Тема природы в творчестве А.А.Фета

Контрольная работа

Среди многих прекрасных русских лириков XIX века, столь богатого поэтическими талантами, не затерялось и имя Афанасия Фета. Ему принадлежит в поэзии особое место. Оно принадлежит ему в силу глубины и самобытности образов, запечатленных в сотнях лирических миниатюр, маленьких шедевров величиной в восемь – двенадцать – шестнадцать строк. Подчас иная такая миниатюра может заменить целую повесть. Так сгущена в ней мысль, так емко и впечатляюще в тексте и подтексте передана владеющая поэтом страсть. Так тонко и точно воспроизведены в слове оттенки чувства – от буйной радости до губительной печали.

Фет — единственный из великих русских поэтов, убежденно и последовательно (за единичными исключениями) ограждавший свой художественный мир от социально-политических проблем. Однако сами эти проблемы не только не оставляли Фета равнодушным, но, напротив, вызывали его глубокий интерес, становились предметом острых публицистических статей и очерков, постоянно обсуждались в переписке. В поэзию же они проникали очень редко. Фет как бы чувствовал непоэтичность тех общественных идей, которые развивал и отстаивал. При этом он вообще считал непоэтичным всякое произведение, в котором существует отчетливо выраженная мысль, открытая тенденция, тем более — чуждая ему тенденция современной демократической поэзии. С конца 1850-х — начала 1860-х годов и далее художественные принципы некрасовской школы вызывали у Фета не только идейный антагонизм, но и стойкое, обостренное эстетическое неприятие.

Фет вошел в историю русской поэзии как представитель так называемого «чистого искусства». Он утверждал, что красота – единственная цель художника. Природа и любовь были главными темами произведений Фета. Он обогатил русскую лирику новыми ритмами, интонациями, расширил возможности поэтического изображения действительности. Поэт большой эмоциональной силы, Фет особенно мастерски передавал нюансы чувств, смутные, беглые или едва зарождающиеся настроения. «Уменье уловить неуловимое» — так характеризовала критика эту черту его дарования. Подобно Тютчеву, Фет одушевляет природу: лирическое чувство поэта словно бы проникает в окружающий мир, разливается в нём. Фет очень музыкален, его стих часто уже самим подбором звуков, инструментовкой создаёт у нас то или иное настроение. «Что не выскажешь словами, звуком на душу навей», — писал Фет. Пейзаж в стихах Фета необычайно тонок, он сияет чистыми и свежими красками. По выражению С. Маршака, стихи Фета как бы «вошли в русскую природу, стали её неотъемлемой частью».

10 стр., 4804 слов

Тенденции развития русской культуры

... областью «срединной культуры». Цель данной работы: показать некоторые тенденции развития русской культуры. 1. Славянофильство и западничество как попытки самоопределения русской культуры Начало полемики ... утверждал консервативно-утопический идеал универсальной православной культуры, овладевающей «всем умственным развитием современного мира». Русская культура, полагал он, должна идти своей ...

1. А.А.Фет и особенности его поэзии.

Воля Фета, с какой он добивался прочного места в обществе, его хозяйственная деятельность и в то же время его отчаянное презрение к житейской прозе, едва он касался искусства, вряд ли могут быть объяснены вне бытового и духовного опыта поэта на фоне российской действительности тех лет. Эту могучую волю вызвала не честолюбивая мелочность натуры, а осознанный принцип общественного поведения. И чтобы понять его суть, надо вникнуть в его истоки, полные драматизма и даже трагизма.

Повседневная жизнь наносила Фету удар за ударом и, кроме горьких воспоминаний, она ничего не оставила в его сердце. Фет признавался, что из детства он вынес только «интриги челяди, тупость учителей, суровость отца, беззащитность матери и третирование в страхе изо дня в день».

Зная биографию Фета, можно сказать, что Фет – тончайший лирик и Шеншин – прижимистый помещик, казалось бы, два разных лица. Но в том-то и дело, что Фет никогда не допускал Шеншина в свою поэзию. Исходные посылки фетовского понимания искусства неотделимы от неприятия им социальной действительности. Она, по убеждению поэта, искажает человека, угнетает заложенные в нем природой высшие, духовные свойства. Не допуская вмешательства в поэзию порочной и несправедливой повседневности, где «соловьи клюют бабочек», Фет отторгал от искусства все «временное», преходящее, ту самую социальность, которая изуродовала его собственную человеческую судьбу.

В лирике Фета человек устремлен к изначальной гармонии и красоте. Фет славит красоту как некий вечный закон. Красота вездесуща, поэт чует ее «запах» и слышит ее «шепот», для него безусловно ее присутствие в едва уловимом колебании воздуха. В ней воплощена обычность и простота прекрасной и легкой жизненности, свойственной природе.

Стремление выразить «неразумное» через мгновенную лирическую вспышку, навеять читателю охватившее поэта настроение – одно из коренных свойств поэзии Фета. Лирическое переживание не может быть длительным. Лирика с ее тягой к целостному воспроизведению бытия со всем его разноцветьем и многозвучьем побуждает поэта сливать живописные, пластические и музыкальные образы. Фет ценит звук и краску, пластику и аромат, имитируя музыкальную сущность мира.

Фет чувствует особую природу своей поэтической образности. Слова в его стихах многозвучны и многочисленны, эпитеты схватывают прямые, но и косвенные признаки предметов, к которым они относятся. Поэзия Фета вся живет сложными ассоциациями, сближающими ее с музыкой. Фет – поэт светлых, чистых и жизнеутверждающих чувств. В его стремлении поднять человека над серыми буднями жизни, напомнить ему о «райских селениях» сказывалась не безотчетная, а осознанная позиция. Содержанием поэзии Фета всегда была красота окружающего мира и природы. Природа у него очеловечена, как ни у одного его предшественника.

2. Тема природы в творчестве поэта.

В традиционной мировой и русской лирике тема природы является одной из основных, обязательно затрагиваемых тем. И у Фета также эта тема отражается во многих его стихотворениях. Природа для Фета — прежде всего вечный источник божественной красоты, неиссякаемый в своем разнообразии и вечном обновлении. Такое мировоззрение, на первое место среди всех жизненных ценностей ставящее красоту, называют эстетическим. Многие критики писали о Фете, что природа описана им словно из окна помещичьего дома или из перспективы усадебного парка, как будто она создана специально для того, чтобы ею восхищались. Действительно, старый парк с тенистыми аллеями, отбрасывающими ночью причудливые тени, часто является фоном для романтических раздумий поэта. Однако поэт чувствует природу так глубоко, тонко и проникновенно, что его пейзажи становятся универсальным выражением красоты русской природы как таковой.

19 стр., 9274 слов

Афанасий Фет - поэт и человек

... влияние, и порой весьма роковое, и на литературную его судьбу. Древние говорили - поэтами рождаются. И Фет действительно родился поэтом. ... стихов. Гармонии таинственная власть Душа певца, согласно излитая, И чистоту поэзия святая И мир дает причастнице своей. творчества и ... тем или иным причинам не обративших на себя внимание критики и читателей. "Современника". Горячим пропагандистом поэзии ...

«Фет — без сомнения один из самых замечательных русских поэтов-пейзажистов, пишет о нем исследователь Б. Бухштаб, — В его стихах предстает перед нами русская весна — с пушистыми вербами, с первым ландышем, просящим солнечных лучей, с полупрозрачными листьями распустившихся берез, с пчелами, вползающими «в каждый гвоздик душистой сирени», с журавлями, кричащими в степи. И русское лето со сверкающим жгучим воздухом, с синим, подернутым дымкой небом, с золотыми переливами зреющей ржи под ветром, с лиловым дымом заката, с ароматом скошенных цветов над меркнущей степью. И русская осень пестрыми лесными косогорами, с птицами, потянувшими вдаль или порхающими в безлиственных кустах, со стадами на вытоптанных жнивьях. И русская зима бегом далеких саней на блестящем снегу, с игрой зари на занесенной снегом березе, с узорами мороза на двойном оконном стекле» [2; С.117].

2.1. Изображение пейзажа в творчестве А.А. Фета

Движение реализма в русском искусстве XIX века было настолько мощным, что все выдающиеся художники испытали на своем творчестве его влияние. В поэзии А. А. Фета это влияние реализма в особенности сказалось в стихах о природе.

Фет — один из замечательнейших русских поэтов-пейзажистов.

В поэзии Фета природа изображена детально. В этом плане он новатор. До Фета в русской поэзии, обращенной к природе, царило обобщение. В стихах Фета мы встречаем не только традиционных птиц с привычным поэтическим ореолом — как соловей, лебедь, жаворонок, орел, но и таких, как бы простых и непоэтичных, как сыч, лунь, чибис, стриж. Например:

…Покрылись нивы сетью золотистой,

Там перепел откликнулся вдали,

И слышу я, в изложине росистой

Вполголоса скрыпят коростели…

(«Степь вечером»)

Знаменательно, что здесь мы имеем дело с автором, который по голосу различает птиц и более того — замечает, где эта птица находится. Это, конечно, не просто следствие хорошего знания природы, а любовь к ней поэта, давняя и обстоятельная.

Фет обожает переходы от одного времени года к другому. У него нет статичных пейзажей. Динамика – вот главное свойство поэтических образов Фета:

Еще весны душистой нега

К нам не успела низойти,

Еще овраги полны снега,

Еще зарей гремит телега

18 стр., 8740 слов

Поэзия природы: средства изобразительности и функции

... культурой и цивилизацией, чем раньше, но соответственно усложнился и язык поэзии. Можно ли исследовать "поэтические воззрения... на природу" целого народа, если они выражены не в фольклоре, а в поэзии нового ... звеном между природой и остальным миром. О чем бы ни хотел сказать поэт, ничто не заменит ему образов, взятых из природы: "вода" и "огонь", "цветок" и "звезда". Поэзия в новое время ...

На замороженном пути.

(«Еще весны душистой нега»)

Перед нами не зима и не весна. Это межсезонье – любимая картина поэта. Фет был импрессионистом, выражение сиюминутного, изменчивого настроения в лирическом произведении было для него самым важным. Стихотворения о природе у поэта переполнены целой гаммой различных эмоций:

Какая ночь! На всем какая нега!

Благодарю, родной полночный край!

Из царства льдов, из царства вьюг и снега

Как свеж и чист твой вылетает май!..

…Нет, никогда нежней и бестелесней

Твой лик, о ночь, не мог меня томить!

Опять к тебе иду с невольной песней,

Невольной – и последней, может быть.

(«Еще майская ночь»)

В этих строчках звучат и восторг, и упоение красотой майской ночи, и счастье от ощущения полноты бытия, и благодарность родному краю, и трепет, и томление от ночной неги, и наконец, отчаяние, что, возможно, такое больше не повторится. Что ни строчка — то чувство, и какой плавный переход от одного контрастного понятия к другому!

Поэтические образы весны и ночи – излюбленные у Фета. Они очень таинственны, позволяют человеку раствориться в своей стихии и благоговейно ожидать чуда:

…Слух, раскрываясь, растет,

Как полуночный цветок…

…Тихо под сенью лесной

Спят молодые кусты…

Ах, как пахнуло весной!..

Это, наверное, ты!

(«Жду я, тревогой объят»)

В лирике Фета мы встречаем множество радостных, весенних стихотворений. Поэт с замиранием сердца ожидает прихода весны. Его душа, волнуясь, прислушивается к ее легкому дыханью, к ее родному призыву, угадывает первые приметы оживления мертвой, зимней природы:

…Уж травка светит с кочек талых,

Плаксивый чибис прокричал,

Цепь снеговую туч отсталых

Сегодня первый гром прорвал.

(«Еще, еще! Ах, сердце слышит»)

Зеленый хоровод деревьев, звонкая песнь сверкающего ручья, кудрявый плющ, сопричастный весенней жажде – все это радует и волнует поэта, вселяя в него необыкновенную жажду жизни, преклонения перед ее вечной красотой. Природа соотносится у Фета с человеческими чувствами, с особым восприятием жизни. Так, весна порождает в нем какую-то особую лень, неясную тоску, чувственную негу:

Пропаду от тоски я и лени,

Одинокая жизнь не мила,

Сердце ноет, слабеют колени,

В каждый гвоздик душистой сирени,

Распевая, вползает пчела…

(«Пчелы»)

Весной поэт вновь вспоминает о любви, у него появляется надежда вновь обрести счастье:

…Снова в сердце ничем не умеришь

До ланит восходящую кровь,

И душою подкупленной веришь,