глава всего думского духовенства еп. Люблинский и Холмский Евлогий.

Столыпин решительно осуждал «партийное политиканство» октябристов, направленное на захват Думой прав верховной власти царя. Многократно убедившись в двуличности и ненадежности Гучкова и других лидеров партии октябристов, он исподволь подготавливает создание в думе настоящей правящей партии, на которую мог бы опереться в своей политике. В 1909 значительная часть октябристов, разочаровавшись в своем лидере Гучкове, пришла к Столыпину, чтобы договориться с ним об «организации центра из правых октябристов и умеренно-правых». В апр. 1909 состоялось Учредительное собрание новой патриотической партии — «умеренно-правых», на котором был избран комитет во главе с П. Н. Балашовым. В к. 1910 произошло создание партии русских националистов, лидером которой и стал Балашов. Т. о., при содействии Столыпина рядом с ненадежным для правительства октябристским центром стал действовать консолидированный патриотический центр партии русских националистов — прообраз будущей правящей партии. Стремление Столыпина опереться на русское патриотическое движение становится главным элементом его политики. Незадолго перед смертью он выдвигает идею «национализации капитала», предполагая создать особый государственный фонд, который будет предоставлять кредиты русским людям. Зная, какие гигантские средства выделяют на развитие своей печати антирусские силы, Столыпин по мере возможности стремится помочь патриотической печати.

В последний год жизни Петр Аркадьевич по поручению царя лично следит за подготовкой специального доклада о деятельности российских масонских организаций и их связях с международным иудейским и масонским центрами. На осень 1911 планировалось специальное совещание по масонскому вопросу. Но, к сожалению, осуществлению этого и других проектов П.И. Столыпина помешала смерть.

Проанализировав все реформы, предложенные Столыпиным, не остается сомнений, что они объективно способствовали ускорению развития рыночных начал в экономике Российской империи. Великий реформатор использовал всю административную мощь государства, пытался найти для него свой, особый, русский путь развития.

Но, увы, так талантливо задуманные им изменения были обречены на неуспех в тот исторический момент. Их эффективность могла быть более высокой лишь в условиях парламентаризма и правового государства. И Столыпин, как никто, это понимал.

«Дайте государству двадцать лет покоя внутреннего и внешнего и вы не узнаете нынешней России» — писал он, выдающийся государственный деятель, великий русский патриот.

Я ясно чувствую, что должен наступить день

когда замысел убийцы наконец удастся…

П.А. Столыпин

ІІІ. Тайна убийства реформатора

В истории много белых пятен, тайн, разгадки которых столетиями ищут ученые и, возможно, даже никогда не найдут. Одной из таких тайн является убийство 1 сентября 1911 года в Киевском оперном театре эсером Богровым Председателя совета министров Российской империи П.И. Столыпина. Хотя все обстоятельства убийства, а так же сам убийца известны, и в них уже ни у кого не возникает сомнений, остается открытым один, главный вопрос: почему Богров стрелял? В литературе существует несколько версий. Различны также доказательства. Но в целом исследователи воспроизводят события, предшествующие трагедии,так.

Заканчивалось лето. Совсем недолго оставалось до отъезда Петра Аркадьевича в Киев на торжества по поводу открытия памятника Александру II. Он ожидал увидеть там оживление общественной жизни после прошедших по новому закону о земстве выборов. Незадолго до отъезда Столыпину явился во сне его университетский товарищ Траугот, с которым он поддерживал дружеские отношения, и сказал: «Я умер. Прошу тебя позаботиться о моей жене». Телеграмма с печальной вестью пришла на следующий день.

Уезжать в Киев Столыпину не хотелось. На сердце была тяжесть. 25 августа он прибыл в Киев. Вызвал министров. Здесь был намечен съезд деятелей новых северных и юго-западных земств. В земствах Столыпин видел единственный путь организации жизни страны, не отлучавший наиболее активную часть народа, в том числе и интеллигенцию, от власти, а втягивающий ее в активное строительство. Остановился Столыпин в доме генерал-губернатора Ф.Ф. Трепова на Институтской улице, неподалеку, на той же улице, в доме конторы государственного банка, — В.Н.Коковцов. Почему-то Столыпину не выделяли экипажа, и он испытывал неудобства, был вынужден нанимать транспорт для поездок. Настроение его не улучшилось. Он слышал о возможном покушении на него, но не придавал этому значения. Ходил без охраны по Институтской к Коковцову. Только признался ему: «Я чувствую себя здесь, как татарин вместо гостя. Нечего нам с вами здесь делать».

29 августа в Киев прибыл царь с семьей. Начались большие торжества, посещение святынь «матери городов русских», Софийского собора и Печерской лавры. Из воспоминаний губернатора Киева Алексея Федоровича Гирса: «1-го сентября 1911 года был четвертый день пребывания в Киеве Императора Николая II. В восьмом часу утра я отправился ко дворцу, чтобы быть при отъезде Государя на маневры. После проводов Государя, ко мне подошел Начальник Киевского Охранного Отделения полковник Кулябко и обратился с следующими словами: «Сегодня предстоит тяжелый день; ночью прибыла в Киев женщина, на которую боевой дружиной возложено произвести террористический акт в Киеве; жертвой намечен, по-видимому, Председатель Совета Министров, но не исключается и попытка Цареубийства. Генерал Трепов заходил к П.А. Столыпину и просил его быть осторожным». Я спросил Кулябко, что он предполагает делать, если обнаружить и арестовать террористку не удастся. На это он ответил, что вблизи Государя и Министров он будет все время держать своего агента-осведомителя, знающего террористку в лицо. К 9 часам (вечером) начался съезд приглашенных в театр. На театральной площади и прилегающих улицах стояли сильные наряды полиции, у наружных дверей — полицейские чиновники, получившие инструкции о тщательной проверке билетов. Еще утром все подвальные помещения и ходы были тщательно осмотрены. Террористу невозможно было проникнуть туда. В зале, блиставшей огнями и роскошью убранства, собиралось избранное общество. Я лично руководил рассылкой приглашений и распределением мест в театр. Фамилии всех сидевших в театре мне были лично известны, и только 36 мест партера, начиная с 12 ряда, были отправлены в распоряжение заведовавшего охраной Генерала Курлова, для чинов охраны, по его письменному требованию.»

После обеда Столыпин прибыл в театр на закрытом автомобиле, предоставленом охранным отделением, стал подниматься по лестнице. Его то и дело останавливали приветствиями. Киевский губернатор торопил, опасаясь непредвиденного. Возле одной из лож Столыпин приостановился, какая-то пожилая дама кивнула на его ордена и спросила Бог знает зачем: «Петр Аркадьевич, что это за крест у вас на груди, точно могильный?» Гирс, знавший от Кулябко о террористке, возмутился. Столыпин же невозмутимо ответил: «Этот крест мной получен за труды Саратовского управления Красного Креста, который я возглавлял во время японской войны». Он прошел к своему креслу, первому от левого прохода, с правой стороны, и сел в первом ряду.

К девяти часам прибыл царь с дочерьми, и началось прекраснейшее представление, опера «Сказка о Царе Салтане». Но Столыпин смотрел на сцену безучастно. Несколько раз он взглядывал на царя, и казалось, что его занимает не пение. Во время первого акта царь вышел, Столыпин остался на месте. К нему подходили сановники, в том числе и генерал Курлов, на которого возлагалось обеспечение безопасности. Столыпин спросил, не найдена ли террористка, и требовал скорее завершить розыск. Затем начался и прошел второй акт. Оставался третий, совсем короткий. Было около одиннадцати с половиною часов.

Столыпин встал, повернулся лицом к залу, оперся на барьер. К нему подошли военный министр Сухомлинов и граф Потоцкий. Вскоре подоспел Коковцов. Он сейчас должен был ехать на вокзал, спешил проститься; ему надо было завершать роспись финансов на будущий год. Пожав руки, Коковцов собрался уже отойти, как вдруг Столыпин произнес:

Как я вам завидую, что вы едете в Петербург! Возьмите меня с собой.

Сделайте одолжение, — улыбнулся Коковцов. — У меня здесь лошадь, милости просим! — И откланялся.

Публика покидала зал.

Внезапно из восемнадцатого ряда двинулся по направлению к первому высокий черноволосый молодой человек в черном фраке. Он шел уверенно, прикрывал афишкой оттопырившийся карман брюк. Дойдя до второго ряда, когда его отделяло от Столыпина метра два, он вытащил браунинг.

Столыпин смотрел прямо на него.

По лицу молодого человека пробежала гримаса страха и напряжения. Он дважды выстрелил. В зале воцарилась тишина. Столыпин наклонил голову, посмотрел на свой белый китель. Владимирский крест был пробит пулей. Петр Аркадьевич посмотрел на удалявшегося молодого человека и велел его задержать. Столыпин положил на барьер фуражку и перчатки и замедленными движениями стал расстегивать и снимать китель. У него была прострелена и кисть правой руки, брызгала кровь. Кто-то принял китель, и тогда он снова наклонил голову, разглядывая красное пятно, расплывающееся повыше правого кармана жилета. Он безнадежно махнул рукой и тяжело опустился в кресло. Потом, словно вспомнив что-то, повернулся к царской ложе. Там никого не было. Он поднял левую руку и сделал предостерегающий жест. В это время в ложе появился Николай и встал у всех на виду. Столыпин перекрестил его широким, медленным движением, и ясно и отчетливо, голосом слышным всем, кто находился недалеко от него, произнес: «счастлив умереть за Царя».

После этого он склонился на бок, уронил голову на грудь и вытянул ноги. Выстрелив, молодой человек в черном фраке повернулся и быстро пошел к выходу. Двое офицеров схватили его, но он вырвался, кинулся дальше к дверям, но там был сбит с ног. На него набросилось человек пятьдесят в белых кителях. Его не стало видно.

Убить! Убить его! — неслось отовсюду.

Из ложи бельэтажа выпрыгнул какой-то офицер.

Толпа терзала преступника. Вбежал из фойе полковник Спиридович, начальник царской охраны, обнажил шашку и приказал оставить молодого человека. Из воспоминаний киевского губернатора: «Я все-таки пошел за убийцей в помещение, куда его повели. — Каким образом вы прошли в театр? спросил я его. В ответ он вынул из жилетного кармана билет. То было одно из кресел в 18 ряду. Я взял план театра и список и против номера кресла нашел запись: «отправлено в распоряжение генерала Курлова для чинов охраны»….»

Столыпина подняли на руки восемь человек и осторожно понесли из зала. Он был бледен, зубы сжаты. Его уложили на маленьком малиновом диванчике недалеко от кассы. Профессора Рейн и Облонский перевязали рану. Раненого повезли в карете «скорой помощи» в хирургическую клинику Маковского на Малой Владимирской улице. Он был в сознании и понимал — все кончено.

Из первого допроса Богрова сразу после убийства:

«- Зовут меня Мордехай Богров, вероисповедания иудейского, от роду двадцать четыре года, звание помощника присяжного поверенного. Проживаю в Киеве, Бибиковский бульвар, дом четыре, квартира семь.»

Богров признался, что давно решил убить Столыпина и искал способ, как совершить покушение. Решил, что надо войти в доверие к начальнику городского охранного отделения Кулябко. Обратился к нему с вымышленными сведениями, что некий молодой человек готовится убить одного министра и в настоящее время проживает в квартире Богрова. Из допроса следовало, что Кулябко был введен в заблуждение, стал содействовать Богрову в надежде, что тот поможет разоблачить террориста, и дал ему пропуск в театр на парадное представление.

«Покушение на жизнь Столыпина произведено мною потому, что я считаю его главным виновником наступившей в России реакции, то есть отступления от установившегося в 1905 году порядка: роспуск Государственной Думы, изменение избирательного закона, притеснение печати, инородцев, игнорирование мнений Государственной Думы и вообще целый ряд мер подрывающих интересы народа. С середины 1907 года я стал давать сведения охранному отделению относительно группы анархистов, с которыми имел связи. В охранном отделении состоял до октября 1910 года, но последние месяцы никаких сведений не давал. В сентябре 1908 года я предупредил охранное отделение о готовящейся попытке освободить заключенных в тюрьму Тыша и „Филиппа . Необходимо было немедленно принять меры, и я предложил Кулябко арестовать и меня. Я был арестован и содержался в Старокиевском участке две недели.

В охранном отделении я шел под фамилией «Аленский» и сообщил сведения о всех вышеприведенных лицах, о сходках, о проектах экспроприации и террористических актов, которые и рассматривались Кулябко. Получал я 100-150 рублей в месяц, иногда единовременно по 50-60 рублей. Тратил их на жизнь».

Допрос продолжался до пяти часов утра беспрерывно и закончился на том, что Богров опознал свой браунинг.

Арестованного усадили в карету и отправили в киевскую крепость.

На следующий день Богрова допрашивали в тюрьме. О ce6e он рассказал следующее. Отец — присяжный поверенный и домовладелец. Дом стоит примерно 400 тысяч рублей. Семья обеспеченная. Окончил гимназию, поступил в Киевский университет. Год проучился в Мюнхене. После Мюнхена примкнул к группе анархистов-коммунистов. Затем разочаровался в них. «Все они преследуют главным образом чисто разбойничьи цели. Поэтому я оставался для видимости в партии, решил сообщать Киевскому охранному отделению о деятельности членов ее. Решимость эта была вызвана еще тем обстоятельством, что я хотел получить некоторый излишек денег. Для чего мне нужен был этот излишек — объяснять я не желаю… Всего работал я в охранном отделении два с половиной года».

Характерно то, что отдельно взятые показания Богрова находятся в явном противоречии друг другу. Известно, что убийца был допрошен следственными властями всего 4 раза: 1 сентября, немедленно после совершенного им акта, 2 сентября, 4 сентября и 10 сентября 1911 г. Первые 3 допроса состоялись до суда, а последний уже после суда, накануне приведения в исполнение смертного приговора. Судебными властями, а именно следователем по особо важным делам, В. Фененко, Дм. Богров был допрошен лишь один раз — 2 сентября, в остальных же случаях допрос производился киевским жандармским полковником Ивановым, приятелем Кулябко. Протокола показаний Дм. Богрова на военном суде не велось, а потому точное содержание его объяснений на суде не может быть восстановлено.

Относительно мотивов его появления в охранном отделении, Дм. Богров отвечает; «может быть, по-вашему это нелогично, но у меня своя логика. Могу только добавить, что в киевском охранном отделении я действовал исключительно в интересах сего последнего».

В конце того же показания от 2 сентября Дм. Богров категорически заявляет: «подтверждаю, что я совершил покушение на убийство статс-секретаря Столыпина единолично, без всяких соучастников и не во исполнение каких либо партийных приказаний». Между тем, на допросе 10 сентября, произведенном жандармским полковником Ивановым в крепости, уже после состоявшегося приговора военного суда, Дм. Богров дает совершенно иное объяснение своему выступлению.

В этом показании, которое полковник Иванов заставил Дм. Богрова для большей убедительности написать целиком собственноручно, Дм. Богров отвергает то, что показал во всех своих предыдущих показаниях, а именно, что выступил единолично, без какого либо воздействия со стороны товарищей и в чисто революционных целях. Конечно, эта версия вполне соответствовала интересам Кулябко и его прислужников, и не исключено, что полковник Иванов ими и был командирован к Дм. Богрову, чтобы какими угодно средствами, в последний момент, добиться от него такого показания.

«16 августа 1911 г. ко мне на квартиру явился известный мне еще с 1907 г. — 1908 г. «Степа». Последний был в Киеве в 1908 г. летом. Он бежал тогда с каторги, куда был сослан по приговору екатеринославского суда за убийство офицера… При его появлении 16 августа 1911 г. «Степа» был одет прилично, вообще настолько изменился, что я его не узнал. Приметы его: высокого роста, лет 26-29, темный шатен, волосы слегка завиваются, довольно полный и широкоплечий. «Степа» заявил мне, что моя провокация безусловно и окончательно установлена, что сомнения, которые были раньше из за того, что многое приписывалось убитому в Женеве в 1908 г. провокатору Нейдорфу (кличка «Бегемот», настоящая фамилия, кажется, Левин, из Минска), теперь рассеялась, и что решено о всех собранных фактах довести до сведения общества, разослать объявления об этом во все те места, в которых я бываю, как например, — суд, комитет присяжных поверенных и т. п., вместе с тем мне в ближайшем будущем угрожает смерть от кого-то из членов организации. Объявления эти будут разосланы в самом ближайшем будущем.

Когда я стал оспаривать достоверность парижских сведений и компетентность партийного суда, «Степа» заявил мне, что реабилитировать себя могу я только одним способом, а именно — путем совершения какого либо террористического акта, при чем намекал мне, что наиболее желательным актом является убийство начальника охранного отделения, Н. Н. Кулябко, но что во время торжеств в августе я имею «богатый выбор». На этом мы расстались, при чем последний срок им был дан мне 5 сентября.

После этого разговора я, потеряв совершенно голову, решил совершить покушение на жизнь Кулябко. Для того, чтобы увидеться с ним, я по телефону передал, что у меня имеются важные сведения, и приготовил в общих чертах рассказ о «Николае Яковлевиче».

Здесь нельзя не усомниться в искренности и правдивости этих показаний, в особенности относительно покушения на Кулябко. Кулябко он мог легко убить во всякое время дня и ночи. Для покушения на Кулябко не нужно было выдумывать басен про Петербург, про «Николая Яковлевича», про бомбы. Зачем было так страстно добиваться билетов на вход, сначала в Купеческий сад, а потом в театр?

Вот что пишет относительно этого показание Е. Лазарев: «16 августа, т. е. день посещения «Степы», было кануном моего отъезда с женой из Киева. Весь этот день мы провели дома совместно с Дм. Богровым. Посещение «Степы» не могло бы пройти для нас незамеченным. Вряд ли удалось бы и Дм. Богрову скрыть от нас впечатление, произведенное на него таким посещением. Я утверждаю, что версия о посещении «Степы» является чистейшим вымыслом.»

Также нигде, ни в заграничной, ни в послереволюционной русской прессе, означенный «Степа» не объявил о своем существовании, никаких сведений не поступило и от той организации (вероятно, это должна была быть организация «анархистов»), от которой будто бы являлся «Степа», и о том, что над Дм. Богровым состоялся какой-то «партийный суд» заграницей.

«Но — пишет дальше Богров — будучи встречен Кулябко очень радостно, я не привел своего плана в исполнение, а вместо этого в течение получаса рассказывал ему и приглашенным им Спиридовичу и Веригину вымышленные сведения. Уйдя от Кулябко, я опять в течение 3-х дней ничего не предпринимал, потом, основываясь на его предложении (при первом свидании) дать мне билеты в Купеческое и театр, я попросил у него билет в Купеческое. Там я вновь не решился произвести никакого покушения, и после Купеческого ночью поехал в охранное отделение с твердой решимостью убить Кулябко. Для того, чтобы его увидеть, я в письменном сообщении еще больше подчеркивал грозящую опасность. Кулябко вызвал меня к себе на квартиру, встретил меня совершенно раздетым, и хотя при такой обстановке я имел шансы скрыться, у меня не хватило духа на совершение преступления, и я вновь ушел. Тогда же ночью я укрепился в мысли произвести террористический акт в театре. Буду ли я стрелять в Столыпина или в кого либо другого, я не знал, но окончательно остановился на Столыпине уже в театре, ибо, с одной стороны, он был одним из немногих лиц, которых я раньше знал, отчасти же потому, что на нем было сосредоточено общее внимание публики».

Должно обратить внимание на последнюю фразу приведенного показания, в которой произведенное покушение на Столыпина изображается, как совершенное без заранее обдуманного намерения в результате решения принятого только в театре и лишь потому, что Столыпин был одним из немногих знакомых Дм. Богрову лиц, на котором к тому же было сосредоточено внимание публики.

Это показание стоит в явном противоречии не только с прежними показаниями Дм. Богрова, в которых он признавал себя виновным в том, что «задолго до наступления августовских торжеств решил совершить покушение на жизнь министра внутренних дел Столыпина» (показание 1 сентября 1911 г.), что «задумав заранее лишить жизни председателя совета министров Столыпина, произвел в него 1-го сентября 2 выстрела» (показание 2-го сентября 1911 г.), но и противоречит показаниям целого ряда свидетелей, с которыми еще задолго до этого времени Дм. Богров говорил о своем намерении совершить покушение на Столыпина.

Однако, в таком случае неизбежно возникает вопрос: с какою же целью Дм. Богров искажал истину в своих показаниях и, при том, в смысле невыгодном для него с точки зрения мнения тех кругов общества, которые были для него более близки?

Ведь Дм. Богров был слишком умен для того, чтобы не понимать, что единственная позиция, которая могла спасти его революционное имя, была та совершенно убедительная, напрашивавшаяся у каждого точка зрения, что он использовал охранное отделение для своих революционных целей и вводил его в заблуждение в период 1907 1910 г. так же, как в августе 1911.

Такое его заявление несомненно было бы подхвачено, как прогрессивными, так и консервативными кругами тогдашнего общества, конечно, каждой группой для того, чтобы сделать другие выводы. Во всяком случае тактика Дм. Богрова, анархиста по убеждениям, и не принадлежавшего ни к какой «партии», нашла бы не мало и защитников. Ни для кого не были бы убедительны противоположные показания Кулябко, так как этот последний был явно заинтересован в том, чтобы свалить на Дм. Богрова всю ответственность за промахи киевского охранного отделения, что было возможно только при условии, если доверие ему оказанное в августе 1911 г. имело серьезное оправдание.

И только благодаря противоречивым показаниям самого Богрова по вопросу о его сотрудничестве в охранном отделении все дело получило столь запутанный в психологическом смысле характер. Ведь, лишь теперь, по прошествии стольких лет и в результате самого подробного изучения дела, явилась возможность установить, что Дмитрий Богров в действительности никого не выдавал и являлся «провокатором… без провокации.» Зачем же надо было Дм. Богрову сознательно маскировать свою революционную сущность?

Есть так же другие мнения исследоватекллей относительно причины выступления Богрова. Например, киевский генерал-губернатор Ф. Ф. Трепов утверждал, что в день покушения Богров обедал в ресторане «Метрополь» с «известным врагом монархического строя Львом Троцким-Бронштейном». То есть, говоря прямо, был заговор. Некоторые полагают, что истина лежит в русле российского исторического процесса, который активно перестраивал Столыпин. Посмотрим на фигуру Богрова непредвзято. Обеспеченный человек, спортсмен, шахматист, умный, ироничный, любимый родителями, уважаемый друзьями. Он только-только начал жить. Революционеры явно его разочаровали — он от них отошел. Отсутствие глубоких убеждений толкнуло его к полиции, но и от нее он, отошел. Богров, по словам хорошо знавшего его анархиста И.С. Гроссмана, жил протестом против нудной обыденщины и никогда не был «просто веселым, радостным, упоенным борьбой и риском». Жизнь его утомляет. Он презирает ее, у него достает силы не бояться смерти, но есть ли сила, чтобы жить? Знавшие его эсеры говорили: «Барин, буржуй, в серьезных делах с ним лучше не связываться».

Ещё более загадочной является предсмертное письмо родителям, написанное Богровым из крепости 10-го сентября 1911 года, накануне казни. Он пишет: «единственный момент, когда мне становится тяжело, это при мысли о вас, дорогие. Я знаю, что вас глубоко поразила неожиданность всего происшедшего, знаю, что вы должны были растеряться под внезапностью обнаружения действительных и мнимых тайн. Что обо мне пишут, что дошло до сведения вашего я не знаю. Последняя моя мечта была бы, чтобы у вас, милые, осталось обо мне мнение, как о человеке может быть и несчастном, но честном. Простите меня еще раз, забудьте все дурное, что слышите».

Как примирить категорическое предсмертное заявление Дм. Богрова о том, что он умирает человеком «честным» и его слова «забудьте все дурное, что слышите», с теми фактами, которые нам представляются порочащими его доброе имя и которые не только приводятся заинтересованными лицами, но, как будто, признаются и им самим?

Вероятно, объяснение этому врядли когда-нибудь найдется. И ещё не одно десятилетие будут спорить о мотивах этого убийства, о его «действительных и мнимых тайнах». Но факт остается фактом, П.А. Столыпин, председатель Совета министров Российской империи, был смертельно ранен 1 сентября 1911 года в киевском театре. Пятого сентября, вечером, он умер. «В истории России начинается новая глава», — пророчески сообщило «Новое время».

Когда вскрыли завещание, прочли:

«Я хочу быть погребенным там, где меня убьют». Удивительно, но Столыпин этим завещанием, без преувеличения, предсказал свою смерть. Его похоронили в Киево-Печерской лавре рядом с могилами Искры и Кочубея, двух героев петровской эпохи, предпочивших лютую смерть предательству.

Царя на похоронах не было. Он простился с телом раньше, как только прибыл шестого сентября пароходом из Чернигова, долго стоял на коленях перед умершим, молился и много раз повторял: «Прости».

Умирал Петр Аркадьевич, то впадая в забытье, то приходя в себя. Он все время говорил что-то бессвязное. По отдельным словам можно было понять, что его последние мысли — о российских делах. Последнее слово, которое разобрали, было: «Финляндия». Финский вопрос, который ему так и не удалось разрешить, мучил его. Но что маленькая Финляндия? Великая Россия потеряла последнего своего деятеля, который уводил ее от войн и потрясений!

Через год, первого сентября напротив Киевской городской думы был открыт памятникСтолыпину. На строгом постаменте стояла высокая гордая фигура, на пьедестале были высечены слова: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия» и «Твердо верю, что затеплившийся на западе России свет русской национальной идеи не погаснет и скоро озарит всю Россию». На лицевой стороне значилось: «Петру Аркадьевичу Столыпину — русские люди». К сожалению, памятник был вскоре уничтожен большевиками.

России, Российской империи еще оставалось шесть лет. К 1914 году она достигла наивысшей точки процветания, огромное большинство народа имело меньше всего оснований для недовольства, рос урожай и промышленное производство, развернули работу земства, найдя наконец путь объединения образованных людей и реального дела. «Да чего же большего может желать русский народ!» восклицал английский писатель Морис Беринг весной того года в книге «Основы России». И указывал, что недовольных, по сути, нет, кроме как главным образом в высших кругах. Да, столыпинская Россия теснила дворянскую сословную Россию. И в конце концов это противостояние привело к катастрофе.

Поучительна и горька судьба Реформатора. Как развивалась бы наша история, останься он в живых? Но его смерть не оставила нам возможностей узнать это.

Этот раздел хотелось бы завершить словами самого П.И. Столыпина. Читая их, становится ясно, что этот человек точно знал свое предназначение в жизни, для каких дел послан он в этот мир, и какую цену должен будет за эти великие дела заплатить.

«…Каждое утро, когда я просыпаюсь и творю молитву, я смотрю на предстоящий день как на последний в жизни и готовлюсь выполнить все свои обязанности, уже устремляя взор в вечность. А вечером, когда я опять возвращаюсь в свою комнату, то говорю себе, что должен благодарить Бога за лишний дарованный мне день. Это единственное следствие моего постоянного сознания близости смерти как расплаты за свои убеждения. Я ясно чувствую, что должен наступить день, когда замысел убийцы наконец удастся…»

Заключение

Рассмотрев в деталях личность и деятельность П.А. Столыпина, приходим к выводу, что они были столь яркими и масштабными, что, кажется, никого не оставляли равнодушным. Более того, само его имя вызывало резкую поляризацию не только политический мнений, но и сугубо личностных чувств. По словам одних Столыпин являлся талантливым государтсвенным деятелем, не только предложившим уникальную для своего времени программу реформ, но и стремившимся к их проведению наиболее «мягкими средствами»; по словам других Столыпин — «душитель и вешатель», «проводник политики, вошедшей в историю под именем столыпинской реакции».

П.А. Столыпину, его соратникам и единомышленикам требовалась железная воля, абсолютная убежденность в правоте своего дела, его государственной целесообразности и великий труд, чтобы, несмотря на активное сопротивление, успеть столь многое совершить за пять лет. Но главная идея Петра Аркадьевича — создание класса богатого крестьянства, которое должно было стать надежной опорой царизма, провалилась политически. Конечно же, Столыпин был выдающимся деятелем и политиком, но при существовании такой системы, которая была в России, все его проекты «раскалывались» о непонимание или о нежелание понять всю важность его начинаний.

Кто знает, если бы столыпинские реформы действовали хотябы лет десять, как бы изменилась российская история. Даже сейчас, по прошествии столького времени, его концепции остаются актуальными и применимыми в современном государстве. Это подтверждает, что Столыпин был великим человеком, смотрящим далеко в будущее. Именно в таких государственных деятелях, а не в зацикленных на своих личных интересах политиках, нуждается наша страна.

И в заключение, хочется сказать, что судьба великих людей всегда горька и исполнена непонимания. А всё потому, что они по своим убеждениям и взглядам всегда на шаг впереди их современников, иначе не были бы великими. Но общество, как известно, не любит тех, кто выделяется, непохожих на остальных, и любой ценой старается их истребить. Этому подвергся и Петр Аркадьевич, закончивший свою жизнь как настоящий великий человек.

К сожалению, общество только через многие годы с ужасом понимает, кого оно потеряло. И тогда оно начинает изучать, анализировать и извлекать уроки, данные когда-то. Ведь история — это школа жизни, и для нас самое важное: не повторять её ошибок.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/referat/yazyik-i-stil-vyistupleniy-stolyipina/

Шацилло К.Ф. «П.А. Столыпин: Нам нужна великая Россия», М., 1991, Федоров Б.Г. «Петр Столыпин: Я верю в Россию», в 2-х томах, Пб.,2002

«Программа реформ П.А. Столыпина. Документы и материалы», Российская политическая энциклопедия, М., 2002

Зырянов П.Н. «Петр Столыпин: политический портрет», М., 1992, Фельштинский Ю.Г. «Полное собрание речей и документов П. Столыпина», М.,1991, Бок М.П. «Воспоминания о моем отце Столыпине», Нью-Йорк, 1953, Зырянов П.Н. «Столыпин без легенд», М., 1990, Столыпин А.П. «Слово об отце», П., 1986, Витте С.Ю. «Воспоминания», в 3-х томах, М., 1994, Аврех А.Я. «П.А. Столыпин и судьбы реформ в России», М., 1991, Шульгин В.В. «Дни», М., 1990, Лазарев Е., «Дм. Богров и убийство Столыпина», Воля России, Прага 1920, Рыбас С.Ю., Тараканова Л.В. «Жизнь и смерть Петра Столыпина», Москва; 1991