Становление жанра литературной сказки в XIX веке

Реферат

Литературная сказка – целое направление в художественной литературе. За долгие годы своего становления и развития этот жанр стал универсальным жанром, охватывающим все явления окружающей жизни и природы, достижения науки и техники.

Подобно тому, как народная сказка, постоянно изменяясь, впитывала в себя черты новой реальности, литературная сказка всегда была и есть, неразрывно связана с социально-историческими событиями и литературно-эстетическими направлениями. Литературная сказка выросла не на пустом месте. Фундаментом ей послужила сказка народная, ставшая известной благодаря записям ученых-фольклористов.

Эпоха романтизма создала промежуточную стадию между народной и литературной сказкой. Тогда-то и возникла сказка, которую определяют как «фольклористическую» (в отличие от фольклорной, народной), имея в виду литературную запись сказки народной, зафиксированной учеными-фольклористами и по-своему трансформированной ими.

Интерес к сказке пробудился в эпоху романтизма и выразился в собирании и литературной обработке народных сказок, в отличие от устной формы их бытования, получивших название фольклористических.

Первым на поприще литературной сказки выступил французский писатель Шарль Перро. В конце XVII в., в период господства классицизма, когда сказка почиталась «низким жанром», он издал сборник «Сказки моей матушки Гусыни» (1697 г.).

Благодаря Перро читающая публика узнала Спящую красавицу, Кота в сапогах, Красную Шапочку, Мальчика-с-пальчик, Ослиную шкуру и других чудесных героев.

Из восьми сказок, включенных в сборник, семь было явно народных с ярко выраженным национальным колоритом. Тем не менее, они являлись уже прообразом сказки литературной, поскольку Перро придал им придворно-куртуазную окраску, воспроизвел стиль своего времени.

Особое внимание народной сказке уделяют западно-европейские фольклористы, которых привлекает проблема сюжета волшебной сказки. Корни сказочного сюжета они возводят к древним мифам. Так рождается знаменитая мифологическая школа, видными представителями которой становятся братья Гримм – собиратели народных сказок и творцы сказок литературных. Их деятельность стала поворотным моментом в истории литературной сказки. Именно они положили начало изданию и изучению народных сказок, открыли эффективность сравнительного метода.

4 стр., 1583 слов

Понятие сказки. литературная сказка

... этим образы-персонажи литературной сказки – это не обобщенные маски-типажи народной сказки, а неповторимые индивидуальные характеры. 4) Для литературной сказки, как и для любого литературного творения, свойственна ... в своеобразии содержания и формы литературной сказки, которая отличается от народной следующими особенностями: 1) В литературной сказке сильнее выражена изобразительность, т. е. ...

Кто из нас в детстве не слышал сказку о смешной «Умной Эльзе», такой дальновидной и такой нескладной? Или о бременских музыкантах? Кто не боялся за судьбу бедных, оставленных в лесу ребятишек, ищущих дорогу по рассыпанным по земле белым камешкам? Кто не радовался лихим проделкам храброго портняжки?

Возникает вопрос: сказки братьев Гримм – это оригинальные произведения или записи народных преданий? Ответ на него сложен, неоднозначен. Гриммы, особенно Якоб, – чрезвычайно строго относились к тому, чтобы сказки оставались подлинными, народными, чтобы в их пересказ не вкрались никакое искажение, никакая переделка на современный лад, на собственный вкус. Строгий до педантизма Якоб настаивал на полнейшей фольклорной достоверности. Вильгельм, более поэт, чем ученый, считал, что нужна художественная обработка материала. Впрочем, разногласия эти были даже полезны: благодаря им тексты гриммовских сказок совмещают в себе добросовестнейшую научную достоверность с авторским поэтическим стилем. Записывая сказки со слов разных людей, Гриммы не могли, да и не хотели, дословно воспроизводить манеру рассказчиков. Они оставляли в неприкосновенности строй языка, композицию, самый дух сказки, но пересказывали ее по-своему, не рабски, но творчески. Братья нашли свой единый стиль – живой, простодушный, степенный, иногда лукавый. Благодаря этому стилю их сказочные сборники стали не просто этнографическим научным трудом, но великим явлением немецкой романтической литературы.

Романтики видели в произведениях устного народного творчества свои эстетические образцы, источники современной литературы и основу ее национального характера.

Литературным сказкам романтиков свойственно сочетание волшебного, фантастического, призрачного и мистического с современной действительностью.

«Немецкие предания» братьев Гримм, как и «Детские и семейные сказки», вызвали к жизни оживленную собирательскую деятельность во многих странах. Понятие «сказка» закрепилось за сказкой народной, но вместе с тем обозначало и литературную сказку. В то же время предпринимались попытки дать определение литературной сказке. Приоритет принадлежит Якобу. Гримму, видевшему отличие литературной сказки от народной в осознанном авторстве и в свойственном первой юмористическом начале.

Братья Гримм стремились к сохранению фольклорных сказок в их неприкосновенной подлинности, но сам способ устного существования способствует вариативности рассказывания – единство стиля собранных Гриммами сказок свидетельствует о неизбежности проявление авторского начала при переводе устного произведения в письменную форму. Именно в превалировании авторского начала, сознательно и целенаправленно интерпретирующего фольклорный сюжет и воссоздающего его зачастую в ироническом или юмористическом ключе, Якоб Гримм видел отличие литературной сказки от сказки народной. Ирония была, в определенной степени, данью времени, ее ценили романтики, в творчестве которых складывался канон литературной сказки, сочетающей фантастику и волшебство с современным им бытом.

В русскую литературу литературная сказка пришла в 60-х годах XVIII века. Становление литературной сказки здесь шло тем же путем, но вслед за западноевропейской литературой, и потому начиналось с подражаний и перелицовок. Самостоятельная жизнь литературной сказки как жанра в России связана, очевидно, с именем А.С. Пушкина, который «ввел сказку в литературу на правах полноправной хозяйки» [4, с. 243].

2 стр., 638 слов

По поэме Пушкина «Полтава» простыми словами

... Пушкиным таким же высоким стилем, как "великие мужи" в старинных одах. И только один момент из всей поэмы ... но уже могучее многонациональное российское государство. В "Полтаве" Пушкин пишет о Карле такие строки: Венчанный славой бесполезной, ... Вывод Пушкина торжественно звучит в финале "Полтавы": В гражданстве северной державы, В ее воинственной судьбе, Лишь ты воздвиг, герой Полтавы, Огромный ...

Бурный расцвет жанра приходится на 30-е годы XIX века, когда к сказке обратились О.М. Сомов, В.А. Жуковский, В.И. Даль, Н.А. Полевой, А. Погорельский, П.П. Ершов, разрабатывавшие собственные сюжеты. Росту интереса к жанру сказки в 50-60-е годы способствовали дискуссии о взаимоотношениях фольклора и литературы, статьи и выступления А.Н. Пыпина, Н.И. Надеждина, Ф.И. Буслаева, А.Н. Афанасьева, Н.С. Тихонравова, Л.Н. Майкова, А.Н. Веселовского.

Хотя в русской литературе сказка никогда не являлась «главным жанром», без неё невозможно представить творчество Пушкина, Гоголя, Даля, Ершова, Салтыкова-Щедрина и многих других писателей.

К концу XIX века М.Е. Салтыков-Щедрин, Л.Н. Толстой, СМ. Степняк-Кравчинский, К.Д. Ушинский подвергли литературной обработке не только народные сказки и песни, но и пословицы, поговорки, загадки.

О популярности сказочного жанра в России рубежа веков может свидетельствовать количество публикаций в периодических изданиях предназначенных для детей, в журналах «Тропинка», «Светлячок», «Задушевное слово», «Галчонок».

  1. А.С. Пушкин как родоначальник русской

литературной сказки

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/referat/skazka-narodnaya-i-literaturnaya/

Сказки А.С. Пушкина признаны вершинным выражением жанра литературной сказки XIX века. Однако пришел к этому великий русский поэт далеко не сразу. Уже в своей лицеистской поэме «Бова» ее автор проявляет заметный интерес к образам и сюжетам русской сказки. Однако, пожалуй, ни одно произведение Пушкина не произвело столько шума и криков, как «Руслан и Людмила».

Спор шел о сказочности поэмы. Тезис В.Г. Белинского: «русского духа» в поэме «слыхом не слыхать, видом не видать» разделяет большинство исследователей творчества А.С. Пушкина как XIX, так и XX века. Лишь Д.Д. Благой и P.M. Волков связывают пушкинскую поэму с русским фольклором. Анализируя сюжетно-композиционные особенности пушкинского произведения, P.M. Волков показывает, что «оно, несомненно, восходит к русской народной сказке и русскому народному эпосу» [5, с. 213].

Жанровую сущность своей поэмы Пушкин подчеркнул «Прологом», напечатанным во втором издании в 1828 году. Любопытно то, что «сказочность» «Пролога» противопоставлялась фольклорности происхождения самой поэмы. Более того: появление «Пролога» связывалось с изменением фольклористических пристрастий А.С. Пушкина. Хотя с этим навряд ли можно согласиться, по той простой причине, что Пушкин, будучи автором своих знаменитых сказок, не отрицал, а, наоборот, подтверждал и продолжал развивать сказочное начало своей поэмы.

Кстати говоря, наличие сказочных элементов в первом издании поэмы признавали даже те исследователи, которые стояли на точке зрения В.Г. Белинского. Некоторые ученые прошлого века обращали внимание на то, что сам сюжет поэмы заимствован поэтом из русских сказок.

Однако не сказочными элементами и не сюжетными соответствиями определялся народно-сказочный характер пушкинской поэмы. Лучше других это уловил самый злой критик молодого поэта М.Т. Кочановский, который, назвав источником пушкинского произведения известные сказки: «О Бове-королевиче», «О Игнате-царевиче» и «Об Иванушке-дурачке», – обратил внимание на то, какое впечатление производила поэма на читателя: в литературу впервые вторгается «мужик в лаптях». Скорее всего, заслуга Пушкина в другом: он первым из своих собратьев по перу понял нравственный стержень и духовный смысл русской сказки.

13 стр., 6231 слов

Золотой век русской культуры

... золотого века в литературе. Пушкин являлся родоначальником новой литературы. Откликнувшись на вопросы, волновавшие общества и отразив русскую ... России. Пушкин создал поэмы « ... Пушкина огромно, он стоит в ряду величайших и неповторимых явлений мировой культуры. ... сказок, песен, преданий. Его значение для русской литературы неизмеримо. «Он у нас начало всех начал», -говорил о Пушкине Горький. Пушкин ...

Конечно, пушкинская поэма – это еще не сказка. Она, как поэмы Жуковского и других современников Пушкина начала XIX века, несет на себе печать литературных источников: это и упоминание о Шехерезаде, и «Царь Соломон иль князь Тавриды», и «Фидий сам питомец Феба и Паллады», ведьма Наина и образ автора-рассказчика. Можно найти в ней и влияние сборников Чулкова-Левшина: прежде всего это имена главных героев – Руслан, Рогдай, Фарлаф, Ратмир, сентиментальная чувствительность Людмилы, ироническая интерпретация автором фантастических событий.

По сравнению с авторами «литературно-сказочных» поэм, в пушкинском произведении сказочных элементов, пожалуй, не больше. И тем не менее, оно значительно отличается от всех остальных. Дело в том, что молодой поэт с самого начала относится к сказке не как к детской забаве, а как к «отстою национального духовного опыта», «обломку народного и всенародного искусства». Видит в ней национальную судьбу и национальный характер, а самое главное, именно сказка помогает поэту понять весь смысл человеческого существования. Потому как «Сказка есть первая до религиозная философия народа, его жизненная философия, изложенная в свободных мифических образах и в художественной форме» [5, с. 242]. Отсюда стремление поэта проникнуть в саму сердцевину нравственной жизни народа обретает очертания сказочного повествования. И «Пролог» поэмы, написанный двумя годами позже, не меняет, а лишь оттеняет, подчеркивает замысел молодого Пушкина. Именно в этом следует искать причину того, что Руслан и Людмила по сути своей – сказочные персонажи. Руслан идет по чудесному миру, ничего не боясь, как хозяин этого мира. Смело вступает с единоборство с колдуном-Черномором, в котором сконцентрированы, с одной стороны, черты характера сказочного «мужичка сам с ноготь, борода с локоть», с другой – известного персонажа русских сказок – Кощея Бессмертного – похитителя и мучителя женщин. Характер Руслана, как и в сказке, оттеняется с помощью испытанного «принципа утроения».