Эпоха Возрождения в Испании

Курсовая работа

Возрождение (фр. renaissance — возрождение) — одна из величайших эпох, переломный этап в развитии между средними веками и новым временем. Эпоха Возрождения охватывает XIV-XVI вв. в Италии, XV-XVI вв. в других странах Европы (Испании и др.).

Эстетический идеал эпохи Возрождения складывался на основе нового прогрессивного мировоззрения-гуманизма. Реальный мир и человек провозглашались высшей ценностью: Человек — мера всех вещей. [5, 39]

Гуманистический пафос эпохи наилучшим образом воплотился в искусстве, которое, как и в предшествующие века, ставило своей целью дать картину мироздания.

Формирование буржуазной идеологии в эпоху Возрождения характеризуется ориентацией на материалистическое истолкование законов природы (принцип «природосообразности»), антропоцентризмом (человек рассматривается как венец Природы), рационализмом (человек познает окружающий мир и самого себя благодаря Разуму, что отличает его от всех остальных земных существ и приближает к Богу, чьим подобием на земле человек и является).

Возникновение буржуазной идеологии приводит к постепенному разрушению средневековой концепции мира и человека, устанавливавшей непосредственную иерархическую связь не только между людьми, но и между человеком и всем сущим (концепция отношений «от камня до Бога»).

В то же время эпоха Возрождения — это период разгула Инквизиции, раскола католической церкви, жестоких войн и народных восстаний, происходивших на фоне формирования буржуазного индивидуализма. Это — совсем не период безоблачного торжества человечности над схоластической косностью, как иногда представляют себе время, деятели которого получили гордое имя гуманистов.

Утопизм гуманистов в вопросах веры сделал их идеи уязвимыми как для католической церкви, которая поспешила внести большую часть шедевров гуманизма в «Индекс запрещенных книг», так и для протестантов.

Таким образом, еще раз обнажился глубоко противоречивый характер гуманистической культуры, как в ее отношениях с недавним культурным прошлым, так и в отношениях с ближайшими духовными наследниками. И гуманисты, и реформаторы по-своему готовили Европу к новому повороту в культуре, ими же и были найдены слова, обозначающие и поныне эпоху, начавшуюся с XVII столетия — эпоху Нового времени. И те, и другие предвидели и старались по-своему осуществить идею единства человеческой культуры в ее истории.

6 стр., 2997 слов

Человек в мире технологической культуры

... установления строгих правил, так взвешенных, разумных действий человека. Глава 4 Человек в мире технологической культуры Для большинства людей ежедневная однообразная деятельность, направленная на добывание ... традиции, а такжекраеведческие материалы. Процесс возрождения и становления национального культурно-исторического наследия различных этносов в России значительно активизировался, наблюдается ...

Все изменения явились необходимыми и достаточными условиями для того, чтобы Европа вступила в Новое время — время страшных событий, новых социальных бурь и катаклизмов, первых буржуазных революций, колониальных войн и освоения новых земель.

Эпоха Возрождения имела огромного положительное значение в истории мировой культуры. В искусстве Возрождения воплотился идеал гармоничного и свободного человеческого бытия, питавший его культуру.

Исходя из вышеизложенного, тема нашего исследования формируется следующим образом «Эпоха Возрождения в Испании».

Цель исследования: рассмотреть особенности и содержание эпохи Возрождения в Испании.

Исходя из поставленной цели, выделяются следующие задачи:

1. Раскрыть особенности и содержание эпохи Возрождения в Испании.

2. Рассмотреть памятники эпохи Возрождения в Испании.

Глава 1. Возникновение и развитие эпохи Возрождения в Испании

1.1 Испания в XV — XVI веках

На исходе XV в. все как будто предвещало стране самое радужное будущее. Успешно закончилась затянувшаяся на века реконкиста. В 1492 г. пала Гранада — последний оплот мавританского владычества на Пиренейском полуострове. Этой победе в немалой мере содействовало объединение Кастилии и Арагона в царствование Изабеллы и Фердинанда Католиков. Испания превратилась, наконец, в единое национальное королевство. Уверенно чувствовали себя горожане. Опираясь на их поддержку, королева Изабелла смирила оппозицию кастильских феодалов. Могучее восстание каталонских крестьян в 1462-1472 гг. привело к тому, что сперва в Каталонии (1486), а вскоре затем и на территории всего Арагона указом короля было отменено крепостное право. В Кастилии его давно уже не существовало. Правительство покровительствовало торговле и промышленности. Экспедиции Колумба и Америго Веспуччи должны были служить экономическим интересам Испании.[24, 75]

В начале XVI в. Испания уже представляла собой одно из самых могущественных и обширных государств Европы. Под ее властью помимо Германии находились Нидерланды, часть Италии и другие европейские земли. Испанские конкистадоры захватили в Америке ряд богатых владений. Испания становится огромной колониальной державой.

Но у испанского могущества было очень шаткое основание. Ведя агрессивную внешнюю политику, Карл V во внутренней политике являлся решительным сторонником абсолютизма. Когда в 1520 г. кастильские города подняли восстание, король с помощью аристократии и немецких ландскнехтов сурово подавил его. В то же время в стране не была проведена настоящая политическая централизация. Повсеместно еще давали о себе знать традиционные средневековые обычаи и законы. Испания казалась грозным и несокрушимым колоссом, но это был колосс на глиняных ногах. Проводя свою политику в интересах феодальных магнатов, испанский абсолютизм не был способен создать условия, которые благоприятствовали бы успешному экономическому развитию страны. Правда, из колоний метрополия выкачивала сказочные богатства. Но эти богатства становились достоянием лишь немногих представителей господствующих сословий, вовсе не заинтересованных в развитии торговли и промышленности. Сравнительно кратковременным оказался расцвет испанских городов. Невыносимо тяжелым было положение крестьянства.[22, 221]

8 стр., 3653 слов

Культура Испании

... страны - Евро (EUR). В крупных городах можно использовать кредитные карты VISA, MASTER CARD, AMERICAN EXPRESS. 2. Культура Испании Испания владеет удивительным художественным наследием. Столпами золотого века ... франкистов трагически оборвал развитие испанской литературы. Постепенное возрождение национальной литературной традиции начинают ... Ведущие позиции в литературе 19 в. занимает т.н. костумбризм - ...

В царствование Филиппа II (1556-1598) положение Испании стало прямо-таки катастрофическим. При нем Испания стала главным оплотом европейской феодальной и католической реакции. Однако войны, которые вел король в интересах дворянства, непосильным бременем ложились на плечи страны. И были они далеко не всегда удачными. Филиппу II не удалось одолеть восставших против испанского гнета нидерландцев. Жестокое поражение потерпела Испания в войне против Англии. В 1588 г. едва спаслась от полной гибели «Непобедимая армада».[1, 243] Реакционной испанской монархии еще удавалось одерживать отдельные победы, но она не способна была искоренить все то новое, что поднималось к жизни в различных частях Европы.

Отделение Северных Нидерландов в 1581 г. свидетельствовало об этом с особой ясностью. Внутренняя политика испанского абсолютизма была столь же реакционной, сколь и бесплодной. Своими действиями правительство только ухудшало и без того тяжелое экономическое положение страны. Подобно неизлечимому недугу расползалась по стране нищета. Особенно уродливым и зловещим на фоне народной нищеты выглядело богатство церкви и кучки высокомерных грандов. Финансовое положение страны было настолько безнадежным, что Филиппу II пришлось дважды объявлять государственное банкротство. При его преемниках Испания падала все ниже и ниже, пока, наконец, не превратилась в одно из захолустных государств Европы.

Огромную и мрачную роль в жизни Испании играла католическая церковь. Освобождение Испании от мавританского владычества велось под религиозными лозунгами, это поднимало авторитет церкви в глазах широких кругов, усиливало ее влияние. Не пренебрегая земными благами, она становилась все более богатой и сильной. Естественно, что церковь стала верным союзником испанского абсолютизма. На службу ему она поставила «святейшую» инквизицию, которая появилась в Испании в 1477 г. для наблюдения за морисками. Инквизиция была вездесуща и беспощадна, стремясь пресечь и искоренить любое проявление свободомыслия. В XVI в. в Европе не было другой страны, где бы так часто пылали костры инквизиции.[25, 169]

1.2 Эпоха Возрождения в Испании в XV- XVI вв.

Первые ростки испанского Возрождения возникли еще в XV в. (сонеты поэта — петраркиста маркиза де Сантильяны и др.).

Но развиваться ему пришлось в условиях весьма специфических — в стране, где на каждом шагу можно было встретить пережитки средних веков, где города не получили современного значения, а дворянство, приходя в упадок, не утратило своих привилегий и где, наконец, церкви все еще принадлежала страшная власть над умами людей.[19, 256]

В период раннего Возрождения в стране возрос интерес к науке и культуре, чему немало способствовали университеты, в особенности старинный Саламанский университет и университет, основанный в 1506 кардиналом Хименесом де Сиснеросом в Алькала де Энаресе. В 1473-1474 в Испании появляется книгопечатание, развивается публицистика, в которой господствовали идеи, созвучные идеям Реформации и обновления католической церкви по образцу протестантских стран. Значительное влияние на формирование новых представлений оказали идеи Эразма Роттердамского. Один из первых испанских «вольнодумцев» — Альфонсо де Вальдес (ок. 1490-1532), выступавший с критикой церкви. Его брат Хуан де Вальдес (1500-1541) стоял во главе кружка аристократов, занимавшихся религиозными проблемами. Свои идеи он изложил в сочинении 110 божественных суждений (изданы в 1550).

5 стр., 2040 слов

«Становление профессионального театра в Испании»

... ́пе де Руэ́да — испанский драматург и актёр. Родоначальником национального театра в Испании считается Лопе де Руэда, скромный ... театры были открыты под патронажем церкви их спектакли были рассчитаны на широкую публику и в них проповедовались идеалы эпохи ... начавшим работать в рамках светского театра, стал Хуан дель Энсина (1469-1534). История испанского ренессансного театра начинается с Лопе де Руэда ...

Наряду с Антонио де Небрихой (1441 — 1522), написавшим по поручению Изабеллы Кастильской Грамматику кастильского языка, Хуан де Вальдес стал одним из первых исследователей испанского языка. Известны и их противники, например, ярый приверженец католичества, выдающийся оратор и историограф при дворе Карла I Антонио де Гевара (1441-1522), впоследствии ставший инквизитором.[21, 57]

Начало испанской литературы на кастильском языке положил великий памятник испанского героического эпоса Песнь о моем Сиде (ок. 1140) о подвигах героя Реконкисты Родриго Диаса де Бивара, прозванного Сидом. На основе этой и других героических поэм в эпоху Раннего Возрождения формируется испанский романс — самый известный жанр испанской народной поэзии. Реформаторы испанской литературы — Хуан Боскан Альмогавер (конец 15 в.-1542) и Гарсиласо де ла Вега (1501-1536), которые ввели в литературный обиход мотивы и формы, заимствованные у итальянского Возрождения. К ним примкнули Эрнандо де Акунья (1520-1580), известный своим сонетом Королю нашему сеньору, мастер придворной поэзии и любовного мадригала Гутьерре де Сетина (1520-1557), португалец Са де Миранда (1485-1558), Диего Уртадо де Мендоса (1503-1575), автор хроники Война в Гранаде (опубл. в 1627).

Свое неодобрение новой поэтики выразил Кристобаль де Кастильехо (1409-1450) в сатире «Против тех, кто бросил кастильские размеры и следует размерам итальянским».[13, 94]

На начало 16 в. приходится расцвет рыцарского романа. Образцами для авторов послужили рыцарские романы Англии и Франции, развившиеся на несколько столетий раньше. Романы этого жанра переводились на испанский язык еще в 15 в. Первый и самый знаменитый испанский рыцарский роман — Амадис Гальский опубликован в 1508. [13, 132]

В середине 16 в. формируется один из основных жанров испанской литературы Возрождения — плутовской роман (роман о похождениях плутов и пройдох), появление, которого связано с распадом старых патриархальных связей, разложением сословных отношений, развитием торговли и сопутствующих ей плутовства и обмана. Автор одного из наиболее ярких сочинений этого жанра — Трагикомедии о Калисто и Мелибее (1499) — Фернандо де Рохас (около 1465-1541).

Трагикомедия больше известна под названием Селестина, по имени самого яркого персонажа — сводни Селестины, которую автор одновременно осуждает и отдает должное ее уму и находчивости. В романе прославление любви сочетается с сатирой на испанское общество, и явственно проступают характерные черты жанра — автобиографическая форма повествования, служба героя у разных господ, позволяющая ему подметить недостатки людей разных сословий и профессий. В тот же период складывается испанская национальная драма, которая основывалась на церковных традициях и одновременно жанре народных представлений, а также на опыте итальянской ренессансной драмы.[13, 169]

Создателем испанской гуманистической драмы был Хуан дель Энсина (1469-1529), которого называют «патриархом испанского театра». Свои пьесы из жизни пастухов, религиозные и светские, он называл эклогами. В формирование испанской национальной драмы внесли свой вклад Бартоломе Торрес Наварро (1531), автор первого трактата о драме на испанском языке, Жиль (Хиль) Висенте (1465-1536), португалец по происхождению, писавший на португальском и испанском языках, и Хуан де ла Куэва (1543 — 1610), черпавший сюжеты в хрониках и романсах. Наиболее интересную часть литературного наследия Лопе де Руэда (1510-1565) составляют его Пассос — маленькие пьески, в основе которых — забавные случаи из жизни низших сословий.[17,35]

19 стр., 9154 слов

Рассуждение человек эпохи возрождения. Исскуство эпохи возрождения ...

... Винчи, являли собой реальные образцы безграничных возможностей человека. Изобразительное искусство в эпоху Возрождения достигает невиданного расцвета. Это связано с ... открыв новый континент - Америку. В 1498 г. испанский путешественник Васко да Гама, обогнув Африку, успешно привел ... великое событие - Х. Колумб, итальянец, перебравшийся в Испанию, в поисках пути в Индию пересек Атлантический океан ...

В испанской поэзии и драматургии XVI в. широко разрабатывались религиозные темы. В мистические тона были окрашены многие произведения тогдашней испанской словесности. Все это, однако, вовсе не означало, что испанская культура эпохи Возрождения была покорной служанкой богословия. И в Испании встречались ученые и мыслители, осмеливавшиеся выступать против схоластики, отстаивать права человеческого разума и ратовать за глубокое изучение природы. Это были преимущественно естествоиспытатели и врачи, по роду своей деятельности близкие к человеку и его земным потребностям. Но, конечно, католическая Испания была страной, мало подходящей для расцвета гуманистической философии. Зато испанская литература, не столь стесненная церковной догмой, достигла в эпоху Возрождения поистине замечательного расцвета.[25, 257]

Превращение Испании из небольшого средневекового государства, поглощенного борьбой с маврами, в мировую державу с очень сложными международными интересами, неизбежно расширяло жизненный кругозор испанских писателей. Появились новые темы, связанные, в частности, с жизнью далеких Индий (Америки).

Огромное внимание уделялось человеку, его чувствам и страстям, его нравственным возможностям. Высоко ценились героический порыв и рыцарское благородство, т.е. добродетели, унаследованные еще от времен реконкисты. Зато мир буржуазного стяжательства, основанный на корысти и эгоизме, не вызывал особых симпатий. В связи с этим следует заметить, что в испанской литературе эпохи Возрождения собственно буржуазный элемент выражен гораздо слабее, чем в литературе ряда других европейских стран с более интенсивным буржуазным развитием.

1.3. Эпоха Возрождения в Испании в XVI- XVII вв.

Новый этап в развитии испанского Возрождения, так называемое высокое Возрождение, относится ко второй половине 16 — началу 17 вв. Действуя в соответствии с жесткими принципами Контрреформации (с 1545), Филипп II (1527-1598) преследовал передовых мыслителей, в то же время, поощряя культурное развитие, основав библиотеку в Эскориале и поддерживая многие университеты. Творческие и думающие люди, лишенные возможности проявить себя в философии и публицистике, обратились к искусству, вследствие чего оно пережило во второй половине 16-17 вв. невиданный до того расцвет, и эта эпоха получила название «золотого века». Светские идеи гуманизма у некоторых поэтов и писателей переплетались с религиозными мотивами.[11, 222]

Во второй половине 16 в. до 30-х 17 в. преобладает поэзия — лирическая и эпическая. Кроме того, популярностью пользовались пасторальные романы, зарождались реалистические роман и драма. В испанской лирической поэзии существовали две противоборствующие поэтические школы — севильская и саламанкская. Фернандо де Эррера (1534-1597) и другие поэты севильской школы отдавали предпочтение любовной лирике, земной и чувственной, в которой нередко звучали и звучали гражданские мотивы.[11, 256]

10 стр., 4825 слов

Театр эпохи Возрождения

... наиболее напряжённой. Сказывался опыт, перенятый у трагедии и комедии. Высшим достижением итальянского театра эпохи Возрождения была народная комедия арте — комедия масок. Именно она способствовала превращению любительских спектаклей в ... Произошло это в середине XVI века. Определенных высот театр достиг и в Испании. Но своей вершины театр Возрождения достиг в Англии. Теперь он воистину вобрал в ...

Во главе саламанкской школы стоял августинский монах и профессор теологии Луис де Леон (1527-1591), родоначальник поэзии «мистиков». В противовес католической церкви, мистики выступали за индивидуальный путь познания Бога, слияния с Ним. Наиболее яркие представители этого течения — Тереса де Сепеда-и-Аумада (1515-1582), известная под именем святой Терезы де Хесус, и Хуан де ла Крус (1542-1591), принадлежавшие к ордену кармелитов. К «мистикам» примыкал и доминиканец Луис де Гранада (1504-1588), писавший на латинском, португальском и испанском языках.

Восхищение античной поэзией, считавшейся высоким образцом, вызывало желание создавать произведения в духе эпических поэм Гомера и Вергилия. Наиболее удачная попытка была предпринята Алонсо де Эрсилья и Суньига (1533-1594), написавшим Араукану.[16, 211]

Вторая половина 16 в. отмечена расцветом пасторального романа. Родоначальником жанра в Испании стал португалец Хорхе де Монтемайор (ок. 1520-1561), написавший «Семь книг о Диане» (1559), за которыми последовало множество продолжений, например, Влюбленная Диана (1564) Гаспара Хиль Поло (1585), а также Галатея (1585) Сервантеса и Аркадия (1598) Лопе де Вега.[13, 137]

Тогда же появились «мавританские» романы, посвященные жизни мавров: анонимная История Абенсерраха и прекрасной Харифы и Гражданские войны в Гранаде (ч. I — 1595, ч. II — 1604) Хинеса Переса де Ита. Благодаря творчеству Мигеля де Сервантеса Сааведры (1547-1616), провившего себя в разных литературных жанрах, испанская литература приобрела всемирную славу. Его бессмертное сочинение — роман Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский, задуманный как пародия на рыцарские романы того времени, стал одним из самых ярких памятников в мировой литературе.

В эту эпоху завершается формирование испанской национальной драмы. Наиболее полно ее характерные черты воплотились в творчестве Лопе Ф. де Вега Карпьо (1562-1635).

Мировоззрение Лопе де Вега, новатора в области драматургии, сочетало в себе гуманистические и патриархальные идеи. Свои взгляды на драму он изложил в трактате Новое искусство сочинять комедии в наше время (1609).

Лопе де Вега — создатель драмы чести, в его произведениях появляется предвосхищающая классицизм 17 в. мысль о несвободе человека, поскольку честь для него оказывается важнее страстей. Его комедии условно можно разделить на три группы — «придворные комедии», «комедии плаща и шпаги» и «комедии дурных нравов». Он оказал влияние на таких драматургов, как Гильен де Кастро-и-Бельвис (1569-1631), Антонио Мира де Амескуа (1574-1644), Луис Велес де Гевара (1579-1644).

В начале 17 в. Испания сохраняла положение мирового лидера, однако экономическая ситуация резко ухудшалась, несмотря на огромный приток золота из колониальной Америки. В заключительный этап Возрождения, часто выделяемый в особый период барокко, преобладала тенденция происходящее в стране интерпретировать как следствие злого начала в человеке, идея, созвучная христианскому учению о греховности. Выход виделся в обращение к разуму, помогающему человеку найти дорогу к Богу, что отразилось и в литературе, уделяющей особое внимание контрасту между человеческой природой и его разумом, между красотой и уродством, в то время как прекрасное воспринималось как нечто эфемерное и практически недоступное.[18, 59]

16 стр., 7975 слов

Философско правовые учения мыслителей эпохи возрождения

... Самыми известными драматургами этого времени стали Уильям Шекспир (Англия) и Лопе да Вега (Испания). С эпохой Возрождения связано появление литературы на национальных языках - в отличие от ... работы Парацельса и Везалия, в которых впервые после античности были предприняты попытки изучить строение и физиологию человека, положили начало научной медицине и анатомии. ^ Многие идеи эпохи Возрождения ...

В поэзии господствовали два стиля — «гонгоризм», получивший название в честь крупнейшего поэта того времени Луиса де Гонгора-и-Арготе (1561-1627), и «концептизм», от слова concepto, что означает «мысль». «Гонгоризм» называли еще «культеранизмом», от слова culto («возделанный»), поскольку этот стиль был рассчитан на избранную, образованную аудиторию. Гонгора был поэтом светским и народный мотив в его творчестве, обращение к жанрам народной поэзии (романсам и летрильям) сочетаются с изысканными художественными приемами. «Концептизм», основоположником которого считается А. де Ледесма, выпустивший сборник стихов Духовные мысли (1600), противостоял «гонгоризму». В то же время в «концептизме», как и в «гонгоризме», большое внимание уделялось форме, созданию сложных понятий, игре слов, остроумию.[18, 73]

Один из представителей «концептизма», Кеведо пробовал себя в разных жанрах, но наибольшего развития этот стиль достиг в его сатирических очерках, Сновидения, (1606-1622).

Выдающимся философом, моралистом и писателем был Бальтасар Грасиан-и-Моралес (1601-1658), член ордена иезуитов, выступавший под псевдонимами. В работе Остроумие, или искусство изощренного ума (1648) он формулирует принципы концептизма.

Итак: oтдельные фазы Возрождения в Испании не совпадали с соответствующими этапами Возрождения в других странах.

  • XV столетие в испанском искусстве представляет период зарождения нового художественного мировосприятия.
  • В первые десятилетия XVI века возникают стилевые явления, связанные с Высоким Возрождением, но все же преобладающими оказываются раннеренессансные традиции.

— Временем высших достижений испанской культуры является вторая половина XVI века. Достаточно назвать имя великого Сервантеса, чтобы представить себе, какие глубокие и многогранные проблемы действительности были воплощены в литературе той эпохи. Значительные художественные достижения характеризуют архитектуру и живопись.

Ко второй четверти XVI столетия относится строительство такого величественного ансамбля, как Эскориал; в это время в Испании работал греческий художник Доменико Теотокопули, известный под именем Эль Греко. Но в отличие от итальянских (в частности, венецианских) мастеров позднеренессансного периода, в творчестве которых явственно выражались связь и преемственность с кругом художественных идей предшествующих этапов Возрождения, в испанской живописи острее воплотились черты трагического кризиса позднего Ренессанса.

Глава 2. Литература Испании в эпоху Возрождения

2.1 Литература эпохи Возрождения

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/kursovaya/vozrojdenie-v-ispanii/

Условно Возрождение в Испании можно разделить на три периода: ранее Возрождение (до середины 16 в.), высокое Возрождение (до 30-х 17 в.) и так называемый период барокко (до конца 17 в.).

[21, 83]

15 стр., 7310 слов

Модернизм в испанской культуре

... до смерти в работе «Испанская идеология» (1896). Писатели поколения 1898 видели в Испании и ее народе ... возрождение национального духа. «Компонентами испанской национальной культуры в конце девятнадцатого века были идеи прославления традиционных символов испанской культуры и испанской ... контролируемых республиканцами перешли в ведение государства. Театральная жизнь в этих театрах заметно оживилась и ...

В период раннего Возрождения в стране возрос интерес к науке и культуре, чему немало способствовали университеты, в особенности старинный Саламанский университет и университет, основанный в 1506 кардиналом Хименесом де Сиснеросом в Алькала де Энаресе. В 1473-1474 в Испании появляется книгопечатание, развивается публицистика, в которой господствовали идеи, созвучные идеям Реформации и обновления католической церкви по образцу протестантских стран. Значительное влияние на формирование новых представлений оказали идеи Эразма Роттердамского. [17, 18]

Один из первых испанских «вольнодумцев» — Альфонсо де Вадес (ок. 1490-1532), выступавший с критикой церкви. Его брат Хуан де Вальдес (1500-1541) стоял во главе кружка аристократов, занимавшихся религиозными проблемами. Свои идеи он изложил в сочинении 110 божественных суждений (изданы в 1550).

Наряду с Антонио де Небрихой (1441- 1522), написавшим по поручению Изабеллы Кастильской Грамматику кастильского языка, Хуан де Вальдес стал одним из первых исследователей испанского языка (Диалог о языке, 1535-1536).

Известны и их противники, например, ярый приверженец католичества, выдающийся оратор и историограф при дворе Карла I Антонио де Гевара (1441-1522), впоследствии ставший инквизитором.

Реформаторы испанской литературы — Хуан Боскан Альмогавер (конец 15 в.-1542) и Гарсиласо де ла Вега (1501-1536), которые ввели в литературный обиход мотивы и формы, заимствованные у итальянского Возрождения. К ним примкнули Эрнандо де Акунья (1520?-1580?), известный своим сонетом Королю нашему сеньору, мастер придворной поэзии и любовного мадригала Гутьерре де Сетина (1520-1557), португалец Са де Миранда (1485-1558), Диего Уртадо де Мендоса (1503-1575), автор хроники Война в Гранаде (опубл. в 1627).

Свое неодобрение новой поэтики выразил Кристобаль де Кастильехо (1409-1450) в сатире Против тех, кто бросил кастильские размеры и следует размерам итальянским.[15, 69]

На начало 16 в. приходится расцвет рыцарского романа. Образцами для авторов послужили рыцарские романы Англии и Франции, развившиеся на несколько столетий раньше. Романы этого жанра переводились на испанский язык еще в 15 в. Первый и самый знаменитый испанский рыцарский роман — Амадис Гальский опубликован в 1508.

В середине 16 в. формируется один из основных жанров испанской литературы Возрождения — плутовской роман (роман о похождениях плутов и пройдох), появление которого связано с распадом старых патриархальных связей, разложением сословных отношений, развитием торговли и сопутствующих ей плутовства и обмана. Автор одного из наиболее ярких сочинений этого жанра — Трагикомедии о Калисто и Мелибее (1499) — Фернандо де Рохас (около 1465-1541).

Трагикомедия больше известна под названием Селестина, по имени самого яркого персонажа — сводни Селестины, которую автор одновременно осуждает и отдает должное ее уму и находчивости. В романе прославление любви сочетается с сатирой на испанское общество и явственно проступают характерные черты жанра — автобиографическая форма повествования, служба героя у разных господ, позволяющая ему подметить недостатки людей разных сословий и профессий.[23, 18]

В тот же период складывается испанская национальная драма, которая основывалась на церковных традициях и одновременно жанре народных представлений, а также на опыте итальянской ренессансной драмы. Создателем испанской гуманистической драмы был Хуан дель Энсина (1469?-1529), которого называют «патриархом испанского театра». Свои пьесы из жизни пастухов, религиозные и светские, он называл эклогами. В формирование испанской национальной драмы внесли свой вклад Бартоломе Торрес Нааро (1531), автор первого трактата о драме на испанском языке, Жил (Хиля) Висенте (1465-1536?), португалец по происхождению, писавший на португальском и испанском языках, и Хуан де ла Куэва (1543 — 1610), черпавший сюжеты в хрониках и романсах. Наиболее интересную часть литературного наследия Лопе де Руэда (1510-1565) составляют его посос — маленькие пьески, в основе которых — забавные случаи из жизни низших сословий. [23, 115]

16 стр., 7952 слов

Лермонтов, жизнь и творчество

... сюжетами из испанской жизни и истории (первые очерки "Демона", драма "Испанцы") и даже рисует портрет своего воображаемого испанского предка. В поколениях, ближайших ко времени поэта, род Лермонтовых считался ... немало помешало его выздоровлению". Уже теперь намечается в Лермонтове распад между миром затаенных грез и миром повседневной жизни. Он чувствует себя отчужденным среди людей и в ...

Новый этап в развитии испанского Возрождения, так называемое высокое Возрождение, относится ко второй половине 16 — началу 17 вв. Действуя в соответствии с жесткими принципами Контрреформации (с 1545), Филипп II (1527-1598) преследовал передовых мыслителей, в то же время поощряя культурное развитие, основав библиотеку в Эскориале и поддерживая многие университеты. Творческие и думающие люди, лишенные возможности проявить себя в философии и публицистике, обратились к искусству, вследствие чего оно пережило во второй половине 16-17 вв. невиданный до того расцвет, и эта эпоха получила название «золотого века». Светские идеи гуманизма у некоторых поэтов и писателей переплетались с религиозными мотивами. [23, 78]

Во второй половине 16 в. до 30-х 17 в. преобладает поэзия — лирическая и эпическая. Кроме того, популярностью пользовались пасторальные романы, зарождались реалистические роман и драма.

В испанской лирической поэзии существовали две противоборствующие поэтические школы — севильская и саламанкская. Фернандо де Эррера (1534-1597) и другие поэты севильской школы отдавали предпочтение любовной лирике, земной и чувственной, в которой нередко звучали и звучали гражданские мотивы.

Во главе саламанкской школы стоял августинский монах и профессор теологии Луис де Леон (1527-1591), родоначальник поэзии «мистиков». В противовес католической церкви, мистики выступали за индивидуальный путь познания Бога, слияния с Ним. Наиболее яркие представители этого течения — Тереса де Сепеда-и-Аумада (1515-1582), известная под именем святой Терезы де Хесус, и Хуан де ла Крус (1542-1591), принадлежавшие к ордену кармелитов. К «мистикам» примыкал и доминиканец Луис де Гранада (1504-1588), писавший на латинском, португальском и испанском языках.

Восхищение античной поэзией, считавшейся высоким образцом, вызывало желание создавать произведения в духе эпических поэм Гомера и Вергилия. Наиболее удачная попытка была предпринята Алонсо де Эрсилья и Суньига (1533-1594), написавшим Араукану.[21, 164]

Вторая половина 16 в. отмечена расцветом пасторального романа. Родоначальником жанра в Испании стал португалец Хорхе де Монтемайор (ок. 1520-1561), написавший Семь книг о Диане (1559), за которыми последовало множество продолжений, например, Влюбленная Диана (1564) Гаспара Хиль Поло (1585), а также Галатея (1585) Сервантеса и Аркадия (1598) Лопе де Вега.

Тогда же появились «мавританские» романы, посвященные жизни мавров: анонимная История Абенсерраха и прекрасной Харифы и Гражданские войны в Гранаде (ч. I — 1595, ч. II — 1604) Хинеса Переса де Ита (ок. 15 — ок. 1619).

[20, 83]

Черты плутовского романа наиболее отчетливо выразились в романе неизвестного автора Жизнь Ласарильо с Тормеса, его удачи и злоключения, получившем широкую известность. В 1559 инквизиция внесла его в список запрещенных книг из-за антиклерикального содержания. Первый том Жизнеописания Гусмана де Альфaраче, дозорная башня человеческой жизни Матео Алемана (1547-1614?) вышел в 1599, второй — в 1604. Наряду с реалистическим рассказом о проделках пикаро в романе важное место занимают философско-нравственные рассуждения в духе католицизма.

Перу Франсиско Кеведо-и-Вильегаса (1580-1645) принадлежит роман История жизни пройдохи Паблоса, примера бродяг и зерцала мошенников (1626), пожалуй, лучший образец плутовского испанского романа, в котором сочетаются забавное повествование о плутах и пройдохах и поиск стоического нравственного идеала. В испанской литературе эпохи высокого Возрождения появились и подражания итальянским новеллам.

Благодаря творчеству Мигеля де Сервантеса Сааведры (1547-1616), провившего себя в разных литературных жанрах, испанская литература приобрела всемирную славу. Его бессмертное сочинение — роман Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский, задуманный как пародия на рыцарские романы того времени, стал одним из самых ярких памятников в мировой литературе.[17, 219]

В эту эпоху завершается формирование испанской национальной драмы. Наиболее полно ее характерные черты воплотились в творчестве Лопе Ф. де Вега Карпьо (1562-1635).

Мировоззрение Лопе де Вега, новатора в области драматургии, сочетало в себе гуманистические и патриархальные идеи. Свои взгляды на драму он изложил в трактате Новое искусство сочинять комедии в наше время (1609).

Лопе де Вега — создатель драмы чести, в его произведениях появляется предвосхищающая классицизм 17 в. мысль о несвободе человека, поскольку честь для него оказывается важнее страстей. Его комедии условно можно разделить на три группы — «придворные комедии», «комедии плаща и шпаги» и «комедии дурных нравов». Он оказал влияние на таких драматургов, как Гильен де Кастро-и-Бельвис (1569-1631), Антонио Мира де Амескуа (1574-1644), Луис Велес де Гевара (1579-1644).

Хуан Руиса де Аларкон-и-Мендоса (1581-1639) — первый выдающийся моралист испанского театра. Его знаменитая комедия — Сомнительная правда (напечатана в 1621).

С философией барокко его сближает мысль об относительности правды и лжи, условности всего сущего. [12, 261]

Знаменитый ученик Лопе де Вега Тирсо де Молина (1584-1648) защищал принципы испанской драмы в книге Толедские виллы, напоминающей по композиции Декамерон Боккаччо. Тирсо де Молина — автор религиозных пьес, которые, как и его светские пьесы, отразили общественные противоречия того времени. Его философские пьесы трактуют тему греха и небесного милосердия — Севильский озорник, или Каменный гость (1610), первая драматическая обработка легенды о Дон Жуане, и Осужденный за недостаток веры. В своих светских пьесах обращался к драматургическим жанрам, разработанным Лопе де Вега. [23, 263]

В начале 17 в. Испания сохраняла положение мирового лидера, однако экономическая ситуация резко ухудшалась, несмотря на огромный приток золота из колониальной Америки. В заключительный этап Возрождения, часто выделяемый в особый период барокко, преобладала тенденция происходящее в стране интерпретировать как следствие злого начала в человеке, идея, созвучная христианскому учению о греховности. Выход виделся в обращение к разуму, помогающему человеку найти дорогу к Богу, что отразилось и в литературе, уделяющей особое внимание контрасту между человеческой природой и его разумом, между красотой и уродством, в то время как прекрасное воспринималось как нечно эфемерное и практически недоступное.

В поэзии господствовали два стиля — «гонгоризм», получивший название в честь крупнейшего поэта того времени Луиса де Гонгора-и-Арготе (1561-1627), и «концептизм», от слова concepto, что означает «мысль». «Гонгоризм» называли еще «культеранизмом», от слова culto («возделанный»), поскольку этот стиль был рассчитан на избранную, образованную аудиторию. Гонгора был поэтом светским и народный мотив в его творчестве, обращение к жанрам народной поэзии (романсам и летрильям) сочетаются с изысканными художественными приемами.[23, 361]

«Концептизм», основоположником которого считается А. де Ледесма, выпустивший сборник стихов Духовные мысли (1600), противостоял «гонгоризму». В то же время в «концептизме», как и в «гонгоризме», большое внимание уделялось форме, созданию сложных понятий, игре слов, остроумию.

Один из представителей «концептизма», Кеведо пробовал себя в разных жанрах, но наибольшего развития этот стиль достиг в его сатирических очерках, Сновидения, (1606-1622).

Выдающимся философом, моралистом и писателем был Бальтасар Грасиан-и-Моралес (1601-1658), член ордена иезуитов, выступавший под псевдонимами. В работе Остроумие, или искусство изощренного ума (1648) он формулирует принципы концептизма.[11, 82]

Некоторые поэты, например, Хуан де Тассис-и-Перальта, граф де Вильямедиана (1582-1621) и Сальвадор Хасинто Поло де Медина (1603-1683) пытались в своем творчестве объединить традиции Гонгоры и Кеведо.

Барочная драматургия достигла совершенства в творчестве Педро Кальдерона де ла Барка (1600-1680).

Подобно Тирсо де Молине, он принадлежит к национальной драматической школе Лопе де Вега. В творчестве этого последнего великого представителя испанской литературы «золотого века» отражается пессимистический взгляд на человека, свойственный эпохе. Центральное произведение Кальдерона — философская драма Жизнь есть сон (1635), главная идея которой, уже чуждая Ренессансу, — что ради земной жизни не следует отказываться от жизни вечной. Кальдерон — за иллюзорность наших представлений о жизни, поскольку она непостижима. В пьесе Сам у себя под стражей (1636) он дает комическую трактовку той же темы.

Барочная драматургия представлена и сочинениями других писателей, которых порой называют «школой Кальдерона». Среди них — Франсиско де Рохас Соррилья (1607-1648).

Он использовал в своем творчестве материал античной мифологии, истории и современности и в его драматургии уже появляется характерный для трагедий классицизма мотив конфликта между долгом человека и его чувством (Каталонский каин,1645).[19, 213]

2.2. Памятники испанской литературы в XV — XVI веках

[Электронный ресурс]//URL: https://litfac.ru/kursovaya/vozrojdenie-v-ispanii/

Первым выдающимся литературным памятником испанского Возрождения мы вправе считать «Комедию» или «Трагикомедию о Калисто и Мелибее» , более известную под названием «Селестина». В издании 1499 г. она содержала 16 актов, в изданиях 1502 г. к ним прибавлено еще 5, а также пролог. Ясно, что «Селестина» не рассчитана на театральное представление — это драма для чтения, или драматическая повесть. Есть основание полагать, что автором этой анонимной книги является Фернандо де Poxac, о котором мы знаем лишь то, что он был ученым-юристом и одно время замещал городского алькальда в Талавере. Инквизиция относилась к нему с недоверием, так как Poxac был евреем, хотя и обращенным в христианство. «Селестина» создавалась в то время, когда Испания вступала в эпоху Возрождения. За несколько лет до первого издания трагикомедии зародился светский испанский театр. Новые веяния захватывали изобразительное искусство. Возрастал интерес к античной культуре и к культуре итальянского гуманизма. И в «Селестине» очень ясно чувствуются гуманистические веяния. Она перекликается с комедиями Плавта и Теренция, весьма популярными в эпоху Возрождения. Речь персонажей, даже простых слуг, пересыпана античными именами, изобилует ссылками на древних философов и поэтов и цитатами из произведений. Ученый автор «Селестины» охотно обращается также к трактатам Петрарки. Можно не сомневаться в том, что итальянские ренессансные новеллы, с их острой обрисовкой характеров крутыми сюжетными поворотами и широкой разработкой любовной темы, оказали определенное воздействие на «Селестину». При всем том «Селестина» не может быть названа произведением эпигонским. Она выросла на испанской почве и, несмотря на иноземные имена, теснейшим образом связана с испанской жизнью раннего Возрождения.[17, 241]

Это талантливая книга о земных радостях и горестях о любовной страсти, овладевающей всем существом человека и бросающая вызов средневековым обычаям и представлениям. Героями повести являются молодой небогатый дворянин Калисто и прекрасная Мелибея, девушка из богатой и знатной семьи. Достаточно было Калисто повстречать Мелибею и услышать ее голос, как он потерял душевный покой. Мелибея стала для него воплощением всех земных совершенств, превратилась в божество, достойное восторженного поклонения. Рискуя быть обвиненным в ереси, Калисто заявляет своему слуге: «Божеством я ее считаю, как в божество в нее верую и не признаю другого владыки в небе, хотя она и живет среди нас». Благодаря вмешательству старой опытной сводни Селестины Калисто удалось одержать верх над целомудрием Мелибеи. Вскоре, однако, радость превратилась в горе. Трагические события начались с гибели Селестины и двух слуг Калисто. Их погубила корысть. В благодарность за услуги Калисто вручил Селестине золотую цепь. Слуги Калисто, помогавшие Селестине, потребовали от нее свою долю. Алчная старуха не пожелала удовлетворить требований. Тогда они убили Селестину, за что и были казнены на городской площади. Эта трагическая история не могла не бросить тень на судьбу молодых любовников. Вскоре события приобрели еще более мрачный колорит. Сорвавшись с высокой стены, окружавшей сад Мелибеи, погиб Калисто. Узнав о смерти возлюбленного, Мелибея бросается с высокой башни. Родители горько оплакивают гибель дочери. Нельзя не заметить, что «Трагикомедия о Калисто и Мелибее» содержит определенную дидактическую тенденцию. Обращаясь к читателям в стихотворном введении, автор призывает их не подражать «преступникам младым», свою повесть называет он «зеркалом губительных страстей», ратует за добронравие и с опаской говорит о стрелах Купидона. В скорбном монологе Плеберио, оплакивающего безвременную кончину дочери , уже прямо звучат аскетические мотивы, заставляющие вспомнить меланхолические сентенции средневековых отшельников. Но и на этом автор не останавливается. Он как бы намекает на то, что в соединении Калисто и Мелибеи роковую роль сыграла нечистая сила. С этой целью он заставляет Селестину, которая оказывается не только сводней, но и колдуньей, заклинать духов преисподней.[17, 281]

Трудно сказать, что во всем этом соответствует взглядам самого автора, а что может являться вынужденной уступкой традиционной морали и официальному благочестию. Внутренняя логика повести не дает оснований для того, чтобы любовь Калисто и Мелибеи сводить к козням нечистой силы. Предсмертный монолог Мелибеи говорит о большом и ярком человеческом чувстве. Обращаясь к богу, Мелибея называет свою любовь всесильной. Она просит отца похоронить ее вместе с погибшем кабальеро, почтить их «единым погребальным обрядом». В смерти надеется она вновь обрести то, что утрачено ею в жизни. Нет, это не дьявольское наваждение! Это любовь, столь же могучая, как любовь Ромео и Джульетты! И трагические события, наполняющие повесть, всецело обусловлены вполне земными, реальными причинами. Падение Калисто явилось, конечно, прискорбной случайностью. Но любовь Калисто и Мелибеи все равно должна была привести к катастрофе. Косная феодальная мораль разбила счастье молодых людей. А они были вполне достойны этого счастья, ибо на их стороне была правда человеческих чувств.[18, 32]

Ничего сверхъестественного нет также в гибели Селестины и ее сообщников. Но здесь мы переходим ко второму, «низкому», социальному плану трагикомедии. С Селестиной связаны слуги и проститутки, т.е. бесправные бедняки. Автор не затушевывает их недостатков. Но он в то же время хорошо понимает, что у них своя правда, свои справедливые претензии к миру господ. О горькой участи служанок говорит, например, проститутка Ареуса, гордящаяся тем, что она «никогда ничьей не называлась». Ведь сколько оскорблений и унижений приходится выносить служанкам, зависящим от надменных хозяек: «Тратишь на них лучшее время, а они тебе платят за десять лет службы дрянной юбкой, которую все равно выбросят. Оскорбляют, притесняют так, что слова не смеешь при них вымолвить». Слуга Семпронио произносит красноречивую тираду об истинном благородстве, заимствованную из арсенала европейского гуманизма: «Иные говорят, что знатность — это награда за деяния предков и древность рода, я же говорю, что от чужого света не заблестишь, если своего нет. Поэтому не суди о себе по блеску своего достославного отца, а лишь по-своему собственному».[16, 224]

В трагикомедии немало выразительных фигур. Однако самой выразительной, самой колоритной фигурой, бесспорно, является Селестина. Автор наделяет ее умом, пронырливостью, лукавством, проницательностью. У нее есть свои привязанности. Но главная черта ее характера — это хищный эгоизм. Стоя за пределами «приличного» общества, Селестина совершенно свободна от каких бы то ни было норм сословной морали. Это обстоятельство привело ее к циничному и аморальному поведению и в то же время позволило ей без всяких предрассудков взирать на такие естественные человеческие страсти, как, например, любовь. Конечно, Калисто Селестина помогала ради денег. Но самую любовь молодых людей она вовсе не считала грехом и греховным не считала свое ремесло, поскольку оно, по ее мнению отнюдь не противоречило естественным требованиям природы. На этот счет у нее даже имелась своя философия, заметно попахивающая ересью. По словам Селестины, ежедневно «мужчины страдают из-за женщин, а женщины из-за мужчин, так уж велит природа; природу сотворил бог, а бог не может сделать ничего плохого. И потому мои старания весьма похвальны, раз они вытекают из такого источника». Но, разумеется, не из альтруизма занималась Селестина сводничеством и прочими темными делами. Без выгоды она и шагу не желала ступить. Уверенная в том, что в современном обществе только деньги делают жизнь сносной, она не придавала никакого значения тому, что деньги доставались ей бесчестным путем. С гордостью рассказывает Селестина о своих былых успехах, о том времени, когда перед ней, молодой и ловкой, заискивало множество именитых клиентов. И на склоне лет не перестает она гнаться за выгодой, разбрасывать повсюду семена порока. Возникающий буржуазный мир с его практикой «бессердечного чистогана» щедро наделил ее своими недостатками. Селестина вырастает в повести в собирательный образ, в грозный символ разрушительной мощи своекорыстия чувств. Так на заре испанского Возрождения появилось произведение, тревожно откликнувшееся на рост буржуазного эгоизма, равно враждебного как обветшалому миру, так и миру гуманистических иллюзий.[16, 267]

Сама Селестина лишена каких бы то ни было иллюзий. У нее очень трезвый взгляд на вещи, обусловленный всем жизненным опытом. Непрестанно сталкиваясь с изнанкой жизни, она не обольщается ее нарядной показной стороной. Она полагает, что нет и не может быть идиллических отношений там, где есть господа и подневольные слуги, богатые и бедные. Хорошо зная горькую цену бедности, стремясь урвать для себя все, что возможно, Селестина в то же время не идеализирует богатство. Не только потому, что с богатством в ее представлении соединена утомительная забота и оно многим уже «принесло гибель», но и потому, что не люди владеют богатством, как они наивно полагают, а «богатство владеет ими», делая их своими рабами. Для Селестины же высшим благом является независимость, не скованная ни ходячей моралью, ни заботами о накопительстве. Не переоценивает также Селестина и благочестия католического духовенства. Ей отлично известны повадки испанского клира, ибо не только «дворяне, старые и молодые», но и «священнослужители всех званий от епископа до пономаря» являлись ее клиентами. В повести в довольно откровенной форме изображено распутство, царящее в церковных кругах. В условиях феодально-католической Испании подобные проблески гуманистического вольномыслия встречались не часто, да и то собственно лишь на раннем этапе испанского Возрождения. «Селестина» примечательна и тем, что это первое большое литературное произведение реалистического направления в Испании эпохи Возрождения. Правда, ее художественный состав неоднороден. В то время как нравы общественных низов изображены без всяких прикрас, эпизоды, рисующие любовь Калисто и Мелибеи, более условны и литературны. Нередко влюбленный превращается в искусного ритора, рассыпающего цветы красноречия, хотя бы это и не очень вязалось с данной психологической ситуацией. Так, Мелибея в длинном предсмертном монологе перечисляет известные в истории случаи, когда родителям приходилось тяжело страдать. Тирады Калисто могут служить образцом любовной риторики. «О ночь моей отрады, — восклицает он, — когда б я мог вернуть тебя! О лучезарный Феб, ускорь свой привычный бег! О прекрасные звезды, покажитесь раньше положенного часа!» и т.п.[ 19, 286]

Понятно, что слуги и их подруги изъясняются гораздо проще и даже иногда подтрунивают над высокопарной манерой господ. Как-то раз Калисто, с нетерпением ожидая прихода Мелибеи, велеречиво сказал Семпронио: «До тех пор я не приму пищи, хотя бы кони Феба уже отправились на те зеленые луга, где обычно пасутся, завершив дневной свой бег». На что Семпронио заметил: «Сеньор, брось ты эти мудреные словечки, всю эту поэзию. На что нужны не всем доступные и малопонятные речи. Скажи «хотя бы солнце зашло» и твоя речь дойдет до всех. И съешь немного варенья, а то у тебя сил не хватит». Речь Селестины и других персонажей плебейского круга, как впоследствии речь Санчо Пансы, круто замешана на народных пословицах и поговорках. Это переплетение, а подчас и столкновение «высокого » и «низкого» стилей служит в трагикомедии одним из способов социальной характеристики и, таким образом, несомненно, связанно с реалистической концепцией произведения.[19, 259]

Наибольшего успеха автор достигает, изображая среду, в которой царит Селестина. Именно здесь мы находим наиболее острые и близкие к жизни характеристики и жанровые зарисовки. Великолепна, например, сцена пирушки у Селестины. Бойкие слуги Калисто приносят с собой яства из хозяйских запасов. Их ждут возлюбленные. Милые бранятся и милуются. Проститутка Элисия ругает Семпронио за то, что он в ее присутствии осмелился похвалить красоту Мелибеи. Ей вторит Ареуса, заявляющая, что «всех этих знатных девиц расписывают да превозносят за богатство, а не за красивое тело». Разговор переходит к вопросу о знатности. «Низок тот, кто сам себя считает низким, — говорит Ареуса. — Каковы дела, таков и род; все мы, в конце концов, дети Адама и Евы. Пусть каждый сам стремится к добродетели и не ищет ее в благородстве предков». (Вспомним, что нечто подобное уже говорил Семпронио. Это настойчивое повторение гуманистических истин, несомненно, указывает на то, что истины эти были всегда дороги бакалавру Рохасу).

Тут же Ареуса сетует по поводу тяжелого положения служанок в богатых домах. Селестина переводит разговор на другие темы. В кругу приятных ей людей она чувствует себя легко и свободно. Она вспоминает о своих лучших годах, когда она жила в довольстве и почете. Но молодые годы ушли, она постарела. Однако до сих пор радуется ее сердце, когда видит она счастливых влюбленных. Ведь она на себе испытала силу любви, которая «равно повелевает людьми всех званий, разбивает все преграды». Ушла любовь вместе с молодостью, зато осталось вино, которое «гонит печаль из сердца получше, чем золото, да кораллы». На этот раз Селестина предстает перед нами в новом свете. Она уже не хищная лукавая лисица, выслеживающая добычу, но человек, влюбленный в жизнь и ее великолепие. Обычно такая расчетливая и трезвая, она в этой сцене становится поэтом, находящим очень яркие и теплые слова для славословия земных радостей. Сама эпоха Возрождения говорит ее устами. К этому следует добавить свойственное ей остроумие, находчивость, проницательность, умение вести беседу — то совсем просто, а то витиевато, в пышном восточном вкусе, в зависимости от того, с кем говорит и какую цель преследует старая сводня.[18, 324]

Автор создает довольно сложный и выпуклый характер. Из всех персонажей трагикомедии запоминается больше всего именно Селестина. Недаром «Трагикомедию о Калисто и Мелибее» называют обычно ее именем, ставшим в Испании нарицательным. В Селестине отразились некоторые характерные черты той противоречивой переходной эпохи. Поэтому она то отталкивает, то привлекает, это сама жизнь. Да и трагикомедия в целом является своего рода зеркалом испанской жизни на рубеже XV и XVI вв. «Селестина» оказала заметное влияние на последующее развитие испанской литературы. Это влияние чувствуется в драматургии и, особенно в плутовском романе, где широко изображена жизнь городских низов. До появления «Дон Кихота» Сервантеса «Селестина» несомненно, была самым значительным произведением испанской литературы эпохи Возрождения.

В 1554 году увидел свет первый испанский плутовской роман «Жизнь Ласарильо с Тормеса и его удачи и несчастья», написанный, видимо, в 30-х годах XVI в. неизвестным автором. Возможно, что роман создан кем-либо из вольнодумцев — последователей Эразма Роттердамского, критически относившихся к католической церкви. Такие вольнодумцы встречались в Испании во времена Карла V. Во всяком случае, в «Жизни Ласарильо» очень заметна, хотя и несколько приглушенная антиклерикальная тенденция.

Испания была страной кричащих контрастов. Это очень заметно не только в социальной жизни, но и в литературе.

Заключение

Испанская литература эпохи Возрождения в IV — VI веках, в отличие от других европейских стран этого времени, развивалась в очень специфических условиях. В стране еще сохранились пережитки средних веков, города не получили современного значения, дворянство, которое приходило в упадок не утратило своих привилегий, и, наконец, церкви еще принадлежала огромная власть.