Декоративно-прикладное искусство Казахстана

Широка и просторна земля казахстанская. Она простирается от Алтайских гор до Каспийского моря, от Западно-Сибирской равнины и Уральских гор до северных отрогов Тянь-Шаня и привлекает внимание не только своими размерами или богатыми природными ресурсами, но и тем, что в пределах этой огромной физико-географической области с незапамятных времен сложилась своеобразная и во многом единая культура степных племен, рамки распространения которой оказались гораздо шире современных границ республики.

На основе палеоантропологических и краниологических исследований установлена преемственность антропологического типа в Казахстане на протяжении трех тысячелетий. Подобно тому, как стороны квадрата, части окружности в архитектуре, по утверждению Абу Наср Аль-Фараби, являются аналогами стопам в метрике, строфам в поэзии, силлогизмам в логике, сюжеты отдельных художественных произведений, выполненных в так называемом сакском зверином стиле, с достоверной точностью описываются в казахских героических сказаниях, а их мотивы отчетливо прослеживаются на наскальных рисунках, в орнаменте, ювелирных украшениях. Изображение птицы, являвшейся по тюркским понятиям символом неба, рыбы — воды, дерева — земли, органически вписалось, хотя и несколько стилизованно, в декоративно-прикладное искусство казахов, обогатив его выразительными средствами.

Казахская юрта

Как свидетельствуют источники, казахами в прошлом создавались различные типы домов на колесах, которые не дошли до наших дней. Об их конструктивных формах мы можем судить только по описаниям очевидцев. В частности, В. Рубрук описывал плетенные из прутьев и покрытые войлоком дома на колесах, характерные для середины XIII века, в которые впрягали до 22 быков. У Ибн-Батуты, побывавшего в дешти-кыпчакских степях спустя почти сто лет, также упоминаются кибитки со вставленными окнами на четырехколесных телегах «арба». В книге Фазлаллаха ибн Рузбихана Исфахани «Михманнаме и Бухара» («Записки бухарского гостя»), написанной в XVI веке, рассказывается, что эти громадные кибитки имели жесткий деревянный каркас, покрываемый войлоком, затянутые тонкой кожей или пузырем окна, передвигались они упряжками множества верблюдов. Сведения о жилищах на колесах имеются и в записках англичанина А. Дженкинсона, проезжавшего по степям Прикаспия в середине XVI века. В отличие от других форм переносного жилья, например, юрты дома на колесах при переездах не разбирались. В их декоративном оформлении использовались традиционные приемы народного прикладного искусства.

6 стр., 2581 слов

Русское искусство конца XIX-начала XX века

... так и среди широких кругов молодежи, интеллигенции. Привлекая к участию на своих выставках западноевропейских мастеров, «Мир искусства» способствовал расширению контактов русского искусства с современным ему ... повседневного быта. Задача приближения искусства к жизни понималась художниками середины века и передвижниками как задача отражения жизни в искусстве, само же искусство оставалось все же ...

Более поздние по времени бытования повозки-кюйме, служившие одновременно и дорожными жилищами, по всей вероятности, достались в наследство от тех времен. Тем более описание кюйме, содержащееся в народных эпических поэмах, удивительно точно соответствует сведениям В. Рубрука и Ибн-Батуты. Однако дома на колесах скоро выходят из обихода и уже в XVIII-XIX веках основной формой переносного жилища казахов-кочевников становятся войлочные юрты. «Касаки,- писал А. Вамбери,- составляют большинство населения ханства (т. е. Кокандского).

Они ведут кочевой образ жизни в гористой области, между озером Чаганаком и Ташкентом, и платят своему государю столько же, сколько хану. Многие из кокандских киргизов (казахов) люди очень достаточные, имеют в Хазрети Туркестане или других местностях дома, в которых, впрочем, они сами не живут».

Казахская посуда

Разнообразной по форме, размерам и назначению была посуда и утварь казахской кухни. Из специально обработанной кожи делали саба, суйретпе, мес, торсык, конек, а из дерева — астау, тегене, шара, табак, тостаган, ожау, шомиш, саптыаяк и др. Фарфор, фаянс, другую керамическую и металлическую посуду покупали. Для перевозки бьющейся посуды, например, для кесе (пиал) делали войлочные, иногда деревянные, плетеные чехлы, именуемые по разному — шыныкап, кесекап, теркеш, которые мало чем отличались друг от друга по форме. Саба — емкость обычно до 100 литров для приготовления и хранения кумыса, шубата имела коническую форму с квадратным у основания дном, переходившим постепенно в узкую горловину вверху, в отверстие которой вставлялся пспек — деревянная мутовка, представляющая собой палку с крестовиной на нижнем конце для взбалтывания жидкости. К горловине саба привязывали шнур, прикрепляя другой его конец к кереге. Для саба делали специальную подставку — сабаяк, зачастую просто ставили ее на прутья, чтобы не отсырела, не перегрелась или не обветрилась, от чего зависели и вкусовые качества ее содержимого.

Сабу раз в неделю прокуривали дымом горящей таволги, смазывали жиром или сливочным маслом. Верхнюю часть пспека, подставку нередко украшали резьбой, дополненной росписью, инкрустацией костью и серебром. Для перевозки кумыса использовали кожаную, сужающуюся кверху емкость — суйретпе. Шили ее из шейной части шкур лошади, верблюда, крупного рогатого скота, а разновидность суйретпе — мес из цельноснятой шкуры холощенного козла. Путники, пастухи брали с собой обычно торсык — емкость, вмещавшую до трех-четырех литров кумыса. Подойниками служили в разных регионах: конек — кожаный, напоминающий по форме чайник, сосуд; шелек — цельнодолбленное небольшое деревянное ведро; кабак — емкость из тыквы-горлянки и др. Одним из простейших в комплекте казахской посуды был астау — емкость для подачи вареного мяса. Способ его изготовления был самым простым: брали кругляк длиной 30-40 см, разрезали вдоль, выдалбливали вытянутым квадратом внутренность, оставив с двух сторон часть материала для выточки ручек. Табак аналогичен астау по назначению, был также цельнодолбленным, но круглым, зачастую в форме тарелки.

Кумыс перед тем, как подавать гостям, наливали в деревянные, цельнодолбленные глубокие миски тегене, шара, а отсюда разливали его черпаком — ожау, саптыаяк по тостаганам — внешне напоминающим пиалы деревянным мискам. Эта посуда украшалась резьбой, инкрустировалась костью и серебром. Сбивали масло в прошлом в куби (кyбi) — маслобойне, представлявшей собой усеченный конус с чуть суживающимися кверху стенками. Они бывали цельнодолбленными или собранными из отдельных нешироких планок. Почти вся пища у казахов готовилась в казане — чугунном котле различной величины. В тай-казане, например, варили мясо целой лошади, предназначался он для обслуживания всевозможных пиршеств, поминальных асов. Обычный котел ставили на ошак — железную треногу над костром или в специально вырытой яме — жерошак. Регулировали огонь на костре металлическими приспособлениями — косеу, шым-шеурин, калак. Котел ставили и снимали, надев на руки войлочные рукавички туткыш, напоминающие внешне прямоугольный кошелек с пришитым к нему треугольным клапаном. При этом четыре пальца вкладывались в «кошелек», большой палец ложился на клапан. Котлы мыли, используя лопатообразный металлический скребок — кыргыш. Таким образом развитие всех трех типов хозяйства казахов — кочевого, полуоседлого и оседлого, на всем протяжении истории происходило в тисках экстенсивности.

15 стр., 7320 слов

Материальная культура Казахов

... только летним, но и зимним жилищем большинства казахов. На время холодов юрту ставили около естествен-ных укрытий от ветра и буранов, ... юртообразное сооружение шошала, или тошала, хорошо известное у народов Западной Сибири. Оно имело цилиндрическую форму и коническую ... держали хозяйственные припасы и посуду. кожаный мешок для кумыса (саба), шкафчик (кебеже) для самых ценных продуктов (колбасы, сахара, ...

Казахская кухня

Наличие в хозяйстве казахов земледелия и скотоводства, преобладание последнего на громадной степной территории в значительной мере определило характер и особенности их кухни, которая является наиболее устойчивым элементом материально-бытовой культуры народа. Она отличается разнообразием и специфичностью продуктов. Основу ее составляли мясные и молочные блюда с некоторым увеличением доли растительной пищи на юге Казахстана. Из всех видов мяса казахи ставили на первое место конину. Казы, шужык — колбасные продукты, карта — необезжиренные слоеные из кишок лакомства, жал-жая — особого приготовления деликатес из отдельных кусков — вот далеко не полный перечень продуктов из конины. Своеобразны и способы их приготовления. Например, для казы от лошадиной туши отделялись ребра, причем целиком, от позвоночника до конца вместе с межреберной тканью, затем их засыпали солью и выдерживали двое — трое суток, после чего просоленные конские ребра вымачивали и вместе с другими нарезанными жирными кусками мяса вкладывали в кишечные оболочки. Подготовленную таким образом бурама казы, дугообразной за счет кривизны ребра формы, перевязывали шпагатом, особенно туго в концах кишок и слегка сушили. Варили в котле в течение 2,5 часов и подавали на дастархан. Шужык готовили из отдельно нарезанных кусков конины, выдержанных в емкости вместе с солью, перцем и другими специями, также путем набивания ими кишечной оболочки. Копченый шужык варили в котле, как и казы, в течение 2,5 часов, на медленном огне, чтобы не лопнула оболочка. А жал-жая приготовляли из погривной и набедренной части конины, вырезая куски продольной формы. Употребляли жал-жая в копчено-вареном виде.

Казахский орнамент

Народные мастера любят украшать свои изделия орнаментом, развивавшимся на протяжении тысячелетий в логической преемственности художественного мышления и его пластического эквивалента — формы, в строгом соответствии с эстетическими вкусами общества. При этом прообразами для построения собственной системы казахского орнамента служили несомненно предметы и явления окружающего мира, соединенные порою с магическими обрядовыми знаками, трансформированными творческой мыслью многих поколений. В казахском орнаменте четко выделяются зооморфные (животные), космогонические, растительные, геометрические и другие мотивы. Они легко сочетаются друг с другом, трансформируются так, что порою бывает трудно выделить их по общепринятым признакам. Отдельные из них могут выглядеть как геометрические, например, узор ормекши (дословно «паук-ткач»), на самом деле он относится к зооморфным, другие, наоборот, по характеру или названию зооморфные, а их можно принять за космогонические или растительные. Широко распространены в казахском орнаменте зооморфные мотивы. Однако это не только роговидные дуговые линии, известные в искусствоведческой литературе под формально-типологическим названием кошкар муйиз, что по-русски означает бараньи рога, но и всевозможные вариации и композиции этого узора: муйиз — рог, кос муйиз — двойные рога, сынык муйиз — сломанные рога; а также изображение отдельных частей тела животных, например, верблюда: табан (ступня, след), туйе мойын — верблюжьи шеи; птиц: кусканат — крылья птицы, каз мойын — гусиные шейки и т. д. По всей вероятности, и бараньи рога, и верблюжья ступня, и птичьи крылья, и паук имели некогда значение оберегов. На это указывает и то, что их можно встретить в самых затейливых формах на различных предметах домашнего обихода.

6 стр., 2722 слов

Казахский орнамент

... орнамент. «М_йіз» можно назвать истоком, первоэлементом казахского орнамента, так как другие виды орнаментов создавались на его основе. Менялись только названия, например, «Kошкарм_йіз» - бараньи рога; «аркарм_йіз» - рога архара; «бaCым_йіз» - рога ...

Космогонические мотивы казахского орнамента возникли, очевидно, в толще напластований культур древних племен и народов. К ним относятся донгелек — солярный круг, торт кулак — крестовина, шимай — спираль, символизирующие, соответственно, пожалуй, со времен древних саков,— мировое пространство, четыре стороны света, вечное движение. В религии саков, как известно, большое место отводилось верховному божеству, связанному с культом солнца, а в искусстве — его сложному и очень емкому философского звучания символу. Космогоническими, по сути, являются также изображения звезд, луны. Растительные мотивы — листья, пальметты, трилистники, бутоны, цветки. Их переплетения раскрывают в казахском орнаменте понятия единства, согласованности, причинно-следственной обусловленности жизни на земле. Ромбы, зигзаги, треугольники, многогранники, меандровидные узоры, например, шынжара, балдак, сетчато-пересекающиеся линии составляют основу геометрических мотивов казахского орнамента. О том, как эти узоры сочетаются друг с другом, дополняют друг друга, подчиняясь закону композиции, говорит орнаментация практически всех изделий казахского народного прикладного искусства, отделка и украшения народного костюма и других предметов материально-бытовой культуры. Казахский орнамент легко поддается не только интерпретированию, но и преобразованию одних мотивов в другие. Народные мастера Мангышлака, например, разрабатывая мотивы откизбе — вьющегося стебля, переходящего в пальметту, узиль-мес — роговидного завитка, превращающегося в удлиненный стебель, завершаемый снова трилистником или пальметтой, создавали ритмическое единство всей орнаментальной композиции.

12 стр., 5937 слов

Библейские мотивы произведения Булгакова «Мастер и Маргарита»

... следующим образом: проанализировать библейские мотивы в романе М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита". Для достижения данной цели необходимо выполнить ряд задач, среди которых: рассмотреть основные мотивы творчества М.А.Булгакова; определить мотивы романа "Мастер и Маргарита", воплотившего в себе все ...

Казахская письменность

Не вызывает сомнений бытование в прошлом наряду с устным народным творчеством, пускай даже не в таком объеме, письменной литературы в виде поэзии. К великому сожалению, сведения о ней весьма отрывочны и дошли до нас недостаточно полно в силу исторических обстоятельств. Волны завоеваний, прокатывавшиеся по евразийскому поясу, опустошали землю. Захватчики уничтожали культурные ценности, в первую очередь книги, обрекая людей на историческое беспамятство. Уцелевшие рукописи были утеряны временем, и теперь о бытовавшей в прошлом письменности мы можем судить только по «каменным книгам». Сохранившиеся памятники пиктографического картинно-синтетического письма, идеограмм, древнетюркской рунической письменности, арабописьменных источников требуют досконального изучения. Без этого история мировой цивилизации могла бы предстать перед нами далеко не в полном объеме.

Китайский путешественник Чжан Цянь, проживший в общей сложности 13 лет (140-127 гг. до н. э.) среди усуней, кангюй-кангаров и других племен, сообщает, что у них была своя письменность. В районах, указанных путешественником, впоследствии выявлено 15 памятников, известных в науке под названием «таласские руны». В VII—VIII веках усунями была создана эпическая поэма об Огуз-кагане, подлинник которой, как и другие письменные источники, по-видимому, был уничтожен в 812— 814 годах, о чем свидетельствует факт сожжения древнетюркских книг по приказу предводителя арабских завоевателей Кутайбе. Последняя редакция этого выдающегося литературного произведения была составлена в XI-XII веках и хранится в фондах Парижской национальной библиотеки. После принятия мусульманства в Казахстане распространяется арабская письменность. Находки такой письменности на черепках глиняной посуды в виде изречений из Корана, благопожелательных надписей на керамических и бронзовых сосудах были сделаны при раскопках средневековых городов. Этот период совпал с деятельностью выдающегося ученого-энциклопедиста Абу Наср аль-Фараби, родившегося в городе Васидж в округе Фараб — Отрар.

Обычаи и поверья казахов

В прошлом, если надвигалась засуха, то на открытом месте, обычно у реки, озера или родника совершался старинный обряд «тасаттык», с жертвоприношением и угощением, для чего собирали с каждого хозяина деньги или муку. Жертвенное животное, также приобретенное в складчину, резали над водой, прося бога ниспослать дождь. Бывали случаи, когда тасаттык совпадал с дождем. Тогда духовенство использовало это в своих интересах, объясняя случившееся милостью бога. Некоторые обычаи и поверья казахов связаны с животными. Лошадей, овец, верблюдов они наделяли свойствами оберега — кие, и потому запрещалось бить их по голове, пинать ногами, тогда как таким почитанием не пользовались, например, крупный рогатый скот или, скажем, козы. Последних мог отстегать любой прохожий, якобы для изгнания вселившихся в них «злых духов». Истоки почитания животных восходят к древности и средневековью. Примером этому могут служить надгробные изваяния «койтас» (дословно «каменный баран»), встречающиеся в мангышлакских некрополях, глиняные фигурки баранов, коней, верблюдов, находимые при раскопках средневековых городов на юге Казахстана. Скотоводы, естественно, хорошо знали особенности домашних животных и по своему усмотрению регулировали время получения приплода. Обычно оно приурочивалось к наступлению тепла. Этим объясняется подвязывание войлочных фартуков — куйек баранам-производителям для исключения раннего покрытия маток и преждевременного ягнения.

5 стр., 2188 слов

Дидактическое пособие «Дикие животные Южного Урала». Воспитателям ...

... парк «Зюраткуль». Природа Среднего, Южного Урала. Отличия Между горами Конжаковский камень и Юрма, расположился Средний Урал. Дальше к югу начинается Южный Урал. Природные условия Южного Урала представлены шире, чем ... малым поголовьем особей. Внесен в Международную Красную книгу. В 19-м веке животные встречались по всей территории области. Из-за хозяйственной деятельности человека ареал ...