Обряды, быт и традиции Древней Руси

Реферат

«Древнерусское государство возникло в Восточной Европе в последней четверти IX в. в результате объединения двух главных центров восточных славян — Киева и Новгорода. В него вошли и земли, расположенные вдоль пути «из варяг в греки», поселения в районах Старой Ладоги, Гнездова и др. Во главе Древнерусского государства, известного также под названиями Киевская Русь, Древняя Русь, стояла династия Рюриковичей, основание которой положил легендарный варяг — Рюрик.»[1]

Древнерусское государство возникло в период появления на исторической арене других европейских государств: распад империи Карла великого (843) на западное (будущая Франция), среднее (позже Италия) и восточное (германия) королевства; Моравское государство (830); Венгерское государство (896); Польское государство (960).

« Предпосылками образования Древнерусского государства послужили:

  • Развитие производительных сил восточнославянских племен;
  • Формирование соседской общины внутриобщинного самоуправления племенных правителей;
  • Развитие торговли, в том числе международной и межплеменной;
  • Рост социального и имущественного неравенства, выделение племенной знати
  • Существование внешней опасности.

Формирование Древнерусского государства сопровождалось следующими особенностями:

  • Было достаточно сильное влияние Византии, одного из наиболее развитых государств того времени, наследницы античной цивилизации
  • С момента формирования русского государства оно имело полиэтничный характер. Но ведущую роль играл древнерусский этнос.»[2]

Формирование Древнерусского государства сыграло важную роль в консолидации русского этноса, в формировании русской цивилизации.

Быт и нравы Древней Руси

С образованием Киевского княжества племенной быт славян естественно изменился в волостной, и в этом уже сложившемся организме общественной жизни возникла власть варяжских князей.

«Народ Древней Руси жил как в больших для своего времени городах, насчитывающих десятки тысяч человек, так и в селах в несколько десятков дворов и деревнях, особенно на северо-востоке страны, в которых группировалось по два-три двора.

По археологическим данным мы можем судить в какой-то степени о быте древних славян. Их располагавшиеся по берегам рек поселения группировались в своего рода гнезда из 3-4 поселков. Если между этими поселками расстояние не превышало 5 км, то между «гнездами» оно достигало не менее 30, а то и 100 км. В каждом поселке жило несколько семей; иногда они исчислялись десятками. Дома были небольшие, типа полуземлянок: пол на метр-полтора ниже уровня земли, деревянные стены, глинобитная или каменная печь, топящаяся по-черному, крыша, обмазанная глиной и порой доходящая концами кровли до самой земли. Площадь такой полуземлянки была обычно невелика: 10-20 м 2 .

6 стр., 2707 слов

Возникновение древневосточных государств и особенности формирования ...

... государств и процессы формирования государственного строя в странах Древнего Востока. Исследовательскую базу составили труды ученых по истории, истории государства и права зарубежных стран, истории Востока, а также источники законодательства стран Востока. ... в фундаментальном труде Л.Н.Гумилева «Эт­ногенез и биосфера земли»: «В Древнем Египте объединенные хаттские племена сложи­лись в могучий этнос ...

Детальная реконструкция внутренней обстановки и меблировки древнерусского дома затруднена разрозненностью археологического материала, который, правда, весьма незначительно компенсируют данные этнографии, иконографии, письменных источников.»[3] На мой взгляд, эта компенсация дает возможность наметить устойчивые черты жилого интерьера: ограниченные объемы жилища, единство планировки и меблировки, основной поделочной материал — дерево.

«Стремление минимальными средствами создать максимум удобств обусловливало лаконизм интерьера, основными элементами которого были печь, неподвижная мебель — лавки, полати, разнообразные поставцы и подвижная — стол, скамья, столец, кресла, различные укладки — коробья, сундуки, кубелы (1).»[4]Считается, что древнерусская печь, вся целиком включенная в помещение избы, являлась и в прямом и в переносном смысле домашним очагом — источником тепла и уюта.

«Присущее русским мастеровым стремление к красоте способствовало выработке лаконичных средств оформления очага и припечного пространства. При этом использовались различные материалы: глина, дерево, кирпич, изразец.

Обычай белить печи и расписывать их разнообразными узорами и рисунками, по-видимому, весьма древний. Непременным элементом декора печи являлись припечные доски, закрывавшие устье истопки. Их нередко украшали резьбой, что придавало им изысканность. Неподвижная мебель встраивалась и рубилась одновременно с избой, образуя с ней одно неразрывное целое: лавки, поставцы, посудники, полати и весь остальной деревянный «наряд» избы.

Несколько поселков, вероятно, составляли древнеславянскую общину — вервь. Прочность общинных институтов была настолько велика, что даже повышение производительности труда и общего уровня жизни далеко не сразу привели к имущественной, а тем более социальной дифференциации внутри верви. Так, в поселении X в. (т. е. когда уже существовало Древнерусское государство) — городище Новотроицком — не обнаружено следов более и менее богатых хозяйств. Даже скот был, видимо, еще в общинном владении: дома стояли очень тесно, порой соприкасаясь крышами, и не оставалось места для индивидуальных хлевов или загонов скота. Прочность общины на первых порах тормозила, несмотря на сравнительно высокий уровень развития производительных сил, расслоение общины и выделение из нее более богатых семей.»[5]

«Города, как правило, возникали при слиянии двух рек, так как такое расположение обеспечивало более надежную защиту. Центральная часть города, окруженная валом и крепостной стеной, называлась кремлем или детинцем. Как правило, со всех сторон кремль был окружен водой, так как реки, при слиянии которых строился город, соединялись рвом, наполненным водой. К кремлю примыкали слободы — поселения ремесленников. Эта часть города называлась посадом.

6 стр., 2918 слов

Рассуждение нравственные уроки древнерусской литературы

... путешествиях и приключениях. Этот жанр был редким. Сочинение на тему Нравственные уроки древнерусской литературы Гость В основе национальных ценностей, духовных и нравственных ориентиров лежит наша тысячелетняя культура. Именно воплощением ... о личных землях и не помогает другим, но для того, чтобы страна существовала дальше, им нужно объединиться и не враждовать друг с другом, иначе государство может ...

Древнейшие города возникали чаще всего на важнейших торговых путях. Одним из таких торговых путей был путь «из варяг в греки». Через Неву или Западную Двину и Волхов с его притоками и далее через систему волоков суда достигали бассейна Днепра. По Днепру они доходили до Черного моря и далее до Византии. Окончательно этот путь сложился к IX в.

Другим торговым путем, одним из древнейших на территории Восточной Европы, был Волжский торговый путь, связывавший Русь со странами Востока.» [6]

«Приблизительно в VII-VIII вв. ремесло окончательно отделяется от земледелия. Выделяются специалисты — кузнецы, литейщики, мастера золотых и серебряных дел, позднее гончары.

Ремесленники обычно концентрировались в племенных центрах — градах или на городищах — погостах, которые из военных укреплений постепенно превращаются в центры ремесла и торговли — города. Одновременно города становятся оборонительными центрами и резиденциями носителей власти»

Раскопки на территориях древних городов показывают всё разнообразие быта в городской жизни. Множество найденных кладов и вскрытые могильники донесли до нас предметы домашней утвари и ювелирные украшения. Обилие женских украшений в найденных кладах, сделало доступным изучение ремёсел. На диадемах, кольцах, серьгах древние ювелиры отразили свои представления о мире.»[7]

Большое значение язычники придавали одежде. Я считаю, она несла не только функциональную нагрузку, но и некоторую обрядность. Одежда украшалась изображениями берегинь (2), рожаницами, символами солнца, земли и отражала многоярустность мира. Верхний ярус, небо сопоставлялось с головным убором, земле соответствовала обувь и т. д.

«Большим разнообразием отличались языческие обряды и празднества. В результате многовековых наблюдений славянами был создан свой календарь, в котором особенно ярко выделялись следующие праздники, связанные с земледельным циклом:

1. Праздник первых ростков — 2 мая.

2. Моления о дожде — с 20 по 30 мая.

3. Ярилин день — 4 июня.

4. Моления о дожде — с 11 по 20 июня.

5. Праздник Купала — 24 июня.

6. Моления о дожде — с 4 по 6 июля.

7. Отбор жертв для праздника Перуна — 12 июля.

8. Моления о дожде — с 15 по 18 июля.

9. Праздник Перуна — 20 июля.

10. Начало жатвы — 24 июля. Моления о прекращении дождей.

11. «Зажинки», окончание жатвы — 7 августа.

Годичный цикл древнерусских празднеств складывался из разных элементов, восходящих к индоевропейскому единству первых земледельцев. Одним из элементов были солнечные фазы, вторым был цикл молний и дождей, третьим был цикл празднеств урожая, четвёртым элементом были дни поминовения предков, пятым могли быть коляды, праздники в первых числах каждого месяца.»[8]

Многочисленные праздники, коляды, игрища, святки скрашивали быт древнего славянина. Многие их этих обрядов живы в народе и по сей день, особенно в северных областях России, именно там христианство приживалось дольше и труднее, на севере особенно сильны языческие традиции. древнерусский быт нрав обряд земледелие изба

5 стр., 2403 слов

Восточно-славянские племена и союзы накануне образования государства

... и религия восточных славян. Основу экономической жизни восточных славян составляло земледелие. Это подтверждается археологическими ... племена. Финно-угры соседствовали с восточными славянами и с севера, и на северо-востоке ( ... вервь. К моменту образования государства у восточных славян на смену родовой общине пришла ... других занятий славян следует назвать рыболовство, охоту, бортничество (сбор меда диких ...

Своя жизнь, полная трудов, тревог, текла в скромных русских селах и деревнях, в рубленых избах, в полуземлянках с печками-каменками в углу. «Там люди упорно боролись за существование, распахивали новые земли, разводили скот, бортничали, охотились, оборонялись от «лихих» людей, а на юге — от кочевников, вновь и вновь отстраивали сожженные врагами жилища. Причем, нередко пахари выходили в поле вооруженные рогатинами, дубинами, луком и стрелами, чтобы отбиться от половецкого дозора. Долгими зимними вечерами при свете лучин женщины пряли, мужчины пили хмельные напитки, мед, вспоминали минувшие дни, слагали и пели песни, слушали сказителей и сказительниц былин.

Во дворцах, богатых боярских хоромах шла своя жизнь — здесь располагались дружинники, слуги, толпилась бесчисленная челядь. Отсюда шло управление княжествами, родами, селами, здесь судили и рядили, сюда свозились дани и подати. На сенях, в просторных гридницах нередко проходили пиры, где рекой текло заморское вино и свой родной мед, слуги разносили огромные блюда с мясом и дичью. Женщины сидели за столом на равных с мужчинами. Женщины вообще принимали активное участие в управлении, хозяйстве, других делах.

Гусляры услаждали слух именитых гостей, пели им «славу», большие чаши, рога с вином ходили по кругу. Одновременно происходила раздача пищи, мелких денег от имени хозяина неимущим. На всю Русь славились такие пиры и такие раздачи во времена Владимира I.»[9]

«Любимыми забавами богатых людей были соколиная, ястребиная, псовая охота. Для простого люда устраивались скачки, турниры, различные игрища. Неотъемлемой частью древнерусского быта, особенно на Севере, впрочем, как и в поздние времена, являлась баня.

В княжеско-боярской среде в три года мальчика сажали на коня, затем отдавали его на попечение и выучку пестуну. В 12 лет молодых князей вместе с видными боярами-советниками отправляли на управление волостями и городами.

Основным занятием восточных славян было земледелие. Это подтверждается археологическими раскопками, при которых были обнаружены семена злаков (рожь, ячмень, просо) и огородных культур (репа, капуста, морковь, свекла, редька).

Выращивались также и технические культуры (лен, конопля).

Южные земли славян обгоняли в своем развитии северные, что объяснялось различиями в природно-климатических условиях, плодородии почвы. Южные славянские племена имели более древние земледельческие традиции, а также имели давние связи с рабовладельческими государствами Северного Причерноморья.

У славянских племен существовали две основные системы земледелия. На севере, в районе густых таежных лесов, господствующей системой земледелия была подсечно-огневая.

Следует сказать, что граница тайги в начале 1 тыс. н.э. была гораздо южнее современной. Остатком древней тайги является знаменитая Беловежская Пуща. В первый год при подсечно-огневой системе на усвояемом участке деревья подрубали, и они высыхали. На следующий год срубленные деревья и пни сжигали, и в золу сеяли зерно. Удобренный золой участок два-три года давал довольно высокий урожай, потом земля истощалась, и приходилось осваивать новый участок. Основными орудиями труда в лесной полосе были топор, мотыга, заступ и борона-суковатка. Убирали урожай при помощи серпов и размалывали зерно каменными зернотерками и жерновами.

2 стр., 852 слов

Рассуждение часть С найти проблему текста ) На севере вятской ...

... слова. Вскоре он умер. На этой странице сайта вы найдете ответы на вопрос Сочинение рассуждение часть С найти проблему текста ) На севере вятской земли, в селе Пестове, был случай, о котором, может быть, и поздно, но хочется ... " Старик отказался наотрез. Так он и зимовал. Соседи все перебрались. Старые дома разобрали на дрова, новые раскатали и увезли. Проблемы с дровами у старика не было ...

В южных районах ведущей системой земледелия был перелог. При наличии большого количества плодородных земель участки засевали в течение нескольких лет, а после истощения почвы переходили («перекладывались») на новые участки. В качестве основных орудий использовали рало, а впоследствии деревянный плуг с железным лемехом. Плужное земледелие было более эффективным и давало более высокие и стабильные урожаи.

С земледелием тесно было связано скотоводство. Славяне разводили свиней, коров, овец, коз. В качестве рабочего скота в южных районах использовали волов, в лесной полосе — лошадей. Важное место в хозяйстве восточных славян играли охота, рыболовство и бортничество (сбор меда диких пчел).

Мед, воск, меха были основными предметами внешней торговли.

Набор сельскохозяйственных культур отличался от более позднего: рожь занимала в нем еще небольшое место, преобладала пшеница. Совсем не было овса, но были просо, гречиха, ячмень.

Разводили славяне крупный рогатый скот и свиней, а также лошадей. Важная роль скотоводства видна из того, что в древнерусском языке слово «скот» означало также деньги.

Лесные и речные промыслы также были распространены у славян. Охота давала в большей степени пушнину, чем продовольствие. Мед получали при помощи бортничества. Это был не простой сбор меда диких пчел, но и уход за дуплами («бортями») и даже их создание. Развитию рыболовства способствовало то обстоятельство, что славянские поселения обычно располагались по берегам рек.

Большую роль в экономике восточных славян, как во всех обществах, стоящих на стадии разложения родоплеменного строя, играла военная добыча: племенные вожди совершали набеги на Византию, добывая там рабов и предметы роскоши. Часть добычи князья распределяли между своими соплеменниками, что, естественно, повышало их престиж не только как предводителей походов, но и как щедрых благотворителей.

Одновременно вокруг князей складываются дружины — группы постоянных боевых соратников, друзей (слово «дружина» происходит от слова «друг») князя, своего рода профессиональных воинов и советников князя. Появление дружины не означало на первых порах ликвидации всеобщего вооружения народа, ополчения, но создавало предпосылки для этого процесса. Выделение дружины — существенный этап в создании классового общества и в превращении власти князя из родоплеменной в государственную.

Рост количества кладов римских монет и серебра, найденных на землях восточных славян, свидетельствует о развитии у них торговли. Предметом экспорта было зерно. О славянском экспорте хлеба во II-IV вв. говорит заимствование славянскими племенами римской хлебной меры — квадрантала, получившего название четверик (26, 26л) и существовавшем в русской системе мер и весов до 1924 г. О масштабах производства зерна у славян свидетельствуют найденные археологами следы ям-хранилищ, вмещавших до 5 т зерна.»[10]

Жилище

Жилище с давних пор было не только областью удовлетворения потребности человека в жилье, но и частью его экономической, хозяйственной жизни. Я считаю, что в особенностях жилища, его размерах, благоустроенности отражалась и социальная дифференциация общества. Для каждой эпохи характерны свои особенные черты в жилых и хозяйственных постройках, в их комплексах. Изучение этих особенностей даёт нам дополнительные знания о прошлой эпохе, сообщает подробности не только о бытовой жизни ушедших поколений, но и о социальных, хозяйственных сторонах их бытия.

5 стр., 2097 слов

«Чудный собор»(церковь,дом,изба,и т.д.)

... часто бывали бесснежными: «Нельзя покататься на санках со снежной горы…» — сетовала газета. Сочинение на тему: «Чудный собор»(церковь,дом,изба,и т.д.) История ... в обиходе незаметно начал называться «Капеллой» — церковным помещением, где проходят службы для конкретного семейства. А благодаря ... так много. Смотреть телевизор ждановцы ходили тогда в дома культуры и «красные уголки». В печати сохранилась ...

Полуземлянка

Какой же дом мог построить для себя человек, живший в те времена?

«Это, в первую очередь, зависело от того, где он жил, что его окружало, к какому он принадлежал племени. Ведь даже теперь, побывав в деревнях на севере и на юге Европейской России, нельзя не заметить разницы в типе жилищ: на севере это — деревянная рубленая изба, на юге — хата-мазанка.

Традиции, конечно, во многом определялись климатическими условиями и наличием подходящего строительного материала.

На севере во все времена преобладала влажная почва и было много строевого леса, на юге же, в лесостепной зоне, почва была суше, зато леса хватало не всегда, так что приходилось обращаться к иным строительным материалам.

Поэтому на юге до весьма позднего времени (доXIII-XIV) массовым народным жилищем была полуземлянка на 0,5-1 м врытая в грунт. А на дождливом холодном севере, напротив, очень рано появился срубный наземный дом.

Термин полуземлянка изначально неславянский, его придумали гораздо позже учёные-исследователи для обозначения жилища, частично углублённого в землю так, что его стены возвышались над землёй, в отличие от глубокой землянки, у которой над землёй могла возвышаться только кровля. Иногда полуземлянка была столь незначительно врезана в землю, что была практически полностью полноценным наземным домом. Внешне она выглядела как небольшое всхолмление и снаружи чаще всего обмазывалась глиной или присыпалась землёй.»[11]

«Для того, чтобы войти в полуземлянку, необходимо было спуститься по ступенькам, которые либо вырезались в грунте перед дверью, либо делались из дерева и находились непосредственно в помещении.

Дверь чаще всего была одностворчатая и довольно узкая, чтобы лучше сохранить тепло внутри полуземлянки» [ 1 2] .

«Стенки ямы чаще всего закрывались досками, которые закреплялись вбитыми в землю деревянными столбами, прижимавшими эти доски к стенке ямы. Пол в полуземлянке был как правило земляной, плотно утрамбованный, часто обмазанный глиняным раствором.

Окон, по-видимому, не было вовсе, потому что, как считают многие учёные, в них не было никакого функционального смысла: дым, исходящий из печки, должен был их закоптить. Позднее яма полуземлянки стала закрепляться небольшим опущенным в неё срубом из брёвен, который был рублен «в обло»: верхнее бревно клалось в полукруглую выемку, сделанную в верхней части перпендикулярно лежащего нижнего бревна. Причём концы брёвен выступали наружу, и для них на углах ямы вырывали специальные гнёзда.

Расстояние между срубом и стенками ямы засыпалось землёй. Пол в таких полуземлянках был дощатым, доски врубались во второй или третий нижний венец сруба, таким образом оставляя место для хозяйственных нужд (медуша).

Возле очага, его, как правило, делали глинобитным во избежание пожара. Потолка у полуземлянки, скорее всего, не было, что позволяло дыму, поднимавшемуся из очага, заполнять больше пространства и позволять людям находиться внутри помещения во время топки. Кровля чаще всего была двускатной и устраивалась на стропилах, перекрытых каким-либо лёгким материалом и присыпанных сверху землёй, как и наружные стены.

9 стр., 4115 слов

Красивые деревенские дома снаружи: фото современных и классических вариантов

... в деревне маленький, необходимо правильно составить его планировку. В каждом жилом доме должны быть следующие помещения: гостиная; веранда, терраса или хотя бы крыльцо; Если строится загородный дом с русской печью, ... этапе проектирования дома. Дом моей бабушки (сочинение описание дома) Много ли кто из вас видел дом, где ... лампады. Добавить схожести с кухней в русской избе можно, если разместить по её ...

К XII-XIII векам полуземлянки сохранялись преимущественно в безлесных местах в бассейне Днепра и на некоторых опольях (например, к югу от Москвы), куда по каким-то причинам труден был подвоз леса. Это было связано с тем, что в X-XI веках наземные срубные дома распространились на юг и юго-восток, заняв почти всю лесную зону Европейской России, до границ лесостепи, а в XII-XIII веках перешагнули эту границу, в особенности на юго-западе, заняв в Галицкой земле и на Волыни почти всю лесостепную зону. Начиная с XIVвека в русских городах все дома были срубными, наземными.» [ 1 3]

Срубный дом

«Срубные дома строились из хвойного леса, потому что сосна и ель имеют прямой и ровный ствол не требующий больших усилий для конопатки стен и, следовательно, лучше сохраняющий тепло. К тому же, хвойные породы дерева обеспечивают в избе сухость насыщенного смолой воздуха и создают сравнительно лучшие для жизни гигиенические условия. Лиственница и дуб ценились за прочность древесины, но они были тяжелы и трудны в обработке. Их применяли только в нижних венцах срубов, для устройства погребов или в сооружениях, где нужна была особая прочность (мельницы, соляные амбары).

Другие породы деревьев, особенно лиственные (береза, ольха, осина) применялись в строительстве, как правило, хозяйственных зданий. В лесу получали необходимый материал и для кровли. Чаще всего береста, реже кора ели или других деревьев служили необходимой гидрозащитной прокладкой в кровлях. Для каждой надобности деревья выбирались по особым признакам. Так, для стен сруба стремились подобрать особые «теплые» деревья, поросшие мхом, прямые, но не обязательно прямослойные. В то же время для теса на кровлю обязательно выбирались не просто прямые, но именно прямослойные деревья. Соответственно назначению деревья метились еще в лесу и вывозились к месту строительства.

Если пригодный для построек лес был далеко от поселения, то сруб мог быть срублен прямо в лесу, ему давали выстояться, высохнуть, а потом перевозили к месту строительства. Но чаще срубы собирали уже на дворе или поблизости от двора.

Место для будущего дома выбирали очень тщательно. Для возведения даже самых крупных построек срубного типа обычно не сооружали специального фундамента по периметру стен, но по углам зданий (изб, клетей) закладывались опоры — крупные валуны, большие пни. В редких случаях, если протяженность стен была много больше обычной, опоры ставили и в середине таких стен.

У срубного дома IX-X веков ещё были черты сходства с полуземлянкой: они были небольшие, состоявшие, как правило, из одного только квадратного или почти квадратного помещения, служившего всей семье и для работы, и для приготовления пищи, и для еды, и для спанья. Размеры домов в разных семьях были разными, но в целом приблизительно он составлял 16 м 2 . Пол, как и в поздних полуземлянках, был почти всегда дощатым, приподнятым над землей и врубался обычно во второй-третий венец сруба. Если же половые доски клались на землю, то внизу подкладывались специальные опоры. Потолка тоже не было.

7 стр., 3493 слов

Образование, культура и быт населения Урала в первой половине XIX века

... до 1859 г.), получившую дополнительные сведения о природе и населении Урала и содействовавшую дальнейшему освоению края. Развитие горнозаводской промышленности нашло ... г.). Они печатали казенные бумаги, а иногда и книги. В начале века в уральских типографиях были изданы труды Н. ... них почти не осталось рукописей и изданий XVI—XVII вв. Значительной по объему и интересной по составу была библиотека ...

Помещение имело одно или несколько маленьких волоковых окошек. Волоковое окно — небольшое окно, вырубленное в двух расположенных друг над другом бревнах деревянного сруба на полбревна вверх и вниз. Изнутри волоковое окно закрывается (заволакивается) тесовой задвижкой, выполненной из доски.» [ 1 4]

«Вдоль стены дома, где находилась входная дверь, зачастую устраивалась под сводом кровли, край которой опирался на столбы, открытая галерея с дощатым полом; для поддержки столбов и пола параллельно стене клали ряд брёвен.

Интерьер избы

Внутренние интерьеры полуземлянки и наземного срубного дома практически не различались. Стены были бревенчатыми. Деревянная дверь в одну створку закрывала вход ориентированный обычно на юг, чтобы в помещение попадало как можно больше тепла и света. Главную роль в интерьере играла, конечно же, печь, стоявшая в одном из углов. Недаром все помещения, где находилась печь, назывались истопкой (от слова “топить”), истьбой или, позднее, избой.

В IX-X веках это была в основном каменка — печь, которая складывалась без какого-либо связывающего раствора из «диких камней» (валунов и булыжника), реже — глинобитная. Открытый очаг и печь типа камина в древнерусском жилище не встречались.

Чуть позднее, в XII-XIII веках печи-каменки практически исчезли, а вместо них появились круглые глинобитные печи. Тогда люди ещё не умели делать дымоотводов, поэтому печи были беструбными, а избы, соответственно, курными. Поэтому дым шел прямо в избу, поднимаясь кверху, и выходя либо через отверстие в крыше, либо через волоковое окошко, либо через открытую дверь.» [ 15]

«Положение печи определяло всю внутреннюю планировку помещения. В основном печь находилась в каком-либо из углов помещения. Если же она находилась в центре, то можно предполагать, что такой тип жилища имел неславянское происхождение. Основных вариантов расположения печи можно выделить 4:

1) справа или слева от входа, устьем к нему. Такие избы встречались в основном на Юге и Юго-западе после X века.

2) В дальнем углу устьем к входу. Этот тип расположения печи древнейший на Руси и преобладал до Х века.

3) В дальнем углу устьем к боковой стене.

4) Справа или слева от входа устьем к противоположной стене. Такие избы можно было найти в северной и центральной части Древнерусского государства после Х века, потому что такое расположение было наиболее выгодным для сохранения тепла и приготовления хозяйкой пищи.

К положению печи приспособлялась вся внутренняя планировка избы: угол по диагонали от печи, позднее именуемый «красным» (красивым), был парадной частью избы. Здесь ставили стол, устраивали лавки, здесь ели и принимали гостей. Неизвестно, имел ли он сакральный смысл в языческих семьях, но в некоторых жилищах найдены идолы, расположенный именно в этом углу. Правда, немного.

Угол напротив печного устья — «бабий кут» или «середа» служил для таких занятий как стряпня и прядение. Четвертый угол был предназначен для мужских работ.

В тех редких случаях, когда печь ставилась в середине избы, планировка должна была быть иной, но этот вопрос пока не изучен ни археологически, ни этнографически.» [ 16] Существует предположение, что такие помещения использовались в качестве мастерских, но эта версия требует тщательной проработки..

13 стр., 6407 слов

Культура России в XVI веке

... и направление историко-культурного процесса. II. Факторы влияния на развитие культуры России в XVI веке 2.1 Образование единого Российского государства Преоеодоление феодальной раздробленности, создание ... отрицательно сказалось на развитии культуры в целом, привело к появлению в ней консервативных тенденций. 2.5 Географический фактор Географическое положение России в XVI в. было менее выгодным ...

«О меблировке древней избы нам почти ничего не известно. Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными.

Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю.

Можно думать, что кроме стола и подвижных лавок в помещении имелись неподвижные лавки — полати, расположенные рядом с печью с боковой стороны.

Украшения в курной избе вряд ли имели смысл, потому что вся верхняя часть обычно покрывалась копотью, тем не менее, резьба могла присутствовать в мебели, снаружи дома, также украшалась посуда (керамическая, деревянная, реже металлическая).

В боярских и купеческих домах часть мебели, особенно кресла, была украшена искусной резь6ой. Столы покрывали домотканными или кружевными скатертями ручной работы.

Жилые покои освещались свечами и светильнею. В великокняжеских домах и хоромах горели восковые свечи, потому, что воску было много: его снимали в лесах из диких пчельников и продавали, вероятно, дешево. Люди победнее жгли обыкновенное масло (конопляное, льняное) наливаемое в глиняные круглые сосуды. Также была распространена лучина.[17]

Городские жилища

«В древних русских городах жилища не намного отличались от сельских. Это в основном было связано с тем, что город как таковой чаще всего происходил из деревни, и связь не могла потеряться так быстро.» [18]

«Тем не менее, некоторые различия были. Например, относительно редкий, но всё же встречающийся тип городского жилища — клети в городнях городского вала. Городня — деревянно-земляное укрепление города, её конструкция позволяла оставлять незасыпанными некоторые участки, в которых делались срубы. Они использовались для жилья и хозяйственных нужд. Такая изба была немного меньше обычной, у неё был земляной пол, окна отсутствовали, а потолком служила верхняя боковая площадка стены. Иногда такие помещения располагались в два ряда так, что жилому срубу одного ряда соответствовала хозяйственная постройка другого. Большинство жилищ этого типа относится к XII-XIII векам и обнаруживается при раскопках таких городов-крепостей как Райки, Колодяжин, Изяславль, Ленковцы и т.д.»[19]

«В X веке в городах появляются пятистенки — цельнорубленые двухкамерные дома, у которых удлинённый сруб сразу же при постройке снабжался пятой стенкой, врубленной поперёк. Эта стена обычно делила дом на две неравные части, причём печь стояла в большей, а вход в дом был через меньшую.

Дома феодальной знати были трехкамерными: в них две избы или изба и клеть соединялись постройкой более легкой конструкции. В летописях в составе боярских и княжеских дворцов кроме изб упоминаются палаты (приемные помещения), терем, сени, ложница или одрина и медуша — нечто вроде погреба, в котором изначально хранился мёд.»[20]

«Каждый богатый горожанин обязательно возводил верхний этаж — терем (от греч. «кров, жилище»), который сооружался над сенями, на подклете. Подклет — нижний этаж хором, использовавшийся для хозяйственных нужд.

В фольклоре и литературе слово «терем» часто обозначало богатый дом. В былинах и сказках в высоких теремах жили русские красавицы. В тереме обыкновенно располагалась светлица — светлое помещение с несколькими окнами, где женщины занимались рукоделием. В старину терем, возвышавшийся над домом, было принято богато украшать. Часто роспись потолка и стен ассоциировалась с небом, здесь изображали дневное или ночное светило, яркие звезды. Не только живописная роспись делала терем привлекательным: его крышу иногда покрывали настоящей позолотой или медными листами, создающими на солнце эффект золотого мерцания. Отсюда и название «златоверхий терем».» [ 21]

«В некотором отдалении от дома находились специальные опочивальни — одрины. Это слово имеет славянское происхождение и свидетельствует о том, что в этих помещениях находились постели для сна, причём и послеобеденного тоже.

К дому обычно примыкало крыльцо, покоившееся на прочных деревянных столбах.

Дома, особенно их верхнюю часть, как правило, богато украшали: резными полотенцами, ширинками, петушками, коньками, шатриками и т.д..

Княжеский дворец, разумеется, был намного просторнее и более искусно построен. Его двумя характерными чертами были гридница итерем. В Киевском дворце эти два здания были каменными уже в десятом веке. Гридница — в своём роде приёмная князя. Многие исследователи считают, что это зала для парадных приёмов и различных торжественных актов. В ней угощались бояре, гридни (гридни составляли отборную княжескую дружину, которая потом преобразовалась в мечников. Гридни или гридень происходит от шведского слова: меч (gred), придворная стража. Вероятно, слово варяжское), сотники и все нарочитые люди (именитые граждане).

Другое место, служившее, вероятно, для той же цели — сени. Сени — обширная терраса 2-го этажа дворца (по мнению некоторых исследователей даже отдельная постройка, сообщавшаяся с другими дворцовыми постройками переходами).» [ 22]

Обряды, связанные с жилищем

«Возведение дома сопровождалось множеством обрядов. Начало строительства отмечалось обрядом жертвоприношения курицы, барана. Он проводился во время укладки первого венца избы. «Строительная жертва» как бы передавала избе свою форму, помогала создать из первобытного хаоса нечто разумно организованное… «В идеале» строительной жертвой должен быть человек. Но к человеческой жертве прибегали лишь в редких, поистине исключительных случаях — например, при закладке крепости для защиты от врагов, когда речь шла о жизни или гибели всего племени. При обычном строительстве довольствовались животными, чаще всего конем или быком. Археологами раскопана и подробно исследована не одна тысяча славянских жилищ: в основании некоторых из них найдены черепа именно этих животных. Особенно часто находят конские черепа. Так что «коньки» на крышах русских изб отнюдь не «для красоты». В старину к задней части конька прикрепляли еще и хвост из мочала, после чего изба уже совершенно уподоблялась коню. Собственно дом представлялся «телом», четыре угла — четырьмя «ногами». Вместо деревянного «конька» некогда укрепляли настоящий лошадиный череп. Закопанные же черепа находят и под избами X века, и под выстроенными через пять столетий после крещения — в XIV-XV веках. За полтысячелетия их разве что стали класть в менее глубокую ямку. Как правило, эта ямка располагалась под святым (красным) углом — как раз под иконами! — либо под порогом, чтобы зло не сумело проникнуть в дом.

Другим излюбленным жертвенным животным при закладке дома был петух (курица).

Достаточно вспомнить «петушков» как украшение крыш, а также повсеместно распространенное убеждение, что нечисть должна исчезнуть при крике петуха. Клали в основание избы и череп быка. И все-таки древняя вера, что дом строится «на чью-нибудь голову», бытовала неискоренимо. По этой причине древние русичи старались оставить незавершенным хоть что-нибудь, хоть краешек крыши, чтобы обмануть судьбу.

Слова хоромы (дом, жилище) и храм (освященное место богослужения) — филологически тождественны. Первые жертвоприношения, первая мольба и первые религиозные очищения совершались в избе, пред очагом, что довольно ясно подтверждается остатками дошедших до нас обрядов. Огонь в домашней печи можно поддерживать только приношением разных сгораемых материалов, пожираемых пламенем: отсюда простым и естественным образом явилась жертва очагу. Наиболее торжественным жертвоприношением чтили очаг при повороте солнца на лето, в разведенный огонь бросали хлебные зерна и лили масло, испрашивая обилия в доме и плодородия в жатвах и стадах. Затем вся семья садилась за стол, и вечер, по непременному обрядовому закону, оканчивался пиром. После ужина разбивали о землю опорожненные горшки, чтоб (по народному объяснению) прогнать из дому всякий недостаток. Горшок, в котором переносят на новоселье горячие уголья очага, также разбивается: как освященная участием в религиозном обряде, посуда эта должна быть изъята из обиходного употребления. По всему вероятию, из этих обрядов родилась примета, по которой разбить на пиру что-нибудь из посуды предвещает счастье. Что первоначальные жертвоприношения принадлежали очагу — это убедительно доказывается тем фактом, что атрибуты кухни и очага — кочерга, помело, голик, ухват, лопата, сковорода и т.д. получили значение орудий жертвенных и удержали это значение даже до поздней эпохи языческого развития. Огонь очага прогоняет нечистую силу холода и мрака, а потому пред этим родовым пенатом (3) производилось религиозное очищение, освобождающее от враждебных влияний темной силы[23 ] .

Одежда

Подлинную картину того, как одевались наши предки в XVI веке, мы можем восстановить в общих чертах, лишь синтезируя сведения различных источников — письменных, графических, археологических, музейных, этнографических. Совсем невозможно проследить по этим источникам локальные различия в одежде, а они, несомненно, были.

«Основной одеждой в XVI веке была рубаха. Рубахи шились из шерстяной ткани (власяницы) и льняного и конопляного полотна. В XVI веке рубахи носились обязательно с определенными украшениями, которые у богатых и знатных делались из жемчуга, драгоценных камней, золотых и серебряных нитей, а у простонародия, вероятно, красными нитками. Главнейший элемент такого набора украшений — ожерелье, закрывавшее разрез ворота. Ожерелье могло быть пришито к рубахе, могло быть и накладным, но ношение его нужно считать обязательным вне дома. Украшениями покрывали концы рукавов и низ подола рубах. Рубахи различались по длине. Следовательно, короткие рубахи, подол которых доходил примерно до колен, носили крестьяне и городская беднота. Богатые и знатные носили длинные рубахи, сорочки, доходившие до пят. Штаны были обязательным элементом мужской одежды. Но единого термина для обозначения этой одежды еще не было. Обувь XVI века была весьма разнообразной и по материалам, и по покрою.

Археологические раскопки дают явное преобладание кожаной обуви плетеной с лыка или бересты. Это значит, что лапти не были известны населению Руси с древности и были скорей дополнительной, предназначенной для особых случаев обувью.

Для XVI века можно наметить определенную социальную градацию: сапоги — обувь знатных, богатых; калиги, поршни — обувь крестьян и массы горожан. Впрочем, эта градация могла быть и не четкой, так как мягкие сапоги носили и ремесленники, и крестьяне. Но феодалы всегда в сапогах.

Мужские головные уборы были достаточно разнообразны, особенно у знати. Наиболее распространенной среди населения, крестьян и горожан, была войлочная шляпа конусообразной формы с округленной вершиной. Господствующие феодальные слои населения, больше связанные с торговлей, стремившиеся подчеркнуть свою сословную обособленность, многое заимствовали из других культур. Широко распространился среди бояр и знати обычай ношения тафьи, маленькой шапочки. Такую шапочку не снимали и дома. А, выходя из дому, на нее надевали высокую «горлатную» меховую шапку — знак боярского достоинства.

Знать носила и другие шапки. Если отличие в основном мужском одеянии между сословными группами сводились главным образом к качеству материалов и украшений, то разница в верхней одежде была очень резкой, и, прежде всего по количеству одежд. Чем богаче и знатнее человек, тем больше на нем было платья. Сами названия этих одежд не всегда понятны нам, так как отражают часто такие их признаки, как материал, способ застегивания, что совпадает и с номенклатурой позднейшей крестьянской одежды, так же весьма неопределенной по функциональному признаку. С господствующими слоями одинаковы по названию были у простонародья только шубы, однорядки и кафтаны. Но по материалу и украшениям не могло быть никакого сравнения. Среди мужской одежды упомянуты и сарафаны, покрой которых точно трудно себе представить, но это было просторное длинное платье, так же украшенное вышивкой, обнизями (4).

Конечно, так роскошно одевались лишь во время парадных выходов, приемов и в других торжественных случаях.

Как в мужском костюме, рубаха была основной, а часто единственной одеждой женщин в XVI веке. Но сами рубахи были длинные, до пят покрой женской рубахи нам не известен. Материал, из которого шились женские рубахи — полотно. Но могли быть и шерстяные рубахи. Женские рубахи обязательно украшались.

Конечно, у крестьянок дорогих ожерелий не было, но их могли заменять вышитые, украшенные простыми бусами, мелким жемчугом, латунными нашивками. Крестьянки и рядовые горожанки, наверное, носили поневы, плахты или подобную одежду под другими названиями. Но кроме поясной одежды, а так же рубахи, уже с XVI века выдавали какие-то горничные одежды.»[24]

Ничего мы не знаем об обуви простых женщин, но, вероятней всего, она была идентична мужской. Весьма общие у нас представления о женских головных уборах XVI века. На миниатюрах головы женщин покрыты платами (убрусами) — кусками белой ткани, закрывающими голову и спадающими на плечи поверх одежды. «Одежда знатных женщин сильно отличалась от одежды простонародья, прежде всего обилием платья и его богатством. Что касается сарафанов, то они ещё в XVII веке оставались по преимуществу мужской одеждой, а не женской. Рассказывая об одежде, мы вынуждены отмечать и украшения. Часть украшений стала элементом тех или иных одежд. Одним из обязательных элементов одежды и одновременно украшением служили пояса. Выйти на улицу без пояса было нельзя. XV-XVI вв. и позднейшее время можно считать периодом, когда роль металлических наборов украшений постепенно сходит на нет, хотя и не во всех видах. Если археологические данные дают нам десятки разных типов шейных, височных, налобных, ручных украшений, то к XVI веку их остается сравнительно немного: перстни, браслеты (запястье), серьги, бусы.» [25]Но это не значит, что прежние украшения исчезли бесследно. Они продолжали бытовать в сильно измененной форме. Эти украшения становятся частью одежды.

Пища

Основной пищей в XVI веке оставался хлеб. Хлебопечение и приготовление других изделий из зерна, и зерно продуктов в городах XVI века было занятием больших групп ремесленников, специализировавшихся на производстве этих продуктов питания для продажи. «Хлеб пекли из мешанной ржаной и овсяной муки, а также, должно быть, и только из овсяной. Из пшеничной муки выпекали хлеба, калачи, просвиры. Из муки изготовляли лапшу, пекли оладьи и «перепечь» — ржаные жареные лепёшки из кислого теста. Из ржаной муки пекли блины, приготовляли сухари. Очень разнообразен ассортимент из сдобного теста-пироги с маком, мёдом, кашей, репой, капустой, грибами, мясом и т.п. Перечисленные изделия далеко не исчерпывают разнообразия хлебных продуктов, употреблявшихся на Руси в XVI веке.

Очень распространенным видом хлебной пищи были каши (овсяные, гречневые, ячменные, пшенные), и кисели — гороховый и овсяный. Зерно служило и сырьём для приготовления напитков: кваса, пива, водки. Разнообразие огородных и садовых культур, возделываемых в XVI веке, обусловливало разнообразие овощей и фруктов, употреблявшихся в пищу: капуста, огурцы, лук, чеснок, свекла, морковь, репа, редька, хрен, мак, стручковый зелёный горох, дыни, различные травы для солений (чеьра, мята, тмин), яблоки, вишни, сливы.

Значительную роль в питании играли грибы — вареные, сушеные, печеные. Одним из основных видов питания, следующим по значению, за хлебной и растительной пищей и продуктами животноводства в XVI веке рыбная пища. Для XVI века известны разные способы обработки рыбы: соление, сушение, вяление. Очень выразительными источниками, рисующими разнообразие пищи на Руси в XVI веке являются столовые обиходники монастырей. Ещё большее разнообразие блюд представлено в Домострое, где имеется специальный раздел «Книги во весь год, что в столы еству подают…».»[26]

Таким образом, в XVI веке ассортимент хлебных изделий отличался уже очень большим разнообразием. Успехи в развитии земледелия, в частности огородничества и садоводства, привели к значительному обогащению и расширению ассортимента растительной пищи вообще. Наряду с мясной и молочной пищей очень важную роль продолжала играть пища рыбная.

Обряды

Фольклор XVI в., как и все искусство этого времени, жил традиционными формами и использовал выработанные ранее художественные средства. Памятки письменности, дошедшие до нас от XVI в., свидетельствуют, что обряды, в которых сохранилось немало следов язычества, повсеместно бытовали на Руси, что былины, сказки, пословицы, песни были основными формами словесного искусства.

Памятники письменности XVI в. упоминают скоморохов как людей, забавляющих народ, потешников. Они принимали участие в свадьбах, выполняли роль дружек, участвовали в похоронах, особенно в заключительных веселья, рассказывали сказки и пели песни, давали шуточные представления.

Сказки

В XVI в. были популярны сказки. От XVI в. сохранилось мало материалов, которые бы позволяли узнать сказочный репертуар того времени. Можно лишь сказать, что он включал в себя волшебные сказки. Немец Эрих Ляссота, будучи в Киеве в 1594г., записал сказку о чудесном зеркале. В ней рассказывается о том, что в одну из плит Софийского собора было вделано зеркало, в котором можно было видеть то, что происходит далеко от этого места. Существовали сказки о животных и бытовые.

«Жанры традиционного фольклора в это время широко бытовали. XVI в. — время больших исторических событий, которое наложило свой от печаток на народное творчество. Стала обновляться тематика произведений фольклора, в качестве героев в них вошли в них вошли новые социальные типы и исторические лица. Вошел в сказки и образ Ивана Грозного. В одной сказке Грозный обрисован как проницательный правитель, близкий к народу, но суровый по от ношению к боярам. За подаренные ему репу и лапти царь хорошо заплатил крестьянину, но когда дворянин царю хорошего коня, царь разгадал злой умысел и отдарил его не большим поместьем, а репой, которую получил от крестьянина. Другим жанром, широко бытовавшем в устной и письменной речи в XVI в., была пословица. Она была жанром, наиболее живо откликавшимся на исторические события и социальные процессы. Время Ивана Грозного и его борьба с боярством получили в последствии часто сатирическое отражение, ирония их была направлена против бояр: «Времена шатки — береги шапки», «Царские милости в боярское решето сеются», «Царь гладит, а бояре скребут».»[27]

Пословицы

Дают пословицы оценку и бытовым явлениям, в частности положению женщины в семье, власти родителей над детьми. «Многие из такого рода пословиц создавались в среде отсталых и темных людей и на них сказалось влияние морали церковников. «Баба да бес — один у них вес». Но создавались и пословицы, в которых воплощается жизненный народный опыт: «На жене дом держится».»[28]

Поверья

« В фольклоре XVI в. широко бытовали многие жанры, в том числе и такие, которые возникли в глубокой древности и содержат в себе следы древних представлений, как вера в силу слова и действия в заговорах, вера в существование в леших, водяных, домовых, колдунов, в поверьях, легендах, представляющих собой рассказы о чудесах, о встрече с нечистой силой, о найденных кладах, обманутых чертях. Для этих жанров в XVI в. свойственна уже значительная христианизация. Вера в силу слова и действия теперь подтверждается просьбой о помощи к богу, Иисусу Христу, богоматери и святым. Сила христианских, религиозных представлений была велика, они стали господствовать над языческими. Персонажами легенд кроме лешего, русалок и черта также святые (Никола, Илья).»[29]

Былины

Важные изменения произошли и в былинах. Прошлое-предмет изображения былин — получает в них новое освещение. « Так, в период борьбы с Казанским и Астраханским царствами былины о битвах с татарами получает новое звучание в связи с подъемом патриотических настроений. Иногда былины осовременивались. Калин-царь заменяется Мамаем, а вместо князя Владимира появляется Иван Грозный. Борьба с татарами живила былинный эпос. Он впитывает в себя новые исторические события, включает новых героев.

Кроме такого рода изменений исследователи эпоса к этому времени относят и возникновение новых былин. В этом столетии были сложены былины о Дюке и Сухмане, о наезде литовцев, о Вавиле и скоморохах. Отличие всех этих былин — широкое развитие социальной темы и антибоярской сатиры. Дюк представлен в былине трусливым «молодым боярином», который не решается сразиться со змеем, боится Ильи Муромца, но поражает всех своим богатством. Дюк — образ сатирический. Былина о нем — сатира на московское боярство.

Былина о Сухмане, старая по происхождению, характерна усилением в ней отрицательной трактовки образов бояр, князей и Владимира, который вступает в конфликт с богатырем, не примиряющимся с князем.

Былина о наезде литовцев содержит в себе яркие следы времени. Двое братьев Ливиков из земли Литовской замышляют набег на Москву. В былине две сюжетные линии: похищения князя Романа и борьба его против литовцев. Былина о Вавиле и скоморохах и их борьбе с царем Собакой, царство которого они разоряют и сжигают, произведение особого рода. Оно иносказательно и утопично, так как выражает вековую мечту народных масс о «справедливом царстве». Былина отличается сатирой и веселой шуткой, которые вошли в нее вместе с образами скоморохов.»[30]

Предания

«Новые особенности приобретают в XVI в. и предания — устные прозаические рассказы о значительных событиях и исторических лицах прошлого. Из преданий XVI в. выделяются, прежде всего, 2 группы преданий об Иване Грозном и о Ермаке.

1) Они полны большого общественного звучания, включают в себя рассказы, связанные с походом на Казань, с подчинением Новгорода: они носят патриотический характер, восхваляют Грозного, но отличаются явно демократическим характером.

2) Сложена новгородцами и содержит в себе осуждение Грозного за жестокость. Приписывается ему и борьба с Марфой Посадницей, которую он якобы, сослал или убил. С именем Ивана Грозного связано не мало преданий о местностях, в которых он бывал, или о церквях, которые он строил, Новгородские предания изображают казни горожан, что, однако, осуждается не только народом, но и святыми. В одном из преданий святой, взяв в руки отрубленную голову казненного, преследует царя, и тот в страхе убегает. Предание о Ермаке носят местный характер: есть о нем предания донские, уральские, сибирские. Каждое из них дает его образу свою особую трактовку.

1) В донских преданиях Ермак изображается как основатель казацкого войска, защищающий казаков: он освободил Дон от иноземцев: сам он явился на Дон, бежав после убийства боярина. Так в донских преданиях Ермак, часто в расхождение с историей, представляется казацким вождем. Богата группа преданий, в которых Ермак выступает как покоритель Сибири. Его поход в Сибирь мотивируется различно: то он послан туда царем, то сам направился в Сибирь, чтобы заслужить прощение царя за совершенные им преступления.

Гибель его тоже описывается по-разному: на его войско напали татары и погубили спящих; Ермак утонул в Иртыше в тяжелом панцире; его предал есаул Кольцо.»[31]

Песни

Волнение посадских людей в Москве (1547), стремление казаков к самоуправлению, царские указа о временном запрете перехода крестьян от одного помещика к другому (1581г.), о кабальных холопах (1597г.) — все это способствовало росту недовольства народных масс, одной из форм протеста которых стало разбойничество. Оно нашло отражение в фольклоре в так называемых разбойничьих или удалых песнях. « Крестьяне бежали не только из помещичьих усадьб, но и из царских войск. Жизнь на «воле» послужила условием, способствовавшим более яркому выражению вековых мечтаний народных масс о социальном освобождении. Художественной формой, в какой эти мечтания нашли поэтическое воплощение, и были разбойничьи песни. Они еще только возникали в конце XVI в. Герой этих песен смелый, удалой добрый молодец, поэтому и сами песни получили в народе название «удалых песен». Они отличаются острым драматизмом, воспеванием «воли» и образа разбойника, который вешает бояр и воевод. Классическим примером служит песня «Не шуми, ты мати, зеленая дубравушка». Ее герой отвергает требование царских слуг выдать товарищей.

В XVI в. формируется и жанр балладных песен — малая этическая сюжетная стихотворная форма. Этот тип произведений, к которому применяется западное — европейский термин «баллада», весьма своеобразен. Он отличается тонкой характеристикой личных, семейных отношений людей. Но в него нередко входят и исторические мотивы и герои, однако они не трактуются в историческом плане. Баллады имеют явно антифеодальную направленность (например, осуждение самоуправства князя, боярина в балладе «Дмитрий и Домна», где князь жестоко расправляется с девушкой, отвергнувшей его руку), в них нередко разрабатывается суровая родительская власть, семейный деспотизм. Хотя преступник в балладах обычно не наказывается, но моральная победа всегда на стороне простых людей. Герои баллад нередко короли и королевы, князья и княгини, их судьба связана с судьбой простых людей-крестьян, слуг, образы которых трактуются как положительные. Характерная черта в балладах антиклерикальная направленность (например, «Чурилья — игуменья», «Князь и старицы», в которых представители духовенства играют отрицательную роль).