О работе, труде и чувстве удовлетворённости

Эссе

Воротник рубашки безбожно тер шею. Галстук казался удавкой. Кусок мыла к нему, для полного соответствия.

Отвратительные в своей безапелляционности понятия «режим работы», «график отпусков», «обеденный перерыв», «начало рабочего дня». Фундамент и стены тюрьмы добровольного заключения офисных работников.

Может не случайно слово «работа» и слово «рабство» имеют в русском языке один корень?

Это в старых советских букварях первоклашки старательно заучивали: «Мы не рабы – рабы не мы!». Не азбука, а введение в идеологию. Нынешним разработчикам учебных пособий даже в голову не придет вкладывать такой глубокий смысл в первые слова, которые впитает неокрепший детский ум.

Было у советов и замечательное слово «труд». Все должны были трудиться. Это было трудно, но не безнадежно. Слову «труд» противопоставлялось слово «отдых».

А у слова «работа» антонимов нет, кроме «безделья». Или ты бездельник, или раб.

А что посередине?

Свободный художник?

Это если не от слова «худо». Но что худого в потребности быть свободным? В отсутствии на генном уровне чувства стадности, в отсутствии потребности ощущать себя винтиком в чьей-то большой машине для печатанья денег?

Почему то вдохновенное, заключенное в слове «труд» из старой советской полит.агитации сплющилось, трансформировалось нынче в удушающее-стреноживающее слово «работа»?

Может потому, что у труда был результат, а «работа» — понятие безнадежно абстрактное?

Труд – это действие, в результате которого что-то производится. Получается какое-то произведение, вполне осязаемый и объяснимый продукт – продукт труда. А у работы нет никаких продуктов. Одни графики.

Отсюда и чувство неудовлетворенности.

Каждодневная монотонная работа без результата, это как секс без любви – приносит удовлетворение только в момент впрыскивания денежных средств на банковскую карту.

А как же сам процесс?

Относительно недавно в психологии появился новый термин «синдром эмоционального выгорания». С чего бы вдруг?

Едва ли раньше пахарь, сапожник или плотник страдали от этой мозговой болячки. И некогда им было, да и кроме того, их труд приносил им радость, эмоциональное удовлетворение, потому, что был результативен. И жизнь была полна смыслом. Было пусть и трудно, но понятно и логично. Осязаемо.

13 стр., 6162 слов

Метод анализа продуктов деятельности

... обратились к продуктам собственной деятельности детей - рисункам. Р.Бэрон и Д... Управление психологией персонала Анализ структуры позволяет го-ворить о том, что результаты труда руководителя укладываются в параметрах тех ... влияют на их выполнение или свидетельствуют об отношении работника к выполняемой работе. оформления рабочего места, рабочего кабинета Например, если на рабочем месте наблюдается ...

Заменившая результат труда зарплата, перечисляемая на банковскую карту – это как виртуальная любовь. Ты можешь ее представить, пофантазировать о том, что ты с ней сделаешь, испытав целый ряд мозговых оргазмов, но ты не можешь прикоснуться к ней, кожей ощутить, что твое физическое тело не одиноко и не беззащитно в этом огромном, чуждом тебе физическом пространстве. А покупаемые посредством этой карты материальные блага кажутся у самого же себя украденными.

Даже скупой рыцарь в сравнении с современными людьми был счастливцем – он физически ощущал свое богатство. Ну, правда, проблемы с мозгами у него, пожалуй, тоже были, но уже другого характера.

Да что говорить, даже при получении зарплаты наличкой – сам акт передачи денежных знаков из рук в руки способен был вызвать почти физическое удовлетворение. А снимая деньги с карты удовлетворения не испытываешь – ведь у себя же их берешь, уменьшая остаток, ну или увеличивая долг.

… Обеденный перерыв подходил к концу. Открыл бумажник и передал официанту кредитку.

Вот оно – возможность удовлетворения некоторых потребностей в обмен на без малого круглогодичное рабство. А сам процесс обмена продукта своего труда на продукт труда другого индивидуума давно уже канул в виртуал, как и замечательное театральное действо под названием «поторговаться».

Конечно, в возможности тратить деньги не считая — есть своя прелесть. Но она, как и любая прелесть мимолетна, и быстро приедается, не дав ничего взамен, кроме постоянного ненасытного чувства морального голода от вечнорастущих потребностей, страха, что в какой-нибудь ужасный момент на эти потребности вдруг перестанет хватать возможностей, и пустоты, которую, при отсутствии удовлетворенности результатами своего рабского труда просто нечем заполнить.