Древнегреческая лирика и лирики+Мировое значение древнегреческих поэтов-лириков

, наименее освещен в научной литературе. Насколько научно богат гомеровский вопрос и драма, настолько бедна лирика. Это падчерица классической филологии. Здесь нет дыхания настоящих исследований. Ни наука о религии, ни семантология, в ее широком значении, лирики не касались. Этим объясняется «гладкость» и беспроблемность отдельных монографий о греческой лирике. Она чудовищно модернизируется.

1. ДРЕВНЕГРЕЧЕСКАЯ ЛИРИКА

Древнегреческая поэзия была известна до конца XIX в. по незначительным фрагментам. В 1897 г. археологами Гренфеллом и Хантом в фаюмском оазисе (Египет) были обнаружены саркофаги, сделанные из картонажа (папье-маше).

При изготовлении материала были использованы обрывки старых книг, в частности, поэтических сборников древних авторов. Это открытие позволило расширить сведения о жизни и творчестве греческих поэтов и составить более полную картину становления древнегреческой поэзии, чем та, которой располагали исследователи и читатели прежних веков.

Зарождение поэтического искусства в Древней Греции отражено в орфических мифах. Согласно мифу, певец Орфей, сын фракийского царя, обладал способностью звуками лиры усмирять гнев людей, приручать животных, оживлять предметы. Во Фракии даже показывали несколько древних дубов, они застыли словно бы в танце — греки считали, что их привел в такое положение Орфей. Он путешествовал с Ясоном и аргонавтами в Колхиду за золотым руном, и при помощи музыки помогал героям преодолевать препятствия на пути. По возвращении он женился на Эвридике, но его возлюбленную ужалила змея, и Эвридика умерла. Орфей спустился в царство мертвых, зачаровал Харона, Кербера, самого Аида и мольбами вызволил Эвридику на свет. Надо было только соблюсти условие — не оборачиваться на пути из Аида. Орфея на дороге одолели сомнения — точно ли тень Эвридики следует за ним. Он оглянулся и утратил любимую навсегда. Неутешный он пел о своем горе в родной Фракии. Во Фракию же вторгся молодой бог Дионис. Орфей осуждал новый культ, в особенности человеческие жертвоприношения, сам же он почитал Аполлона в образе солнца. В отместку Дионис наслал на Орфея менад — опьяненных буйных женщин — те тоже не доброжелательствовали к Орфею, так как в своих песнях он превозносил чувство дружбы над любовью. Они дождались, пока их мужья зашли в храм Аполлона, захватили оружие, перебили мужчин, а Орфея рассекли надвое и обезглавили, а голову и лиру Орфея бросили в море. Останки Орфея музы погребли у подножия Олимпа (вот отчего там слаще всего поют соловьи).

4 стр., 1555 слов

Миф об Орфее и Эвредике

... внутри, и Аполлона и Диониса, божественную гармонию прекрасных муз. Может быть, именно это даст человеку ощущение настоящее жизни, наполненной вдохновением и светом любви. Миф об Эвридике и Орфее В греческих мифах Орфей находит Эвридику и ...

Голову и лиру море отнесло их на берега Лесбоса. Лесбосцы посвятили лиру Орфея в храм Аполлона, а бог впоследствии перенес ее как созвездие на небо. Голову поместили в пещере, где она продолжала петь и пророчествовать, давая самые точные предсказания. Рассерженный Аполлон, увидев, что его прорицалище в Дельфах пришло в упадок, явился в лесбосскую пещеру и в ярости прокричал: «Прекрати вмешиваться в мои дела, довольно я терпел тебя и твои песни!» — после чего Орфей замолчал, теперь уже навсегда. Дарование его не умерло вместе с ним — с той поры как к берегам острова прибило Орфееву лиру, Лесбос стал славен своей поэзией.

Орфей — никогда не живший в действительности мифологический персонаж. Рассказы греков о первых поэтах — реальных исторических лицах -со временем также обросли легендами, превратив некогда живых людей в полусказочных героев.

Во время войны с илотами (вторая Мессенская война) спартанцы были вынуждены обратиться за помощью к афинянам — требовался советчик, без которого, согласно оракулу Аполлона, победа оказалась бы невозможной. Недоброжелательные к Спарте Афины прислали школьного учителя Тиртея — хромого и неказистого. Однако Тиртей (2-я половина VII в. до Р.Х.) оказался талантливым поэтом. Под звуки кифары он стал петь о ратных подвигах, в элегиях, написанных на ионийском диалекте, осуждал корыстолюбие, раздоры, призывал к единству, восхваляя спартанскую старину и воспевая храбрость спартанских воинов. Своими песнями Тиртей воодушевил спартанцев, и они, благодаря ему, одержали победу над мессенянами. Это был первый, но не единственный случай, когда поэзия спасла воинственную Спарту. В другой раз бороться пришлось не с внешним врагом — начались междоусобные раздоры и смуты, причина которых потерялась. На этот раз оракул Аполлона рекомендовал обратиться к жителям острова Лесбоса — страны поэзии. Поэт Терпандр (1-я половина VII в. до Р.Х.) прибыл с Лесбоса в Спарту. Он привез с собой лиру, которой еще не видывали — у нее было не четыре струны, а семь. Под звуки семиструнной лиры спартанцы пришли к согласию в спорах — так был установлен вседорийский праздник Аполлона Карнейского (676-673).

О поэте сохранили благоговейную память, хотя из его песен запомнились всего несколько строк. Терпандру приписывалось создание «кифародического нома», т.е. превращение нома из чисто музыкальной композиции в словесную, исполнявшуюся сольно под аккомпанемент кифары. Греки считали, что сколии (застольные песни) были тоже его изобретением, хотя, вероятнее, они издревле существовали как фольклорный жанр. Меньше, чем о Терпандре, мы знаем о его современнике — легендарном поэте-кифареде Фалете с Крита. Он прибыл в Спарту в 665 г. до Р.Х., затем чтобы звуками лиры изгнать из города чуму. Согласно преданию, это ему удалось, в память о чем им был учрежден спартанский праздник гимнопедий («пляска нагих юношей»).

Фалет преобразовал ном из сольного произведения в хоровое, создал первые гипорхемы и пеаны. Клон, современник Фалета и Терпандра, создал «авлодический ном». В нем поэзия декламировалась под звуки авла — двойной флейты.

Другой лесбосский поэт прибыл в Коринф ко двору одного из семи мудрецов — тирана Периандра. Арион из Мефимны обучал жителей Коринфа музыкальной гармонии, научил коринфян священным песням в честь бога возрождающейся природы Диониса (дифирамбам).

4 стр., 1588 слов

Квинт Гораций – один из величайших поэтов римской литературы

... стихи» — это означает, что Гораций писал латынью, используя стихотворные размеры, изобретенные Сапфо, Архилохом, Алкеем .) Что непривычного есть в поэзии поэта? ( Во-первых, он сводит ... столпа. Нет, весь я не умру - душа в заветной лире Мой прах переживет и тленья убежит - И знаменитый буду ... столпа. Нет , весь я не умру - душа в заветной лире Мой прах переживет и тленья убежит - и знаменитый буду ...

Его отпустили на родину с благодарностью, щедро наградив. Однако богатства, данные Ариону Периандром, возбудили алчность матросов. Они понудили Ариона броситься в море. Тот перед смертью попросил исполнить последнюю песню. И — о чудо! — когда певец бросился в пучину, из вод морских появился дельфин, который чудесным образом спас поэта и доставил его верхом на спине на берег. Периандр, подивившись спасению Ариона, наказал матросов, а чудесное спасение поэта увековечил в бронзовой статуе юноши верхом на дельфине.

В одно время с Тиртеем и Арионом жил поэт-воин Архилох Паросский (ок. 648 до Р.Х.).

Он был сыном знатного горожанина и рабыни. Ему приходилось воевать в интересах родного полиса, позднее — как воину-наемнику на острове Эвбее, в Южной Италии. Погиб он на поле брани на острове Наксосе. Воинственный характер Архилоха в полной мере проявился в его творчестве. В одном из дошедших до нас фрагментов он прямо называет себя в равной степени служителем муз и Ареса, бога войны. В другом фрагменте он говорит, что война для него — средоточие всего в жизни. Постоянная близость к смерти научила Архилоха ценить жизнь — он призывает ни в какой ситуации не падать духом, «в меру радоваться счастью» ми не горевать в бедах. С подкупающей откровенностью Архилох рассказывает, как однажды, спасая жизнь, он был вынужден позорно оставить щит на поле боя. Для древних Архилох был прежде всего поэтом язвительным, злоязыким. Жало его стихов чаще всего направлено на конкретные лица. Неудачное сватовство к красавице Необуле обернулось для бедной девушки тем, что Архилох засыпал ее сатирическими попреками. Правда или нет, но от позора бедная девушка удавилась, а за ней и все ее сестры. Для позднейших времен Архилох стал олицетворением злоязычия — этот образ поэта нашел отражение в комедии Кратина (V в. до Р.Х.) «Архилохи», в таком образе предстает Архилох и в «Посланиях» римского поэта Горация. Его поэзия полемически заострена против аристократических представлений о чести, доблести и посмертной славе. Древние считали Архилоха величайшим лирическим поэтом. О культе Архилоха как героя говорит недавно открытая надпись, датированная примерно 100 г. от Р.Х. На его родине было воздвигнуто святилище, от которого уцелели обломки с надписями, содержащими биографию Архилоха и отрывки из его стихов. Даже самоназвание древних греков — эллины (в память о сыне Девкалиона и Пирры, уцелевшем во время потопа) впервые появилось, по всей вероятности, в поэзии Архилоха.

Рядом с Архилохом следует упомянуть еще двух греческих ямбографов. Семонид Аморгский (или Старший, VII-VI вв. до Р.Х.) родился на острове Самосе. Несмотря на незначительность дошедших до нас фрагментов его сочинений, мы можем судить о силе его сатирического таланта. В 118-ти стихах Семонид живописует историю происхождения женщины. Неряхи произошли от свиньи, проныры от лисицы, злюки от собаки, капризницы от морской волны, упрямые и обжоры — от осла, дурнушки — от обезьяны. Хороши среди женщин лишь те, что произошли от трудолюбивой пчелы. Гиппонакт Клазоменский (вторая половина VI в. до Р.Х., Эфес) — поэт-сатирик, изгнанный с родины, по всей вероятности, за насмешки над властями. Из отрывков его произведений мы узнаем, что пара скульпторов изваяли карикатуру на него, за что он нещадно мстил стихами. В своих песнях Гиппонакт переиначивал мифологические образы, превращая величественное в смешное. Таким образом, Гиппонакт становится зачинателем пародии (вопреки мнению самих греков — они считали, что первым стал пародировать себя еще Гомер).

13 стр., 6452 слов

Тема любви в лирике Есенина. Стихи Есенина про любовь

... Но, к сожалению, и за стихи нужно платить. И поэт платил вечными ссорами и расставаниями. Сочинение на тему тема любви в лирике есенина , Тема: Тема любви в лирике Сергея Александровича Есенина. Работу ... наполненных любовью и трепетом, нежностью и тонкой печалью. Любовь в его поэзии играет роль первой скрипки, и каждый читатель несомненно может это прочувствовать. Сочинение Любовь в поэзии Есенина ...

Гиппонакт писал на разговорном языке, на местном наречии, изобилующем заимствованными словами. Он был новатором в метрике, изобретя холиямб («хромой ямб») — соединения ямбического триметра с хореем. Почти забытый в классическую эпоху, холиямб был востребован поэтами эллинизма.

Весьма скудны сведения о Каллине Эфесском (VII в. до Р.Х.), считающемся одним из создателей ямбической и элегической поэзии. Судя по дошедшим до нас четырем отрывкам, он был патриотом своего города, раздираемого усобицами и внешними врагами и призывал сограждан к борьбе, не боясь за жизнь.

Поэты VIII-VII вв. — Тиртей, Терпандр, Арион — личности полулегендарные, о них знали из преданий. В более близкие к классическим времена прославились девять лириков — шесть мастеров хоровой лирики и три поэта, сочинявших песни для сольного исполнения. Список великих поэтов составили александрийские ученые в III в. (они перечислены в безымянной эпиграмме кодекса «Палатинской антологии» (IX, 184)):

  • Муз провозвестник Пиндар; Вакхилид, как сирена,
  • Пеньем пленявший;
  • Сафо, цвет эолийских харит;
  • Анакреонтовы песни; и ты, из Гомерова русла
  • Для вдохновений своих бравший струи Стесихор;
  • Прелесть стихов Симонида; и снятая Ивиком жатва
  • Юности первых цветов, сладостных песен любви;
  • Меч беспощадный Алкея, что кровью тиранов нередко
  • Был обагряем, права края родного храня;
  • Женственено-нежные песни Алкмана, — хвала вам!
  • Собою Лирику начали вы и положили ей грань.
  • (Пер.

Л.Блуменау).

Старший из поэтов — Алкман (2-я половина VII в. до Р.Х.) был привезен в Спарту рабом, но поэтический талант позволил ему быстро выдвинуться и стать почетным устроителем хоров. Певец воинственной Спарты, Алкей тем не менее не постеснялся обозначить в одном из стихотворений, что ставит кифару на один уровень с мечом. Он стяжал славу как автор парфениев — «девичьих песен», где в рамки мифа включалась похвала участницам культовых состязаний девичьих хоров. От творчества Алкмана уцелели незначительные фрагменты и лишь относительно недавно, в середине XIX в., был обнаружен полный текст одного парфения (в честь Артемиды).

В нем сначала упоминается старинный миф, приводящий автора к размышлению о могуществе богов: «Из людей сильнейшие — ничто: всем на свете правит божество». Далее следует характерное для всей хоровой лирики назидание: Алкман рассказывает о низвержении врагами спартанского царя Тиндарея, восстановленного в правах на престол Гераклом. Затем прославляется красота участниц хора, особенно Гагесихоры и предводительницы хора Агидо. Достаточно взглянуть на Агидо, чтобы убедиться, что солнце действительно светит. Судя по всему, по композиционным принципам этого парфения (изложение мифа, поучение, прославление хора) строились и прочие произведения хоровой поэзии. Алкман вносит в лирику задушевность, в его стихах слышится голос человека, раскрывается характер, индивидуальность автора. Алкман откровено и иронично говорит о себе: шутит над старческой влюбленностью в хорошеньких девушек, для которых пишет хоры, признается в склонности хорошо и сытно закусить. Благодаря Алкману голос лирической поэзии приобрел свободное звучание.

7 стр., 3323 слов

Что значит любовь? Любовь и счастье. Любовь — лучшее чувство

... в жизнь человека не только счастье, но и трагедию. Испытав настоящую любовь, влюбленные не смогут существовать друг без друга, поэтому часто с любовью приходит разочарование и боль. ... любовь детей к родителям или привязанность домашних животных к своим покровителям. Половая – она отдает и получает одинаково, например, любовь супругов. Такое чувство может достигнуть вида совершенной взаимности ...

2. САФО

Имя лесбосской поэтессы Сафо (Сапфо, 1-я половина VI в. до Р.Х.) окутано романтической дымкой. Сафо была певцом любви и писала о ней на эолийском диалекте, близком разговорной речи того времени, что делало ее поэзию общедоступной, отмеченной интимными тембрами. Она слагала стихи о красоте подруг, о сердечной привязанности и горе разлуки, напутствовала невесту в канун свадьбы и прославляла новобрачных. Каждая строка Сафо проникнута страстным любовным чувством — для Сафо любовь была и целью и смыслом и способом жизни. Она не видела различия между дружбой и любовью — ее послания подругам проникнуты нежностью, страстью, ревностью. Любимейшей из подруг была для нее Аттида. Сердечная любовь двух девушек, одаренных исключительной душевной и физической красотой, явственно различима даже в чрезвычайно плохо сохранившихся фрагментах. Сафо открыла «школу любви» для девочек в центре острова. Надо заметить, что школ для мальчиков в Греции было множество, школа для девочек — одна. Обучение «науке любви» в школе имело приоритетное значение. Девушек обучали искусству быть любимой, любовницей, женой, матерью. Выпускницы школы Сафо были прекрасно воспитанные и хорошо образованные девушки, услаждавшие кавалеров умной беседой, чтением стихов, виртуозной игрой на лире, изящными танцами.

В дружбе Сафо со своими ученицами древние видели сходство с близкими отношениями между Сократом и его учениками. Подзнегреческий писатель Апулей замечает, что «Сафо писала страстные и чувственные стихи, несомненно, распущенные, и все же столь утонченные, что распущенность ее языка завоевывает благосклонность читателя сладостной гармонией слов». Греки не могли представить Сафо не влюбленной и сделали из ее жизни сказку. Юноша Фаон однажды бесплатно перевез на пароме старушку, под внешностью которой была скрыта богиня любви Афродита. Богиня наделила юношу счастливым даром — влюблять в себя всех женщин. Не устояла и Сафо, но не встретила взаимности. В отчаянии поэтесса бросилась со скалы в море (Левкадская скала стала местной достопримечательностью), а несчастного Фаона растерзали мужья и родственники влюбленных в него женщин. По всей вероятности, безымянными создателями сказки о романе Сафо и Фаона была буквально истолкована устойчивая идиома древнегреческого языка: «броситься в море с Левкадской скалы», значило очистить душу от страстей. В сознании античности образ поэтессы был прочно соединен с представлением о несчастной любви. На одной греческой вазе она изображена со свитком в руке; к ней летит бог любви Эрот, и около него приписка: «несчастный». По всей вероятности, корни легенды кроются в недошедшем до нашего времени знаменитом стихотворении Сафо, где она с присущей ей страстностью обращалась к мифологическому герою — любимцу Афродиты. Вопреки сентиментальной легенде о юноше Фаоне на самом деле Сапфо дожила до преклонных лет и, судя по стихам, умерла в своей постели среди близких людей. Стихотворения Сафо были собраны александрийскими учеными в девять книг и составляли приблизительно двенадцать тыс. строк. До наших дней дошло шестьсот строк, зачастую совершенно отрывочных.

7 стр., 3349 слов

Поэт и Любовь (А.С. Пушкин и Н.Н. Гончарова)

... ГОНЧАРОВА. ВЕДУЩАЯ. В период удивительной Болдинской осени Пушкин задумал написать “Маленькие трагедии”, в которых он хотел выразить свое отношение к любви и ненависти, к скупости и щедрости, к счастью и ... Ведущая . Много лет спустя цыганка Таня, вспоминая об этом вечере, рассказала, как поэт, очнувшись от мыслей, попросил ее спеть... Таня. Говорю я ему, Александр Сергеевич, ...

Греческая архаика не находила телесную раскованность Сафо и ее ничем не ограниченный эротизм предосудительными. Позднее, когда статус гетеры утратил свое былое значение, Сафо в сочинениях позднеантичных авторов подвергалась осмеянию и выступала в литературе как комический персонаж. Нам известно шесть комедий под названием «Сафо» и две под названием «Фаон», от которых сохранились только скудные фрагменты, однако надежно установлено, что в них изображалась пылкая чувственность поэтессы, которая была самым грубым образом гиперболизирована и даже выставлена на осмеяние. Тем не менее жители малоазийского Эфеса изображали ее профиль на монетах. Афинский законодатель Солон, сам поэт, услышав однажды песнь Сафо, попросил пропеть ее вновь. «Зачем?» — спросили его. «Хочу выучить ее и умереть», — отвечал Солон. Сократ называл Сафо «прекраснейшей», а Платон посвятил ей вдохновенную эпиграмму:

  • Девять считается муз. Но их больше: ведь музою стала
  • И лесбиянка Сафо. С нею их десять теперь.
  • (Пер. Л.Блуменау)

Сафо была боготворима своим другом — знаменитым лесбосским поэтом Алкеем, который не уставал восхищаться «пышноволосой, величественной, улыбчивой» или «фиалкокудрой, чистой, сладкоулыбающейся» Сафо, хотя многие считали, что великая лесбийка была маленькая, смуглая и очень некрасивая. Аристократ по происхождению, Алкей (ок. 620 — 1-я половина VI вв. до Р.Х.) — участник гражданской войны между знатью и народом. Политическая борьба на Лесбосе — одна из главных тем поэзии Алкея. Алкей и два его брата принимали деятельное участие в этой борьбе. Предположительно, Алкей был еще слишком молод, чтобы участвовать в свержении тирана Меланхра. После смерти узурпатора власть в Митилене захватил Мирсил. Испытав неудачу при покушении на Мирсила Алкей вместе с другими заговорщиками вынужден был искать убежища во владениях Пирра, лежавших на другом конце Лесбоса. К заговору принадлежал также Питтак, который, однако, впоследствии управлял Митиленой совместно с Мирсилом, а когда тот погиб (триумфальная песнь Алкея, которой подражает Гораций в оде на смерть Клеопатры), Питтак был избран народом в качестве «посредника» (т.е. регента с особыми полномочиями, задачей которого было смягчение напряжения и урегулирование внутренних конфликтов).

Алкей считал его изменником и называл в своих песнях тираном. Поэт был изгнан по меньшей мере еще один раз. Он посетил Египет, Фракию, Беотию. Через некоторое время он вернулся на родину, где — согласно древней легенде — примирился с Питтаком. В творчестве Алкея есть и яростные призывы к борьбе, и горькие размышления в дни поражений. Он писал гимны богам, застольные песни. Наиболее известны были «стасии» (или сколии) Алкея. Это были песни, исполнявшиеся в кругу боевых товарищей — по сути дела, прообраз баллады. Тематика стасиев Алкея различна. Он злобно нападает на политических противников — главным образом — на ненавистного Питтака. Мы читаем остроумную зарисовку интерьера жилища Алкея, дом поэта напоминает арсенал, так много там сверкающего оружия. Искреннее признание в душевной слабости — как поэт, подобно Архилоху, бежит с поля боя, оставляя на нем щит. В другом стасии рассказывается о счастливой победе над воином-великаном. В дошедшем до нас начале песни Алкей аллегорически представляет судьбу своей партии — это корабль, который несется по воле волн без руля и без ветрил, подстерегаемый повсеместными опасностями. Любой повод кажется Алкею подходящим для призыва к дружеской попойке. Любовная тематика также присутствует в творчестве Алкея. Мы слышим жалобы девушки на суровость возлюбленного, песню юноши у ночного окна, описание любовного чувства, заставившего Прекрасную Елену бросить мужа и бежать с Парисом в Трою. Язык его был простым, с малым количеством украшений, но зато метким и сочным. Он использовал афоризмы и народные поговорки: «По когтям узнают льва», «Истина в вине»; народное происхождение имеют также употребляемые им стихотворные размеры, среди которых алкеева строфа, названная так, поскольку поэт часто ее применял. К сожалению, стихотворения Алкея на любовную тему дошли до нас в ничтожно малых фрагментах. Алкея брали за образец выдающиеся поэты этого периода: Асклепиад и Феокрит. В Риме им восхищался Цицерон, а Гораций перенял и алкееву строфу и многие мотивы и замыслы Алкея. В I в. н.э. Дионисий из Галикарнасса славил Алкея за возвышенность, краткость, красоту и поэтическую силу. Из его богатого наследия, которое ученые александрийцы собрали и издали в 10 книгах, сохранились лишь фрагменты. В 1073 году сочинения Сафо и Алкея были публично преданы огню церковными властями Константинополя и Рима. С начала XX в. представления о творчестве Алкея расширяются благодаря открытию фаюмских папирусов II-III вв. от Р.Х.

13 стр., 6312 слов

Поэты пушкинской поры. «поэтах пушкинской поры

... место искусства в жизни. У. Евгений Абрамович Баратынский – самый значительный из поэтов пушкинской поры. <1821> Разуверение РАЗУВЕРЕНИЕ 1 Не искушай меня без нужды Возвратом нежности ... Сибирь. Больной туберкулезом, потерявший зрение Кюхельбекер скончался в Тобольске. Ранние произведения поэта тяготеют к сентиментализму. Постепенно в его стихотворениях начинают преобладать гражданские и ...

3. ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЕ ЛИРИКИ

Поэт Симонид Кеосский (556-469 до Р. Х.) много странствовал по греческому миру. В частности, он пользовался гостеприимством Гиппарха, тирана Афин, вплоть до смерти этого правителя в 514 до н.э. Последние годы жизни (после 476 до н.э.) Симонид провел на Сицилии, преимущественно при дворе Гиерона I Сиракузского, где бывали также Пиндар, Эсхил и другие поэты. Умер Симонид в Акраганте. Под именем Симонида дошли примерно 100 эпиграмм (подлинность многих весьма сомнительна).

Часть из них — реальные надписи, надгробные или посвятительные, некоторые представляют собой поминальные элегии и немногие — пародии или примеры технической изобретательности автора. Лучшие эпиграммы посвящены греко-персидским войнам. Особенно славился своими «плачами» (френами), у древних вошло даже в поговорку выражение «Симонидовы слёзы». В сохранившемся фрагменте мы слышим сетования Данаи, оплакивающей свою судьбу. С младенцем Персеем, Даная-мать заключена в ковчег и брошена в море. Беззаботность малыша и горькие предчувствия матери составляют сильнейший драматический контраст. Симонид был мертвым поэтом, который сравнил поэзию с художественным творчеством. С именем Симонида связана следующая история. Злые языки попрекали Симонида сребролюбием (см.: Элиан. «Пестрые рассказы». IX; 1) — он первым стал брать гонорар за поэтические сочинения и несмотря на преклонные годы устремился ко двору тирана Гиерона Сиракузского, привлеченный его щедростью. Однажды кулачный боец (или богач) по имени Скопа заказал Симониду стихотворение. По традиции сочинения подобного толка были построены следующим образом: в начале и конце произведения прославлялся заказчик, а в середине излагалось содержание какого-нибудь мифа. У Симонида уже было готовое стихотворение о зодиакальных Близнецах — братьях Касторе и Поллуксе. Поэт дополнил его в соответствии с требованиями заказчика и преподнес как законченную работу. Однако Скопе показалось, что братьям Диоскурам отведено слишком много места в стихотворении, и он заплатил лишь треть цены, глумливо посоветовав взыскать остаток с божественных братьев. На пиру у Скопы огорченного Симонида вызвал раб, сказав, что его спрашивают двое рослых юношей. Симонид вышел из дому, но никого не застал. В тот же миг земля содрогнулась от подземного толчка — дом Скопы рухнул — никто не спасся. Так боги отплатили Симониду за стихотворение. Некоторые биографы продолжают эту ужасающую историю. Родственники погибших не могли опознать изувеченные трупы, тогда Симонид припомнил, кто где возлежал за пиршественным столом, чем помог отчаявшимся людям. Эта легенда о Симониде объясняет, как Симонид научил греков искусству запоминания: следует мысленно располагать нужные для запоминания предметы в воображаемых комнатах, а потом, по мере надобности, так же мысленно доставать их оттуда. Это искусство назвали «мнемоника» от греческого слова «мнеме» (память).

14 стр., 6644 слов

Тема поэта и поэзии в лирике пушкина (3)

... ­ных, нравственных и эстетических проявлений — это и является целью и заслугой истинной поэзии. Здесь искали: Как в лирике пушкина Раскрывается тема высокого назначения поэта http://sochineniye.ru/tema-poeta-i-naznacheniya-poezii-v-lirike-pushkina/ Тема поэ

Древние относились к Симониду крайне почтительно — его произведения были включены в школьную программу, им восхищались философы-софисты, Платон. Правда, молодым людям он казался слишком вычурным и старомодным, о чем свидетельствует комедиограф Аристофан в своей комедии «Облака» (стр. 1356-1362).

При расцвете могущественного тирана Поликрата на острове Самосе пел свои песни старик Анакреонт Теосский (около 570 — 487 до Р.Х.).

Он стремился находить в жизни удовольствие, с большой охотой получал содержание от тиранов. После гибели Поликрата был приглашен тираном Гиппархом в Афины, а когда в Афинах тирания пала, нашел убежище у фессалийских царей. До нас дошли небольшие фрагменты его стихотворений, в которых воспевается чувственная любовь, вино, беззаботная жизнь. Вся его поэзия была, по словам Цицерона, посвящена любви. Он полушутя жалуется на прелестную лесбийскую девушку, отказывающуюся играть с ним. Анакреонта отличает необыкновенная чувствительность к телесной красоте. Он восхищается обворожительной наружностью юношей: по слову одного из римских авторов эпохи императора Коммода, Максима Тирского, «Анакреонт любит всех красавцев и восхваляет их всех; его песни полны славословий завиткам кудрей Смердиса, глазам Клеобула, юношескому цветению Бафилла». Имеется фрагмент, в котором речь идет о том, что никто не может плясать под флейту, если на ней играет Бафилл, ибо невозможно отвести глаз от красавца флейтиста. В противоположность глубоким чувствам Сафо чувства Анакреонта легкие и поверхностные. После трагической кончины Поликрата Анакреонт дважды еще поменял местожительство. Он побывал при дворе афинского триана гиппарха, а после убийства покровителя отправился додживать дни в Фессалию. В Афинах память Анакреонта была увековечена статуе на акрополе, а на родине поэта, в Теосе, создали ложную гробницу — предмет местного почитания и отчеканили монету с его профилем. Незатейливый оптимизм стихов Анакреонта пленил многих позднейших подражателей (в том числе в эпоху Возрождения и Просвещения), чьи произведения потомки ошибочно приписывали Анакреонту. Впоследствии беспечные стихи о земных радостях стали называть «анакреонтическая поэзия».

8 стр., 3703 слов

А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов о назначении поэта и поэзии

... Поэзия Пушкина вечна, ибо она обращена ко всему прекрасному в человеке. Для каждого большого поэта вопрос о назначении поэта и поэзии не просто одна из традиционных поэтических тем, ... условием творчества поэт считает свободу. Пушкин уже к семнадцати годам был вполне сложившимся поэтом, способным соперничать с таким маститым поэтом, как Державин. Поэтические строки Пушкина в отличие ...

Стесихор — уроженец сицилийского города Гимеры, (умер около 556 до Р.Х.) большую часть жизни прожил на Сицилии. Согласно византийскому словарю Свиде (Х в.) «Стесихор» («Устроитель хоров») — это псевдоним, а настоящее имя поэта было Тейсий. Стесихор был автором лиро-эпических произведений, по содержанию примыкавшие к эпосу Гомера («Разрушение Илиона», «Орестия», «Елена», «Герионеида» — по победе Геракла над богатырем Герионом).

Со стихотворением «Елена» связано сказание.. Однажды Стесихор сочинил песнь, в которой непочтительно отозвался о виновнице Троянской войны — Елене Аргивской. Во сне ему с проклятиями явилась Елена, грозя неминуемой расправой. Стесихор ослеп. Желая умилостивить дочь Зевса, поэт создал «Палинодию» (т.е. «песнь отречения») в которой представил новую, неожиданную трактовку мифа: Елена всегда была верна Менелаю, и Парис обладал только лишь ее призраком. Сама же спартанская царица была чудесным образом перенесена в Египет, где соблюдала сугубое целомудрие. Стесихор прозрел, хотя современники находили его выдумку неправдоподобной. Впоследствии великий трагический поэт Еврипид развил этот сюжет в своей трагедии «Елена». В творчестве Стесихора была широко представлена любовная тема. В стихотворении «Радина» описывается трагедия любовников: связанные двоюродным родством девушка и юноша были убиты жестоким тираном (который, правда, впоследствии раскаялся в содеянном).

Девушка Калика из стихотворения, носящего ее имя умирает от неразделенной любви. Согласно Афинею (II в. от Р.Х.), Стесихор, «сам большой сладострастник», был наиболее значительным эротическим поэтом, восхваляющим красоту молодежи, однако ни одно из его стихотворений этой тематики не сохранилось. В целом от сочинений Стесихора остались лишь отрывки, опубликованные в конце XIX в. Стесихор был новатором в установлении принципа «лирической триады», неизвестного Алкману, Алкею и Сафо. Слово «строфа» буквально значит «поворот». По исполнении строфы хор поворачивался и (обычно, сопровождая пение танцем) начинал движение в другую сторону. При Стесихоре лирическое произведение приобрело законченную форму: строфа, антистрофа (обратный поворот) и эпод (припев).

Хор пел строфу, сопровождая пение танцем. По исполнеинии строфы исполнители поворачивались и начинали движение в обратном направлении, зеркально повторяя движения танца. Строфа и антистрофа были тождественны по своему мелодическому и ритмическому составу. Эпод состоял из стихов в новой комбинации. В крупном лирическом произведении наличествовало несколько триад. Подобное строение и исполнение хоровых песен был воспринято и староаттической трагедией.

В списке александрийских ученых не был упомянут еще один известный лирик Древней Греции — Феогнид. Он жил, главным образом, в Мегарах, в середине шестого века до нашей эры. В результате народного восстания аристократическая власть была свергнута, и Феогнид лишился всего своего достояния. Сквозь все творчество Феогнида проходит сквозная тема ненависти к народовластию, проповедь исключительности аристократической верхушки. Феогнид признается, что лучше было бы ему умереть, чем жить в бедности и видеть, как люди, которых не так давно и в город-то не пустили бы, теперь стали хозяевами жизни. Поэт не скупится на нелестные для народа аттестации. Народ для Феогнида — «грузчики», и следовало бы «крепкой пятойпридавить корабельную чернь под ярмо». Осуждению предаются смешанные браки между представителями разных сословий. Впрочем, аристократия тоже попрекаема Феогнидом за изнеженность, любовь к роскоши и жадность. Поэт тешит себя мрачной мечтой напиться «черной крови» своих врагов. Феогнид — поэт-моралист. До нас дошло собрание максим и житейских правил в 1388 строк. Это собрание нравственных правил и афоризмов. Поэт призывает к благоразумию и скромности, рекомендует избегать дурного общества, быть осторожным в выборе друзей и доверять людям с оглядкой. Он же назидает заботливо хранить дружбу, сохранять традиции и, конечно, почитать богов. В то же время тема эроса не уходит из этой книги, ставшей в античности учебником нравственного воспитания юношества. Адресат поэзии Феогнида — юноша Кирн, воспитанник пожилого поэта. Феогнид испытывает к скромному, благовоспитанному отроку смешанные чувства. Он желает любить Кирна отческой любовью, но ее страстность такова, что Феогнид начинает испытывать весь комплекс страданий влюбленного. В некоторых стихах он даже угрожает Кирну, что наложит на себя руки. Дабы юноша понял, наконец, чем он мог обладать и что так безрассудно потерял. Оценивая свое место в поэзии, Феогнид признается себе и читателю в собственной исключительности, а в одном из дошедших фрагментов приближается тематически к знаменитой оде Горация «К Мельпомене» («Памятник»).

Пиндар (около 518-442 или 438 до Р.Х.) родился в деревне Киноскефалы, был гражданином Фив. Гений Пиндара был отмечен знамением еще во младенчестве — пчелы слетелись к его устам и наполнили их медом. В гимнах Пиндара поется о могуществе богов и непознаваемости их замыслов, вспоминаются древние герои, предки победителя на спортивных играх. Кроме того, Пиндар призывает к всестороннему развитию заложенных в человеке возможностей, называя условия достижения победы в состязаниях: благосклонность судьбы, врождённая доблесть победителя и его собственные усилия. Из творчества Пиндара до нас дошли 4 книги торжественных хоровых песен «эпиникиев» (посвященных четырем великим играм — Олимпийским, Пифийским, Немейским, Истмийским).

Эпиникии сочинялись в честь атлетов, стяжавших победный венок на общенациональных состязаниях. Кроме всеэллинских игр Пиндар упоминает еще около тридцати состязаний местного масштаба. Предметом восхваления в Пиндаровой оде могут быть события, на наши глаза, имеющие невеликое значение, например, победа атлета или кулачного борца. Европейскому читателю Нового времени с трудом давалось восхищение Пиндаром. В одной из своих од Вольтер с язвительной иронией писал: «Восстань из гроба, божественный Пиндар, ты, прославивший в былые дни лошадей достойнейших мещан из Коринфа или из Мегары, ты, обладавший несравненным даром без конца говорить, ничего не сказав, ты умеющий отмерять стихи, не понятные никому, но подлежащие неукоснительному восторгу…». Пиндар считался певцом богов. По свидетельству путника, заплутавшего в горах, он видел бога лесов Пана, распевающего гимн Пиндара. Смерть Пиндара была отмечена божественным благословением. Пиндар молил у богов подарить ему самое прекрасное. Боги выполнили его просьбу — поэт умер, склонив голову на грудь любимого человека. Незадолго до смерти Пиндару в видении пришла богиня подземного царства Персефона и посетовала, что поэт ни строкой не упомянул о ней в своих стихах. После смерти Пиндар исправил бестактность — его престарелая родственница десятью днями спустя по смерти поэта воспроизвела по памяти торжественный гимн Персефоне, который душа Пиндара нашептала старушке во сне.

Поэт-странник из Регия в Южной Италии Ивик (ок. 540 до Р.Х.) провел молодость на родине, потом покинул город из-за политических неурядиц и в конце концов присоединился к Анакреонту, пребывавшему при дворе тирана Поликрата Самосского. Видимо, под влиянием Стесихора, в юности Ивик писал лиро-эпические стихотворения на мифологические сюжеты (напр.: «Взятие Трои»).

Поэт вольно трактовал первоначальную легенду, снижая героический тон и усиливая жизненное правдоподобие. Некоторые подражания Стесихору были настолько умело, стилизованы, что древние ошибочно с годами стали приписывать Ивику произведения старшего поэта. Попав на Самос, Ивик обратился к более легкомысленной любовной поэзии, и именно этот жанр прославил его в античности. Ивик писал хоровые песни, а также песни, предназначенные для одного исполнителя (монодии) — от них сохранились немногочисленные фрагменты. Самая известная из легенд о греческих поэтах связана с именем Ивика. Старый странник Ивик шагал по лесу на поэтическое состязание. На него напали разбойники и смертельно ранили его. Умирая, Ивик успел сказать пролетающему клину журавлей: «Будьте мстителями за меня». Разбойники пришли на состязание, которое началось, несмотря на озабоченность публики, вызваннукю отсутствием Ивика. В толпе один разбойник сказал другому, увидев пролетающих журавлей: «Гляди, Ивиковы мстители летят». Слова были услышаны, и убийцы Ивика предстали перед судом.

Весьма скудны исторические сведения о младшем из поэтов — Вакхилиде. Годы его жизни неизвестны. Он родился на о. Кеос в V в. до Р.Х. и жил при дворе сиракузского тирана Гиерона, а последние годы — в Пелопоннесе, подвизался в тех же родах поэзии, что Симонид и Пиндар, возможно, он даже доводился Симониду племянником. Вакхилид утверждал высокое назначение поэта — «обожествленного пророка чернооких муз» (VIII. 3) и сравнивал себя в творческом парении с орлом в небесной высоте (V, 16-30).

Замечательны его оды, но еще более небольшие изящные эпические стихотворения, которые являются единственным примером сохранившихся греческих баллад. Писал гимны, дифирамбы, гипорхемы, пэаны, эпиникии — в стиле торжественной хоровой лирики. До конца 19 в. стихотворения Вакхилида считались утраченными, но в конце XIX в. на египетских папирусах были найдены 20 полных текстов стихотворений, в том числе и единственный полностью дошедшее до нас произведение в жанре дифирамба. Дифирамб «Тесей» в форме стихотворного диалога важен для изучения истоков античной трагедии, так как, по всей вероятности, от дифирамба, с его выраженным диалогическим началом, произошла трагедия. В дифирамбе описываются странствия Тесея в поисках отца — афинского царя Эака. По пути Тесей поборол неисчислимое количество чудовищ и злодеев. Хор старцев расспрашивает Эака о судьбе молодого героя. Эак делится сведениями, на чем дифирамб заканчивается. Изложение мифа у Вакхилида часто носит отрывочный характер, ввиду того что их содержание было общеизвестно. Поэт сосредотачивается на важной для него части сказания, оставляя излишнее за рамками повествования. В таком случае он обращается к музе эпической поэзии: «Белорукая Каллиопа, останови здесь свою прекрасную колесницу» (V, 176 и далее).

Образ Тесея появляется и в пеане «Молодежь, или Тесей». Сюжетно пеан восходит к мифу о дани, которую Афины в древние, мифологические времена платили Криту. Афины отправляли на Крит семь девушек и семь юношей на растерзание чудовищу Минотавру. Тесей отправляется на Крит с тем чтобы спасти родину от жестокой дани. Он соревнуется с царем Миносом, сыном Зевса, в родстве — доказывая свое божественное происхождение от бога морей Посейдона. Вакхилид описывает нисхождение Тесея в подводный чертог Посейдона, видит чудеса подводного мира. Царица Амфитрита венчает героя порфирой и в блеске славы Тесей появляется перед восхищенными очами афинской молодежи. Миф, опять-таки, обрывается, и пеан заканчивается восхвалением бога Аполлона. Стихотворения Вакхилида были написаны на дорийскорм диалекте, но вмещали в себя также большое количество ионизмов и эолизмов, что сообщало им сходство с разговорной речью. Таким образом, он оказался более доступным, чем Пиндар, и для своих современников, и для нам современного перевода. С развитием демократического тмпа правления на территории Греции, жанр эпиникия приходит в упадок. Творчество Вакхилида завершает формирование классической греческой лирики. Девять имен великих лириков составили базу греческой лирической поэзии, на которой развились новые формы и жанры, эпохи высокой классики и эллинизма.

О поэте Меланиппиде с Мелоса мы знаем совсем мало и вынуждены судить о его творчестве по скудным отрывкам. Очевидно, он был очень известен: ученик Сократа, писатель Ксенофонт, называет его лучшим поэтом в жанре дифирамба, поставив его имя рядом с Гомером (лучшим в эпической поэзии) и Софоклом (лучшим в трагедии) («Воспоминания». I, 4, 3).

Учеником Меланиппида был Филоксен из Киферы (435 — 379 гг. до Р. Х.), один из создателей нового дифирамба — как смелый новатор он вводил в дифирамб, диалогическое произведение, сольные партии в сопровождении лиры. Известнейшим произведением Филоксена был дифирамб «Киклоп», которого пародирует Аристофан в комедии «Плутос». Одноглазое чудовище влюблено в прелестницу-нимфу, она же предпочитает неудачливого влюбленного юному пастуху. Современники видели в этом дифирамбе остроумную перифразу реальной ситуации. Филоксен жил в Сиракузах при дворе самого свирепого тирана греческого мира — Дионисия Старшего. Как и Филоксен, Дионисий был поэт, но, в отличие от Филоксена, скверный. Оба они были влюблены во флейтистку, только, опять же, Филоксен взаимно, а Дионисий несчастно. Исподтишка глумясь над незадачливым покровителем, Филоксен изобразил его под видом циклопа, себя же и свою возлюбленную — под масками нимфы и пастуха. Об отношениях свирепого любителя изящного Дионисия и остроумца-поэта Филоксена сохранилось немало анекдотов. Самый известный из них — о Филоксеновом забое. Однажды Дионисий написал стихотворение и прочитал его Филоксену. «Ну, как тебе?» — спросил тиран. Филоксен ответил искренне (стихотворение было из рук вон плохое).

«Отведи его в каменоломню!» — приказал Дионисий рабу. Месяц поэт расплачивался за неуместную критику работами в забое. Потом его привели пред очи тирана, и Дионисий вновь прочитал то же самое стихотворение. «Ну, как тебе на этот раз?» — поинтересовался он. Филоксен со вздохом обратился к рабу: «Веди меня обратно». Дионисий рассмеялся и простил поэта, а забой, в котором работал Филоксен, стал местной достопримечательностью. Поэзию Филоксен ставил превыше всего и ревностно оберегал ее от посягательств невежд. Однажды, услышав, как горшечник плохо читает одно из его произведений, Филоксен разбил его горшки и стал топтать их ногами, приговаривая: «Я разбиваю то, что принадлежит тебе, как ты портишь то, что принадлежит мне». Сверстником Филоксена был Тимофей. Он стремился усилить музыкальный компонент в номе, что вызывало попреки консервативно настроенных современников. Во время гастролей в Спарте спартанцы, любители старины, перерубили на кифаре Тимофея две, по их мнению, лишние струны (заботясь о сохранении традиции).

Несчастный Тимофей хотел наложить на себя руки, но был ободрен и утешен трагическим поэтом Еврипидом (того тоже бранили на родине за модернизацию драмы).

Тимофей вызывающе пел:

  • Старого я не пою: новое мое — лучше!
  • Царь наш — юный Зевс, а царство Кроново миновало:
  • Прочь, старая Муза!

Только в начале ХХ в. был обнаружен довольно большой фрагмент нома Тимофея «Персы» давший возможность составить представление о характере его творчества. Тимофей позволяет себе очень смелые и вычурные метафоры. Весла он называет: сосновые ладейные ноги», зубы — «мраморные дети ртов». Эстетически шокирующим выглядит сравнение «море было в трупах, как небо в звездах». Избыточное внимание к форме стиха, преобладание внешней красивости над красотой содержания в поэзии Тимофея указывают на упадок лирической поэзии в конце V в. до Р.Х.

4. МИРОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИХ ПОЭТОВ-ЛИРИКОВ

Самым читаемым и почитаемым из античных поэтов для европейской литературы стал Анакреонт. В средние века появился сборник стихотворений (всего 60) написанных в подражание Анакреонту. Позднее (по странному недоразумению) их стали считать стихотворениями самого поэта. Так появилась легкая, жизнерадостная лирика, получившая название «анакреонтической поэзии». Ее популярность была такова, что даже в христианскую эпоху целый ряд византийских авторов писал стихотворения в формах и на темы анакреонтики (весна, любовь, вино), сплетая их подчас с христианскими темами (в основном, прославление Богородицы).

Дань анакреонтике принесли выдающиеся французские поэты Нового времени: «Плеяда» (французская поэтическая школа эпохи Возрождения), А. Шенье, Вольтер, зачинатель «легкой поэзии» Эварист Парни, П. Ж. Беранже. Анакреонтические стихи в России писали М. В. Ломоносов, Херасков, Г. Р. Державин, Гнедич, Кантемир, Мартынов, К. Н. Батюшков, А. С. Пушкин и др. У Пушкина интерес к «мудрецу сладострастия» проявился в ранней юности. Пятнадцатилетним он пишет стихотворение «Гроб Анакреона». Пушкину принадлежат переводы «Из Анакреонта». Так, Анакреонт рисует своенравную девушку в образе необъезженной фракийской кобылицы, которой он обещает показать свое наездническое искусство. Это стихотворение вольно переведено Пушкиным («Кобылица молодая») — кобылица у Пушкина из фракийской превратилась в кавказскую — более знакомую русскому читателю. У Пушкина имеется переводы других стихотворений: «Поредели, побелели», «Узнаю коней ретивых» и др. На русский язык Анакреонта переводили также Л.А.Мей, Баженов, Водовозов.

Гораций ввел в римское стихосложение четырехстишную строфу, изобретенную Алкеем — в «Одах» Горация алкеева строфа является излюбленным размером. В христианскую эру Алкееву строфу применяли в своем творчестве главным образом немецкие поэты XVIII в. — Иоганн Клопшток и Фридрих Гельдерлин. Самый заметный след творчества Алкея в европейской поэзии — аллегория корабля-государства, несущегося по воле волн. Через Феогнида, Горация и многих других поэтов, повторивших этот образ в своем творчестве, она стала всеобщим достоянием.

Созданный Арионом жанр дифирамба имел продолжение в новой европейской литературе. Подражания древнему дифирамбу встречаются у немецких поэтов XVIII в.: Ф. Шиллера, В. Мюллера, И. Гердера, сатирическому дифирамбу — у Фридриха Ницше. Легенда об Арионе была повторена в романе основоположника европейского романтизма, немецкого писателя Новалиса (XIX в.).

В духе своего времени Новалис, используя древний сюжет, рассказывает о мистической власти музыки над душами не только людей, но и низших существ. Образ Ариона — певца, не сгибающегося под ударами судьбы — появляется в известном аллегорическом стихотворении Пушкина.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Влияние древнегреческой лирики на эллинистическую античность и на формирование европейской литературы в христианскую эру было неоднозначным и неоднородным. Сочинения некоторых поэтов были утрачены — как долгое время казалось — безвозвратно (Стесихор, Симонид).

Сочинения других дошли в достаточном объеме, но не произвели на последующие поколения значительного впечатления, довольно скоро став достоянием ученых-филологов (Пиндар, Вакхилид).

Иногда образ поэта искажался ошибочно приписываемых ему произведений (Архилох), а иногда личность поэта и окружающие ее легенды казались более значительными, чем его творческий путь. От гимнов богам, эпиталамий Алкмана сохранились лишь фрагменты, один из которых послужил основой стихов И. В. Гёте («Ueber alien Gipfein ist Ruh») и М.Ю.Лермонтова («Горные вершины»).

Справедливости ради следует заметить, что в своем стихотворении Лермонтов находится под впечатлением, конечно, от Гете, а не от Алкмана. Предание о журавлях, ставших мстителями за поэта Ивика стало бродячим сюжетом. Его использовал Фридрих Шиллер в качестве сюжета баллады «Ивиковы журавли», известной русскому читателю в переводе В.А.Жуковского.

Интерес к личности Сафо не ослабевал в отдаленные от Древней Греции времена. История о Сафо и Фаоне стала темой пьесы старшего современника Шекспира Джона Лили («Сафо и Фаон» (1584).

В XIX в. Австрийский романтик Франц Грильпарцер, основоположник новой австрийской драматургии, посвятил Сафо трагедию («Сафо», 1818) о несовместимости творчества и житейского счастья. Роль поэтессы в ней исполняли великие актрисы — венгерская певица и актриса Роза Дерине, Мария Ермолова (1882), болгарская актриса Роза Попова. Сафо стала персонажем драматического отрывка известного нидерландского поэта Виллема Клоса («Сафо», 1882).

Образ Сафо вызвал интерес не только у литераторов. Выдающийся французский композитор Шарль Гуно — автор оперы, носящей имя поэтессы (1850).

Партию Сафо в ней исполнила знаменитая певица Полина Виардо — близкий друг И.Тургенева. Жизнь Сафо стала темой оперы другого французского композитора — Жюля Масснэ (его опера успешно шла на русской сцене).

Имя Сафо поставил в заглавие романа о жизни парижской богемы Альфонс Доде (1884).

А в ХХ в. ее именем озаглавил свой сборник канадский поэт Уильям Б. Кармен (1903).

К образу Сафо часто обращались мастера пластических искусств: в XVIII в. — английский живописец Джордж Ромни (моделью для работы послужила знаменитая Эмма Гамильтон, возлюбленная адмирала Нельсона); в XIX в. Сафо воплотилась в работах немецких скульпторов Эмиля Вольфа, Иоганна-Генриха Даннекера, французского ваятеля Огюста Клезенже. В ХХ в. самым известным скульптурным произведением, представившим Сафо стала работа Антуана Бурделя (Сафо 1925).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/kursovaya/drevnegrecheskaya-lirika/

1. Коган Л.Н. Всестороннее развитие личности и культура.- М.,1981.- С.43.

2. Левада Ю.А. Традиция.//Философская энциклопедия.- М., 1970.- Т.5.- С. 253.

3. Манхейм, К. Избранное: Социология культуры / Академия исследований культуры. — М.; СПб.: Университетская книга, 2000. — 505 с.

4. Небо// Мифы народов мира.- М., 1982.-Т.2.- С.208.

5. Сильвестров В.В. Философское обоснование теории и истории культуры.- М.,1990.-С.3

6. Социология: Учебное пособие / Ахметова С.А., Беляев В.А., Большаков А.Г.; Под ред. Ерофеева С.А., Низамовой Л.Р.; Казан. гос. ун-т. Каф. социологии, Центр социологии культуры. — Казань, 2001. — 2-е изд. перераб. и доп. — 338 с.

7. Филатова, О.Г. Социология культуры: Конспект лекций. — СПб.: Михайлов, 2000. – 46