Тема природы в лирике А.Ю. Шадринова

Курсовая работа

Алексей Юрьевич Шадринов (22.02.1973 — 24.02. 1992 гг.) — молодой поэт, родившийся в городе Белозерске Вологодской области. Уже «в тринадцать лет написал свои первые необыкновенно выразительные и зрелые стихи…» [5, с. 674].

Данная работа посвящена теме природы в творчестве А. Ю. Шадринова. натурфилософия поэзия шадринов лирика

Изучение его творчества важно для раскрытия индивидуального стиля поэта и представления целостной картины литературного Белозерья и Вологодчины в целом.

Материалом для исследования послужили сборники стихотворений А. Ю. Шадринова: «Далекий плач» (Вологда, 1994), Стихотворения и поэмы (Москва, 2001) и «Моя душа над родиной летит…» (Вологда, 2008), а также публикации в периодике. Объектом являются тексты А. Шадринова, раскрывающие тему природы с точки зрения трех основных стихий: воздуха, земли, воды.

Обращение к теме природы в лирике Шадринова связано с тем, что ее влияние было велико и реализовалось во многих интересных, художественно ярких образах. Тема природы нами исследуется в разных аспектах: образно- символическом, хронотопическом, изобразительно-выразительном. Особое внимание уделяется анализу воздушного, водного и земного художественных пространств. Эти хронотопические модели воссоздают особую систему образов-символов, позволяющих выявить центральные смысловые элементы поэзии автора.

В данном подходе к рассмотрению темы природы мы опирались на монографию профессора Е. Менегальдо «Поэтическая вселенная Бориса Поплавского», в которой впервые был предложен термин «поэтическая вселенная». Он понимается как модель художественного мира, воплощаемая в творчестве автора, определяемая как сумма представлений о мире и вселенной, реализованная с помощью художественных средств через образы-символы или образы-сигналы, принадлежащие к трем природным стихиям. Термин поэтическая вселенная трактует картину мира автора, основываясь на трех мифопоэтических пространствах: воздушном, водном и земном [20].

Наиболее близкими определениями являются разрабатываемые в трудах Лотмана Ю., Топорова В. понятия «модель мира», «картина мира». «Модель мира — сокращенное и упрощенное отображение всей суммы представлений о мире внутри данной традиции, взятых в их системном и операционном аспектах» [32, с. 161].

23 стр., 11034 слов

Сообщение бунин тончайший живописец природы. «Мир природы в творчестве ...

... окружающего мира, которые сами бы не заметили, ощущаем множество запахов. «Тонкий аромат опавшей листвы и – запах антоновских яблок». Автор воспевает мудрость природы, ее вечное обновление и красоту. Произведения Бунина ... это радость, потому что в него так хорошо смотреть и думать. Природа в произведении Бунина жива, автор проецирует ее на собственные ощущения, на жизнь человека. Если «веяло ...

Также в работе для анализа образов используется термин «функционально-семантическое поле», предложенный Матвеевой Е. в диссертации «Коммуникативно обусловленное эстетическое значение слова в поэзии». Функционально-семантическое поле — это «макроструктура художественного текста, объединяющая единицы разных уровней организации художественного текста, служащие для репрезентации индивидуальной картины автора» [19].

Понятие «образ» широко трактуется исследователями. Термин художественный образ будем рассматривать в следующем ключе: образ (др.-гр. Эйдос — облик, вид) — «всеобщая категория художественного творчества, присущая искусству форма воспроизведения, истолкования и освоения жизни путем создания эстетически воздействующих объектов. Под образом нередко понимается элемент или часть художественного целого, обыкновенно — такой фрагмент, который обладает как бы самостоятельной жизнью и содержанием. В более общем смысле образ — самый способ существования произведения, взятого со стороны его выразительности, значимости» [16, с. 669-670].

«Понятие сложное, многогранное и многомерное <…>. Это форма отражения действительности искусством, конкретная и вместе с тем обобщенная картина человеческой жизни, преображаемой в свете эстетического идеала художника» [27, с. 241].

Творчество поэта пока еще мало изучено, и обращаться к нему стали не так давно. Критических и литературоведческих статей недостаточно для представления об авторе, а имеющийся материал не систематизирован. Изучением отдельных аспектов его творчества занимался профессор В. Н. Бараков. Таким образом, можно говорить о научной новизне и актуальности, вызванных интересом читателей и литературоведов.

Предпринятое нами исследование ставит цель рассмотреть художественный мир поэта и доказать, что он основывается на трех мифопоэтических пространствах: воздушном, водном и земном. Для достижения цели необходимо решение ряда задач:

проанализировать стихотворные тексты А. Ю. Шадринова в данном аспекте;

определить, как в стихотворениях отразилось восприятие природы

исследовать образы, принадлежащие к трем природным стихия;

сделать выводы о месте темы природы в творчестве А. Ю. Шадринова;

выявить доминирующий тип художественного пространства;

разработать пространственно-временную модель поэтического мира;

выделить функции пейзажа в лирике А. Ю. Шадринова.

Задачи определяют структуру работы, которая состоит из введения, трех глав, обозначенных в плане, заключения и библиографии. В первой главе дается теоретическое обоснование работы, а также рассматривается творческое наследие поэта. Вторая глава посвящена теме природы, в которой анализируются микрополя, принадлежащие к трем природным стихиям, и выявляется доминирующее функционально-семантическое поле. В последней главе рассмотрен вопрос о создании пространственно-временной модели стихотворений, затрагивающих тему природы в творчестве А. Ю. Шадринова.

5 стр., 2368 слов

План Сочинения: Стихотворение Поэт Лермонтова

... Сочинения: Стихотворение Поэт Лермонтова Условия успешного выполнения работы Жанр сочинения — анализ поэтического текста; литературно-критическая статья. Содержание — творческая работа логического плана на литературную тему. Задания Прочитайте вариант анализа стихотворения «Поэт» ... янтаря). Динамика поэтического текста рождается благодаря сменяющимся звуковым и цветовым образам. Примеры тропов: ...

В заключении работы через соотношение образов с тематикой стихотворений, выделений функций пейзажа в лирике выявляется эстетическое представление автора и его оценку действительности, отраженную в модели мироздания.

Поставленная цель и задачи обусловили применение комплексной методики исследования. Метод семантико-стилистического анализа позволил выявить в поэтических текстах ключевые значимые образы-символы. В работе также использовались структурный, историко-литературный, биографический методы и метод моделирования.

. А. Ю. ШАДРИНОВ КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СОВРЕМЕННОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОЦЕССА

1.1 ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ А. Ю. ШАДРИНОВА

Алексей Шадринов, юный поэт, жизнь которого оборвалась в 19 лет, оставил своим современникам и, думается, следующим поколениям целый ряд литературных произведений. Его творческое наследие составляют 3 сборника и отдельные публикации прозы. Несмотря на сравнительно небольшое количество стихотворных и прозаических произведений, его творческое наследие важно для раскрытия идейно-художественных особенностей его лирики и представления целостной картины литературного Белозерья и поэзии Вологодской области в целом.

В последний год перед службой в рядах Вооруженных Сил Алексей заочно познакомился с Вологодским поэтом Ю. М. Ледневым, который очень доброжелательно отнесся к творчеству юноши, назначил ему встречу, но она, к сожалению, не состоялась. Одним из первых заинтересовался творчеством Алексея еще один Вологодский писатель — А. А. Цыганов. Им была подготовлена подборка стихотворений для коллективного сборника «Любимое и …безответное», вышедшего в Сыктывкаре в 1992 году. Это был первый сборник, в который вошли стихотворения Алексея Шадринова («Лебеди,»» Берег,» «Назрело солнце, обещая лето»).

После смерти поэта был издан сборник «Далекий плач» (Вологда,1994) «в голубом переплете на широком поле белого листа» — именно таким и мечтал его увидеть Алексей. Подборки его стихотворений публиковались в журналах:

«Наш современник» (1996г., № 7), «Москва» (1997 г., № 10 и 1998 г., № 11), и «Север» (2000 г., № 10).

В 1998 родителями Шадринова был передан архив с неизвестными стихотворениями и поэмами для публикации в Москве. Этот сборник вышел в 2001 г. Его составитель и автор предисловия — вологодский литературовед и критик, доктор филологических наук В. Н. Бараков. Редактор сборника — С. Ю. Куняев, главный редактор журнала «Наш современник», известный поэт, публицист и критик. Книга сильно отличается от первого посмертного сборника поэта «Далекий плач». Дело в том, что новое издание почти целиком состоит из неизвестных читателям стихотворений и поэм Шадринова, оставшихся в семейном архиве, а они оказались на порядок выше опубликованных ранее. Наиболее значительные из них: «Отшельник»; «Размышления странника»; «Обитель»; «Деревня» (стихи); «Пилигримы»; «Оборотень» (поэмы); «Глушь»; «Холодные берлоги»; «Исповедь» (проза)».

9 стр., 4079 слов

Природа художественного образа

... работы является изучение природы художественного образа. Цель работы определяет следующие задачи: Рассмотреть понятие "художественный образ"; Рассмотреть сущностные характеристики природы художественного образа; Изучить основные ... прилагать к предмету соответствующую мерку" (Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. Соч.2-ое изд. Т.42. - С.94). В свою очередь человеческие знания ...

А в 2008 году издается сборник стихотворений Алексея Шадринова «Моя душа над Родиной летит…», составителем которого и автором предисловия выступил В. Н. Бараков. В этом сборнике были опубликованы избранные стихотворения и поэмы поэта.

Публиковались стихотворения Алексея Шадринова в газетах «Красный Север», «Новый путь» (5 мая 1992 года вышел специальный выпуск газеты с его стихотворениями), в журнале «Всемирная литература» (Белоруссия) в № 11-12 за 2002 год, а также в № 1 журнала «Простор», вышедшего в Казахстане в 2007 году.

После публикаций стихотворений и поэм об Алексее Шадринове заговорили как о молодом, но талантливом поэте Вологодской области. Имя Алексея Шадринова вошло в изборник «Материалы к словарю русских писателей конца XX — начала XXI века» В. В. Огрызко в 2001 году, в библиографический словарь «Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги» под редакцией Н. Н. Скатова в 3 томах, вышедший в Москве в 2005 году, в «Вологодскую энциклопедию» в 2006 году. Творчество А. Ю. Шадринова нашло отражение и в альманахах серии «Старинные города Вологодской области»: «Белозерье» выпуск 1-2. А книга для учителей О. А. Ереминой «Литература 11-й класс: поурочные разработки» рекомендует говорить о поэзии А. Шадринова в школе.

Примечательно, что стихи поэта заинтересовали и композиторов. В. П. Носарев — интересный, яркий, самобытный композитор, талантливый музыкант и педагог многие песни написал на стихи любимых поэтов-земляков: С. Орлова, С. Викулова, Л. Беляева, А. Шадринова. Есть и авторские песни: «Шумит листва», «Эта ночь» Т.М. Плешковой, Л. И. Емельяновой и «Когда домой вернулся я», «Прощание» дуэта «Звучащее слово» духовно- просветительского центра «Северная Фиваида».

1.2 РАЗВИТИЕ НАТУРФИЛОСОФИИ В РУССКОЙ ПОЭЗИИ: ОБЗОР МНЕНИЙ

Русская литература много уделяет внимание образам человека, однако нельзя недооценивать значимость образов природы, через которые достаточно явно проявляется национальная специфика литературы.

«Поэзия в новое время выполняет отчасти ту функцию, какую в древности выполняла мифология — представлять мир, создаваемый человеком, в его гармонии с природой» [51].

Русская поэзия стремится слить гуманные принципы, выработанные лучшими умами человечества, с природными законами, представлявшимися ей справедливыми и разумными. «Одни поэты черпают в природе силы для борьбы и веры в лучшее будущее народа, другие, обращаясь к ней, задумываются о философских противоречиях бытия, третьи находят в ней источник разрешения противоречий собственного сознания, четвертых она побуждает проникнуться светлым оптимизмом» [23, с. 14]. Таким образом, русская природа — самостоятельная и очень важная тема, благодаря которой в поэзии были совершенны художественные открытия в познании человека, его характера.

Передача чувства природы в русской поэзии чрезвычайно разнообразна. Поэзия, осмысляя сущность природных явлений, становится философской. В философской лирике природы в той или иной мере затрагиваются основные вопросы, которые извечно ставила перед собой всякая философия. Они касаются родственности или враждебности природных начал в человеке и для человека духовности природы, соотношения первозданных стихии мыслящему и чувствующему «я» [52].

6 стр., 2824 слов

По литературе. Человек и природа в поэзии лермонтова

... зарисовки являются неотъемлемой частью его лирических и прозаических произведений. В молодости он описывает «бури шумные», величественные явления природы. Беспредельно любят природу романтические герои произведений Лермонтова. Герой поэмы «Мцыри», «как брат, обняться с ...

Не только поэты различаются в своем восприятии и воспроизведении природы, но и разные литературные эпохи. М. Н. Эпштейн выделяет четыре основных этапа, которые прошла русская философская лирика в постановке и разрешении этих проблем. Первый — это ХVIII век (М. Ломоносов, Г. Державин, Н. Карамзин), когда природа представлялась проявлением высших законов божественного разума, свидетельством благой воли Творца. Соответственно философская проблематика была развита слабо. Второй этап — XIX век -яркими представителями которого были Е. Баратынский и Ф.Тютчев. В этом периоде отразился глубокий разлад между человеком и природой, что и привело к постановке вопросов о причинах возникновения и путях его преодоления. Третий этап — первая половина XX века; вопрос о разладе был решен в пользу человека: природу необходимо воспитывать, воссоздавать в ее глубине человеческий, разумный облик; наиболее значительное воплощение в лирике этот пафос получил у Н. Заболоцкого. Наконец, четвертый этап — со второй половины XX до настоящего времени. В творчестве таких разных поэтов как А. Тарковский, А. Вознесенский, Е. Евтушенко, Б. Ахмадулина, А. Кушнер, И. Жданов и других, звучит мысль о том, что человек до конца не раскрыл еще природу в себе и себя как продолжение природы. В основе современной лирической натурфилософии лежит осознание нерасторжимости союза между цивилизацией и природой [52, с. 32].

По мнению ученого, новую философию пейзажа определило несколько обстоятельств. «Это, во-первых, выход человечества в космос, расширение масштабов образного видения природы, вплоть до галактических туманностей и частиц микромира. Во-вторых, обостренное экологическое сознание: потребительски-насильственное отношение к природе, господствовавшее в науке и производстве последних десятилетий уступает место заботе о сохранении ее красоты и первозданности. В-третьих, возвышение природы на фоне кризисных, застойных явлений общественной жизни, в системе духовных ценностей как вековечной правды, законов мироздания, не зависящих от «социального заказа» и исторических коллизий. Наконец, осознание тех гибельных тупиков, в которые завело человечество развитие технической цивилизации и оружия массового уничтожения, тоже не могло не выдвинуть задачу: вернуться блудному сыну природы в объятия щедро и любящей матери, почувствовать себя не царем и господином, а ее дитятею, нуждающемся в руководстве и попечении» [52, 31].

Современных поэтов продолжают волновать вопросы природы и человека, природы и общества, цивилизации. Природа изображается в лирике не просто фоном, на котором происходит жизнь и деятельность человека, но неотъемлемой частью его души, одним из самых глубоких и значимых переживаний, связывающих его с землей, с родным краем и Отчизной. Чувство родимой земли неотделимо от восприятия природы, от бережливого отношения к ней.

Известные поэты Белозерского края, такие как Сергей Орлов, Сергей Викулов, Леонид Беляев избрали для себя именно такой путь — прославить свою малую родину и увековечить память о ней в своем творчестве. Алексей Шадринов не является исключением.

3 стр., 1166 слов

Для меня природа – это храм. Что значит природа в моей жизни? ...

... сжечь. Любовь к природе в головах стариков сделала её настоящим живым персонажем, которого невозможно сломить. Внуки, вразрез старикам, легко покидают родные края, надеясь на лучшую жизнь в ... жена вернулась обратно в Матёру. Любовь к природе, любовь к Родине движет поступками стариков. Распутин в своём повествовании не прибегает к точным определениям, свою любовь к природе этого края он передаёт ...

1.3 ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЛИРИЧЕСКОГО ГЕРОЯ С ПРИРОДОЙ: БИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Не случайно, что в своих стихах Белозерские поэты воспевают образ природы, малой родины. Считается, что именно здесь бьет Кастальский ключ, дающий мощную творческую энергию, заряжающий людей желанием выразить себя в художественном слове, музыке, красках. Статистика подтвердит, что на каждый гектар городской площади приходится по одному художнику и по два поэта. Теплое озеро с песчаным пляжем, архитектура древнего города, удивительные северные пейзажи дарят восприимчивой душе покой и вдохновение. Здесь в необычайно древнем и красивом городе «жизнь струится, как река». Человек, выросший в Белозерском крае, пораженный в своей душе спокойствием, живописностью мест, добрыми и отзывчивыми людьми, невольно начинает творить. Его переполняют мысли и чувства.

Алексей Шадринов с раннего детства впитал в себя природную красоту. Его стихотворения наполнены впечатлениями, полученными от лесных прогулок, Белого озера. Родители Алексея часто ходили в лес в поход, где они собирали грибы и ягоды, вместе они объездили почти все уголки Белого озера.

Для поэта природа — это живой организм, чувствующий, содержащий всю палитру чувств, а образы природы символичны. Не случайно распространенным средством художественной выразительности в стихотворениях Алексея Шадринова является олицетворение. Он наблюдал каждое ее движение и особенно остро переживал за нее.

Как человек и как поэт Шадринов был многим обязан природе. Для Алексея природа не символ жизни, не предмет исследования и пристального философского внимания, как для Заболоцкого, — она была самой жизнью, пронзающе переполнявшей все существо поэта [5, с. 675].

Лирический герой поэзии Шадринова стремился жить в своем мире — мире природы. Об этом свидетельствуют многочисленные образы природы, встречаемые в поэзии. Отношение лирического героя к природе не однозначно. С одной стороны, это взаимоотношения родства, лирический герой определяет себя как сына природы.

Зрение вернись ко мне! Природа!

Я всего лишь твой заблудший сын [42, с. 23].

С другой стороны, лирический герой поэзии Шадринова — это пленник, его душа породнилась с природой и уже никогда не расстанется с ней.

Породнилась душа с листвою, Растворилась в лесной глуши [42, с. 51].

Так же лирический герой не может не восхищаться красотами природы, ее гармонией, и тогда он ощущает себя ее поклонником.

Да, я люблю морозы и метели

И стон лесов, охваченный пургой.

6 стр., 2850 слов

Основные мотивы лирики Блока. Образ лирического героя

... мотивами погружения в жизненные стихии, или, используя формулу самого Блока, «мятежа лиловых миров». Сознание лирического героя обращено теперь к непридуманной, жизни. Она является ему в стихиях природы ... лирики Блока «стихотворным молитвенником»: в нем нет событийной динамики, герой ... мере движения пространство романа ... Основной раздел «Стихов о Прекрасной Даме» был в первом издании (в форме лирического ...

Люблю, чтоб летом рощи зеленели,

И чтоб стояли голые зимой [42, с. 61].

Как я люблю шум яблони тенистой,

Благословлю целебную росу,

Багряный цвет шиповников тернистых,

Что берегут нетронутой красу [из неопубл., см. прилож.].

Ничего не добавлю нового

Среди песен твоих Белозерье. Я люблю твои рощи голые,

Твои окающие поверья [из неопубл., см. прилож.].

Жизнь лирического героя проходит в двух мирах: первый — мир природы, второй — мир божественный. Эти миры не враждебны друг другу, поэтому он старается объединить их, пытается найти общие черты, стремления. Иными словами, он пытается «обожествить природу»:

Небо, небо! Божество ли ты? [42, с. 38].

Таким образом, можно говорить о том, что творчество Алексея Шадринова продолжает традиции натурфилософской литературы и относится к четвертому этапу ее развития. На это указывают особенности лирики: масштабность образного видения природы, ее возвышение и сближение с человеком. В поэме «Пилигримы» лирический герой обозначил свою позицию в литературе:

Не мни, читатель, средь бумажной пыли

Найти следы тебе знакомых дней.

Я верен весь туманящейся были,

Интерес к творчеству А. Шадринова есть как среди читателей, краеведов, так и у критиков, литературоведов, что объясняет и необходимость дальнейшего изучения его наследия.

2. КАТЕГОРИИ «ПОЭТИЧЕСКОЙ ВСЕЛЕННОЙ» (ТЕРМИН Е. МЕНЕГАЛЬДО) В ЛИРИКЕ А. Ю. ШАДРИНОВА

2.1 ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «ВОДНОЕ ПРОСТРАНСТВО»

Одной из причин значимости функционально-семантического поля «водное пространство» стали факты биографии, нашедшие свое отражение в творчестве.

Для образно-мифологического сознания характерно восприятие воды как эквивалента бытия. В большинстве мифологий водное пространство наделяется сакральным смыслом.

Поэтический комплекс водного пространства репрезентирует в категорию времени. Одной из характеристик водного хронотопа, поскольку вода объединяет в себе как время, так и пространство, является его тесная взаимосвязь с категорией движения. Непрерывность времени отсылает нас к выражению «нельзя войти дважды в одну и ту же воду», то есть время для лирического героя необратимое.

Сон скользит сквозь года, и минуты текут, как река

И одною из них чародейственно бред раскидало [42, с. 29].

Но течет, как река, этих дней вереница [42, с. 44].

Данный образ построен на параллелизме природного явления и человеческого существования, он свидетельствует о философском осмыслении быстротечности жизни. Водное пространство может выступать в роли метафоры пути, актуализируя таким образом мотив поиска.

3 стр., 1476 слов

Пути исканий смысла жизни главными героями романа Л.Н.Толстого ...

... и мир». Очень интересно то, что Толстой невероятно тонко и верно показал страдания, духовные метания и нравственные поиски своих любимых героев. Тем самым он подчеркнул, что мыслящий ... в учении масонов, которое он понимает по-своему. Разочарование героя неизбежно. Ведь и здесь со временем он видит карьеризм, ханжество, лицемерие. Пьер порывает с масонами. Ярчайшим светом озарила жизнь ...

Все дороги, как реки, где глубь бездонная,

Ни челна, ни плота у них не причалено [42, с. 90].

Куда нас жизненным теченьем не забросит,

Куда не занесет меня поток [41, с. 16].

Человек часто решает вопрос смысла жизни. Один из возможных ответов на него заключается в том, чтобы оставить после себя «след». Останется ли в памяти человек иногда зависит от субъективных фактов. В стихотворении

«Берег» лирический герой предчувствует свою судьбу.

Я чувствую спиною, что смывает

Мой бренный след на утреннем песке [42, с. 70].

Категория движения связана не только с потоком воды, но и с живыми существами, местом обитания которых является водное пространство. К примеру, образ рыбы олицетворяет свободное движение и полное погружение в водной стихии.

Там расцветает лилия, там рыба

Взвилась клинком, сверкающим в прыжке [41, с. 17].

Подобно другим стихиям в вертикальной структуре пространства поэтической вселенной водный хронотоп визуализируется с помощью разных типов восприятия: цвето-световых, звуковых, тактильных.

Тонкий шорох дождя,

или скрипка вдали зарыдала? [42, с. 31]

Искал знакомый жизнетворный запах

Что так пьянит, над снежной синевой

Невидимой волною приближаясь [42, 3с. 3].

Звуковые характеристики, присущие водному пространству, несут сакральный смысл. В журчании воды лирический герой слышит голос природы, способный дать ответы на многие волнующие вопросы. Здесь же подчеркивается единение природы с человеком, так как в звуках воды лирический герой слышит песню.

Понять ли мне, о чем поет вода,

Куда она змеится бесконечно… [42, с. 46]

Вода поет, и жизнь идет,

Все никуда и все из ниоткуда [42, с. 46].

Способность поверхности воды отражать окружающий мир находит воплощение в образе-символе зеркала. Образ создается за счет того, что речная или озерная вода в спокойном состоянии представляется такой гладкой, чистой и прозрачной, что сравнение с зеркалом, стеклом становится довольно точным.

Весь мир молчит и занавес приподнят

И над речным задумчивы стеклом [42, с. 58] Или

И нити рек с водой зеркальной [42, с. 17].

Сакральное пространство неба соединяется со стихией воды, защищая землю от «нижнего» потустороннего мира, являющегося профанным. Метафора «вода-зеркало» дополняется многочисленными цветообрами: Стаи серых туч на небе синем

6 стр., 2729 слов

Образ лирического героя в поэзии лермонтова

... Образ лирического героя в поэзии Лермонтова Другие сочинения по теме: Глубина чувства лирического героя в поэзии Владимира Сосюры Владимир Сосюра вошел в украинскую поэзию ... даже у Пушкина лирический герой меняется на протяжении творческого пути. Мир лирического героя Лермонтова составляет постоянная и ... времени: обесценивается будущее (“Уж не жду от жизни ничего я”), обесценивается прошлое (“И не ...

Утонули в зеркале пруда [41, с. 52] Или

Ах, чем же, Юг, ты так заворожен,

Что бродят волны сизые по небу [42, с. 33]

Вода для лирического героя соотносится с его внутренним миром и жизненной позицией. Для него жизнь — это тихий, размеренный бег лесной реки. Да и жизнь всего города, в котором находится лирический герой подчиняется тем же правилам.

В нашем городе спокойном

Жизнь струится как река [42, с. 52].

Просто жизнь для меня, Словно речка лесная…

Просто жизнь для других —

Лихорадочный бег [41, с. 14].

Мотив возрождения жизни связан с весенним временем года, когда пробуждается окружающая нас природа. С приходом весны тают воды, и жизнь будто вновь начинает свое движение, а душа человека наполняется силами. Лирический герой с нетерпением ждет это время.

Я жду дождя

С природою на пару —

Засох душой и сердцем очерствел [41, с. 29] Или

Снова будет весна, и воскреснет зеленая дымка,

Где волнистую рябь разрезают винтами суда [42, с. 60].

Мотив очищения, связанный разными элементами водного пространства, представляется в творчестве А. Ю. Шадринова важным. На это указывает и частотность его употребления поэтических текстах. Первоначальная чистота и первозданность мира — одно из основных значений водного пространства «поэтической вселенной».

В купели непорочных вод

Смиренной схимницей идущей [42, с. 67]

Живу в дали от всех, в живых истоках

Бегущих, чистых и туманных рек. [42, с. 84].

К значению духовной чистоты и связанными с ней водными образами примыкает синий цвет, а также его оттенки. Эти цвета преобладают в поэтических текстах. В то же время синий — цвет таинственности [14].

Основной признак объединяющий душевную жизнь и водную стихию — признак глубины. В лирике А. Ю. Шадринова он тесно связан с темой творчества. Душа подобно водным объектам «таит» в своей глубине силу, помогающую человеку творить.

Слова лежат в глубинах русских рек,

Они не умерли, они заснули.

Их разбудить лишь может человек,

И оживет тотчас стозвонный улей [42, с. 11].

С больших глубин поднялась эта муть

И благо, что от сердца не дано Вам Сорвать покров, войти и заглянуть

В горнила, порождающие Слово [42, с. 42].

Вода может соотноситься и со злым началом. В ряде стихотворений обличающих социальную обстановку, сложившуюся в период творчества поэта, водное пространство противопоставляется миру людей, в котором царит хаос. Образ крови вводит в текст мотив греховности деяний человека и расплаты за них.

Он будет здесь, бесформенный поток,

В крови сердец, чреватых разложеньем [42, с. 13]

Говорят на востоке

Все небо ножами распорото

С убиенного тела течет [42, с. 14].

В поэтической вселенной смерть и разрушения могут быть представлены мифологическим образом реки забвения. Лирического героя не покидает предчувствие страшного конца с необратимыми последствиями.

Последним временам начертан путь

В бездонность Леты кануть и заснуть [42, с. 16].

Земля растает в черной мгле

И безвозвратно канет в Лету [42, с. 54].

В последних приведенных строчках присутствуют апокалиптическое настроение. Лирический герой воспринимает мир трагически. он утратил веру в спасение земли.

Водное пространство часто описывается как изменяющее реальность, уходящее в сферу духовности. Это свидетельствует о взаимодействии функционально-семантических полей водного и воздушного пространства. Не случайно символика синего цвета и его оттенков в этих пространствах совпадает. Подобным образом космическое пространство растворяется в водной стихии, расширяя границы поэтической вселенной.

Месяц рекою плывет на ладье [42, с. 68]

Светило дня свою подъемля тяжесть,

Взойдя прожгло зеркальность глубины [41, с. 17].

2.2 ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «ЗЕМНОЕ ПРОСТРАНСТВО»

Функционально-семантическое поле «земное пространство» репрезентует посредством воссоздания в поэтическом тексте объектов и явлений физического окружающего мира, наделяемых символической семантикой. Это такие обширные категории как лес, луг, поле, сад, а также более конкретные элементы земного пространства: дерево, цветущие растения и их листья.

Пространство, воссоздаваемое с помощью этих слов-сигналов, характеризуется рядом признаков: бескрайность, преобладание природного начала, естественность, легкопроницаемость.

Данный тип пространства по преимуществу является открытым. Растительный и животный мир севера, населяющий русскую поэзию, не столько разнообразен, как южный. Возможно поэтому растения, присутствуют в поэзии в собирательном виде [23].

Так, например, характерно использование форм множественного числа слов поле, лес, и т. д. Лексика, характеризующая данное функционально-семантическое поле является несколько размытой, это объясняется тем, что автор стремится не столько обозначить конкретный тип пространства, а весь мир, окружающий лирического героя, в неразрывном единстве. Из отдельных деревьев и кустов в лирике А. Ю. Шадринова удостоены вниманием береза, ель, сосна, ива, но встречаются тополь, сирень, черемуха.

Микрополе «лес» представляет собой особый тип пространства. В мифологии и фольклоре лес часто рассматривается как враждебное человеку профанное пространство, несущее гибель.

Сквозь многий мрак ветвистый и густой,

Струясь, в лесах четвертый ветер рыщет [42, с. 82]

Густа, темна еловая долина [42, с. 85].

Несмотря на то, что лес устойчиво характеризуется как глушь, дремучий бор, оппозиция «свое» / «чужое» снимается. Поддерживается отнесенность пространства леса к типу сакрального и характеристикой его, как места, где расположен «алтарь природы».

Я ухожу, чтобы укрыться в пуще [42, с. 13].

Одним из наиболее распространённых образов-символов функционально- семантического поля «земное пространство» является дерево. Поэт с детских лет впитал в себя народное мировосприятие, можно сказать, что оно сформировало его поэтическую индивидуальность.

С самой далекой древности дерево является одним из самых любимых, таинственных и универсальных символов духовной культуры человечества. Повсеместно он символизирует жизнь [49].

Чтоб за жизнь устало не цепляться,

Как вцепилась в дерево лоза [42, с. 20].

С образом березы тесно переплетается и тема Родины. Сила лирики поэта заключается в том, что в ней чувство любви к Родине заключено в зримых образах, через картины родного пейзажа.

Говорят, на востоке

Все небо ножами распорото,

И небесная кровь

С убиенного тела течет [42, с.14].

В народной поэзии гнилое или засохшее дерево — это символ горя, потери чего-то дорогого того, что уже не вернуть [49].

Пусть мать лишь пишет об одном

Что след мой не истерт;

Но тополь за моим окном

Наполовину мертв [42, с. 43].

Перед нами символ скоротечности человеческой жизни. В основе символа лежит троп: «жизнь — пора цветения», увядание — приближение смерти [14].

В природе состояния циклически сменяются, все заново зацветает. Жизнь человека, в отличие от природы, необратима.

Хвойные деревья передают иное настроение и несут иной смысл, чем лиственные: не радость и грусть, не различные эмоциональные порывы, но скорее таинственное молчание, оцепенение, погруженность в себя [51, с. 75].

В парке сгорбленные ели Углубились в шапку снега [41, с.28].

Сосны и ели представляют собой часть угрюмого, сурового пейзажа, вокруг них царит глушь, сумрак, тишина. Несменяемая зелень вызывает ассоциации хвойных деревьев с вечным покоем, глубоким сном, над которым не властно время, круговорот природы [51, с. 75].

Густа, темна еловая долина,

А над луною тишь.

Скребется коростель [42, с. 82].

Введение в литературное произведение такого образа как дерево, требует от поэта большого мастерства в языке. Явление неподвижной природы более опосредованно передает эмоциональный строй автора. Поэтому поэты используют образ природы для передачи внутреннего состояния лирического героя, а дерево сравнивается с человеком, олицетворяется.

В своих стихотворениях Шадринов часто опирается на традиционный троп «человек-растение», поэтому в его стихотворениях часто встречаются антропоморфированные образы клена, березы и ивы. Очеловеченные образы деревьев обрастают «портретными» характеристиками: силуэт, прическа [52].

Высокий тополь треплет пышной гривой,

В листве гуляет ветер-суховей

А вдалеке стоит старушка ива,

Поднявши в воздух облако ветвей [41, с. 26].

И дух покосов молодых,

И силуэты ив печальных,

И мачты сосен вековых [42, с. 17].

Стоит уделить внимание образу сада как особой категории функционально-семантического поля «земное пространство». С ним связана область воспоминаний лирического героя.

Не знаю был ли этот сад и был ли соловей?

Но много-много лет назад я жил в краю родном [42, с. 43].

Сад был родным местом, в котором любил находиться лирический герой.

Теперь он не может там находиться и чувствует себя одиноким.

А все живет, не зная обо мне

И торжествует сад из-за ограды [42, с. 89].

Метафора сада реализуется с помощью синтеза художественных средств, воссоздающих впечатление всех органов чувств. Пение соловья как звуковой образ связан с образом-символом сада.

И было слышно соловья в саду из-за угла [42, с. 43].

Одним из компонентов пространства сада являются образы цветов. Они представлены в обобщенном виде, подобно образам деревьев. Названия цветов употребляются сравнительно редко. Точно так же обозначаются листы: лист, листок, листья — без указания на то, к какому дереву или цветку они принадлежат [23].

На общем фоне цветы, выделенные конкретным названием, привлекают внимание и, безусловно, становятся ключевыми. Таковым, например, является образ розы. Для лирического героя поэтической вселенной А. Ю. Шадринова цветок, это жизнь, надежды.

Уже увяли летние цветы, погибли все мои надежды [41, с. 20].

В связи с образами цветов актуализируется мотив недолговечности и скоротечности времени. Быстро увядающие цветы отсылают к столь же скорому увяданию молодости человека.

Уже в июле скошен мой цветок,

И шмель напрасно над поляной кружит [41, с. 75].

В сочетании с прилагательным образ летних цветов представляется еще отчетливее. Увядают летние цветы связано с наступлением осень, времени всеобщего увядания и уныния.

Уныло роза комнатная дремлет

За сдвоенным стеклом в окне [41, с. 48].

Неслучайно жизнь А. Ю. Шадринова представилась Юрию Ледневу в образе розы.

В озарении роза росла. Расцвести собиралась. Пора бы! Но нежданно исчадием зла Притащилась откуда то жаба.

Но уродина тщетно стремится [41, с. 140].

На сопоставлении розы и жабы, прекрасного и доброго начала и злого натолкнулся сам поэт в стихотворении «Шмель и роза».

В другом стихотворении благозвучие, соответствие формы и содержания в стихе достигается аллитерацией звука «Л» в словах, рядом стоящих. А в целом создается впечатление медленно падающих листьев. А пространство строфы имитирует пространство леса, открывающееся с высоты рябин.

Над землею мысли кружили, листья ли, В золотую траву опускаясь ласково.

Облетали рябины, краснея листьями,

Моросили дождики пыльцою маковой [8, с. 3].

Способность листьев отрываться от земли при порыве ветра указывает на их мистические свойства. Так, например, листва в лирике А. Ю. Шадринова наделена крыльями. У лирического героя возникает ощущение того, что листья скрывают тайну, и понять то, о чем говорит листва можно лишь породнившись с ней.

Породнилась душа с листвою

Растворилась в лесной глуши [42, с. 51].

У Лирического героя пристальный взгляд на окружающую природу, он обращает внимание на самые мелкие детали и видит божественное начало в них.

Божество лилистьев рой, скопившийся над долом?

Божество ль — пружинистых ветвей

Гул упругий, бред столпотворимый [42, с. 39].

Интересен образ ореха. Автор использует его всего пару раз, но важно то, что орех — это образ, символизирующий поэта.

Грешный мир — Потертый орех

Я сегодня мертвый Для всех [42, с. 54].

Как быть? Она мой самый тяжкий грех,

Навязанный средой осуществленья.

Я вправе заявить, что я — орех,

Испорченный невидимым гниением [42, с. 32].

На символике деревьев орех означает справедливость. Орех во многих сказках и легендах — вместилище таинственных богатств. Он играет в символике значительную роль, так как в его твердой скорлупе заключается ценное содержание. У Святого Августина орех изображает 3 субстанции: кожистая мякоть оболочки, кости скорлупы и ядро души [14].

Ведь так всегда: снаружи скорлупа,

Внутри — распад основы материала [42, с. 33].

Эти строчки говорят о душевном разладе лирического героя. Его видимая суть другая, и именно с образом ореха он связывает защиту своей души от посторонних.

Таким образа, на первый план функционально-семантического поля «земное пространство» выходят образы деревьев. Что связано и с широким спектром значений, которые они могут передавать, и с автобиографическим аспектом лирики А. Ю. Шадринова. Данное функционально-семантическое поле не является доминирующим. Лирический герой, хоть и ощущает свое родство с природой, склонен соотносить себя с воздушной стихией, более возвышенной и духовной.

2.3 ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «ВОЗДУШНОЕ ПРОСТРАНСТВО»

Потребность в соотнесении себя и своей жизни с абсолютными ценностями делает человека чутким к космическому ритму. Таковым можно считать лирического героя поэзии А. Ю. Шадринова. Наиболее ярко это выражается через воздушное пространство, представляемое как духовная реальность, как альтернативная форма бытия. Лирический герой воспринимает воздух как нечто незримое, то без чего невозможна жизнь. Воздух — это тонкая материальная реальность между земным и духовными планами. Действительно, воздушная стихия занимает «промежуточное» положение между земным и небесным пространствами [14].

Охарактеризуем ее.

Воздушное пространство определяется такими категориями как сакральность, безграничность, общность. Оно имеет две оси: горизонтальную и вертикальную. В последней наиболее четко прослеживается иерархическая структура объектов. В пространстве можно выделить три уровня: верхний (небо), средний (земля) и нижний (подземное царство) [14].

У А. Ю. Шадринова подземное царство исчезает, остается верхний мир и земной, который тесно переплетаются.

К верхнему уровню можно отнести птиц, ангелов, мифологизированные светила, высшие божества. Местом, удостоверяющим сакральность воздушного пространства, обычно является центр горизонтальной плоскости. Это может быть образ мирового древа или храма, выступающий в качестве посредника между хронотопом и человеком в стремлении быть сопричастным к этому пространству [33].

Образ мирового древа является центром горизонтального пространства вполне закономерно. Оно символизировало центральную ось мира, соединяющую Небо и Землю, человека и его путь к духовным высотам [33].

В раннем творчестве поэта еще только намечаются пространственные ориентиры. И не случайно в стихотворении, посвященном теме любви к малой Родине, встречаются сразу два образа, указывающих на священность данного пространства для лирического героя.

Встали выше, чем деревья,

В небо двадцать два креста [42, с. 53].

Это перерастет в последнем наиболее сильном стихотворении А. Ю. Шадринова в образ мирового древа и мотив духовного пути. Здесь же находит свое проявление устремленность лирического героя ввысь. Он занимает позицию «над» миром, где парит его душа. Эта характеристика лирического героя дает возможность соотнести его со сходными лирическими произведениями других поэтов.

Высоко так подняться нельзя и дереву,

Как возносится дух мой от сна печального [42, с. 90].

Образ мирового дерева связан с образом птиц. По преданию индийское древо жизни было населено птицами, которые соотносились с человеческими душами [14].

В стихотворениях часто появляется образ души, возможно, поэтому образ птиц является одним из самых распространенных в лирике.

Использование его наиболее полно передает картину видения окружающего мира лирическим героем.

Птица повсеместно символ свободы (идеи отделения духовного начала от земного), души (в том числе, когда она покидает тело).

Во всем мире птицы считаются посланниками. Используя образы птиц А. Ю. Шадринов наиболее полно передает картину его видения окружающего мира. У каждой птицы свое назначение. Если филин — вещун смерти, то он изображается на фоне покосившихся крестов, погостов. Кроме того, птицы — символ непереходящего духа, божественного проявления [34].

Наряду с общей символикой образа птицы выступают и частные значения, связанные с символикой конкретных птиц. Обобщая эти значения, можно выделить три группы образов. Первая группа образов символизирует красоту, талант и более узко — поэзию (соловей, лебедь).

Ах, соловьи, тревожиться ли вам

Моих огней на луговых привалах! [42, с. 13] Или

Взлетел на небо гимн родного края

На белых крыльях звонких лебедей! [42, с. 58]

Следующая группа обозначает такие духовные качества как преданность и бдительность (журавль, гусь).

Рыдают гуси клином размежив

Поля небес, изрытых облаками [42, с. 46]. Или

Моих туманных весей журавли,

Куда вас гонит отчина скупая [42, с. 34].

И последняя группа образов — образы, предвещающие несчастье (ворон, филин, сова).

И ворон был и крик вороний Был печален,

А ворон жил среди

Развалин [42, с. 40].

Так же резко и властно

твориться воронье закланье [41, с. 35].

В христианской традиции ворон служит предвестником несчастий, символизирует сатану и грех из-за своей окраски, а также, потому что согласно суевериям, он выклевывал глаза мертвым [14].

Сове приписывали дар пророчества, возможно из-за способности видеть в темноте.

Далекий плач совы донес мне, что седою власяницей Наплыл туман к уторам боровым [42, с. 74].

Филин — колдовская птица, символ ночи. Вещун смерти. Согласно поверьям, злые колдуны превращались в филинов [34].

Филина вздох, покосившийся крест, Забистый мох над туманом исчез [42, с. 67].

Образ птицы используется в поэтической вселенной А. Ю. Шадринова и в другом контексте. В одном из стихотворений автор говорит и о категории непостоянности счастья, что и лежит в основе сравнения с птицей. Цветовой образ вкупе с образом птицы привносит большую образность стихотворению.

Пролетает детство синей птицей,

По-другому стал я видеть мир [42, с. 49].

Если обратиться к цветам, которые использует автор, то можно заметить, что преобладающими являются синий и голубой. Символика синего происходит из очевидного физического факта — синевы безоблачного неба. В мифологическом сознании небо всегда было обиталищем богов, духов предков, ангелов; отсюда главный символ синего — божественность. Сопряженные с ним значения — таинственность, мистицизм, святость, благородство и чистота (духовность) [14].

Синий является цветом, который часто рассматривается как символ всего духовного. Синий цвет, как символ Вечности Божией навсегда останется знаком человеческого бессмертия [14].

Голубой цвет — это цвет небосвода. В Европе «голубой цветок романтики» близок к духовному полету мысли [14].

Обращение к воздушной стихии актуализирует мотив полета. Образ крыльев, наталкивающий на мысль об одиночестве лирического героя, связан в поэзии Шадринова не только с птицами. Крыльями наделены все и каждый — и у листвы есть крылья и его «душа над родиной летит».

Во многих текстах воздушная стихия представлена исключительно внутренним состояние лирического героя. Воздух мыслится как вместилище чувств, переживаний, стихия, связанная со сферой духовности [49].

Я отовсюду слышу ветер.

Я вижу серый небосвод

Запущен дней круговорот [41, с. 53].

Ряд других символических образов, связанных с воздушным пространством, призван акцентировать внимание на роль поэта — посредника между землей и небом, занимающего параллельную позицию в системе художественного пространства.

Я пай-мальчиком не был.

Я дерзил и срывался.

Меж землею и небом,

Словно птица метался [42, с. 53].

Лирический герой задумывается о жизни, своей судьбе. Он осознает, что если человек может уйти в небытие, то поэта ждет другой путь. Его творения будут живы и сохранят память о нем.

Пусть мать лишь пишет об одном,

Что след мой не истерт,

Но тополь за моим окном на половину мертв [42, с. 43].

Современные исследователи феномена смерти и продолжения жизни после смерти тела восстанавливают картину перехода из широкого и открытого пространства жизни в замкнутое пространство смерти [33].

Но в поэзии А. Шадринова мы встречаем другую концепцию. Лирический герой воспринимает пространство, в которое переходит душа человека, как широкое, неограниченное, т.е. описанию пути в царство смерти противостоит путь вверх

на небо.

Будет плакать перо, и придут санитары

В голубую обитель меня проводить [42, с. 78].

Образная структуры лирики дает возможность говорить о хронотопической модели поэтического мира А. Ю. Шадринова, о преобладании в ней воздушного пространства, что связано в первую очередь с идейным наполнением философской лирики поэта. Но наблюдается тенденция к соединению горизонтально и вертикально организованного пространства как отражение изначально заложенного в природе синтеза. Лирический герой ощущает разлитую в мире гармонию и сам органически «вписывается» в окружающую действительность, заключающую в себе водную, земную и воздушную стихии.

. ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННАЯ МОДЕЛЬ ПРИРОДНОГО МИРА В ТВОРЧЕСТВЕ А. Ю. ШАДРИНОВА

Литературные произведения пронизаны временными и пространственными представлениями, бесконечно многообразными и глубоко значимыми. Они составляют некое единство. Существенную взаимосвязь временных и пространственных отношений, художественно освоенных в литературе, мы, вслед за М. М. Бахтиным, будем называть хронотопом. Хронотопическое начало может придавать произведениям философский смысл [35, с. 213].

Время и пространство запечатлевается в литературных произведениях двояко. Во-первых, в виде мотивов и лейтмотивов (преимущественно в лирике), которые не редко приобретают символический характер и обозначают ту или иную картину мира. Во-вторых, они составляют основу сюжета [35, с. 214]. Характер условности литературного времени и пространства в большей степени зависит от рода литературы. В лирике эта условность максимальна, однако в тоже время лирика способна воспроизводить предметный мир с его пространственными координатами, которые обладают большой художественной значимостью [11, с. 98].

Природные составляющие, лежащие в основе хронотопической организации, имеют такие характеристики, как сакральность, оппозиция «верх» / «низ», «свое» / «чужое», ограниченность пространства, его заполненность, легкопроницаемость.

С художественным временем лирика обращается также свободно. Мы часто наблюдаем в ней сложное взаимодействие временных пластов: прошлого и настоящего; прошлого, настоящего и будущего; бытового и бытийного времени [11, с. 98-99].

В лирике в образы времен года поэты часто вкладывают индивидуальные смыслы. В поэтических текстах А. Ю. Шадринова все насыщенно образами затухания — в основном автор использует такие времена года, как осень и зима.

Осенним днем ни солнечным, ни тусклым [42, с. 10].

Снова осень горит, снова ночью горят фонари [42, с. 22].

Время года ассоциировалось в культуре человечества в основном с земледельческим циклом. Почти во всех мифологиях осень — время умирания, а весна — возрождения [34].

Одна из наиболее мощных пространственно-временных моделей — циклическая, подкреплена вечной сменой природных циклов (лето- осень-зима-весна-лето…).

[11, с. 101]. В ее основе представление о том, что все возвращается на круги своя. Циклическая модель весьма архаична, но ее проекции ясно ощутимы и в современной культуре. Она заметна и в творчестве А. Ю. Шадринова, в котором идея жизненного цикла становится доминирующей.

Я отовсюду слышу ветер.

Я вижу серый небосвод.

Я знаю то, зачем на свете

Запущен дней круговорот [41, с. 11].

Циклическое восприятие лирическим героем бытового времени повлияло на отражение природы в ее круговороте. Календарный год включает в себя пейзажную лирику, посвященную каждому времени года, хотя большое внимание уделяется осени.

Это, пожалуй, самое неоднозначное время из четырех времен года: еще свежа память о тепле ушедшего лета, но уже заметны признаки близкой зимы. Осень ассоциируется с третьим циклом жизни человека, где она олицетворяет зрелость [49].

В стихотворении «Здесь зима и, слегка припорошено снегом» цикличность бытового времени подчеркивается не только на содержательном уровне, но кольцевой композицией стихотворения.

Здесь зима и, слегка припорошено снегом, Спит земля <…>

Здесь по осени ветер вздымает на волны

И гоняет по крышам листву <…>

Здесь весеннее небо дождями проплачет <…>

Здесь зима. И глухой отголосок смятения

Непрестанно грызет синеву [42, с. 18].

В творчестве А. Ю. Шадринова тема природы тесно связана с темой любви к родному краю. Прикрепленность жизни и ее событий к месту — к родной стране с ее полями, реками и лесами, к родному дому — характерные черты идиллического хронотопа. В нем наблюдается и особое отношение к пространству и времени. Еще одна особенность идиллии — сочетание человеческой жизни с жизнью природы, единство их ритма, общий язык для явлений природы и событий человеческой жизни [35].

Восприятие вечного круговорота природы в ее непрерывности повлияло и на восприятие циклического для природы процесса человеческой жизни. Умирая, люди уступают место следующему поколению.

Это было со мной, это вновь повторится

Не со мной, так с другим: на зеленом ковре

Обессиленно мечется пестрая птица,

Легкий пух поднимая, как снег в ноябре [42, с. 44].

На ряду с образами времени года автор обращается к изображению времени суток. Для литературы характерно индивидуализировать эмоционально-психологический смысл времени суток применительно к лирическому герою. Ночь — время, когда происходят события, описанные в большинстве стихотворений А. Ю. Шадринова: «Ночь, дождь, тучи над городом», «Разметала ночка» и другие. В мифологии многих стран ночь — это время безраздельного господства тайных и чаще всего злых сил, а приближение рассвета, возвещаемого криком петуха, несло избавление от нечистой силы. Также ночь может становиться временем напряженных раздумий, тревоги и тоски [11, с. 101].

Показательным является стихотворение «Я хочу быть один с этой ночью с глазу на глаз», в котором ночь воспринимается как время, когда человеку нужно остаться наедине со своими мыслями. Для лирического героя это еще и время творчества, написания стихотворений. Образ звена выступает здесь как связь с вдохновением. Она хрупка, поэтому требует от лирического героя уединения.

Заклинаю: уйдите, сейчас распадется звено

Вы растопчете час, вы растопчете ночь,

вы растопчете строки [42, с. 44].

Для стихотворений А. Ю. Шадринова свойственна взаимосвязь двух типов времени: бытового, который делится на отрезки жизни, зависящие от внешних обстоятельств, и бытийного времени вечности, существующего всегда, независимо от человека. Если бытийное время воспринимается как необратимое, движущееся только вперед, то бытовое время мыслится как смена жизненных состояний.

Ушла весна, минуло лето,

В полях снегов неочернимых кладь

Горит холодным, бездыханным светом [42, с. 26].

В другом стихотворении лирический герой размышляет о невозможности вернуть ушедшие события. Время необратимо. Символично, что такие мысли посещают лирического героя в ночь, сокровенное время суток.

Жизнью измерена жизнь, но в ночь верой тоска гонима.

Боже! Какие минуты прочь, Скачут необратимо [42, с. 25].

Обратимся к другому стихотворению, в котором значимо ночное время суток «Ночь, дождь, тучи над городом». В его пространственных характеристиках ясно просматривается оппозиция «верха» и «низа». Лирический герой находится вначале где-то высоко над городом и с этой высоты обозревает «Ночь, дождь, тучи над городом», а затем опускает свой взгляд вниз и начинает всматриваться в «Шторы в окне, кружевные бороды. Тени мелькающие по земле». Пространство неограниченное, в это же время легкопроницаемое, не существует каких- либо препятствий для передвижения в нем. Важно определить место лирического героя в заданном пространстве и времени. Он не возвышается над землей в своей гордыне, а поднимается выше, чтобы понаблюдать за миром и задуматься над смыслом существования. В другом стихотворении лирический герой не просто поднимается над земным пространством, а парит над родным краем, где его душа переходит в духовную сферу.

Моя душа над родиной летит,

Обняв ее бесплотными руками [42, с. 46].

Лирический герой пытается вписать свою судьбу в бытийное время, осознать свое место в движении времени.

Пусть мать лишь, пишет об одном,

Что след мой не истерт,

Но тополь за моим окном

На половину мертв [42, с. 43].

Но долженствует и грядет Ответ!

Пройдут года, и в том, что Воле Божьей

Из тьмы страниц моих польется Свет

Виновны Вы, приведшая к подножью [42, с. 42].

Ретроспективный характер большинства произведений создает концепцию видения временных координат, близких к романтическому двоемирию. Идеализированный образ прошлого становится прекрасным миром «там», попыткой убежать от действительности, вернуться в это время. В стихотворении «Этой ночи страшное начало» мы находим следующие строки:

То, что потерял я за полгода,

Не подарит добрый Алладин… [42, с. 23].

И нити рек с водой зеркальной,

И дух покосов молодых,

И силуэты ив печальных,

И мачты сосен вековых [42, с. 17].

В связи с романтическим двоемирием, стремлением находиться в лучшем месте, в поэзии А. Ю. Шадринова возникает хронотоп дома, свидетельствующий о идиллическом начале. Дом — это то место, в котором человек чувствует себя лучше, несмотря на жизненные трудности.

А потом усталою походкой Возвратиться в свой обжитый дом

И хвалить веселую погодку,

И добычей хвастаться потом [42, с. 23].

Разделение лирическим героем мира на «здесь» и «там» актуализирует оппозицию «свое — чужое», также часто встречающуюся в лирике А.Ю. Шадринова. Свое — это то, что ему близко, дорого, а все то, что чуждо ему духовному восприятию — чужое. В подтверждение приведем такие строки из стихотворения «Там, где все кончатся однажды»:

За чертой порога голубого

Будет все несбывшиеся здесь <…>

Бросить край, приевшийся, но милый

В желтизне дымящихся дорог [42, с. 20].

Здесь же говорится о трудности передвижения лирического героя: прямое указание на вязкость художественного пространства. Границу между «своим» и «чужим» пространством представляет часто использующийся в русской литературе хронотоп порога, через который, чтобы очутиться в другом пространстве, нужно переступить, то есть приложить усилия.

Если б знать нам, сколько нужно силы,

Чтоб шагнуть за голубой порог.

Отметим, что ограниченность пространства является своеобразной чертой лирики А. Шадринова. Лирический герой стремится вырваться из этого замкнутого, давящего на него пространства, но в стихотворениях встречается препятствующий этому не только хронотоп порога, но и ограды, предела, и угла, заглянув за который можно увидеть «чужие» места.

Мой темный дух не миновал ограды

Ни темных стен избяных, ни плетней.

Идемте вдаль, ни шагу за предел.

Пусть в узком коридоре беспристрастья

Намек, коснувшись наших тел, —

Толкнут туда, где судьбы в нашей власти.

Таким образом, лирика Шадринова наполняется дополнительными смыслами за счет пространственно-временной организации. Для Шадринова почти во всех стихотворениях свойственно соединение биографического времени (впечатления и факты из реальной жизни) и космического (философские размышления о поиске смысла жизни, ее закономерностях).

Это означает, что через факты собственной судьбы поэт в стихотворениях пытается выразить общечеловеческие мысли, воззрения, обобщить полученный опыт.

В его стихотворениях находят место пространственные оппозиции «свое» / «чужое», «верх» / «низ», соединяется и вязкое и легкопроницаемое пространство. Поэт находится в позиции сверху, парит над миром, родным краем. Это дает ему возможность охватить пространство как можно шире. Поэтому он видит тени фонарей, крыши. Окно как средство, с помощью которого мы видим мир, дает большую картину происходящему, а также является своеобразным способом выхода из замкнутого пространства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Тема природы, связывающая воедино представления поэта о вселенной и подчиняющая себе ряд других тем и мотивов лирики, является центральной в творчестве А. Ю. Шадринова.

Природа, находящаяся в различных отношениях с лирическим героем (он ее поклонник, пленник, сын), становится в стихотюворениях не просто фоновым материалом, а ядром философских размышлений.

Лирический герой верит в божественное начало природы, стремится понять сущность бытия, законы мироздания. При этом он пантеистически слит с миром и улавливает малейшее изменение. Ведущим жанром в пейзажной лирике А. Ю. Шадринова становится элегия.

Так как природа становится средством воплощения мыслей, чувств, настроений автора, то естественно, что природные явления обретают символическое звучание. Во многих стихотворениях Алексея Шадринова есть выход на философию жизни. Это поэт, который смотрел далеко вперед, несмотря на юный возраст.

В творчестве поэта все насыщено образами затухания. Он описывает такие времена года как осень, зима, изображая природу в большинстве случаев в ночное время. Среди животных образов распространены образы птиц. Так же интересны свойственные романтизму, влиянию которого был подвержен молодой поэт, образы тени и тумана.

Во многих стихотворениях реципиент воспринимает образы не только зрительно. Он становится свидетелем изображаемых сцен, ощущает все на себе по средством использования слуховых и осязательных впечатлений.

Рассмотрение образной структуры и пространства трех функционально- семантических полей поэтической вселенной А. Ю. Шадринова, показало, что доминирующим уровнем организации художественного текста становится пространственно-временной.

Основообразующим в поэтической вселенной А. Ю. Шадринова является образ автора. Эта центральная категория затрагивает все функционально- семантические поля поэтических текстов

Функционально-семантическое поле «земное пространство» представляет собой такие обширные категории как лес, поле, сад и более конкретные элементы земного пространства: деревья, цветущие растения и их листья. Автор стремится обозначить не конкретный тип пространства, а весь мир. Наиболее важным здесь является образ-символ «дерево».

Особое значение в «водном пространстве» имеют философские и мифологические элементы образов. Основу этого функционально- семантического поля составляют такие микрополя, как река, озеро, роса.

«Водное пространство» выступает в роли пути, актуализируя мотив поиска. С ним также связаны мотивы возрождения и очищения. Данный тип пространства по своей значимости занимает второе место после воздушной стихии, с которой часто взаимодействует.

В пространственно-временной организации поэтических текстов А. Ю. Шадринова наиболее важным становится осмысление скоротечности человеческой жизни и необратимый характер времени. На образную структуру поэтических текстов повлияло циклическое восприятие времени.

Замкнутость пространства в лирике свидетельствует о романтическом мотиве одиночества. Эти и другие причины дают возможность предположить наличие в лирике трагедийной модели мироздания. Поэта не покидает предчувствие страшного конца с необратимыми последствиями, что также характерно для трагедийной модели миропонимания. Свойственная романтическая двойственность как бысглаживает ощущение неизбежности, которое передается читателю при помощи образов- символов, используемых А. Ю. Шадриновым. Жизнеутверждающе звучат следующие строки:

Без черного нет белого.

Без горького нет сладкого [41, с. 31].

Напоминая о зле и трагизме жизни, автор отнюдь не является его певцом. Рядом с трагическими мыслями в его миросозерцании спокойно существует высокий, светлый, как бы парящий идеал. Поэт в своих стихотворениях хотел показать природную гармонию, к которой должен стремиться человек, как неотъемлемая ее часть.

СПИСОК ИПОЛЬЗОВАННЫХ ИТОЧНИКОВ

1.Алексей Шадринов // Вологодский литератор. — 2014. — № 4. — С. 8.

2.Бараков, В. Н. Алексей Шадринов (1973 — 1992) Из неопубликованного / В. Н. Бараков // Белозерье: краеведческий альманах. Вып. 2 / Легия. — Вологда, 1998. — С. 374-392.

3.Бараков, В. Далекий плач / В. Бараков // Москва. — 1997. — № 10. — С. 176-180.

4.Бараков, В. Н. Шадринов Алексей Юрьевич / В. Н. Бараков // Вологодская энциклопедия / Русь. — Вологда, 2006. — С. 535.

5.Бараков, В. Н. Шадринов Алексей Юрьевич / В. Н. Бараков // Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги: биобибл. словарь: в 3 т. Т. 3 / ОЛМА-ПРЕСС ИНВЕСТ. — Москва, 2005. — С. 674-676.

6.Бараков, В. Н. «Это было со мной, это вновь повторится…» Судьба Алексея Шадринова / В. Н. Бараков // Белозерье: Краеведческий альманах. Вып. 2 / Легия. — Вологда, 1988. — С. 362.

7.Баранов, С. Ю. Специфика искусства и анализ литературного произведения/ С. Ю. Баранов. — Вологда: ВГПИ, 1988. — 107 с.

8.Бурова, Т. Не стреляйте в белых лебедей / Т. Бурова // Новый Путь. — 1994. — 14 июля. — С. 3.

9.Гинзбург, Л. Я. О лирике / Л. Я. Гинзбург. — Москва: Интрада, 1997. — с. 414.

10.Еремина, О.А. «Моя душа над родиной летит…» О поэзии Алексея Шадринова // Литература. 11 кл.: поурочные разработки: книга для учителя. — М.,2006. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://grani.agni- age.net/articles6/erjomina.htrn

11.Есин, А. Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения: учеб. пособие / А. Б. Есин. — Москва: Флинта, Наука, 2000. — 248 с.

12.Зинченко, В. Г. Литература и методы ее изучения. Системно- синергический подход: учеб. пособие / В. Г. Зинченко, В. Г. Зусман, З. И. Кирнозе. — Москва: Флинта, Наука, 2011. — 279 с.

13.Квятковский, А. П. Поэтический словарь / А. П. Квятковский. — Москва: Советская Энциклопедия, 1966. — С. 376.

14.Книга символов [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.symbolsbook.ru

15.Латкина, Е. А. Алгеброй гармонию поверить: Анализ лирического текста на уроках литературы в VIII — IX классах / Е. А. Латкина. — Вологда: ВИРО, 2004. — 88 с.

16.Литературная энциклопедия терминов и понятий / под ред. А. Н. Николютина. — Москва: Интелвак, 2001. — 1600 с.

17.Лотман, Ю. М. Структура художественного текста / Ю. М. Лотман. — Москва: Искусство, 1970. — 384.

18.Любимое и …безответное: поэтический сборник / сост. и ред. В. В. Кушманов. — Сыктывкар: Фонд «Европейский Север», 1992. — 120 с.

19.Матвеева, Е. Коммуникативно обусловленное эстетическое значение слова в поэзии (на материале поэзии Игоря Северянина).

[Электронный ресурс].

Режим доступа: http://www.poet-severyanin.ru/library/znachenie-slova-v- poezii.html

20.Менегальдо, Е. Поэтическая вселенная Бориса Поплавского / Е. Менегальдо. — Санкт-Петербург: Алетейя, 2007. — 268 с.

21.Огрызко, В. В. Изборник: Материалы к словарю русских писателей конца XX — начала XXI века / В. В. Огрызко. — Москва: Литературная Россия, 2003. — 288 с.

22.Павлович, Н. В. Словарь поэтических образов: На основе русской художественной литературы XVIII — XX веков. В 2 т. / Н. В. Павлович. — Москва: Эдиториал УРСС, 2007. — Т. 1. — 848 с.; т. 2. — 896 с.

23.Природа в произведениях русских поэтов от Г. Р. Державина до И. А. Бунина: в 2 ч. Ч. 1: От Г. Р. Державина до Н. Ф. Щербины / сост. В. Я Коровина, В. И. Коровин. — Москва: ВЛАДОС, 2009. — 432 с.

24.Русские писатели и поэты [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://writerstob.narod.ru/termins/c/cimvol.htm

25.Семейный архив семьи Шадриновых.

26.Серова, Н. Нам бы жить, а мы плывем по небу / Н. Серова //Красный Север. — 2005. — 10 марта. — С. 8.

28.Смолин, А. Горит его звезда /А. Смолин // Русский Север. — 1995. — 21 февраля. — С. 11.

29.Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры / Ю. С. Степанов. — Москва: Академический проект, 2004. — 992 с.

30.Сурганов, В. А. «Вологодская школа / В. А. Сурганов // Хрестоматия по литературе для 9 класса. — Москва: Истоки, 2000. — С. 245-249.

31.Титова, Е. В. Тема, идея, сюжет лирического стихотворного произведения: к проблеме определения / Е. В. Титова // Анализ литературного произведения. — Вологда, 2001. — С. 12 — 19.

32.Топоров, В. Н. Мировое дерево: Универсальные знаковые комплексы: В 2 т. Т. 2. / В. Н. Топоров. — Москва: Рукописные памятники Древней Руси, 2010. — 496 с.

33.Топоров, В. Н. Пространство и текст / В. Н. Топоров // Текст: семантика и структура. — Москва: «Академия», 1983. — С. 227-284.

34.Трессидер, Д. Словарь символов [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/JekTresidder/index.php#З

35.Хализев, В. Е. Теория литературы: учебник для вузов / В. Е. Хализев.

Москва: Высшая школа, 1999. — 400 с.

36.Ханзен-Леве, А. Русский символизм. Система поэтических мотивов. ранний символизм / Пер. с нем. С. Бромерло, А. Ц. Масевича и А. Е. Барзаха. — Санкт-Петербург, «Академический проект», 1999. — 512 с.

37.Ходанен, Л. А. Мотивы и образы «сна» в поэзии русского романтизма

/ Л. А. Ходанен // Русская словесность, 1997. — № 2. — С. 47-51.

38.Хрестоматия по поэтике: лирика / сост. С. Ю. Баранов. — Вологда, 1994. — с. 112.

39.Шадринов, А. Ю. Белые ангелы вод: Стихи / А. Ю. Шадринов // Наш современник. — 1996. — № 7. — С. 61-63.

40.Шадринов, А. Ю. Вернусь со стаей перелетной… Стихи / А. Ю. Шадринов // Север. — 2000. — № 10. — С. 74-76.

41.Шадринов, А. Ю. Далекий плач. Стихи / А. Ю. Шадринов. — Вологда, 1994. — 142 с.

42.Шадринов, А. Ю. «Моя душа над родиной летит…»: Избранные стихотворения и поэмы / А. Ю. Шадринов. — Вологда: Легия, 2008. — 144 с.

43.Шадринов, А. Ю. Оглянитесь на годы… Стихи / А. Ю. Шадринов // Москва. — 1998. — № 11. — С. 103-105.

44.Шадринов, А. Ю. Стихи / А. Ю. Шадринов // Всемирная литература (Белоруссия).

— 2002. — № 11-12. — С.12-13.

45.Шадринов, А. Ю. Стихи / А. Ю. Шадринов // Къ свету. — 2005. — № 6.

— С.34-35.

46.Шадринов, А. Ю. Стихи молодых. Алексей Шадринов / А. Ю. Шадринов // Простор (Казахстан).

— 2007. — № 1. — С. 7-9.

47.Шадринов А. Ю. Стихотворения и поэмы / А. Ю. Шадринов. — Москва: Золотая аллея: Наш современник, 2001. — 127 с.

48.Щуплов, А. «И слава Богу, сил моих хватило, чтоб одолеть нечаянный испуг…» / А. Щуплов //Книжное обозрение. — 1995. — 23 мая. — С. 21.

49.Эйхенбаум, Б. М. О поэзии / Б. М. Эйхенбаум. — Ленинград: Советский писатель, 1969. — 552 с.

50.Энциклопедия символов и знаков [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://sigils.ru/dict_c1

51.Эпштейн, М. М. «Природа, мир, тайник вселенной…»: Система пейзажных образов в русской поэзии / М. М. Эпштейн. — Москва: Высшая школа, 1990. — 304 с.

52.Эсалнек, А. Я. Основы литературоведения. Анализ художественного произведения: практикум / А. Я. Эсалнек. — Москва: Флинта, Наука, 2011. — 216 с.