Фет А.А. русский поэт лирик

Реферат

Биография и творчество Афанасия Фета. Обзор творческого пути поэта. Анализ стихотворений и общая характеристика лирики Фета.

усского лирического поэта Афанасия Афанасьевича Фета

Биография Фета

факты биографии | происхождение и родословная

Происхождение Фета (немецкая фамилия эта пишется и произносится через ё и означает «жирный») таинственно, неизвестна даже точная дата его рождения. Он родился и жил до четырнадцати лет в семье отставного гвардейского офицера и богатого орловского помещика Шеншина, привезшего из Германии замужнюю женщину Шарлотту Фет, оставившую на родине мужа, дочь и старика отца. Ребенок, вскоре родившийся в имении Новоселки, был записан в церковную книгу сыном Шеншина, хотя вряд ли мать его получала в Германии официальный развод и меняла веру, и, следовательно, ее лютеранский и позднейший православный брак с Шеншиным были незаконными.

Но вся таинственность и неясность происхождения Фета в том, что на самом деле он не был ни сыном русского помещика Шеншина, ни сыном дармштадтского немца из мещан Иоганна Фета. Возможно, что мать его носила совсем другое имя и лишь воспользовалась купленными Шеншиным у Фетов бумагами. И приходится с немалыми основаниями предположить, что в одном из величайших русских лириков не было ни капли русской крови, да и немецкой была, по всей видимости, только половина. Это открылось, Церковь воспротивилась очевидному подлогу, и мальчика с тех пор стали именовать гессен-дармштадтским подданным из мещан Афанасием Фетом. Он утратил все дворянские привилегии и русское гражданство и сразу был отослан из родного имения. Это переменило всю жизнь и характер будущего поэта, ибо с той поры он стал упорно бороться за возвращение фамилии Шеншина и звания потомственного русского дворянина, хотя не имел на них никакого законного права, о чем прекрасно знал.

Отправленный матерью и А.Н. Шеншиным в лифляндский городок Верро и окончивший там частный пансион немца Крюммера, юный Фет вернулся в Москву и в 1838 году поступил на словесное отделение философского факультета Московского университета. Там он познакомился с профессором-историком и писателем М.П. Погодиным, будущим поэтом и критиком Аполлоном Григорьевым, будущим поэтом Я.П. Полонским, будущим историком С.М. Соловьевым, попал в студенческий кружок, читал Гегеля и переводил своего учителя Гейне, продолжал писать стихи, получил одобрение Гоголя и затеял издание первого сборника — «Лирический Пантеон» (1840).

19 стр., 9274 слов

Афанасий Фет - поэт и человек

... будущим поэтом, своеобразным и выдающимся критиком, человеком со сложившейся совсем по-иному, но тоже весьма драматичной судьбой (в семье его родителей отец Фета поселил сына). ... и привез с собой на родину. И вдруг над головой четырнадцатилетнего отрока грянул неожиданный удар: крещение его сыном Шеншина ... явлений, по тем или иным причинам не обративших на себя внимание критики и читателей. " ...

Молодого поэта заметила критика, о нем писал Белинский. Фет уверенно входил в культурную среду людей 1840-х годов.

Но все эти занятия неизбежно вели «студента из иностранцев» к гражданской службе, карьере чиновника, которая не могла принести потомственного дворянства сразу, его давал лишь чин 8-го класса (этот чин коллежского асессора имел, как помним, гоголевский майор Ковалев).

Фет желал получить дворянство и вернуть наследственное имя Шеншина быстро, и тут был один путь — военная служба, так как на кавказской бесконечной войне чины давались вне очереди из-за больших потерь. В 1845 году выпускник университета поступил нижним чином в кирасирский Военного ордена полк, квартировавший в Херсонской губернии. Здесь он в одной из усадеб встретил И полюбил красивую и талантливую девушку Марию Лазич, но они оба были бедны и вынуждены были расстаться. Вскоре девушка трагически погибла, что стало для поэта большим потрясением, породило неизбывное чувство вины и потери» которое он пронес до конца своей жизни. В 1853 году Фет перешел в лейб-гвардии Уланский полк и поселился в окрестностях Петербурга.

Он стал появляться в редакции журнала «Современник», его заметили и опубликовали Некрасов и Тургенев. Последний помог поэту издать в 1850 году сборник стихотворений. В 1857 году Фет женился на сестре критика В.П. Боткина, девушке из богатой купеческой семьи, что значительно улучшило его материальное положение. При этом новые императорские указы отодвигали от него все дальше заветное потомственное дворянство, и молодой офицер, устав от бесплодной борьбы, вышел в 1858 году в отставку и вернулся в родные Новоселки. Эти долгие годы он провел в тяжелом и монотонном военном быту, надеждах и разочарованиях, вдали от шумного и суетливого света. Это-то и способствовало оригинальному развитию лирического таланта Фета.

Здесь Фет проявил удивительную практичность, сметливость, хозяйственную хватку и железную волю. Недаром он говорил: «Я всегда держался убеждения, что надо разметать путь перед собою, а не за собою, и поэтому в жизни всегда заботило меня будущее, а не прошедшее, которого изменить нельзя». Купив на средства жены хутор Степановка в Мценском уезде Орловской губернии, отставной лейб-улан стал крепким хозяином, изучал агрономию, завел мельницу и конный завод, строился и разводил парк, беспощадно эксплуатировал изумленных такой энергией местных крестьян. Его именовали ярым крепостником, хотя хозяйство поэта было вполне капиталистическим. Соседи-помещики тоже уважали и побаивались строгого Фета и избрали его мировым судьей. Стихов он тогда почти не писал. И деньги потекли к усердному труженику, он купил два поместья и дом в Москве, скопил немалое состояние.

В 1873 году, благодаря упорству и настойчивости, Фет добился наконец императорского указа о возвращении ему наследственного имени Шеншина и звания потомственного дворянина. За этим последовали празднование 50-летия творческой деятельности и высочайшее пожалование поэту придворного звания камергера. Все это позволило Фету оставить хозяйство, поселиться в богатом курском имении Воробьевка и московском доме и победно вернуться в литературу с переводами (в основном из древнеримских поэтов и Гете), мемуарами и, главное, замечательной книгой новых стихотворений (их было более трехсот!) «Вечерние огни». Читающая публика того времени увлекалась другой поэзией, но реально мыслившего и знавшего себе цену Фета мнение этой публики и демократической критики интересовало мало. Он добился своего и в жизни, и в литературе, заняв свое законное место среди лучших русских поэтов.

8 стр., 4000 слов

Афанасий афанасьевич фет

... том, что Шеншин обвенчался с матерью Фета по православному обряду лишь в сентябре 1822 года, т.е. через два года после рождения будущего поэта, и, значит, ... должен именоваться сыном первого мужа матери, Иоанна Фета, - Афанасием Фетом. Что же произошло? Когда Фет родился и его, по тогдашнему обыкновению, крестили, он был записан Афанасьевичем Шеншиным. Дело в ...

Творчество Фета

анализ стихотворений | характеристика лирики

Самые известные слова о Фете и его поэзии сказал ценитель его стихов Лев Толстой: «И откуда у этого добродушного, толстого офицера берется такая непонятная лирическая дерзость, свойство великих поэтов?» Старый друг Тургенев требовательно напоминал ему о другом: «Фет действительно поэт, в настоящем смысле слова; но ему недостает нечто весьма важное, а именно: такое же тонкое и верное чутье внутреннего человека, его душевной сути, каковым он обладает в отношении природы и внешних форм человеческой жизни… Вы поражаете ум остракизмом — и видите в произведениях художества только бессознательный лепет спящего». Действительно, поэту недоступны и неинтересны философичность и трагизм Тютчева или гражданская скорбь и сатира Некрасова, его мир тесен, ограничен несколькими «сквозными» темами: природа, любовь, музыка, песня.

Эта лирика часто обходится без сюжетов и даже без глаголов. Нет у этого поэта исторических баллад, политических сатир, пародий. Но духовный внутренний мир Фета, по верному слову его друга поэта Я.П. Полонского, «озарен радужными лучами идеального солнца», полон светлой радости жизни, какой-то детской наивности, безотчетности сильных чувств, музыки, вечной красоты бытия. Сила лирического восторга, вечное изумление, ликующие звуки характерны для Фета, и если он пишет о ночи, то обязательно восклицает: «Какая ночь!» И далее эта пора суток дана в ее тончайших оттенках, всегда неожиданных и глубоко поэтичных. Поэтический мир Фета удивительно богат, но самоценное богатство это наблюдательный лирик добывает в тончайших откликах на самые обычные явления жизни.

В этой поэзии всегда присутствует (или ощущается) дворянская усадьба, соловьиный сад, мерцание звезд, открытое окно, веранда, раскрытый рояль с дрожащими струнами, цыганский гитарный перебор, уездная барышня в светлом платье, нежный лиризм и накал страстей русского романса, аллеи и тропинки старого парка, садовая скамейка, калитка, тихий пруд с отразившимися в нем елями, сельская дорога среди хлебов и лугов. Лирика эта могла быть создана только в дворянском гнезде и только родившимся там русским помещиком. Здесь жили, чувствовали и мыслили его герои, с детства впитавшие эту поэзию и культуру. И когда дворянин и помещик Фет говорит о русской сельской природе, он видит и понимает ее иначе» нежели «крестьянский» поэт Алексей Кольцов, не любивший родное гнездо светский человек и дипломат Тютчев или же ожесточившийся после ссоры с отцом и изгнания из родного имения обличитель дворянства Некрасов. Он — хозяин, законно и уверенно владеет всем этим богатством природы, это его родное гнездо, наследие, собственность.

3 стр., 1451 слов

Природа и человек в лирике фета сообщение. природа в лирике фета

... его. Афанасия Афанасьевича Фета можно назвать самым лиричным лириком XIX в. Фет — поэт субъективный, поэт неопределенных, недосказанных, смутных чувств, «получувств». Фета называют певцом красоты. Он любил и умел ценить музыку, природу, красивых людей. В его имении ...

У Фета удивительно высока культура чувств, и ему достаточно для их выражения этой тихой жизни, простых вещей, малозаметных событий. Двое, вечер, сад, длинные тени, и вдруг из этого молчания соткались чувства, поэзия, тихая музыка душевных движений, лирический сюжет. За влюбленных говорит звездная летняя ночь. Поэт точно выбрал несколько подробностей, а читатель их сопоставил и вдруг увидел связь, поэтическую глубину, движение тончайших чувств. Казалось бы, все это ушло вместе с дворянством и империей, давно нет ни усадеб, ни их обитателей, но мы открываем томик лирики Фета, — и все оживает, ибо никто не смог изъять из души русского человека ту великую поэзию красоты мира и глубокие тончайшие чувства, которые проникновенно воссоздал во всех их движениях и истине этот поэт радости и любви.

Фет при своем появлении всех потряс своей наивной радостью видения мира, открытой для красоты душой, готовностью своим открытием поделиться со всеми, способностью всему удивляться. Самое знаменитое, во все хрестоматии вошедшее его стихотворение «Я пришел к тебе с приветом…» (1843) и является таким праздником лирического восторга, рассказом о тайне утра, пробуждении природы, силе жизни и весны. Поэт рассказывает о восходе солнца так, как будто он его видел впервые, передает трепет освещенных листьев, каждой ветки в лесу, каждой птицы. Жажда жизни кипит и в его страсти, готовности служить счастью и любимой, душа полна веселья. Но ведь приходит с приветом не просто человек, приходит поэт к любимой девушке, и его восторженный рассказ и есть его будущая песня, еще не сложенная, но зреющая в радостной, светлой душе, дар, признание в любви. Фет превыше всего ценил в поэзии не разум, а вдохновение, именовал его «бессознательным инстинктом», пружины которого от нас скрыты.

В этом стихотворении он показал, как рождается вдохновение, как зреет в лирической душе песня.

Лирика Фета всегда передает чувства в движении. Вспыхивает искра чувства. Ему нужна цепочка ассоциаций, значимая деталь, с которой начинается лиризм, а далее он разворачивается, опираясь на самые неожиданные сопоставления и сюжетные ходы. Таково раннее стихотворение «Облаком волнистым…» (1843), казалось бы, простое, как этюд. Сначала клубится пыль в степной дали, не видно, кто это, затем приближается незнакомый всадник на лихом коне, и вдруг автор вспоминает о далеком друге и зовет его. Значит, память жива, друг не забыт, и достаточно вспыхнуть вдали пыльному следу, как пробуждается лирическое воспоминание:

Друг мой, друг далекий,

Вспомни обо мне!

В таких случаях становится понятна другая знаменитая особенность Фета-лирика, породившая столько пародий, — его безглагольность, отсутствие слов действия на протяжении всего стихотворения. Фет не всегда пользуется этим приемом, но владеет им только он. Герой его вполне может находиться в полной неподвижности, например, лежать на стоге сена и смотреть в звездное небо, но внутри его рождается сложный отзыв на самодвижение мира, ощущение себя мыслящей частью вселенной. Этот поэт не нуждается в глаголах для передачи внутреннего движения чувств, он называет разрозненные звуки, краски, вспыхивающие тут и там отблески, шорохи, шепот, поцелуи, слезы, вздохи, тучки. Сразу видно, что принципы этой лирики сложились в поэтической школе Генриха Гейне. Эта эскизно набросанная картина полна мимолетных ощущений и перемен. Здесь есть и живое лицо, и оно тоже меняется: «Ряд волшебных изменений // Милого лица».

5 стр., 2184 слов

Сравнение Тютчева и Фета: взгляд на природу и любовь

... стихотворения Тютчева обладают философским характером (хотя и у него достаточно пейзажных стихотворений). Отношение к жизни в стихотворениях поэтов так же разнится: Фет восторгается жизнью, а Тютчев воспринимает ее как бытие. Поэты по-разному воспринимают природу и человека: для Тютчева природа ...

Никаких глаголов, никакого внешнего действия нет, однако стихотворение наполнено внутренним лирическим движением, представляет собой единое поэтическое высказывание в трех четверостишиях. Ведь для Фета такое, например, богатое тонкими подробностями чувство, как любовь, не действие, а состояние. Поэтому в знаменитом «безглагольном» стихотворении «Шепот, робкое дыханье…» (1850) точно называются и не соединяются глаголами отдельные черты этого состояния, а мы ощущаем счастье, восторг, согласно звучащую природу, ответное чувство любимой, ибо они сливаются во внутренне единое чувство влюбленного человека. И точно такое же радостное перечисление волнующих примет весны, ее радости, мощи, говора вод и крика птичьих стай, капели и тополиного пуха, зорь, бессонной ночи в стихотворении «Это утро, радость эта…» (1881) завершается не глаголом, а тире: «Это все — весна». И здесь картина набросана точными штрихами, ибо весна — тоже состояние. Эти «безглагольные» стихотворения Фета показывают мощное движение лирического восторга, не нуждающееся для своего полного выражения в простых глаголах, в подталкивании прямо выраженным действием.

Поэтическое чувство природы у Фета отличается особым лиризмом, причем он дает не объективную картину природы, а лирический пейзаж, медленное отражение тех или иных особенностей и подробностей, которые составляют эту картину в душе человека. «Никому не удается подмечать так хорошо задатки зарождающихся чувств, — тревоги получувств и, наконец, подымающиеся подчас в душе человека отпрыски прошедших чувств и старых впечатлений, былых стремлений», — говорил о даре Фета-лирика его друг, поэт и критик Аполлон Григорьев. Лирический пейзаж у Фета — это всегда воспоминание, исповедь. В стихотворении «Еще майская ночь…» (1857) он снова говорит о своем восторге («Какая ночь!»), о рождающейся в царстве зимы свежей и чистой весне, о теплой звездной ночи с ее соловьиной песнью. Удивительно описание берез. Они ждут, а чего — не совсем ясно, да это и не важно. Но это смутное ожидание и трепет берез наполняют майскую ночь тончайшей поэзией и тихой красотой. Звезды не просто светят, а смотрят задумавшемуся человеку прямо в душу, порождая особое весеннее томление. Так медленно рождается лирический лик тихой нежной ночи, и поэт в восторге идет к нему с «невольной песней».

Фет не ограничивается лирическими этюдами

Для Фета человек — часть природы, и есть своя неправда в их разъединении, непонимании человеком своего происхождения и предназначения, в его неверии в свои силы и отчаянии. Тогда поэт призывает его учиться у вечно живой природы («Учись у них — у дуба, у березы…», 1883) в ее самую трудную пору — лютую зиму, когда в лесу и полях все замерло и как бы умерло, трещит кора деревьев и метель рвет последние листы. Пусть и скорбящий человек молчит и терпит злую душевную стужу, будет тверд в несчастье. «Но верь весне», — призывает поэт, и опять слышна его всегдашняя вера в силу исцеляющей все духовные боли жизни. Вернутся тепло, ясные дни, новые мысли и новая вера. Гармония весенней природы как бы врачует уставшую, разуверившуюся, зимнюю душу.

22 стр., 10585 слов

Сравнение философской лирики тютчева и фета. Изображение времен ...

... как в лирике Тютчева и Фета при общности тематики по-своему отразилось их художественное мироощущение. Любовная лирика обоих великих поэтов пронизана мощным драматичным, трагедийным звучанием, что связано с обстоятельствами их личной жизни. Каждый ...

Фетовские картины природы показывают, что он — поэт ощущений, извлекающий из пейзажа скрытые там тончайшие подробности, мимолетные оттенки и частности, тревожащие и открывающие душу. Вся его поэтическая деятельность направлена на «уловление неуловимого» (А.В. Дружинин).

Его цель — выявить порыв сердца, неуловимое ощущение. Так происходит в коротком стихотворении «Еще одно забывчивое слово…» (1884), где случайность напоминает о любви и тоске, душа дрожит, несмотря на вечер жизни и осеннее разочарование, и любовь возвращается, одолевает сомнения и страх: «И буду я опять у этих ног».

Лирику Фету доступны тайны мелодии слова. Ему принадлежит одно из самых музыкальных русских стихотворений — «Сияла ночь. Луной был полон сад…» (1877), где страстный женский голос (пела Татьяна Берс, сестра Софьи Андреевны Толстой), поэтическое слово и «рыдающая» музыка романса сливаются в единый образ, волнующий сердце. Фет собирает здесь все лирические подробности дворянского гнезда — сияющая ночь, лунный сад, барский дом, раскрытый рояль, дрожащие струны и сердца, чарующая сила страсти в женском голосе и музыке. И в его стихотворении возникает какая-то внутренняя тяга. Рождается мелодия любви и жизни. Во вдохновенной певице воплощается надрывная страсть русского романса. Велики сила лирического восторга, порыв и накал звучащих страстей, общее волнение, выразившееся в восклицании: «И так хотелось жить». И через много лет стареющий поэт вновь слышит этот волшебный, страстный голос и забывает о годах, об обидах судьбы и муках сердца, верит снова только в жизнь и любовь: «А жизни нет конца». Лирика — это воспоминание, память сердца. Любовь и музыка исцеляют и возрождают усталую немолодую душу через великую лирическую поэзию.

Для Фета подлинная поэзия — это всегда порыв, движение, открытие, и он рассказывает о вечной тайне творчества и назначении поэта в стихотворении «Одним толчком согнать ладью живую…» (1887).

Поэт входит со своим лирическим замыслом в иную жизнь, чует далекий вето), что-то смутное и родное, пробуждается, вдыхает запах нового бытия, видит в чужом свое, высказывает невыразимое, волнует сердца — но все это начинается с решительного отправления в плавание живой ладьи поэтической мысли, сильного толчка, направляющего утлый челн избранного певца в бурное море бытия. И так Фет каждый раз радостно входил в поэзию, в мир нового своего стихотворения, искал тончайшие оттенки и нюансы слов и красок, умел удивляться красоте мира и никогда не утрачивал этой способности.

Открытием Фета-лирика был его поэтический язык, мир тонких метафор и мерцающих необычных слов, выражающих подвижную паутину чувства. У него есть особые «фетовские» фразы типа «Я слышу трепетные руки» и множество удивительных слов и их выразительных сочетаний «душа дрожит», «плакала трава», «сирень в слезах дрожала», «грезит пруд», «тающая нежностью «свежеющая мгла», «крылатые звуки», «серебристая ночь», «повиснул дождь», «душа замирающих скрипок», «обманчивый огонь». Иногда возникают характерные, «фетовские», всхлипывающие, рыдающие ноты в голосе. И само построение стихотворения, умение из нескольких отдельных деталей извлечь мощную искру лиризма у поэта особое, его сразу узнаешь и восклицаешь: «Это Фет!» Это лучшая похвала и награда для поэта.

8 стр., 3963 слов

Возможна ли человеческая жизнь без любви бунин

... ощущает пустоту в своем сердце, в своей жизни. Он словно лишен чего-то важного, без чего невозможно само существование. А когда в сердце человека живет любовь, тогда даже в себе ... А. И. Куприн и И. А. Бунин, чье творчество в свое время было высоко оценено читателями и продолжает волновать души современных почитателей их таланта, как неповторим ...

Афанасий Афанасьевич Фет

Не жизни жаль с томительным дыханьем,

Что жизнь и смерть? А жаль того огня,

Что просиял над целым мирозданьем,

И в ночь идет, и плачет, уходя.