Образ Петербурга в произведениях Н.В. Гоголя

Тема нашего исследования — изображение города Санкт-Петербурга у величайшего писателя 19 века Н.В. Гоголя.

Город в каком-либо произведении — не просто внешняя среда обитания и место действия героев и персонажей, это целая социальная атмосфера. И у разных поэтов и писателей образ одного и того же города может быть представлен совершенно противоречиво.

Петербург занимает особое место в русской литературе. Однако при обзоре авторов, чей вклад в создание Петербургского текста наиболее весом, бросаются в глаза две особенности: исключительная роль писателей — уроженцев Москвы (А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Ф.М. Достоевский и др.) и шире — непетербуржцы (Н.В. Гоголь, И.А. Гончаров, чей вклад в Петербургские тексты пока не оценен по достоинству, Я. П. Бутков, В.В. Крестовский, А. А. Ахматова и др.), во-первых, и отсутствие писателей-петербуржцев вплоть до заключительного этапа (А.А. Блок, О.Э. Мандельштам), во-вторых. Потрясение от встречи с Петербургом ярко отразилось не только в творчестве упомянутых выше писателей и поэтов, но и в лучших работах о городе, обладающих самодостаточной художественной ценностью.

Значимость исследований, связанных с областью классической литературы не подлежит сомнению. Классика актуальна во все времена. А актуальна, поскольку человеческая сущность не меняется, и проблемы, возникающие в обществе, вечны. Из поколения в поколение люди зачитываются великими произведениями великих авторов. И каждый читатель в любом классическом произведении видит, если не себя, то друга, а не друга, так знакомого. Все конфликты, происходящие в классическом произведении знакомы читателю. Классика повествует о каждом из нас, о наших жизнях, характерах, судьбах, об обществе, в котором мы существуем.

Актуальность данной работы состоит в том, что исследование посвящено образу, пожалуй, самого знаменитого, необычного и противоречивого города в нашей стране. Каждая эпоха в истории русского общества знает свой Петербург. Каждая отдельная личность, творчески переживающая его, преломляет этот образ по-своему. Было два Петербурга. Один — город, созданный гениальными архитекторами, Петербург Дворцовой набережной и Дворцовой площади, поражающий нас и ныне своей вечной красотой и стройностью — «полнощных стран краса и диво», как назвал его Пушкин. Но был и другой — «дома без всякой архитектуры», кишащие «цеховым и ремесленным населением», Мещанские, Садовые, Подьяческие улицы, набережные «Канавы»; харчевни, распивочные, трактиры, лавчонки и лотки мелких торговцев, ночлежки…

7 стр., 3084 слов

«Случайный» писатель. 5 лучших произведений Александра Куприна

... Сочинение на тему а и куприн А.И.Куприн в лучших своих произведениях ... Мое любимое произведение Куприна «Олеся» Осень. темно и тихо в моей ... на военную службу в город Проскуров (в наст. вр. Хмельницкий, Украина). Именно в эти трудные годы писатель, ... общества конца XIX начала XX столетия. Продолжая демократические и гуманистические традиций русской литературы, особенно Л.Н.Толстого и А.П.Чехова, Куприн ...

Многими поэтами и писателями он был отмечен в произведениях, причем как с хорошей, так и с плохой стороны. Одни воспевали его и называли «окном в Европу», другие со всей ненавистью и отчаянием говорили о Петербурге как о городе, «построенном на костях», о «проклятии России». Интерес к этому поистине великому городу не угасал практически с самого его возведения и до наших дней. Такая литературная слава Петербурга объясняется не только тем, что он является столицей на протяжении как Золотого (первая треть ХIХ столетия), так и Серебряного (начало ХХ столетия) веков русской культуры. Сам город с его островами и каналами, белыми ночами, великолепными памятниками архитектуры необыкновенно привлекателен для писателей, поэтов и художников. В произведениях всех живших здесь писателей и поэтов Северная столица становилась не только местом действия, но и равноправным действующим лицом.

Многие исследователи обращались к образу Петербурга в произведениях Н.В. Гоголя: Ю. В. Манн, А.Белый, Г.А. Гуковский, В.М. Маркевич, С. И. Машинский, В.В. Гиппиус, Н. П. Анциферов и другие

Методологической основой исследования являются общенаучные методы исследования (анализ, синтез) и определенная база знаний по литературе.

Поскольку петербургские повести Н.В. Гоголя входят в школьную программу, практической значимостью курсовой работы можно определить дальнейшее ее применение на уроках литературы в средних школах,а также на внеклассных занятиях, на работе в литературоведческих кружках и при подготовке учеников к различным олимпиадным заданиям по литературе.

Цель же работы- выявить место, которое занимает образ Санкт-Петербурга в повестях Н.В.Гоголя.

Данная цель диктует конкретные задачи:

  • рассмотреть своеобразие образа Петербурга, обращаясь к образу-интерьеру;
  • раскрыть качество делового города через призму образной системы повестей писателя

Работа содержит четыре части: введение, в котором обозначается цель, задачи, актуальность, практическая значимость исследования; теоретическую часть, в которой представлен обзор исследований образа города в петербургских повестях, практическую часть, в которой и реализуется цель исследования; заключение, которое содержит выводы исследования.

ГЛАВА I. ОБРАЗ ПЕТЕРБУРГА В ПРОЗЕ Н.В.ГОГОЛЯ. ИСТОРИЯ ВОПРОСА. ОБЗОР НАУЧНО — КРИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

К творчеству Н.В. Гоголя, обращались многие исследователи, труды которых были посвящены биографии, творческому пути…. И немалое количество работ посвящено изображению города в произведениях писателя.

В. Белинский очень верно определил значение Петербурга для творчества Н.В. Гоголя: «Печать Петербурга видна на большей части его произведений, не в том, конечно, смысле, чтоб он Петербургу обязан был своей манерою писать, но в том смысле, что он Петербургу обязан многими типами созданных им характеров. Такие пьесы, как «Невский проспект», «Записки сумасшедшего», «Нос», «Шинель», «Женитьба», «Утро делового человека», «Разъезд» могли быть написаны не только человеком с огромным талантом и гениальным взглядом на вещи, но и человеком, который при этом знает Петербург не понаслышке».[4, 1]

25 стр., 12079 слов

Изображение петербурга в произведениях 19 века

... роль в произведении. Основная цель исследования – проследить какую роль играет Петербург в произведениях русских писателей Задачи: Проследить в каких произведениях русских писателей встречается описание Петербурга Какую роль он играет в понимании произведений Какой образ Петербурга предстает в произведениях писателей 19 века ...

Основанный в начале XVIII века, один из самых молодых и величественных городов Европы, Петербург быстро строился и рос. Современник Пушкина и Гоголя А.П.Башуцкий писал в «Панораме Петербурга»: «Быстрота, с какою, Петербург возник, украсился и постоянно украшается, может по справедливости быть названа чудесною».

Годы жизни Н.В. Гоголя совпали с периодом бурного строительства новой столицы. Именно в эти годы в Петербурге работали крупные мастера — зодчие, скульпторы и художники — декораторы, создавшие не только отдельные памятники архитектуры, но и завершившие формирование «строгого и стройного» облика «Северной пальмиры». Город преображался и все отчетливее вырисовывался его неповторимый образ.

В работе Г.А. Гуковского «Реализм Гоголя» есть целая глава, которая посвящена петербургским повестям. Говоря о них, Г.А. Гуковский отмечает, что перед нами в этих пoвестях не тoлько единство идеи, идейного построения группы повестей, но и общность изображаемого» . Конечно, это изображаемое во всех повестях — это прежде всего Петербург, средоточие всяческого зла, гoрод, и в частности столица. Но это не вообще Петербург, а именно Петербург как центр зла. [14; 248]

гоголь петербург образ город

Многое в пышном, парадном облике Петербурга раздражало и огорчало Н.В. Гоголя; многое в казенной архитектуре не только провинциальных городов, но и столицы оскорбляло глаз требовательного художника: » Мне всегда становится грустно, когда я гляжу на новые здания беспрерывно строящиеся, на которые брошены миллионы и из которых редкие оставляют изумленнй глаз величеством рисунка, или своевольною дерзостью воображения, или даже роскошью и ослепительной пестротою украшений. Невольно втесняется мысль: неужели прошел невозвратимо век архитектуры? Неужели величие и гениальность больше не посетят нас…»

Интересную параллель прoводит В. Набоков в своей книге «Николай Гоголь»: сказки Льюиса Кэрролла формируются по принципу «реальность в реальности», реальность сна обрамлена повседневной реальностью героини. Нечто подобное представляет собой и Николай Васильевич.

Путешествием Н.В.Гоголя из реального мира в зазеркальный В. Набоков считает переезд из Украины в Петербург. На этом, смысловом уровне, писатель проводит аналогию со cказками Кэрролла. Обнаруживая у Гоголя проявления алогичности в мышлении и поступках, В. Набоков считает переезд писателя в Петербург закономерным: Петербург никогда не был настоящей реальностью, нo ведь и сам Гoголь, Гоголь-вампир, Гоголь-чревовещатель, тоже не был до конца реален. Школьником он с болезненным упорством ходил не по той стороне улицы, по которой шли все; надевал правый башмак на левую ногу; посреди ночи кричал петухом и расставлял мебель своей комнаты в беспорядке, словно заимствованном из «Алисы в Зазеркалье». Немудрено, что Петербург обнаружил всю свою причудливость, когда по его улицам стал гулять самый причудливый человек во всей России, ибо таков он и есть, Петербург: смазное отражение в зеркале, прозрачная неразбериха предметов, используемых не по назначению; вещи, тем безудержнее несущиеся вспять, чем быстрее они движутся вперед; бледно-серые ночи вместо положенных черных и черные дни — например, «черный день» обтрепанного чиновника. [18; 411-412]

12 стр., 5607 слов

Петербург — город-символ в русской литературной традиции. Часть

... двух сторон. Другие сочинения: ← Письмо Самсону Вырину от лица Дуни↑ ПушкинПортрет Пугачева в романе Капитанская дочка → Образ Петербурга в повести пиковая дама В своем произведении Пушкин ярко описывает Петербург — столицу империи, породу призрачно ...

Известный гоголевед Ю.Манн характеризует мир петербургских повестей в произведениях Николая Васильевича как «мир современного города с его острыми социальными и этическими коллизиями, изломами характеров, тревожной и призрачной атмосферой». [20; 56-57] Наивысшей степени гоголевское обобщение достигает в «Ревизоре», в котором «сборный город» как бы имитировал жизнедеятельность любого более крупного социального объединения, вплоть до государства, Российской империи, или даже человечества в целом.

Образ города в «Ревизоре» занимает значительное место в работе Ю. Манна «Поэтика Гоголя». Юрий Владимирович отмечает иерархичность гоголевского города, строгую пирамидальную структуру: «гражданство», «купечество», выше — чиновники, городские помещики и, наконец, во главе всего городничий. [21; 189] Женская половина также подразделяется по рангам. До Н.В. Гоголя такой расстановки персонажей в русской комедии не было.

Но первым и единственным полным исследованием повестей Н.В. Гоголя, объединенных темой Петербурга является монография В. М. Марковича. Стоит отметить несколько важных выводов, сделанных автором. Действительно, Н.В. Гоголь словно не видит царственного величия Петербурга. Не видит он и того, что так или иначе скрашивало существование любого из обитателей столицы, даже самого бедного и несчастного, — не видит тенистой зелени садов и бульваров, живописных окрестностей, красочных военных парадов, не видит праздничных площадных гуляний с их бесхитростным весельем. Взгляд автора петербургских повестей прикован к миру невзрачных закоулков, убогих наемных квартир, закопченных мастерских, зловонных подворотен, черных лестниц, облитых. Если и появляются в поле зрения героев дворцы, гранитные тротуары, блеск витрин, светские салоны и бальные залы, то в конечном счете для того, чтобы создать контраст, обостряющий восприятие картин житейского убожества. Именно они всегда остаются здесь главным предметом авторского внимания.

Но то, что отобрано и введено в читательский кругозор, изображается точно и конкретно, причем конкретность эта — особого рода. Н.В. Гоголь не стремится к детализации бытовых описаний и сцен. Гоголевский «бытовизм» лаконичен до скупости: почти во всех петербургских повестях жилье, предметы обстановки, одежда, еда, внешность персонажей, их повседневные занятия и т.п., как правило, обрисованы несколькими быстрыми штрихами. Иногда нет и этого: читатель, например, лишен возможности представить себе внутренность дома частного пристава, куда является герой «Шинели», вид квартирки Поприщина, место жительства поручика Пирогова. Однако не случайно именно петербургские повести Гоголя противники считали невыносимо перегруженными «низменной натурой», а писатели натуральной школы, стремившиеся установить прямые отношения между литературой и реальностью, воспринимали как образец для подражания. Быстрый гоголевский рисунок выражал особую остроту видения, близкую к эффекту репортажа, он создавал ощущение непосредственного соприкосновения с эстетически необработанными реалиями. [22; 10]

18 стр., 8929 слов

Анализ повести “невский проспект” гоголя: суть, смысл, идея

... Невский проспект”: описание и анализ повести из энциклопедии «Невский проспект» — повесть Н.В. Гоголя. Создана в 1833—1834 гг. Впервые опубликована в книге «Арабески. Разные сочинения Н. Гоголя» ... жизнь и характер личности. Анализ повести «Невский проспект» Невский проспект Гоголь Н. В Анализ повести «Невский проспект» Анализ повести «Невский проспект» Тема Петербурга в творчестве писателей XIX века ...

«Образ Петербурга в восприятии Гоголя всегда двойствен, внутренне контрастен. В сущности, нет в повестях единого, цельного образа столицы. Богатые и бедные, беспечные бездельники и горемыки-труженики, начальники и подчиненные, преуспевающие пошляки и терпящие крушение благородные романтики — каждая молекула Петербурга имеет две стороны. И их обе тщательно исследует писатель», -пишет С.И. Машинский. По его словам, «Петербургские повести явились важным этапом в идейном и художественном развитии Н.В. Гоголя. Вместе с «Миргородом» они свидетельствовали о зрелом мастерстве писателя и его решительном утверждении на позициях критического реализма». [23;175]

ГЛАВА 2. ИДЕЙНО-ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ ОБРАЗА ПЕТЕРБУРГА В ПРОЗЕ Н.В. ГОГОЛЯ

«Портрет», «Невский проспект», «Записки сумасшедшего», «Нос», «Шинель» — повести Н.В. Гоголя, которые принято называть петербургскими. Несмотря на то, что сам автор никогда их не объединял эти произведения в единый цикл наподобие «Миргорода» или «Вечеров на хуторе близ Диканьки», понятие «цикл» издавна применяется к ним и читателями, и критикой — пять разновременных и как будто бы вполне самостоятельных произведений связаны многим — и сквозными темами, и ассоциативными перекличками, и общностью возникающих в них проблем, и единством сложного, но при всем том, несомненно, целостного авторского взгляда.

Начало создания «Портрета», «Записок сумасшедшего» и «Носа» относится к 1833 году. Повесть «Нос», после неудачной попытки опубликовать ее в «Московском наблюдателе», впервые появилась в пушкинском «Современнике» за 1836 год (№ 3), а «Шинель», создававшаяся в 1839 — 1841 годах, вошла в состав третьего тома «Сочинений Николая Гоголя», изданных в конце 1842 года. В этом томе были собраны вместе все петербургские повести, причем текст «Портрета» напечатан в значительно переработанном виде. [1; 57]

Петербургские повести — термин условный, сам Н.В. Гоголь не обозначил их таким названием и объединил в «Арабесках» вместе с «Коляской» и «Римом». Тем не менее это название верно и точно: оно оправдано во-первых тем, что через повести проходит образ Петербурга, являющегося героем цикла, во — вторых, тем, что почти все повести задуманы и написаны в Петербурге.

Образ северной столицы впервые возник в творчестве Н.В. Гоголя еще в повести «Ночь перед Рождеством». «Стук, гром, блеск; по обеим сторонам громоздятся четырехэтажные стены; стук копыт коня, звук колеса отзывались громом и отдавались с четырех сторон; домы росли и будто подымались из земли на каждом шагу; мосты дрожали; кареты летали; извозчики, форейторы кричали; снег свистел под тысячью летящих со всех сторон саней; пешеходы жались и теснились под домами, унизанными плошками, и огромные тени их мелькали по стенам, досягая головою труб и крыш» — таким мы видим город глазами Вакулы, прибывшего к самой императрице за черевичками для Оксаны. Петербург здесь предстает перед нами как живой город, «устремивший на нас свои огненные глаза домов», где полно господ, в крытых сукном шубах, в таких чудных бричках со стеклами, «что не знаешь, кому шапку снимать», где так легко почувствовать себя чужим кузнецу из Диканьки

8 стр., 3760 слов

О чем меня заставил задуматься гоголь. по повести Гоголя «Шинель. ...

... бездеятельность полиции Петербурга. Проблематика Проблематика повести «Шинель» весьма широка. Здесь Гоголь поднимает вопросы, ... Безусловно, данная повесть заставила меня задуматься о многих вещах и о жизни в ... Шинели» линейна, можно обозначить вступление и эпилог. Начинается повесть своеобразным писательским рассуждением о городе, которое является неотъемлемой частью всех «Петербургских повестей». ...

Шли годы петербургской жизни Н.В. Гоголя. За внешним блеском императорской столицы он все отчетливее различал бездушие и хищническую бесчеловечность города — спрута, высасывающего соки из всей страны, губящего живые души маленьких бедных людей, обитателей чердаков и подвалов. И вот в отрывке, озаглавленном «1834 год» столица представилась писателю уже не стройной, строгой громадой, а кучей «набросанных один на другой домов, гремящих улиц, кипящей меркантильности, этой безобразной кучей мод, парадов чиновников, диких северных ночей, блеску и низкой бесцветности».

Именно такой Петербург и стал главным героем петербургских повестей; эта запись служит как бы ключом, с помощью которого вскрывается гоголевское понимание самой сущности северной столицы.

В петербургских повестях отразились впечатления и жизненные переживания, которые связаны были с судьбой самого Николая Васильевича, попавшего из провинциальной тишины Украины в сурово встретивший его Петербург. Петербург представлялся Н.В. Гоголю великолепным, почти волшебным городом. В своем письме к матери от 26 февраля 1827 года он пишет: «Ежели об чём я теперь думаю, так это всё о будущей жизни моей. Во сне и наяву мне грезится Петербург…» [13-247]. Но первая встреча со столицей не оправдала надежд…

Когда Н.В. Гоголь приехал в 1829 году в Петербург, он писал матери о том представлении, которое сложилось у него о городе. Более того, юноша даже испытал чувство, близкое к разочарованию. В письме к матери Н.В. Гоголь передаёт удивительно тонкие наблюдения, выражает своё понимание столицы, метко рисует облик Петербурга. «Каждая столица вообще характеризуется своим народом, набрасывающим на неё печать национальности, на Петербурге же нет никакого характера: иностранцы, которые поселились сюда, обжились и вовсе не похожи на иностранцев, а русские в свою очередь объиностранились и сделались ни тем, ни другим.… Всё служащие да должностные, все толкуют о своих департаментах да коллегиях, всё подавлено, всё погрязло в бездельных, ничтожных трудах, в которых бесплодно издерживается жизнь их».

Самым длительным пребыванием Н.В.Гоголя в Петербурге было время с декабря 1828 года по весну 1836 года.

Первые годы петербургской жизни были тяжелыми. Н.В. Гоголь, по его словам, пламенел «…неугасимою ревностью сделать жизнь свою нужною для блага государства». Каким образом это сделать, юноша не знал. Он пробовал служить чиновником, стать актёром, читать лекции в университете,- но всё это не удовлетворяло его. И только появление сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки» решило судьбу Н.В.Гоголя, определив весь его дальнейший путь — путь писателя.

1 стр., 377 слов

Петербург Достоевского Город пышный, город бедный, Дух неволи, стройный

... умеющая радоваться тому, что на мгновенье «улица вдруг блеснет». Фантастика, контрасты — вот Петербург Достоевского. Петербург Достоевского Город пышный, город бедный, Дух неволи, стройный ... припухшими веками». В пьянстве он пытается утопить реальность жизни, хотя сам четко сознает пагубность этого занятия. В Петербурге Гоголя есть те же «серые, желтые и грязно-зеленые дома» ...

«Поэт жизни действительной», Н.В. Гоголь запечатлел в своих произведениях образ Петербурга, увидев в нём не столько город роскоши и великолепия, сколько город резких социальных контрастов. Писатель горько задумался над судьбой «маленьких» людей, жителей чердаков, подвалов и рассказал о них. Жизнь и быт бедных лавочников, ремесленников, чиновников хорошо были ему знакомы. Наблюдения над их жизнью и послужили писателю материалом для петербургских повестей.

В своих повестях Н.В.Гоголь описывает те районы, где когда-то жил сам, где ежедневно проходил, направляясь на службу, в редакции, в гости к землякам и знакомым. Так, например, неподалеку от Сенной площади проживает майор Ковалев («квартира моя в Садовой»), на Вознесенском проспекте живет цирюльник Иван Яковлевич; здесь же бродит Поприщин, останавливаясь с изумлением перед огромным домом Зверкова: «Этот дом я знаю, — сказал я сам себе. — это 15дом Зверкова. Эка машина! Какого в нем народа не живет: сколько кухарок, сколько приезжих! А нашей братьи чиновников — как собак, один на другом сидит». Лишь художник Чартков поселился на дальней Пятнадцатой линии Васильевского острова. Художник жил в Коломне, куда опускается самый несчастный «осадок человечества», куда «не заходит будущее» [17, 55]

Петербургские повести — это прежде всего изображение жизни рядовых людей огромного города, судьба «маленького человека», его тяжелая жизнь в условиях помещичье-бюрократического государства.

Первая повесть цикла — «Невский проспект». Главная улица Петербурга, протянувшаяся от Адмиралтейства до Александро-Невской лавры является главным объектом изображения в одноименной повести. Начинается произведение закономерно — с описания самого проспекта: «Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге; для него он составляет все. Чем не блестит эта улица — красавица нашей столицы!» Далее же следует описание того, как Невский проспект меняется с раннего утра до поздней ночи. «Начнем с самого раннего утра, когда весь Петербург пахнет горячими, только что выпеченными хлебами и наполнен старухами в изодранных платьях и салопах, совершающими свои наезды на церкви и на сострадательных прохожих». В «Невском проспекте» мы видим, что Н.В.Гоголь показывает жизнь города через быт его населения: «это и русские мужики, спешащие на работу, в сапогах, запачканных известью, которых и Екатерининский канал, известный своею чистотою, не в состоянии бы был обмыть», и сонный чиновник, и гувернеры всех наций, которые превращают Невский проспект в двенадцать часов в «педагогический Невский проспект».

Тут уже Петербург предстает перед читателем не просто как столица, грандиозный мегаполис с великолепными дворцами, прекрасными улицами и Невой, «одетой в гранит», а как оживший великан, обладающий своим лицом, своим характером, своими особенными привычками и капризами. И носителями этих самых разнообразных характеров являются люди, в течение дня сотнями проходящие по Невскому проспекту.

15 стр., 7253 слов

Петербург в жизни А.С. Пушкина

... связан поэт на протяжении последних 25 лет своей жизни. В конце работы прилагается список литературы, использованной при работе над рефератом. 1. Петербург в жизни Пушкина. В Петербурге Пушкин провел ... в произведения Пушкина, тем вернее приходишь к простой мысли: действительно - золото, действительно – солнце нашей поэзии. Темой данного реферата являются сложные отношения поэта с городом, который ...

Но несмотря на то, что «Нет ничего лучше Невского проспекта» красота Невского проспекта не может скрыть нищеты, бедности трагизма жизни бедняков. Основное впечатление от его облика — «всё не то, чем кажется». Наряду с блеском, великолепием Невского проспекта, где, как иронически замечает Н.В. Гоголь, «человек менее эгоист, нежели в Морской, Гороховой, Литейной», изображены и бедные заброшенные окраины, где царят беспробудное пьянство, нищета и разврат. «…Он лжёт, во всякое время, этот Невский проспект».

Тема повести основана на двух происшествиях, случившихся в одно и то же время: встреча художника Пискарёва с прекрасной незнакомкой и другая встреча — поручика Пирогова с блондинкой-немкой. Различна судьба этих людей. На фоне ложного великолепия Невского проспекта проходит трагедия «бедного, детски — простодушного» художника Пискарева. Он умер, не выдержав «вечного раздора мечты с существенностью». Судьба Пискарева типична и трагична. Пискарев гибнет, убедившись в крушении своих иллюзий, в эгоизме и продажности окружавшего его общества.

Невский проспект погубил и другое существо — прекрасную незнакомку. «Толпа звёзд, крестов и всякого рода советников» толкнула её на путь разврата.

Преуспевает лишь самонадеянный, тупой и довольный своим чином поручик Пирогов. Когда его высекли за волокитство, Пирогов готов был подать прошение в Государственный совет, но дело кончилось тем, что он «зашёл в кондитерскую, съел два слоёных пирожка, прочитал кое — что из «Северной пчелы» и вышел уже не в столь гневном положении». Вечером же он отплясывал мазурку в собрании чиновников и офицеров.

Описывая толпу праздного Невского проспекта, Н.В. Гоголь не раскрывает характеров обывателей, не даёт их внутренних переживаний. Это особый приём, сущность которого состоит в том, что Н.В.Гоголь берёт лишь одну какую- нибудь особенность облика или туалета и доводит характеристику героя до гротеска. И потому не люди двигаются по улице, а «бакенбарды, атласные, чёрные, как соболь», «усы, которые заворачиваются на ночь тонкою веленевою бумагой», «дамские рукава, похожие на воздухоплавательные шары». Таким приёмом Николай Васильевич ещё более подчёркивает условность и «призрачность» петербургской жизни. Петербург — город, где цену человеку придают вещи, а не мысли и чувства.

Петербург Н.В.Гоголя — город двойного бытия. С одной стороны он «аккуратный немец, больше всего любящий приличия», деловитый, суетливый «иностранец своего отечества», с другой — неуловимый, манящий затаенной загадкой, город неожиданных встреч и таинственных приключений. Таким образом, создается облик города гнетущей прозы и чарующей фантастики.

Каков же внешний вид у этого знатного иностранца? Его природная рама убога. Обгорелые пни, кочки, ельник. Но Петербург сам по себе: «Как сдвинулся как вытянулся в струнку щеголь Петербург! Перед ним со всех сторон зеркало: там Нева, там Финский залив. Ему есть куда поглядеться!»

после такой характеристики Н. В. Гоголь замечает: Москва нужна России, для Петербурга нужна Россия. Выходит так, что Петербург-то России как будто и не нужен, он для нее чужой. Москва даже может «кольнуть» его, что он «не умеет говорить по-русски».

2 стр., 863 слов

Санкт-Петербург — мой город

... 1913-1922 гг.. Его знал весь Петербург, так же он выступал и в других городах, участвовал в спектаклях, читал стихи, ... летние каникулы. Дядя был настолько удивительно-разносторонним человеком. Знал весь Петербург, он вместо гида нам всё рассказывал и я, ... двенадцатилетняя, любила взахлёб слушать его рассказы. Рядом с Петербургом. Я побывала и в таких чудесных местах, как Шлиссельбургская ...

Но нет какая-то глубокая, непостижимая связь существует между страной и ее новой столицей. За Петербургом чувствуются беспредельные просторы России.

Н.В. Гоголь воспринимает Петербург со стороны быта; архитектурная сторона перестает быть доминирующим элементом при характеристике города. Утрачивается способность ощутить душу города через его ландшафт, что так хорошо удавалось Пушкину и Батюшкову. Не ощущая красоты масс и линий, не понимая их языка, Николай Васильевич, однако, умел живо поддаться очарованию своеобразной красоты города, создающейся благодаря действию природы и освещению. Н.В. Гоголь понимал красоту Невского проспекта «в свежее морозное утро, во время которого небо золотисто — розового цвета перемежается со сквозными облаками, поднимающихся из труб дыма».

«Когда Адмиралтейским бульваром достиг я пристани перед которой блестят две яшмовые вазы, когда открылась передо мною Нева, когда розовый цвет дымился с Выборгской стороны голубым туманом, строения стороны Петербургской оделись почти лиловым цветом, скрывшим их неказистую наружность, когда церкви, у которых туман одноцветным покровом своим скрыл все выпуклости, казались нарисованными или наклеенными из розовой материи, и в этой лилово — голубой мгле блестел один только шпиц Петропавловской колокольни, отражаясь в бесконечном зеркале Невы, — мне казалось, будто я не в Петербурге. Мне казалось, будто я переехал в какой-нибудь другой город, где уже я бывал, где все знаю и где то, чего нет в Петербурге».

Перед нами зарождение призрачного города.

Содержание образа Петербурга у Н.В.Гоголя составляет преимущественно быт. Это прозаический, европейский город, попавший в Россию, оказывается заколдованным местом. В ряде новелл Петербург выступает городом необычайных превращений, которые совершаются на фоне тяжелого, прозаического быта, изображенного остро и сочно. Правда и мечта переливаются одна в другую, грани между явью и сном стираются.

Вечно женственное скользит среди суеты Петербурга неуловимою тенью, уводящей в миры иные. Связь с реальностью отстраняется Н.В, Гоголем всецело. Всякая иллюзия разрушена. Дуализм проведен резко. Миры идеального и реального разобщены. И все за образом Вечной Девы остается правда: он реально существовал в смятенной душе романтика — художника, порожденный городом двойного бытия.

Три образа, один обуславливающий другой прошли перед нами, создавая как бы триптих: 1) Россия беспредельная, стремящаяся навстречу грозной судьбе, полная тайны; 2) Петербург, выступающий из унылой рамы серо — зеленой болотистой земли, город таинственно пошлого быта и 3) Вечная Дева, живущая в мире мечты, но являвшаяся нежданно на беспредельных полях России прозаичнейшему Чичикову и в вихре ночной жизни Невского — художнику-романтику и веющая незримо над всем творчеством Гоголя.

В «Шинели» реалистически запечатлен непримиримый социальный контраст Петербурга. Недаром Достоевский писал о последующих русских писателях: » Мы все вышли из «Шинели» Гоголя». Тема унижения и оскорбления, тема забитых и замученных вечной нуждой людей, ютящихся в сырых подвалах, петербургских домов, начинает свою родословную в произведении Гоголя. Итак, Петербург Н.В.Гоголя — это город, поражающий социальными контрастами. Парадная красота его пышных дворцов и гранитных набережных, беспечно разгуливающая по тротуарам Невского щегольски наряженная толпа — это не подлинный Петербург. Оборотной стороной этого фальшивого великолепия выступает Петербург — город мелких чиновников и мастеровых с его мрачными трущобами на окраинах, город тружеников — бедняков, жертв нищеты и произвола. Такой жертвой является Акакий Акакиевич Башмачкин — герой повести «Шинель».

Мысль о «Шинели» возникла впервые у Н.В.Гоголя в 1834 году под впечатлением канцелярского анекдота о бедном чиновнике, ценой невероятных усилий осуществившем свою давнюю мечту о покупке охотничьего ружья и потерявшем это ружьё на первой же охоте. Все смеялись над анекдотом, рассказывает в своих воспоминаниях П.В.Анненков. но в Гоголе эта история вызвала совсем иную реакцию. Он выслушал её и в задумчивости склонил голову. Этот анекдот глубоко запал в душу писателя, и он послужил толчком к созданию одного из лучших произведений Гоголя.

В петербургских повестях преобладает не сарказм, а сострадание к человеку. Своей повестью Н.В. Гоголь прежде всего отмежевался от характерной для реакционных писателей 30-х годов разработки сюжета о бедном чиновнике, являвшемуся у них мишенью для насмешек и пошлого зубоскальства. Полемический адрес был указан Н.В. Гоголем совершенно ясно: Башмачкин «был то, что называют вечный титулярный советник, над которым, как известно, натрунились и наострились вдоволь разные писатели, имеющие похвальное обыкновенье налегать на тех, которые не могут кусаться».

Н.В. Гоголь, конечно, не скрывает своей иронической усмешки, когда он описывает ограниченность и убожество своего героя. Акакий Акакиевич — робкий, пришибленный нуждой человек, ценой тяжкого труда и мучительных унижений зарабатывающий свои четыреста рублей в год. Это забитое, бессловесное существо безропотно сносит «канцелярские насмешки» своих сослуживцев и деспотическую грубость начальников.

Нищета духа оборачивается всепожирающей «страстью» Акакия Акакиевича Башмачкина обзавестись шинелью. Слово «страсть» не Гоголя, но оно, кажется, довольно точно передаёт напряжённость, неодолимость стремления его героя стать владельцем новой шинели. Ирония Гоголя заключена уже в самой неизмеримости предмета стремления и той властной силы, с какой оно выражается. Этот приём Гоголь использует в повести неоднократно. Задумался Акакий Акакиевич — а какой воротник положить на шинель? «Огонь порою показывался в глазах его, в голове мелькали даже самые дерзкие и отважные мысли: не положить ли точно куницу на воротник?» Весь иронический строй фразы основан на тончайшем восприятии «разномерности» лексического материала: решение простой житейской задачи возведено на высокий пьедестал. Огонь в глазах, мелькнувшие в голове дерзкие и отважные мысли — и воротник шинели! Несоответствие одного и другого создают яркий комический эффект.

Башмачкин проникнут застенчивым сознанием своей малости. Отупляющая работа переписчика бумаг парализовала в нём малейшее проявление духовности. Он словно даже лишён дара речи: «Акакий Акакиевич изъяснялся большей частью предлогами, наречиями и, наконец, такими частицами, которые решительно не имеют никакого значения».

В этих строках Н.В.Гоголя нет ни малейшего издевательства над героем повести. Башмачкин крайне ограничен, но писатель, по выражению Чернышевского, «прямо не налегает на эту часть правды». Юмор Гоголя мягок и деликатен. Писателя ни на один момент не покидает горячее сочувствие к своему герою. Когда Акакия Акакиевича ограбили, он в порыве отчаяния обратился к «значительному лицу». Но здесь даже не захотели выслушать несчастного человека: генерал топнул ногой и грубо накричал на него. Акакия Акакиевича без чувств вынесли из кабинет. Упоминая о «значительном лице», Гоголь выделяет эти два слова курсивом и не уточняет, кто оно. «Какая именно и в чём состояла должность значительного лица, это оставалось до сих пор неизвестным», — замечает автор.

Гоголь создаёт сатирически обобщённый тип человека — представителя бюрократической власти России. Не существенна его должность, это начальство вообще. Так, как оно ведёт себя с Башмачкиным, ведут себя все «значительные лица».

Сцена у генерала является идейной кульминацией повести. Здесь с наибольшей силой показана социальная трагедия «маленького человека» в условиях самодержавной России. Примечательно, что именно этот эпизод повести не понравился тишайшему герою романа Достоевского «Бедные люди». Макар Девушкин был потрясён «Шинелью», но, по его мнению, Н.В. Гоголь должен был бы не так закончить своё скорбное повествование об Акакии Акакиевиче. Он рассуждает: «А лучше всего было бы не оставлять его умирать, беднягу, а сделать бы так, чтобы шинель его отыскалась, чтобы тот генерал, узнавши подробнее об его добродетелях, переспросил бы его в свою канцелярию, повысил чином и дал бы хороший оклад жалованья, так что, видите ли, как бы это было: зло было бы наказано, а добродетель восторжествовала бы, и канцеляристы товарищи все бы ни с чем остались. Я бы, например, так сделал…»

Смирение и покорность несчастного Башмачкина в контрасте с грубостью «значительных лиц» вызывали в читателе не только чувство боли за унижение человека, но и протест против несправедливых порядков жизни, при которых возможно подобное унижение. С большой поэтической силой выражен в «Шинели» гуманистический пафос Н.В.Гоголя. «Шинель» была написана десятью годами позже «Станционного смотрителя». В судьбах Вырина и Башмачкина немало общего. Но Гоголь острее подчеркнул общественный смысл конфликта. Проблема социальных противоречий и сословного неравенства впервые в русской литературе XIX века была поставлена Н.В.Гоголем с такой трагической и обличительной силой.

В петербургских повестях с огромной силой раскрывалось обличительное направление творчества Н.В. Гоголя. Возомнив себя испанским королём, Поприщин с презрением отзывается о всесильном директоре: «Он пробка, а не директор». Больше того, Поприщин считает себя ничуть не хуже самого Николая I. Встретив на Невском «государя — императора», он лишь для формы, чтобы соблюсти инкогнито, снял шапку.

Даже бессловесный Башмачкин в предсмертном бреду начинает «сквернохульничать, произнося самые страшные слова», которые непосредственно следовали за обращением «ваше превосходительство». Скорбная повесть об украденной шинели, по словам Гоголя, «неожиданно принимает фантастическое окончание».

Подобные решительные поступки совершаются в произведениях Гоголя не только сумасшедшими или в форме фантастического происшествия. Вспомним хотя бы знаменитую сцену избиения самодовольного поручика Пирогова мастеровыми. Любопытно, что много лет спустя Достоевский, перепуганный резким обострением социальных противоречий в России, сослался в «Дневнике писателя» на этот эпизод и назвал его «пророческим»: «Поручик Пирогов, сорок лет тому назад высеченный в Большой Мещанской слесарем Шиллером, — был страшным пророчеством гения, так ужасно угадавшего будущее…».

Резко критикуя дворянское общество, его паразитизм, его внутреннюю фальшь и лицемерие, произведения Н.В. Гоголя объективно возбуждали мысль о необходимости иной жизни, иных социальных порядков. Как говорил в подцензурных условиях В.Г. Белинский о петербургских повестях, «грязная действительность» наводила читателей «на созерцание идеальной действительности».

Близко соприкасается с «Невским проспектом» и другая петербургская повесть сборника «Арабески» — «Портрет». В этой повести поставлены два основных вопроса: о развращающей силе золота и о роли искусства в буржуазном обществе.

Так же, как и в «Невском проспекте», Н.В. Гоголь сталкивает здесь два враждебных друг другу мира: мир богатства и роскоши и мир столичной бедноты.

«Гениальными эскизами» назвал В.Г. Белинский зарисовки Н.В.Гоголем быта и жизни бедного художника Чарткова, жизни обитателей чердаков, окраин. «Кажется, слышишь, перейдя коломенские улицы, как оставляют тебя всякие молодые желания и порывы. Сюда не заходит будущее, здесь всё тишина и отставка, всё, что осело от столичного движения».

Весь этот убогий мир в кабале у ростовщика. Портрет ростовщика с «живыми» глазами — это символ страшной силы денег, которую несёт с собою наступающий век капитализма. Ростовщик проникает всюду: лишает благополучия семьи, честных людей делает ворами, рождает убийц, талантливых и бескорыстных тружеников превращает в бесчувственных ремесленников от искусства.

Вопроса о роли искусства в буржуазном обществе писатель касается и в «Невском проспекте», и в «Портрете». В обеих повестях Н.В. Гоголь показывает, как вторжение капиталистических отношений в жизнь и разрушающая сила денег губят искусство.

Пискарев умер потому, что не мог активно бороться со злом, источник которого таился в несправедливом строе. Чартков убил свой талант, угождая вкусам богатой публики.

Но, критикуя отрицательные стороны существующего строя, Н.В,Гоголь не впадает в отчаяние, не разделяет мнения тех, кто считал, что расцвет искусства в прошлом, а не в будущем. Гоголь верил в светлое будущее своей страны, в торжество разума и справедливости.

Вскоре после появления сборника «Арабески» Гоголь пишет повесть «Нос». Журнал «Московский наблюдатель» отказался напечатать эту повесть, находя её «грязною», видя в ней «пошлость и тривиальность». Повесть «Нос» была напечатана в третьем номере пушкинского «Современника» за 1836 год.

В каждой из гоголевских повестей раскрывается какая — то существенная грань Петербурга, его бытового или общественного уклада. В этом отношении особенно примечательна повесть «Нос». Сюжет её развивается таким образом, что позволяет автору дать наиболее полный социально — психологический разрез петербургского общества. Это при том, что сюжет основан на совершенно невероятной истории. Нелепое, фантастическое происшествие, случившееся с коллежским асессором Ковалёвым, дало возможность писателю заглянуть в самые потаённые углы Петербурга и сделать важные обобщения. Всё в этой повести кажется абсолютно достоверным. Всё происходит «как в жизни». Ап. Григорьев называл «Нос» «оригинальнейшим и причудливейшим произведением, где всё фантастично и вместе с тем всё в высшей степени поэтическая правда».

Местом действия и здесь избран Петербург. Герой повести — коллежский асессор, называвший себя «майор Ковалёв», — олицетворяет собою бездушный, чванливый и пустой чиновничье — бюрократический мир.

Сюжетом повести служит необыкновенное происшествие — пропажа носа у майора Ковалёва. Ряд критиков и исследователей пытались истолковать это произведение как выражение мистических воззрений писателя, как вторжение таинственных сил в жизнь людей. Однако это не так. «Необычный» сюжет обусловлен сатирическим замыслом повести.

Юмор повести «Нос» заключается в том, что, будучи всего-навсего коллежским асессором, Ковалёв мнил себя, особенно с теми, которыми мог хоть немного командовать, настоящим большим чином, нос он задирал слишком высоко. Говоря о своих знакомых и о самом себе, Ковалёв не забывает сказать, что он майор, что одна его знакомая — «статская советница», другая — «штаб — офицерша». И потому невероятное происшествие — превращение носа в статского советника — заключало злую издёвку над чинопочитателем Ковалёвым. Нелепое происшествие, случившееся с носом коллежского асессора Ковалёва, не так уж выделяется в этом мире, в котором повседневная жизнь полна историй куда более нелепых и трагических. Вся повесть прослоена такими историями, упомянутыми очень кратко, вскользь, полунамёками, без нажима, часто с иронической усмешкой, как это умел тонко делать один только Н.В.Гоголь.

Н.В.Гоголь придаёт своей повести фантастический характер потому, что только в таком городе, как гоголевский Петербург, где вместо людей по улицам движутся маски, где выше всего ценятся вещи и чины, могло случиться такое происшествие, как пропажа носа. Этим невероятным происшествием Николай Васиьевич как бы подчёркивал «призрачность» петербургской среды, её противоречие всем правилам и нормам человеческого существования.

В повести Н.В. Гоголь развивает приём, которым воспользовался и в «Невском проспекте», — создание образа гиперболизированной характеристикой одной из его черт, — доводит в «Носе» его до гротеска. В мире уже действуют не люди, а предметы, вещи.

В.Белинский, отмечая типичность образа Ковалёва и реалистическую направленность повести, писал: «вы знакомы с майором Ковалёвым? Отчего он так заинтересовал вас? Отчего так смешит он вас необычным происшествием со своим злополучным носом? Оттого, что он есть не майор Ковалёв, а майоры Ковалёвы, так что после знакомства с ним, хотя бы вы зараз встретили целую сотню Ковалёвых, тотчас узнаете их, отличите среди тысячей».

Своей направленностью, сатирическим изображением чиновников повесть «Нос» близка к «Ревизору».

И Н.В. Гоголь так и изображает народ, чтобы судьба Поприщиных и Башмачкиных стала горьким упрёком для сытых и довольных, чтобы пробудить в русском обществе жалость и сострадание к ним, из которого вырастет стремление бороться за изменение жизни этих людей. В изображении «маленьких людей» Гоголь продолжил традицию Пушкина, который рассказал о судьбе Самсона Вырина в «Станционном смотрителе», — и показал жизнь мелкого чиновника, «сущего мученика четырнадцатого класса». Трагедия «маленького человека» нашла своё выражение и в романе Достоевского «Бедные люди». Герой этого романа — Макар Девушкин — духовно близок к Акакию Акакиевичу. Но в романе «Бедные люди» Достоевский пошёл дальше. Герой этого романа уже перестаёт чувствовать себя полнейшим ничтожеством, но до настоящего осознания своего «я» он ещё не поднялся. Гоголь, Некрасов, Григорович, Тургенев развили и закрепили свойственные передовой русской литературе традиции демократизма, углубили интерес к жизни и быту простого человека, сосредоточили внимание на изображении социальных противоречий России.

В петербургских повестях Н.В. Гоголь, беспощадно критикуя крепостнический строй, будучи защитником интересов простых людей, смог миру взяточников и подлецов противопоставить только беспомощных Башмачкиных и Поприщиных да мечтателей вроде Пискарева.

Но «Петербургские повести» являются очень важным этапом в творческой эволюции Н.В.Гоголя. С одной стороны, это итог творческих исканий писателя в тридцатые годы, с другой — прямой подход к «Мёртвым душам». Глубиной реалистического воспроизведения действительности, типичностью и яркостью обрисовки характеров и особым качеством юмора, сочетавшего в себе и грустно — лирические, и обличительные тона, петербургские повести близки «Мёртвым душам». Итак, Петербург Н.В. Гоголя — это город, поражающий социальными контрастами. Парадная красота его пышных дворцов и гранитных набережных, беспечно разгуливающая по тротуарам Невского щегольски наряженная толпа — это не подлинный Петербург. Оборотной стороной этого фальшивого великолепия выступает Петербург — город мелких чиновников и мастеровых с его мрачными трущобами на окраинах, город тружеников — бедняков, жертв нищеты и произвола.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Образ Петербурга Н.В. Гоголя не может быть понят, рассмотренный изолированно. Только в связи с общим фоном его России можно осмыслить этот образ.

Перед Н.В. Гоголем беспредельно раскинулась необъятная Русь, любимая и мучительная. В сладостном вихре носится по ее бесконечным просторам обвеянный буйным ветром, тоскующий по высшим формам бытия дух.

Вихрь России, уносящий ее с бешеной быстротой навстречу грозному будущему, грозному, но величественному, полному беспредельных мыслей и богатырских дел, вихрь, разрывающий в ней на куски всей устои, мешающий ей опочить в мирном уюте, этот вихрь является началом, дающим жизнь ее беспредельному простору, приводящим в движение ее страшную массу. Россия — еще нарождающийся мир, полный непостижимой тайны.

В самых унылых, самых хмурых пределах ее, на окраине, среди чужого племени вырос наперекор стихиям венчающий Россию Петербург — Непостижимый город.

Как видим, Петербург, именно в 1830-е годы закрепивший за собой некогда данное ему наименование «окна в Европу», для Н.В.Гоголя оказался окном в Россию. Выходец из далеких южных краев, где жизнь еще сохраняла непосредственную связь с патриархальным укладом, с простодушным «детством» человечества, он впервые заглянул здесь в бездну противоречий, созданных прогрессом и угрожающих гибелью современному миру. Н.В.Гоголь не воспринял увиденное в Петербурге как некую частичную истину, действительную лишь для определенного круга явлений (например, для проявившихся резче всего именно здесь тенденций буржуазного развития).

Все, что он открыл и нашел, работая над петербургской темой, было использовано для художественного постижения всех остальных сфер русской жизни. Можно сказать, что метод петербургских повестей проложил пути, ведущие к постижению ее целостности, ее скрытой сущности.

Н.В.Гоголь одним из первых увидел в «петербургском периоде» — не просто испытание, но кризис, потрясающий самые основы национального бытия, чреватый возможностью катастрофы. Но тот же Н.В. Гоголь уловил в близости грозного катаклизма возрождающую и преобразующую силу. С годами он все больше укреплялся в мысли о том, что именно катастрофические потрясения приведут Россию к обновлению, спасительному, быть может, для всего обреченного на погибель европейского мира.

Изучив нижеприведённые источники литературы, можно сделать вывод, что Николай Васильевич разделял Петербург на богатых и бедных, считал Петербург городом социальных контрастов. Остриё своей сатиры писатель направлял не на отдельные недостатки, а на всю систему общественных отношений, на обличие страшных противоречий Петербурга, где процветают те, у кого больше денег, у кого выше положение или звание, т.е. чинопочитание и сребролюбие. В Петербурге нет места настоящим людям, тем, кто ставит духовные ценности превыше материальных. Да, возможно, это люди не столь богаты, как чиновники — взяточники, но это настоящие люди, в отличие от глупцов, которые правят теми, кто даже боятся назвать себя людьми.

Произведения Н.В. Гоголя направлены против реального зла, против самодержавно — бюрократического строя николаевской России. Произведения Н.В.Гоголя, написанные им в XIX веке, актуальны и по сей день.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/kursovaya/peterburg-v-proizvedeniyah-gogolya/

Айзеншток И. Я. Н.В.Гоголь. Детские и юношеские годы. Киев, Изд. АН УССР, 1951, Анциферов Н.П. Душа Петербурга. Пб., Брокгаузрон. 1922

. Анциферов Н.П. Москва и Петербург в жизни и творчестве Гоголя (Материалы для литературных экскурсий).

Под ред. В.В. Голубкова и А.Н. Дубовикова. М., Изд. АПН РСФСР, 1954

Белинский В.Г. Петербургская литература. М., «Художественная литература», 1981., Белый А. Мастерство Гоголя. М. — Л., 1996.

Вайскопф М. Поэтика петербургских повестей Гоголя (Приемы объективации и гипостазирования) // Вайскопф М. Птица-тройка и колесница души. Работы 1978-2003 гг. М.: НЛО, 2003.

7. Войтоловская Э. Л., Степанов А. Н. Н. В. Гоголь: Семинарий. — Л.: Учпедгиз. Ленингр. отд-ние, 1962.

Воропаев В.А. Николай Гоголь: Опыт духовной биографии, М., 2008., Воропаев В.А. Гоголь над страницами духовных книг: Научно-популярные очерки. М., 2009

Воропаев В.А. Н. В. Гоголь: Жизнь и творчество. В помощь преподавателям, старшеклассникам и абитуриентам. М., 2009.

Гиллельсон М.И., Мануйлов В.А., Степанов А.Н. Гоголь в Петербурге. Л., Лениздат, 1961, Гиппиус В. Гоголь // Гиппиус В. Гоголь; Зеньковский В. Н.В. Гоголь. -СПб.: Logos, 2008, Гиппиус В. Гоголь // Гиппиус В. Гоголь; Зеньковский В. Н.В. Гоголь. -СПб.: Logos, 2009, Гуковский Г. А. Реализм Гоголя. М.; Л.: Гос. изд-во художеств. Лит. 1959, Золотусский И.П.Гоголь.(«ЖЗЛ»).

— М., 2009, Кубиков И. Гоголь и Петербург. — Русский яз. в школе, 1929, №2

Кулиш П.А. Записки о жизни Н.В.Гоголя, составленные из воспоминаний его друзей и знакомых из его собственных писем. Тт I — II. Спб., 1856

Набоков В. Николай Гоголь. СП,б.: Симпозиум, 1997-1999

Манн Ю. В. Гоголь // История всемирной литературы: В 9 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука. Т. 6. — 1989

Манн Ю. В. Эволюция гоголевской фантастики // К истории русского романтизма / Ред. колл. Ю.В. Манн, И. Г. Неупокоева, Г. Р. Фохт. М., 1973.

Манн Ю. В. Поэтика Гоголя. М.: Худож. лит., 2008., Маркович В.М. Петербургские повести Гоголя. Л., 2009., Машинский С. Художественный мир Гоголя. М.: Просвещение, 1979, Николаев Д. П. Сатира Гоголя. М. : Худож. лит., 2008

Плетнев П.А. Чичиков, или «Мертвые души» Гоголя . Критика 40-х гг. XIX века / Сост., преамбулы и примеч. Л. И. Соболева. М.: ООО «Издательство «Олимп»»: «Издательство «АСТ», 2002

Пропп В. Я. Природа комического у Гоголя // Рус. лит. — 1988.

27. Русская критика XVIII—XIX веков. Хрестоматия. Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по специальности N 2101 «Рус. яз. и литература». / Сост. В. И. Кулешов. М., «Просвещение», 1978.

28. Лотман Ю.М. Художественное пространство в прозе Гоголя. — Ю.М. Лотман, В школе поэтического слова. Пушкин. Лермонтов, Гоголь, М., 1988.

Смирнова Е. А. Поэма Гоголя «Гоголя Мертвые души» / Отв. ред. С. Г. Бочаров; АН СССР. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 2007.

Шенрок В.И. Материалы для биографии Гоголя. Тт.I-V. М., 1982-1897, Шенрок В.И. Н.В.Гоголь и его отношение к Петербургу. — Русская старина, 1902, №2